Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Олег Васильев: планов работы с фигуристами высокого класса не строю

Корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко поговорил с известным тренером по фигурному катанию Олегом Васильевым о его возможном возвращении к активной деятельности.

В итальянских СМИ появилась информация о том, что российский тренер по фигурному катанию Олег Васильев, который живет и работает в Чикаго, стал наставником спортивной пары Николь Делла Моника/Маттео Гуаризе. Чтобы узнать, так ли это на самом деле, корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко позвонил олимпийскому чемпиону 1984 года в парном катании, который в качестве тренера привел к званию золотых медалистов Олимпиады-2006 Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина.

- Олег Кимович, действительно ли можно сказать, что вы с Делла Моникой и Гуаризе возвращаетесь в европейское и мировое фигурное катание?  

- Дело обстоит следующим образом. Эти фигуристы приезжали ко мне в Чикаго на лето. Но у них очень тяжелое финансовое состояние, нет спонсора. Они с удовольствием поработали бы со мной, возможно, и дольше, но без наличия спонсора это невозможно. Поэтому мы позанимались два месяца летом у меня в Чикаго, и я сейчас не могу сказать, буду ли я с ними еще работать, или нет. Если они смогут найти спонсора, который оплатит мои поездки и работу с ними, тогда, может быть, я им помогу. Ребята очень хорошие, они мне нравятся. Маттео я знаю давно, он у меня катался еще два года назад. Очень упертый в хорошем смысле этого словам парень. Он бывший чемпион мира по фигурному катанию на роликах, причем в парном катании. Теперь он хочет чего-то добиться в мире фигурного катания на коньках. Мне интересно работать с теми людьми, которые реально хотят чего-то достичь. Но ответ на вопрос, работаю ли я с ними постоянно – нет. Это была временная летняя работа, как что сложится дальше – неизвестно.

- То есть, если денег они не найдут, то у бортика вас рядом не увидят?

- У них есть итальянские тренер и хореограф, которые с ними работали и продолжают работать. Если ребята не найдут финансовой поддержки, то они просто останутся со своими итальянскими тренерами.

- Нет ли у вас планов серьезно поработать с кем-то еще – может быть, с российскими спортсменами?

- Я не очень хочу работать с российскими фигуристами. Если точнее, то не хочу связываться с российской федерацией фигурного катания, помня десять лет нашей сложной совместной работы с 2000 по 2010 год. Честно говоря, обратно в эту ситуацию возвращаться нет желания. Что касается моих спортсменов… В Америке ведь как: чем более высокого уровня спортсмен, тем меньше денег ты зарабатываешь. А жизнь здесь достаточно дорогая. Мне надо содержать и себя, и своего ребенка, за квартиру надо выплачивать, транспорт, на котором я езжу, тоже надо оплачивать. Денег уходит много, и их мне надо зарабатывать. Чем же больше у меня будет спортсменов высокого класса, тем зарабатывать я буду меньше.

- Можете пояснить, почему?

- Просто когда берешь спортсмена, который претендует на какие-то медали, то часом или двумя часами тренировок в день не обходишься. С ним надо работать серьезно и много. Когда идешь на медаль, то на деньги уже не смотришь. Деньги – это не приоритет.

 - А как же призовые?

- Призовые не для тренеров, а для спортсменов.

- Но проценты разве тренерам не выплачиваются?

- Когда как. По взаимной договоренности. Но в принципе, призовые деньги, которые, кстати, совсем не такие большие, идут, в основном, спортсменам. Если спортсмен может как-то поделиться с тренером – это замечательно. Но опять-таки: даже если это будет четыре часа тренировок в день, за пять дней в неделю получится 20 часов. Это время оплачивать мало кто сможет, потому что это достаточно дорого. Поэтому приходится выбирать. Если кого-то брать, то на каких-то льготных финансовых условиях, либо просто работать на медаль бесплатно, на ежедневной основе. Вот и получается, что чем более высокого уровня спортсмен, тем больше времени он забирает. Чем больше времени он забирает – тем меньше времени у меня остается для работы с детьми, которые у меня здесь ежедневно катаются. И платят ежедневно за свои уроки. Так что зависимость здесь прямая.

- И все же, среди тех детей, которые у вас катаются, есть кто-то, о ком в ближайшем будущем можно будет услышать?

- Отвечу на вопрос так. Я работаю очень спокойно, без нервотрепки, на ежедневной основе. У меня занимаются дети – от 8 и до 15 лет, которые очень любят фигурное катание, и родители их в этом поддерживают. И меня эта ситуация, честно говоря, очень устраивает. Соревнования у них проходят летом и осенью, в октябре и ноябре все закончится, и у меня опять начнется более-менее спокойная жизнь, простые тренировки. В таком режиме я могу заниматься своей личной жизнью – то есть тем, чем не мог заниматься последние 10-12 лет. Могу строить какие-то планы, реализовывать их. Занимаясь же с какими-то спортсменами серьезно, уделять время своей личной жизни я не могу.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала