Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Денис Меньшов: победа на "Джиро" стала самой главной в моей карьере

Самый успешный многодневщик в истории российского велоспорта Денис Меньшов объявил об окончании карьеры. Специально к этому событию "Р-Спорт" подготовил интервью, где он рассказывает о начале своей карьеры, семье и жизненных приоритетах.

Самый успешный многодневщик в истории российского велоспорта Денис Меньшов объявил об окончании карьеры. Специально к этому событию "Р-Спорт" подготовил интервью, где он рассказывает о начале своей карьеры, семье и жизненных приоритетах.

- Денис, вы решили объявить об окончании карьеры. Самое время вспомнить первую выигранную гонку...

- Первый свой старт выиграл, конечно, в Орле - гонка была пять километров, разделка. Как у всех, все начинается с маленьких домашних гонок обычно.

- Что подарили? В советские времена обычно дарили забавные подарки.

- Не было, по-моему, вообще никакого подарка.

- Денис, ну грамота, грамота ведь была. Как же без грамоты!

- Не было ее. Я, наверное, если признаться, и ждал ее, но ни приза, ничего не было. На первенствах уровня условного ДЮСШ №12, видимо, этого не предполагалось.

-  Про первый велосипед тоже не могу не спросить, хотя понимаю, все спрашивают.

- В секции был велосипед "Москва".  Дома, конечно, был "Школьник". Велосипед, по-моему, был всегда, ну если так, по ощущениям.

- И четырехколесный?

- Нет, вот четырехколесного не было точно. Первый велик получил от брата двоюродного, что-то из разряда  "Орленок", а  потом все стало серьезнее. Кстати, в секции все получал - и велик, и форму, родители мои мне ничего не покупали, все в секции выдавалось.

- И этого было достаточно?

- Ну сейчас наверное у детей другие запросы. Разорванные трусы из-под кого-то или чужую майку, которую приходилось зашивать, и в ней потом гоняться.... Сейчас это вряд ли кого-то устроит. Все сейчас по-другому, да и мотивация была совсем другая.

- Постеры на стене с великими велогонщиками были?

- Был плакат с Индурайном, и был плакат с Берзиным. По тем временам я вряд ли мог найти что-то еще.

 - Был шанс, что вы окажетесь в другом виде спорта?

- Да. Вот только мне сложно сказать, в каком. Лыжи, биатлон, футбол - все это я пробовал. Мне кажется, я бы не смог достичь в этих видах спорта сколько-нибудь высокого уровня. Если говорить о биатлоне, до стрельбы я, например, так и не добрался. Только на лыжах бегал, в соревнованиях принимал участие. Но опять же, у нас там не было таких глобальных традиций лыжно-биатлонных в Орле.

- Вы в футбол хорошо играете. Я сама это видела на сборе в Австрии.

- Да, и в детстве хорошо играл, хвалили. Выносливости мне хватало, но насколько это могло бы быть перспективно, судить сложно. Если бы кто-то заприметил, может быть... Хотя... Нет, я все-таки сомневаюсь. Да и наверное мои перспективы в велоспорте тоже были тогда туманны, но вот видите, кое-чего мне все-таки удалось добиться.

- Вас не пытались отдать в музыкальную школу, например. Раньше всех туда отводили.

- Записали как-то на баян или аккордеон. Я уже и не помню. Я сходил один-два раза и сказал, что так прожигать время не хочу, что мне не нравится. Я явно не умею петь, и вообще у меня к  музыке никаких талантов нет. Не могу играть ни на каких инструментах и вообще... Дело это в моем случае безнадежное... (смеется). Но знаете, я хотел бы научиться играть на гитаре,  а так во мне нет никаких творческих талантов.

- Да я не верю!

- Нет, ну танк, например, я смогу нарисовать. И все.

- Почему сразу танк? И откуда у вас пристрастие к охоте и оружию, кстати?

- Это не пристрастие. Это своего рода отдых. Поехал один раз отдохнуть, попробовал... А так как я человек все-таки азартный, подумал - почему у меня нет своего ружья. Так и потянулось все....

- Самая крупная ваша добыча?

- Ну так, не то чтобы она очень крупная. Кабаны...

- На сколько килограмм?

- Килограмм на сто пятьдесят.

 

Первые годы в Banesto

 

- Расскажите, как вы попали в Banesto.

- Меня увидел Францис Лафак, который работал в команде, он занимался связями с общественностью. Пиаром, короче говоря. Будучи французом и живя в Пиренеях, он отследил меня, выудил, можно сказать, после одной из престижных гонок, которую я выиграл. Тогда и связались с моей командой "Лада-Самара" и сделали соответствующее предложение. Завязался очень долгий диалог.

- На каком языке вы разговаривали с партнерами по команде?

- На самом деле, я говорил на французском первые пару месяцев. Будете смеяться, но это правда так. Сейчас уже почти не говорю на этом языке, но по первости, даже когда шли переговоры, мой французский очень помогал. По французскому у меня была пятерка в школе и это здорово выручало, все-таки часто стартовали и во Франции, и во франкоговорящей Бельгии.  Потом купил учебники по испанскому. Когда вам необходимо выучить язык, поверьте, вы это сделаете и приложите все усилия.

- Сколько месяцев ушло на основы испанского языка?

- Я приехал в начале февраля, а к маю уже мог раскрепощенно говорить. Тогда не было ни интернета, ничего - только  разговорник, курс из двух учебников, словарь. Тупо по пятнадцать-двадцать слов  каждый день и грамматика. В какой-то момент я понял, что учебник мне уже не нужен, я  могу разговаривать.

- Как вообще прошла адаптация в команде?

- Ребята мне здорово помогали. Они очень открытые люди. Мы жили на базе в Памплоне, постоянно там находилось около семи человек. Ребята меня куда-то вытаскивали на ужины, проводили вместе время.

- Как родители отреагировали на ваш отъезд?

- Были только рады тому, что у меня есть такой шанс.

- Семья у вас спортивная?

- Абсолютно не имеют никакого отношения к спорту.  Обычные люди. Мама работала всю жизнь в торговле, а отец... Я не знаю, кем он работал, я его не знаю до сих пор...

 

Первые победы

 

- Был ключевой момент в карьере, когда выиграли гонку и поняли, что вот теперь может получиться?

-  Первый раз такое ощущение пришло в Горячем Ключе на первенстве России среди юношей, это был какой-то отбор на Кубки мира. Меня взяли в ЦСКА, я там на сборах просидел на зимних. И в итоге выиграл разделку 20 километров, отобрался в сборную России. А потом это уже была та самая гонка, благодаря которой оказался в Banesto.

- Первый Гранд-тур помните хорошо?

- "Тур" 2001-го. Был шокирован. Несмотря на то, что проехал я  к тому моменту много международных гонок, но уровень "Тура"... Это совсем другая история, и всегда наверное так будет.  В течение всего месяца вся Франция живет велоспортом.

-  А на том самом старте в Горячем Ключе болельщики были?

- Были.

- Больше, чем сейчас на чемпионате России?

- Не знаю. Мне на чемпионате России (2012-й год) было хорошо, комфортно и весело. Из Орла приехала целая дружина поддержать меня: друзья, семья, тренер, все наше орловское велосипедное сообщество...  У меня была своя делегация из двадцати человек. Они были веселые, мне было весело...

- Это ваша личная делегация. Но вас никогда не обижало то, что интереса к вашему виду спорта в России почти нет. И мало кто узнает вас в лицо, хотя многие знают, кто такой Денис Меньшов.

- Меня это абсолютно устраивает, и такое положение в обществе мне как нельзя лучше подходит. А про интерес... И это меня тоже не обижает. Мы реально оцениваем вещи, и на тот момент времени, когда многие из нас начинали, осознавали, что в отличие от многих стран Европы в России велоспорт не так популярен и уж точно не спорт номер один, как в той же Бельгии, например. Мы вышли из нашей структуры и все знали куда идем, на что идем и почему все так. Мы удовлетворены своей работой, и это самое важное. И меня не интересует, знают меня в лицо или нет. Я добился многого, и это ощущение самодостаточности меня устраивает.

- Не первый раз слышу это от велогонщика, тогда как многие российские спортсмены стали бы пенять на популярность Аршавина, например. Может вас спасает, что в остальной части мира вас знают, любят и ценят?

- Несомненно. Есть люди, которые относятся с уважением и пониманием к тому, что я делаю. Мне этого достаточно. Мне достаточно людей, которые любят меня, которых люблю я. Мне достаточно их любви и уважения.

- Никакой ревности к другим видам спорта?

- Нет. Я люблю посмотреть спорт по телевизору - теннис, "Формула-1"... Когда время есть... Велогонки опять же, смотрю футбол, интересный футбол: Лига чемпионов, чемпионат Европы и чемпионат мира. Тут с женой класико смотрели (3:3). Чисто случайно включил. Великолепно же! Получил огромное удовольствие. Моя жена вообще футбол не смотрит, поэтому просто легла на диван и в какой-то момент вдруг неожиданно сказала: "Красиво же играют!"

- За какого-нибудь болеете?

- Нет, просто смотрю и наслаждаюсь. Когда были с "Рабобанком" на "Туре"-2010, день отдыха совпал с финалом чемпионата мира по футболу. Представляете, что творилось в команде? Они меня каждый на свою сторону перетягивали! Дали мне футболку оранжевого цвета, я ее не надел... Сели в ресторане: Фрейре с Гарате  нацепили испанские майки, голландцы надели оранжевое. Я демонстративно надел белую крафтовскую форменную майку и сел посмотреть футбол. Просто посмотреть. Ну и сказал им: "Забьют один гол в концовке овертайма, где-нибудь на 117-й минуте". Для меня это был идеальный вариант. Так и случилось.

 

Оранжевое прошлое

 

- Как вы оказались в "Рабобанке"? Были другие предложения?

-  "Рабобанк" мне нравился  как проект, да и финансово это предложение, не скрою, отличалось от других в лучшую сторону.  Хотя предложений было очень много, правда.

- Представляю, какой контраст был по менталитету между испанской командой и голландской.

- Очень ощутимый. Хотя, если честно, в какой-то степени голландцы подходят мне по менталитету гораздо больше. Говорят все четко и однозначно - это по мне.

- Испанские опоздания, сиеста и прочее вас раздражают?

- В первое время это раздражало очень сильно, но теперь уже адаптировался. Если встреча назначена на одиннадцать, значит, к одиннадцати приходить не стоит. На полчасика позже, не меньше.

- Почему вы так мало разговаривали с прессой? Смотрите, какие у вас прозвища в голландской прессе: "Тихий шторм" или "Молчаливый убийца"... Какое вам больше нравится?

- (смеется). "Тихий шторм"? Серьезно? Я просто вообще не люблю разговаривать после гонки, особенно если она важная.

- Но вы всегда останавливаетесь в миксте, даже если это Олимпиада, групповая гонка и ничего вокруг не видно, можно в любой момент найти Дениса Меньшова. По себе знаю.

- Это моя работа. Приходится.

- Где вас к этому приучили?

- В большей степени наверное в "Рабобанке". Я тогда действительно им был нужен, им  нужно было, чтобы  я говорил с прессой.

- После победного "Джиро" вы чувствовали, что за вас радовались в Голландии?

- Я прекрасно знал, как они радуются. Поддержку чувствовал.

- Партнеры по команде вам ничего не сказали после падения на разделке в Риме? По типу: "Денис, ты сжег нам все нервы!"

- Нет... Но все были безумно рады такой концовке, розовой майке. Ну и... адреналин. Круто же. Нет?

- Как сказать... Некоторые из них в автобусе плакали. Кстати, тот механик, который подал вам вовремя велосипед, ему славы перепало?

- Он был главным героем всех голландских газет (смеется).

-  На финише мы видели такого Дениса Меньшова, которого больше никогда не видели. Буря эмоций и абсолютное счастье...

-  Это абсолютно точно самое большое достижение в моей карьере. И это был очень эмоциональный день, день победы, после месяца сумасшедшей напряженной работы.  Борьба была очень напряженной, и еще такие обстоятельства на финише: двадцать секунд задела и это падение... Был накопленный стресс за всю "Джиро", за весь месяц, и эмоций действительно была буря... Сейчас у меня не получилось стартовать на "Джиро" из-за травмы колена. Это была моя главная цель на сезон, и я понял, что настало время закончить карьеру.

- Почему вы ушли из "Рабобанка"? Поняли, что пора, или причиной все-таки был (Роберт) Гесинк?

- Пятьдесят на пятьдесят. Сейчас уже можно об этом говорить открыто. Явно чувствовалось, что они хотят продвигать Гесинка и своих голландских гонщиков.  Да и действительно, я понимал, что пора.

- С кем больше всех общались в команде?

- С (Дмитрием) Козончуком, конечно. И с (Хуанмой) Гарате. Да и вообще обстановка была хорошая, позитивная.

- Как относитесь к ситуации с отсутствием у этой команды титульного спонсора?

- Жаль структуру команды. Может быть, они найдут мощного спонсора. Желаю им в этом удачи.

Вне пелотона

 

-  Денис, я никогда не видела вашу семью на гонке. Это так заведено?

- Так получается, это не принципиальная позиция, да и сам я не любитель ходить на гонки болельщиком. Лучше дома с семьей побуду.

- Как в таком бешеном темпе жизни вы познакомились с женой?

- Она была подругой бывшей, к сожалению, жены моего лучшего друга.

- Вообще друзей легко заводите?

- Мне кажется, так устроена жизнь, что назвать другом я могу только одного человека, хотя общаться могу со многими. У моей жены, кстати, то же самое. По-другому и быть не может. Каким бы коммуникативным ты ни был, жизнь заставляет нас убедиться в том, что на все 158 процентов ты можешь быть открытым только с одним человеком на свете. Он и есть твой друг.

- Книжки о велоспорте на досуге не читаете?

- Нет.

- То есть творение Тайлера Хэмилтона не оценили?

- Я вообще не понимаю всех этих персонажей, и книги я их читать не буду. Я даже не читал книги (Лэнса) Армстронга, может быть, когда-то попробую. Если честно, у меня нет времени на чтение книг в принципе.

- Свою биографию написать не хотите?

- Не знаю, если вдруг это будет нужно кому-нибудь, может быть... однажды... У нас есть орловский автор, он уже выпустил пилотную книжку про меня... Потом, говорят, будет продолжение...

- У  вас большая семья, Денис, не так давно вы удочерили девочку. А в какой семье вы росли?

- У меня была интересная семейная ситуация. Можно сказать, все юношество я прожил у дедушки с бабушкой, вместе со своим двоюродным братом, а потом уже когда соединился  с мамой и отчимом, у меня появилась сводная сестра. У нас с ней  лет 12 разницы. С мамой, отчимом и сестрой  я прожил года три всего лишь за всю свою жизнь.

- Как детей воспитываете? Телевизор смотреть разрешаете?

- Сидят у телевизора, конечно. Ерунду всякую смотрят типа National Geographic, Top Gear...

- Это разве ерунда, Денис!

- Ну не знаю (смеется).

- Может быть, мы все-таки увидим однажды Дениса Меньшова с семьей на гонке?

- Может быть. Может быть, однажды сяду под июльским солнцем поболеть за "Катюшу", налью пива и буду следить за ходом какого-нибудь этапа в Пиренеях.

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала