Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Хтей: Алекно гаркнет – у двухметровых волейболистов поджилки трясутся

Доигровщик волейбольной сборной России Тарас Хтей в рамках проекта "ВТБ Команда" в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Александре Владимировой рассказал о неверном диагнозе, из-за которого потерял три месяца, о том, почему Алекно – лучший тренер России, а также о необходимости ввести систему Hawk Eye на постоянной основе, чтобы нелепые ошибки судьи не перечеркивали трехмесячный труд.

Доигровщик волейбольной сборной России Тарас Хтей в рамках проекта "ВТБ Команда" в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Александре Владимировой рассказал о неверном диагнозе, из-за которого потерял три месяца, о том, почему Алекно – лучший тренер России, а также о необходимости ввести систему Hawk Eye на постоянной основе, чтобы нелепые ошибки судьи не перечеркивали трехмесячный труд.

Не жалею, что пришлось пожертвовать своим здоровьем

- Тарас, прежде всего, расскажите о вашем здоровье.

- Чувствую себя неплохо, хотя моя старая травма, которая потом переросла в операцию, по-прежнему беспокоит. В Мюнхене я сделал операцию у профессора Котни, он входит в пятерку лучших специалистов, занимающихся травмами ног. Буквально перед тем, как приехать на сбор в Новогорск, ездил на консультацию. Профессор сказал, что все идет отлично, только нужно время. Природу не обманешь.

- Вы до последнего старались обойтись без хирургического вмешательства. Когда поняли, что операция неизбежна?

- Мы очень долго занимались поиском точного диагноза. Изначально лечили подвздошную мышцу. Такой диагноз нам поставили специалисты в Италии. Из-за этого мы потеряли очень много времени, месяца три. Боли возобновлялись, все воспалялось. Терпения и времени уже не осталось, надо было готовиться к Олимпиаде. Приняли решение полететь в Германию. Там нашли хорошего специалиста, у которого операцию делал Семен Полтавский. Провели обследование, и выяснилось, что проблемы, оказывается, с тазобедренным суставом. Его почистили, вырезали нарост размером с фисташку. Теперь ждем улучшений.

- Итальянцы поставили неверный диагноз из-за своей некомпетентности или ваш случай настолько тяжелый?

- Практика у итальянской клиники серьезная, она явно не последняя в стране. Мы выбрали ее по отзывам. Но, тем не менее, ошиблись. Профессор Котни сразу сказал, в чем причина. Настоял на том, что надо сделать операцию, другого выхода не было. Мы приняли решение, и буквально через два дня состоялась операция.

- На Кубок мира вы уже ехали с серьезными болевыми ощущениями, до последнего участие в турнире было под вопросом. Не жалеете, что все-таки полетели в Японию, тем самым, усугубив самочувствие?

- Конечно же, нет! Мы добились результата, который приятен для всей страны, для нас самих, наших родных, близких. Вдвойне приятно, что мы с первого раза отобрались на Олимпиаду. Не жалею, хотя и пришлось пожертвовать своим здоровьем. А травму получил, видимо, потому что делал что-то не так. Да и пора уже - 30 лет (улыбается). Большой спорт подразумевает под собой высокую степень травматизма.

- В голове не пробегали мысли: вот, не поехал бы - не было бы таких проблем?

- Если бы не поехал, то, безусловно, было бы больше времени для восстановления. Я не запустил бы эту травму так серьезно, сразу бы отреагировал. А так пришлось пожертвовать и результатом своего клуба. После Нового года практически ни одной игры за клуб так и не сыграл. У нас и Дима Мусэрский приехал с травмой. Конечно, потеря двух лучших игроков в команде "Белогорье" - большая. И соответствующий результат. Но чем-то приходится жертвовать ради общего дела.

- Поражение от "Газпрома-Югры" в 1/8 финала было для всех, мягко говоря, неожиданным.

- Все шло по плану, мы выиграли одну игру, но потом проиграли. Концовку третьей встречи провели неудачно и поплатились вылетом в плей-аут. Немного, может быть, недооценили соперника.

- Нынешняя система розыгрыша чемпионата России с Западной и Восточной зонами вам нравится?

- Она была очень комфортна. Система была сделана прежде всего для того, чтобы кандидаты в сборную России не были настолько загружены, как обычно, чтобы игроки меньше летали перед Олимпиадой. Мне, конечно, эта система по душе. Но уже в следующем году количество игр заметно увеличится. Если в этом чемпионате мы играли 27-28 игр, то в следующем – только в предварительном этапе нас ждет 42 матча.

- Тренер "Белогорья" Геннадий Шипулин очень возмущался, что в следующем сезоне вашей команде предстоит много дальних перелетов.

- Нас отправили в одну зону с Кемерово, Новым Уренгоем, Казанью, Уфой. Еще Новосибирск, до которого нам добираться 7-8 часов. И часовые пояса различаются на три часа. Тренировка у нас в 10 часов по новосибирскому времени, по белгородскому - это семь часов утра. Неудобно, но это наша работа. Самое главное, чтобы поменьше травм было.

Алекно научил нас быть по-спортивному злыми

- Сейчас, наверное, мысли о чемпионате страны отходят на второй план в преддверии олимпийского турнира. На первый сбор главный тренер пригласил игроков больше, чем обычно.

- Да, еще пока непонятно, какая обстановка. В этом году очень много кандидатов. Это сделано для того, чтобы игроки основного состава имели возможность лучше подготовиться, сделать паузу, отдохнуть. На сборах присутствует 24 игрока – это очень большое количество. Многие только знакомятся, некоторые ребята в первый раз в сборной команде. Но я думаю, что в любом случае атмосфера будет отличная, рабочая.

- Владимир Алекно сказал, что в первых турах Мировой лиги вы точно не будете принимать участия. А к "Финалу шести", который пройдет в начале июля, есть шанс, что вы восстановитесь?

- Я работаю пока по программе, которую для меня подготовил профессор Котни, в тренажерном зале укрепляю ногу. Через десять дней начну прыгать, ускоряться, делать рывки, перемещения – там будет видно. Желание сыграть, конечно, есть. Я сам соскучился по мячу, по ребятам. Надо набирать форму, потому что сейчас она потеряна. Но самое главное, чтобы не было боли, перенагрузок, чтобы нога опять не воспалялась. Будем надеяться, что времени до июля хватит.

- Насколько тяжелым получился для вас прошедший год, учитывая все обстоятельства?

- Да нет, я не могу сказать, что очень тяжелым. Просто немного пришлось потерпеть, много было сделано уколов. Все ныло, болело, воспалялось. В этом плане я намучился, но сам год, я считаю, получился достойным. Мы выиграли Мировую лигу, Кубок мира, отобрались на Олимпиаду и получили возможность спокойно к ней готовиться.

- На прошлые Игры в Пекине вы не ездили. И не получали вызов в сборную несколько лет. Тогда могли предположить, что к Олимпиаде в Лондоне будете готовиться в качестве капитана национальной команды?

- На капитанство я не рассчитывал, это точно. Сборную России очень сильно омолодили, и так получилось, что я был одним из самых старших. Так сказать, ветеран. Руководство поставило перед командой задачу – выбрать капитана. Ребята пообщались, и к вечеру единогласно было принято решение. Безусловно, очень приятно. Но я понимал, что это ответственность в первую очередь перед ребятами. Волновался, было не по себе, но сейчас – как в своей тарелке чувствую себя в этом качестве.

- После отставки Баньоли вы высказывались в пользу кандидатуры Геннадия Шипулина, сказав, что именно он, а не Алекно, должен был возглавить сборную. За полтора года ваше мнение изменилось?

- Я был за кандидатуру Геннадия Яковлевича, потому что работал под его началом, выступал за ту сборную, которая под его руководством побеждала. Пока мы меняли туда-сюда тренеров, команда не могла выигрывать. А у Шипулина были результаты, есть большой опыт, заслуги. И мне хотелось снова выигрывать! Но я был и за Владимира Романовича. Лучшего специалиста в России сейчас не найти, и тому есть подтверждения. Это сильный, волевой человек. Он привил нам такое понятие, как победа, научил быть по-спортивному злым. У него очень мощно построен тренировочный процесс, всего его слушают, понимают, доверяют. Я полностью доволен тем, что именно он стоит у руля сборной.

- Слушают, понимают, доверяют… И боятся?

- Если уважают, значит побаиваются. Он со своим видом, весомым, может подойти, гаркнуть… И даже у меня, двухметрового, стокилограммового парня, поджилки потрясываются: "Все понял, Романыч". Он умеет встрепенуть игроков.

- А на вас Владимир Романович часто гаркает?

- Как на всех. Если виноват - получи. Опоздал – получи. Дисциплина! Спортивный режим – на первом плане.

- У Баньоли такой дисциплины не было?

- Мне бы не хотелось сравнивать тренеров. У каждого из них можно было чему-то поучиться, но это очень разные люди.

- За последние годы было предпринято несколько попыток внедрить зарубежного специалиста в российскую сборную: Баньоли, Гаич. И ни одна из попыток не увенчалась успехом.

- Я работал под руководством Зорана Гаича, и это действительно ни к чему хорошему не привело. Мы выполняли все его указания, прихоти, но серьезных достижений не было. То, что мы выиграли Евролигу, я не считаю громкой победой. Нам лучше работать с русским специалистом, которого мы понимаем, который нам близок.

- И который может гаркнуть?

- Да, не без этого (улыбается).

Если настраивать себя на победу в турнире, можно перегореть

- В прошлом году сборная России все-таки потерпела одно поражение. Проиграли сербам в полуфинале чемпионата Европы. Если попытаться проанализировать тот турнир, что бы вы назвали главной причиной неудачи?

- Есть фактор судейства. Я считаю, что в этом плане нам там где-то не подфартило. Была бы там система, как "Орлиный глаз", которая применялась в финале чемпионата России, в Польше, то еще неизвестно, как бы повернулся ход того матча. Для игрока, который находится на кураже, такие судейские ошибки очень ощутимы. Вместо шага вперед ты делаешь два шага назад.

- На Олимпиаде Hawk Eye также не будет использоваться.

- Давно пора бы ввести эту систему, она доказала, что оправдывает себя. Бывают печальные случаи, когда ты работаешь все лето, а какой-нибудь судья залезет на вышку, делает две нелепые ошибки – и все насмарку. Пусть лучше будет справедливо, открыто и чисто.

- Алекно сказал: на Олимпиаду едем только за победой. И вся страна от вас будет ждать именно золотых медалей. Давление не скажется на игроках?

- Я не думаю только о победе. Я думаю о том, как правильно подготовиться. Лучше думать только о предстоящем матче. Если мы будем в каждом матче побеждать, победа сама собой придет. Если себя сейчас настраивать только на победу в турнире, то можно перегореть и не дойти даже до финала. Это наглядно показал чемпионат Европы. Сербы вышли с настроем победить Россию, а мы уже думали о победе на чемпионате Европы. Нам ее напророчили, практически поднесли на блюдечке с голубой каемочкой. И ничего не получилось.

- Непросто не думать о победе, когда все вокруг тебе говорят: "Ты должен"?

- Будем стараться. Для многих это будет последняя Олимпиада. Предстартовое волнение будет, учитывая, что надежды возлагает вся страна. Тем более выиграли Кубок мира. Будет сложно, но надо научиться справляться.

- Но для вас это не последняя Олимпиада?

- Как бог даст. Даст здоровье – будет еще. Но лучше думать, что это последняя. Чтобы выйти, выложиться по полной, как в последний раз. И вернуться со спокойной душой домой.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала