Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Кристиан Бауэр: российская сабля сейчас очень бедна

Тренер российских саблистов Кристиан Бауэр рассказал журналистам о проблемах на Олимпиаде в Лондоне, об отсутствии конкуренции у Алексея Якименко и Софьи Великой и о том, как можно изменить нынешнюю систему.

Тренер российских саблистов Кристиан Бауэр рассказал журналистам о проблемах на Олимпиаде в Лондоне, об отсутствии конкуренции у Алексея Якименко и Софьи Великой и о том, как можно изменить нынешнюю систему.

- Кристиан, вы работаете в России уже два года, и федерация заключила с вами новый контракт еще на пять лет. Как считаете, что уже успели сделать? И что хотели бы еще сделать?

- Все два года была подготовка к Олимпиаде. У нас не было времени ни на что другое, мы не смогли изменить систему. По этой причине мы были немножко ограничены. Два года очень короткий период, а многие вещи нужно было поменять. Сейчас у меня больше времени, и я надеюсь, что мы сможем поменять систему организации и рабочую систему. Я надеюсь, пять лет - это достаточный период. Сейчас мы начали подготовку совместно с юниорами, до этого мы были разделены, как два разных мира. Российская сабля сейчас очень бедна. Нет юниоров, нет тренеров, спортсменов, поэтому даже поменять это будет сложно. На всю Россию в команде только три человека: Алексей Якименко, Николай Ковалев и Вениамин Решетников. И то эти твое недостаточно высокого уровня, два первых - может быть, но третий – нет.

Это трое лучших, но даже для них выиграть Олимпийские игры, чемпионат мира в личном первенстве пока недостижимо. Ковалев показал, что может, и Якименко может, но ему нужно поменять в первую очередь психологическую подготовку. Очень трудная ситуация. Когда нет достаточной конкуренции, только три спортсмена на всю страну, то получается, что эти три могут "спать" все время, но никто не сможет их заменить в команде. Один раз (Павел) Колобков спросил: "Как ты можешь выиграть с этими тремя чемпионат мира?". Это очень трудно, и Олимпиада показала, что команда не очень сильная. Можем, но тяжело достаются эти победы. Для Олимпиады сил недостаточно. Мы должны принять это. У юниоров есть Ибрагимов, который может (добиваться успехов), но пока рано говорить. После Ибрагимова тишина, никого нет. Минимум два года им нужно, чтобы понять, что им нужно делать. Но опять остается два года до Олимпиады. Мы стараемся поменять это, но пока... Машина не работает (последние слова Бауэр произнес по-русски)

- В женской сабле тоже все плохо?

- У женщин немножко по-другому. Но тоже Соня (Великая) не имеет конкуренции. Другие саблистки ровного уровня, но не такие, как Соня. Почему она не выиграла Олимпийские игры? Потому что на тренировках она не фехтует, как надо фехтовать. Мы должны найти путь для развития сабли. Люди не хотят этого понимать, они остались в каком-то другом мире. Мы пробуем приглашать других тренеров. Каждую среду мы приглашаем сюда (на базу "Озеро Круглое") на открытую тренировку тренера со своим спортсменом. Мы даем уроки, а потом обсуждаем, как найти общий путь. Но тренеры приехали даже без кроссовок, сели и просто смотрели. Я спросил: "Это российская система подготовки?". Конечно, легко разговаривать, все болтают. Кто будет работать? Кто сказал: "Научи меня работать. Я хочу, чтобы меня научили работать"? В рапире и шпаге больше тренеров, чем в сабле. В этом направлении должна быть проделана огромная работа. Ильгар (Мамедов, главный тренер сборной) помогает мне. Непростая ситуация.

- Алексей Якименко пережил свое поражение на Олимпиаде?

- Проблема, что Якименко ехал выигрывать Олимпийские игры, то есть не фехтовать там и драться, а взять золото, которое, как он думал, его там ждало. Это его проблема. И там он начал дрожать, потому что ему нужно было защитить то, что ему не принадлежало. Он не ехал туда бороться, чтобы выиграть что-то. Это большая проблема. На тренировках он реально не фехтует никогда. Если бы он реально фехтовал, он бы у всех 15:0 выигрывал. Так как нет конкуренции, он потерял свой уровень на тренировках. Он знает, что здесь номер один без каких-то проблем. "Смотрите, тренер, если я выиграю, я получу Audi". Он думал о том, что будет, если он выиграет, но забывает, для чего он едет туда. Много-много вещей мне непонятно. Когда работал в Китае, была такая же проблема. В Европе по-другому – люди едут за результатом, а не думают, что получат, если выиграют. Якименко очень поздно понял это, и ему не хватило времени. Он хорошо дрался первый бой с венесуэльцем, показал хорошее фехтование. Перед вторым матчем с американцем сказал, что он не знает этого парня и не знает, как с ним драться. Он потерял свой разум до боя. Проигрывал 9:14. Там можно было дать две атаки ему, одну - американцу. Если бы он выиграл этот бой, он пробился бы в призеры. Но один удар поменял все. Если бы он сразу начал фехтовать, как при счете 14:9, то он сразу бы выиграл. Но тут рефери не решился дать Якименко атаку. Все сразу стали говорить, какой плохой Якименко. После того как проиграл, он пошел комментировать матчи для телевидения. Он хотел через телевидение защитить свой имидж. Хотел найти путь, как не быть плохим, защитить свое плохое фехтование. Я могу понять его защитную реакцию. Я не знал про его комментаторские способности. Но это, конечно, ненормально, он не должен был это делать, а должен был готовиться к командным соревнованиям. Он был в абсолютно другом измерении.

- Медаль на Олимпиаде принес Николай Ковалев. Что скажете о его фехтовании в Лондоне?

- На Олимпиаде он был немножко свободен, потому что в восьмерке он встречался с первым номером Лимбахом. Никто бы не ругал Николая, если бы он ему проиграл. Но Лимбах в тот день фехтовал плохо, не на своем уровне, как Якименко. И Ковалев нашел путь для победы. В полуфинале счет был 8:7, были проблемы с судьей - он не засчитал укол. Счет должен был быть 8:8, а стал 9:7 в пользу соперника. И потом в одну калитку 15:7. Он не смог принять этот удар. В ту паузу между четвертьфиналом и финалами не та была у него подготовка. Я ушел работать с женской командой. А Николай пошел на улицу, поел пиццы – полезная пища перед полуфиналом Олимпиады - и успел поспать еще. Два года объясняю, что спать нельзя. Он не смог эмоционально подняться, настроиться. Но за третье место смог собраться. Ковалева преследует "я должен, я должен". В прошлом году его жена приехала на "Московскую саблю", и он говорил, что должен выступить здесь хорошо, "ведь моя жена здесь, а я мушкетер". И до свиданья. Он очень чувствительный.

- Третьим вы назвали Решетникова.

- Решетников сам не знает, кто он такой. Он думает, что более сильный спортсмен, чем на самом деле является. И это не только в фехтовании, но и в жизни. Прежде всего ему нужно понять, кто он, какой уровень у него на самом деле. Он не может плавать, но думает, что он Сальников. На празднование Нового года он пел в караоке, он не умеет петь, но при этом вел себя, как хороший исполнитель. Он думает, что он высокого уровня спортсмен, но на самом деле это не так. Вот началась Олимпиада - и бум! Давление на Олимпиаде совсем другое, и все проявилось.

- У Вениамина еще есть шанс себя проявить?

- По этой причине, о которой я сказал раньше, его сейчас нет на базе. Я сказал ему: "Пока ты не поймешь, кто ты на самом деле, ты не будешь приглашаться на сборы национальной команды". Я дал ему два месяца подумать. Если он поймет, он вернется, если нет – останется дома. Он не исключен из команды, сейчас у него есть время подумать.

- Все эти проблемы обусловлены отсутствием конкуренции. Как решить эту проблему, если дальше нет тренеров и спортсменов? Придется искусственно ее создавать?

-  Мы думаем, что можем сделать. Мы имеем проблемы сейчас и потом. Через три–четыре года российские спортсмены смогут поднять свой уровень. Сейчас трудная ситуация. Мы хотим прикупить других спортсменов для конкуренции. Это будет сложно, нужно будет менять гражданство.

 - А просто приглашать спортсменов из других стран для тренировок?

 - Да, но одно дело, когда спортсмен приезжает из другой страны просто потренироваться, и местные спортсмены понимают, что конкуренции за место в сборной все равно нет. А они должны волноваться, что если будут плохо фехтовать, то не попадут в сборную. Мы пригласили двух спортсменов из бывших советских республик. Они это увидели и сразу сказали: "Нам не нужны другие люди". Я ответил, что если вы лучше этих ребят, именно вы будете в сборной. Они заволновались.

- Софья Великая говорила, что вы всегда даете один совет - получать удовольствие от того, что они делают. Умеют ли наши спортсмены получать удовольствие от фехтования?

- Если они волнуются, то они не могут ничего сделать. Они должны быть свободны и креативны. Но это высокий, топовый уровень. Спортсмены высокого уровня в голове должны быть свободны, автономны, независимы, креативны. Но для того чтобы достичь этого, нужно очень много работать. Без хорошей техники, физической подготовки мы не можем это делать. Большинство не могут делать, но нужно понимать и работать над этим. И нужно вот это делать (Бауэр показывает на стенд, где написана его цитата: "Найти удовольствие в страдании"). Каждый день. Весь спорт на этом построен. Большинство думают, что это дар и это дано. Но мы должны работать над этим, это не дано.

- После Олимпиады Софья сказал, что задумывается о завершении карьеры. Вы говорили с ней об этом?

- Я тоже говорил, что закончу. Russian finish. Был мандраж, волновались. Я разговаривал с ней два раза. Сказал: "Да, ты можешь закончить, у тебя сейчас хорошая ситуация". Усманов очень хорошо помогает, и у нее нет никаких проблем. У нее все хорошо. Но я сказал ей, что ее цель - золотая медаль. Ты можешь заканчивать на серебряной медали, но всегда будешь думать, что могла быть золотая. Ты можешь закончить, но через два-три года ты наверняка подумаешь, что чего-то не достигла. Сейчас шесть месяцев я дал ей и Якименко. Они не работают только два дня. Сейчас Алексей и Софья поступили в университет, и это очень-очень хорошо для них. У них появилась еще и умственная работа. Я видел Якименко, и он всегда был уставший, ему нужно еще и головой работать. Я отдал этому приоритет. До следующего мая они не будут участвовать в соревнованиях. Может быть, только на "Московской сабле". Они должны захотеть. После такой большой работы очень сложно вернуться.

- У вас у самого было желание работать после Олимпиады?

- Нет, не было. Была очень сложная ситуация, было много разговоров. Но когда я поговорил с Усмановым, я поменял свое мнение. Потому что это хорошо, когда хотя бы один человек тебя понимает. Который понимает спорт. Мы очень хорошо пообщались.

- Вы могли бы охарактеризовать парой слов ребят из сборной: Якименко, Великую, Ковалева?

- Якименко – ребенок. Ему нужно найти баланс. Ковалев – это отец, у которого двое детей. У него очень много ответственности, он должен быть немножко свободнее в голове. Он до этого не показывал результат, потому что всегда был должен, должен. Было давление. Сейчас он чувствует, что может что-то менять. Великая – важный босс. Босс для семьи, для своего бойфренда.

- Для вас тоже босс?

- Нет (смеется). Иногда она недостаточно свободна и много думает о том, что она должна сделать. Мы делали шашлыки для всей команды, и все делала Соня. Спортсмен должен быть немножко свободным в голове, чтобы показывать хорошее фехтование. Делать то, что будет хорошо для нее. Это небольшая проблема, но все же.

Гаврилова – за прошлый год сильно изменилась. Юля более свободна, сейчас она вышла из этой системы, но тоже со своими проблемами. У нее нет отца. И я всегда чувствую эту проблему. Иногда она хочет чуть-чуть поближе подойти. Но я говорю ей, что я не ее отец, я тренер. Она молодая и должна найти хороший баланс. У нее большой талант, но пока не очень стабильна. У Кати Дьяченко в прошлом году была сложная ситуация. Сейчас у нее большая мотивация. У нее вся семья - фехтовальщики. И она стала свободна от этой ситуации, она сказала, что переедет жить в Москву. Она поняла, что нужно прервать все связи с Петербургом.

Яна Егорян - очень талантливая, но нестабильная. У нее скоро будет операция, и она может выбыть на шесть или двенадцать месяцев. На прошлой неделе она фантастически отработала, и я подумал, может, и не нужна операция. В понедельник было хорошо, во вторник у нас было медицинское обследование. Яна попала в аварию, разбила машину. И все. Но она очень сильная, если у нее будет хорошая мотивация, она будет гораздо сильнее, чем Великая. Но с ней сложно работать - одну неделю она хорошо работает, одну нет. У нее тоже сложная ситуация – она живет одна и решает все одна.

- Помимо тренировок вместе с саблистами вы поднимались в горы, ходили на шашлыки. В этом сезоне планируете какой-то экстрим, и насколько важны такие совместные мероприятия?

- В декабре у нас будет общий сбор во Франции, в горах – 50 человек и все виды оружия. На Олимпиаде была большая проблема, что не было командного духа. Два года я здесь, и никогда я не разговаривал даже со шпажистами, которые тренируются на этаж ниже. На Олимпиаде команды каждого вида оружия были отдельно. Это не команда. Я чувствовал себя одиноким. Когда это случилось, я даже не знал, с кем можно поговорить. В первую очередь мы сейчас пробуем создать общий дух команды, независимо от того, сабля это, рапира или шпага. Во Франции будут разные командные мероприятия. Здесь на "Круглом Озере" пытаемся организовать общее расписание, до этого каждый что хотел, то и делал. Мы хотим сделать общее расписание для всех видов, вместе питаться. Во время приема пищи все будут общаться. Мы хотим сделать все для всех, чтобы было общение и чувство одной команды. Усманов сказал, что мы проиграли вместе, но надеюсь, в следующий раз выиграем вместе. Он очень хорошо разбирается в психологии. Все, что я ему хотел сказать после Игр, он сказал мне до меня. Он все прекрасно понимает. Я рассказал ему про спортсменов, которых мы хотим пригласить, и он незамедлительно дал добро.

- Какие приоритеты на этот сезон?

- Универсиада в Казани. Приоритет для Якименко - чемпионат мира. Он должен выиграть его, чтобы забыть Олимпиаду. Я думаю, что он может это сделать, потому что он должен что-то показать. Я уверен, что он выиграет. Но до этого у нас Универсиада. Глупый календарь: чемпионат Европы, Универсиада, чемпионат мира. Мы будем устраивать тренировочный сбор в Казани и потом там будем фехтовать на Универсиаде с лучшими фехтовальщиками. Мы не будем ломать подготовку к чемпионату мира. Мы будем участвовать на официальных соревнованиях внутри этого тренировочного сбора. Все будут счастливы, потому что будет фехтовать лучшая команда.

- Какая у вас мечта, которую вы хотите реализовать в сборной?

- Я хочу, чтобы была группа - 12 парней и 12 девочек, чтобы у всех была мотивация. Я хочу поехать на Олимпийские игры. Есть 12 человек, но поедут только два, мы должны принять это и дать все, что можем. Хочу, чтобы появилось это чувство. У кого его нет, могут сразу ехать домой. Я звонил девочке из Новосибирска - Виктории Куйбарк (чемпионка мира 2011 года среди юниоров и кадетов), ей 18 лет. Для меня был сюрприз, у нее очень большая мотивация. Она всегда носит два браслета на руке. Я посмотрел, а под браслетом была татуировка в виде олимпийских колец. Я спросил, что это такое. "Это моя мечта", - ответила она. Спросил, почему она скрывает ее. Она ответила, что это только ее мечта. С такими людьми интересно работать.

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала