Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Олимпийские будни волонтера Воробьевой

© Фото : из архива Марии Воробьевой Мария Воробьева
Мария Воробьева
Читать в
Корреспондент агентства "Р-Спорт" Мария Воробьева какой-то год назад обнаружила себя в форме олимпийского волонтера, готового приступить к исполнению обязанностей на арене "Айсберг" в Сочи. В очередной записи редакционного блога к юбилею Игр-2014 читайте рассказ, как это было.

Корреспондент агентства "Р-Спорт" Мария Воробьева какой-то год назад обнаружила себя в форме олимпийского волонтера, готового приступить к исполнению обязанностей на арене "Айсберг" в Сочи. В очередной записи редакционного блога к юбилею Игр-2014 читайте рассказ, как это было.

Любовь к спорту во всех его проявлениях во мне жила всегда. А несколько лет назад, еще будучи студенткой, я узнала, что как-то особенно спорт любят ребята, которых именуют волонтерами спортивных мероприятий. Став одним из них, я побывала на этапе Кубка мира по конькобежному спорту, чемпионате Европы по дзюдо, международном турнире по тхэквондо... Оказалось, что даже в этой работе есть возможность подниматься по карьерной лестнице. Так вот, я прошла путь от тупо-стояния-открывания-двери через тим-лидера до организатора работы целой группы волонтеров, за что мне даже, к моему счастью, заплатили деньги.

Вообще, мое твердое убеждение, что труд волонтера - дело неблагодарное. Во-первых, трудиться приходится, мирясь с мыслимыми и не очень нарушениями КЗоТа; во-вторых, случаи открытого унижения и не самого терпимого отношения к волонтерам - дело более чем частое. В-третьих, денег вам за это никто не платит, а за любой огрех три шкуры сдерут. И добровольно идти на это кажется чистой воды глупостью, а ведь не только молодежь, но и взрослые, и даже пожилые люди валят валом. И я тоже времени не теряла. Потому что быть частью соревнований - это жутко интересно - раз, помогать людям решать какие-то вопросы и обеспечивать их комфортное пребывание в твоем родном городе - это кайф - два, воспитание в себе самом терпимости и неконфликтности - для меня просто жизненно необходимо - три.

За пару лет до Сочи, когда открылся набор волонтеров, я еще училась в Челябинском государственном педагогическом университете и о работе спортивным журналистом в Москве не задумывалась. Потому и подала заявку и даже прошла всякие разные предварительные испытания в виде проверки знания иностранных языков и прочих тестов. Но когда спустя время дело дошло до подписания контрактов и бумаг, я уже познавала азы спортивной журналистики и передо мной вырисовывалась довольно четкая перспектива поездки в Сочи именно в качестве корреспондента.

Но жизнь - штука непредсказуемая, и дверь в Сочи для меня как для журналиста оказалась закрыта. До Олимпиады оставалось что-то вроде пары недель, и я вдруг вспомнила, что собиралась волонтерить. И позвонила знакомому, который в тот момент уже был в Сочи и отвечал за одну из групп волонтеров (переводчиков). Мой преподаватель из родного ЧГПУ Ярослав Писарев среагировал молниеносно: разузнал, что в команде "Айсберга" как раз не хватает людей. Как раз на той арене, где проходили соревнования по "моим" фигурному катанию и шорт-треку. Как раз для работы... с журналистами.

Поколебавшись насчет того, насколько некомфортно мне будет здороваться, находясь в форме волонтера, с людьми, которых я только-только осмелилась называть коллегами, я все-таки сказала "да".

 

Столица

 

И вот я с 23-килограммовым чемоданом очутилась в аэропорту Сочи. Куда ехать, я представления не имела. Но связавшись со своей начальницей Надеждой из "Айсберга", выяснила, что нужно искать территорию под названием "Екатерининский квартал", а точнее, корпусы, в которых живут волонтеры. Добраться туда из аэропорта можно было на шаттле с тремя пересадками, что мне с моей "косметичкой" казалось невыполнимым. Уповая на то, что таксисты должны быть осведомлены о месте нахождения названного мне адреса, я выбрала это средство передвижения. Но прогадала - карты той местности еще ни в одном навигаторе не было, ехать пришлось на ощупь, благо, таксист знал прежние названия и ключевого слова (сейчас я его уже не вспомню) ему было достаточно, чтобы определить хотя бы направление движения. Поплутав немного среди многочисленных корпусов, мы нашли мое олимпийское пристанище. Там мне предстояло получить ключ от комнаты, заполнить некие бумаги и, собственно, заселиться. Но Олимпиада - это время чудес и сюрпризов. Мои приятные неожиданности ждали меня в самом начале.

Дело в том, что в день моего прилета вся наша рабочая группа должна была отправиться на своего рода тимбилдинг, в программу которого входил просмотр репетиции церемонии открытия. Мы оказались среди тех счастливчиков, кто увидел раньше остального мира все это действо, да еще и не обремененное самой его продолжительной частью - шествием всех сборных команд. Билет на мероприятие мне в "Екатерининском квартале" должна была передать одна из девушек нашей команды - Дарья. Я, пока ждала ее у входа на территорию комплекса и наслаждалась морским воздухом, как-то совсем расслабилась. Вдруг зазвонил телефон, я начала объяснять, где стою и во что наряжена, и, повернув голову, увидела рыжеволосую девчонку... которая учится в моем университете и работает в том же детском языковом лагере, в котором не так давно работала и я. "Да ладно?!" - закричали мы в один голос и бросились делиться впечатлениями и новостями.

Даша рассказала, где я могу поесть на территории нашего "лагеря", как добираться до Олимпийского парка, с какой стороны море и много чего еще. Вручила билет, сообщила, во сколько и где собираемся всей нашей бандой, и отправилась по своим делам.

Заселили меня в комнатку на четверых человек, в которой были шкаф, стол, пара зеркал, тумбочки возле каждой кровати и - о, счастье! - ванная комната. Я боялась, что попаду во что-то вроде общежития, где десять душевых кабин, из которых работают максимум три, а расположены они на цокольном этаже. Но, видимо, недооценила я наших организаторов. Хотите, верьте, хотите, нет - мне было комфортно в тех условиях. Кровать удобная, белье - чистейшее, душ работал, туалет, простите, тоже. Да у нас даже балкон был! На кровати возле него я как раз и расположилась. И приступила к сборам на первую встречу с моими друзьями на ближайший месяц, до которой оставалось каких-то четыре часа.

Много рассказывать о том, как я промерзла на стадионе "Фишт", одевшись, как часто бывает у девушек, далеко не по погоде, не буду. Но масштабы церемонии открытия меня поразили. Это же чувство я испытала и потом, когда смотрела ее во второй раз - уже, как говорится, в режиме live.

 

Аккредитация

 

Я уже говорила, что на Олимпиаде все особенное? Так вот, даже совершенно заурядный и обыденный процесс получения аккредитации оказался здесь целым событием. Я не стану называть количество волонтеров, которые работали на Играх, потому что даже в день получения мной аккредитации и формы их сосчитать было нельзя. А там ведь были далеко не все... Подошла я к одной очереди, думаю, что делать, как быть? До окончания выдачи аккредитации что-то около часа, максимум двух, и мне никак не успеть все сделать в срок. Потому что стоять нужно было последовательно в трех очередях: сначала за получением какой-то бумажки с номером, потом за самой аккредитацией, а потом - за формой.

Будучи сытой по горло очередями на эскалатор в московском метро, я побрела к началу первой колонны. Там стоял парень в форме волонтера, и я надеялась, что он поможет и подскажет. Как оказалось, этот парень просто стоял за компанию со своими друзьями, но и тут мне несказанно повезло. "Машка?!" Пришлось подпрыгнуть от неожиданности. Повертела я головой и увидела одногруппницу по курсам итальянского языка. Тоже Машку. И она меня под дружное возмущение толпы взяла к себе в самое начало очереди. Потом мы еще буквально часик потолкались в толпе, стоящей в направлении двери с надписью "аккредитация", попели песни "Сплина" под гитару, и вот я, наконец, стала обладательницей заветного бейджа.

По официальным данным, времени до окончания выдачи формы оставалось 10 минут, и я вместе с еще примерно 30 волонтерами рванула в соседнее здание. Первое, что услышала от фиксирующих прибытие новобранцев: "А вы чего бежите? Не успеть боитесь? Расслабьтесь, сейчас народу много приезжает, допоздна работаем..."

Я примерила форму, определила свой размер и получила весь комплект экипировки примерно за 15 минут. Домой отправилась с тяжеленным баулом и осознанием, что теперь мне придется выбросить из своего чемодана почти все, иначе в аэропорту меня не то что заставят за перевес заплатить, но даже и близко к самолету не подпустят. Ибо он вместе с моими вещами просто не взлетит.

 

Мой секрет

 

Зон ответственности у волонтеров прессы было несколько. Суть работы одна: помогать во всем журналистам. На пресс-трибунах, в пресс-центре, в микст-зоне. Я, например, как-то сопроводила до тренировочного катка одного из ведущих спортивных журналистов мира, пишущего о фигурном катании. Помогала разобраться в замысловатой, но очень хорошо составленной системе, в которой собрана информация о всех спортсменах и мероприятиях Олимпиады. Причем обращаться к этой системе я зачастую призывала журналистов сама, видя, сколько мы тратим бумаги, печатая различную информацию о результатах соревнований и биографии спортсменов. Но сейчас мне придется раскрыть вам свой главный секрет.

Обычно журналисты на таких крупных комплексных мероприятиях отвечают только за свои виды спорта, и все остальное проходит мимо них. Они, может быть, знают результаты, но возможности лицезреть все и вся у них нет. И я для себя решила: раз уж у меня есть уникальный шанс, я должна им воспользоваться. В связи с этим смены я просила для себя только утренние - начинались они в 5:30 или 6:00, заканчивались около двух-трех часов дня. Такой график мне подходил как нельзя лучше: по окончании рабочей части дня я облачалась в "гражданку" и наслаждалась Олимпиадой глазами счастливого зрителя. Единственный нюанс - спать мне при таком раскладе приходилось от двух до четырех (в исключительных случаях) часов. Но это уже, как говорится, мои проблемы - сама решила гнаться за двумя зайцами.

Кормили нас, как и полагается, трижды в день. Столовых было две: одна расположена в Олимпийском парке, вторая - на территории нашего места жительства. Но утром тратить лишние минуты на прием пищи такой сове, как я, не представлялось возможным. Поэтому я делала вид, что завтрак - для слабаков, и настраивалась на обед и ранний ужин. Надо сказать, что организаторы предусмотрели факт, что среди волонтеров будут особо притязательные и не станут есть, например, мясо. И не стоит ухмыляться и саркастически шутить - я была такой разборчивой далеко не одна. Но на наше вегетарианское счастье про нас помнили и голодными не оставили.

Каждый день нас распределяли по местам дежурств. Я чаще всего выбирала пресс-центр или пресс-трибуны - сопоставляла свой график с расписанием тренировок фигуристов и представителей шорт-трека. Несколько раз отправлялась и на тренировочную арену. Там же я в одну из своих смен встретила комментатора ВГТРК Александра Гришина и теперь уже партнера по "Крюкам и выкрюкам" Андрея Симоненко. Там же мы сделали ту самую фотокарточку, которая сейчас стоит главной в нашем блоге. Там же у меня взяли интервью для некоего бразильского телеканала. Там же я написала какое-то сумбурное, но совсем искреннее сообщение с пожеланиями удачи Максиму Транькову, которого заприметила с трибуны в компании тренера Станислава Морозова. И, пожалуй, в тот момент в последний раз, глядя на Транькова, я пожалела, что смогу только лишь понаблюдать за выступлением ребят, но у меня не будет возможности одной из первых поговорить с ними после исторического события, в свершении которого я ни секунды не сомневалась. Хотя постойте... Что значит "только лишь понаблюдать"? Я же своими собственными глазами смотрела на то, как...

 

Мои Олимпийские игры

 

Я настолько отчетливо все помню, будто это было вчера. Помню, как сорвала голос, когда болела за Виктора Ана, Володю Григорьева, Семена Елистратова, Руслана Захарова (и это я только о финале эстафеты в шорт-треке). Как радовалась, что Витя не рванул на старте "пятисотки" и дал соперникам, алчным до победы, уйти вперед. Как злилась на Володю Григорьева, который вроде бы и выиграл серебро на 1000 метров, но ведь мог же обыграть самого Ана на этой дистанции! Помню, как сидела рядом с группой поддержки Дениса Юскова на "Адлер-Арене", в составе которой была его жена Алла и неугомонный сын Адриан. Он все ползал по трибунам, под трибунами, на сиденьях, под сиденьями, по зрителям... Не смог добраться разве что до льда.

Едва ли можно забыть триумф конькобежки Ольги Фаткулиной, пообщавшись разок с которой, вы бы тоже не смогли не болеть за нее. Упущенное золото Свена Крамера на той самой "десятке", на которой его дисквалифицировали в Ванкувере, а в Сочи так и вовсе обыграли. Невероятную эстафету биатлонистов, за которой я наблюдала на стадионе, где сама, как сын Юскова, не могла устоять на одном месте.

Моя Олимпиада - это финиш лыжников на 50 километров, который я, к своему стыду, смотрела только в записи. Проспала я эту дистанцию, а когда мне рассказали, что сделали Саша Легков и не менее уважаемый мной Максим Вылегжанин, побежала искать запись. Помню неудачи Антона Шипулина, того же Вылегжанина, Никиты Крюкова... Ну а зато были победа сноубордиста Виктора Уайлда, золотой дубль бобслеистов Александра Зубкова и Алексея Воеводы. Многое можно вспомнить и перечислить.

Но все-таки большую часть времени я провела в стенах "Айсберга" или тренировочной арены, наблюдая за фигуристами. Ничего я не могла с собой поделать - тянет. Эти ребята, как, впрочем, и всегда, влили самую большую канистру масла в огонь. Первым потрясением для меня стало окончательное и бесповоротное включение Юлии Липницкой в число участниц командного олимпийского турнира, что автоматически означало отсутствие в этой части соревнований Аделины Сотниковой, которая была моей фавориткой.

В целом же командный турнир оставил какое-то двойственное впечатление. Как-то уж слишком странно выглядели все эти замены, благодаря которым у нас в команде стало аж десять олимпийских чемпионов. В моем понимании Олимпиада и драма - синонимы. Ряду наших олимпийцев затем довелось испытать эйфорию от успеха в личных соревнованиях, но не всем. Не удалось выиграть медаль и Липницкой. Юля довольно неожиданно вышла из тени, но смело, уверенно и абсолютно справедливо завоевала себе место в олимпийской сборной. Только сама к этому оказалась не готова.

Ее подготовку к личному турниру отягощали различные сложности, были обидные падения, которые так свойственны детям, был ужасно грустный и словно бы извиняющийся взгляд после проката произвольной программы, которым ошеломленная Юля взирала на ревущие в ее поддержку трибуны. Она ведь тогда и не упала толком, куда более жесткие падения ждали ее в будущем сезоне. И вот еще одна деталь, характеризующая Юлю. На мой вопрос, зачем юной девочке кататься под музыку из совсем не детского фильма о войне "Список Шиндлера", она серьезно ответила: "А что, разве дети не знают войны?"

 

Может, это просто сон?

 

Думайте что угодно, но Сотникова выиграла те Олимпийские игры. Кореянка Ким Ю На была бесподобна - легкая, уверенная, изящная - казалось, она не катается по льду, а как бы парит над ним. Но ведь такой она была и четыре года назад - не изменилось ровным счетом ничего. Приведу такой пример. Быть может, вы помните, когда Евровидение нежданно-негаданно выиграла финская рок-группа "Лорди"? Бабушка моя на это сказала бы: "Да ну-у-у, г*вна-то!" Я сама такую музыку очень уважаю и их победу восприняла как нечто естественное. Ну, не могут из года в год побеждать однообразные номера, композиции, мелодии, костюмы, голоса. И в тот момент, по всей видимости, наибольшая потребность была именно в такой музыке. Конечно, не у всех, но у тех, кто голосовал, - бесспорно. Так и с Ким Ю На. Она не предложила ничего нового, не попыталась прыгнуть выше головы. А Сотникова выпрыгнула из коньков, чтобы добиться того, чего так страстно желала.

По этой же причине классические образы парного катания, уже несколько приевшиеся и предсказуемые, были с радостью забыты под, кстати, ту же рокерскую "Bring me to life" Волосожар и Транькова, под их наглого и весьма откровенного "Крестного отца", под их партию из "Иисус Христос - суперзвезда". Я не помню, за кого радовалась больше, за Волосожар с Траньковым или за ставших вторыми Столбову с Климовым, но рыдала тогда в три ручья. Да так, что Ксюша, увидев меня потом в пресс-центре, начала крутить пальцем у виска и, весело смеясь, шептать Феде, что я совсем уже с ума сошла. И тогда мне стало даже немного страшно от того, что кто-то, как Столбова с Климовым, вот так будто бы незаметно и нечаянно выигрывают серебро Олимпийских игр (хотя вы не подумайте, я хорошо знаю, сколько труда ребята вложили в это), а от кого-то очень медленно, как бы глумясь над спортсменами, ускользает медаль.

Так было в случае с Катей Бобровой и Димой Соловьевым. Они, как, например, Мао Асада, выдали прокат всей жизни, прокат упущенных возможностей, которых больше в их карьере может просто не быть. Когда в конце выступления Катя, рыдая, уткнулась в плечо партнера, он не стал ее утешать, поглаживая по голове, а, наоборот, как-то жестко встряхнул и прорычал "Успокойся!", не давая проявить слабину и признавать поражение.

А потом катались Лена Ильиных с Никитой Кацалаповым, которые завоевали бронзу. В тот вечер я стояла в коридоре "Айсберга" и смотрела на распластавшуюся на полу зареванную Натали Пешала. Они с партнером Фабьяном Бурза так рвались к этому третьему месту, но им досталось четвертое. Она сидела с бокалом вина в руке и рыдала... А над душой стоял волонтер из допинг-контроля, повторявший: "Вам нужно пройти со мной". "Вам нужно пройти со мной" - как заведенный, ей богу. А она в ответ твердила: "Да отстаньте от меня, я приду на ваш допинг, дайте мне просто побыть с теми, кого я люблю!"

И вот теперь мы добрались до самого странного, таинственного, для кого-то ничтожного, для кого-то геройского события Олимпиады. Я в тот момент находилась в пресс-центре, решив выйти на трибуну, когда шестиминутная разминка перед короткой программой мужчин закончится и начнутся непосредственно соревнования. Я лишь краем глаза наблюдала за экраном телевизора, на котором транслировали разминку. Дальше события развивались стремительно.

Будто откуда-то издалека, я услышала, как кто-то закричал на весь пресс-центр: "ОН ЖЕ СЕЙЧАС СНИМЕТСЯ!"

И только ощутив на себе недоуменные и где-то даже недовольные взгляды журналистов и волонтеров, поняла, что кричала сама, схватившись за голову. В ту же секунду все обратили взоры на экран, где Плющенко уже подъезжал к судье, а я тем временем пулей вылетела из пресс-центра, вбежала на трибуны и наблюдала за историческим событием. Фарс? Комедия? Бравада? Подлость? Принцип? Или все же реальность? Боль? Травма? Вряд ли Плющенко и Ко не догадывались, какие цунами негодования понесутся на них после содеянного. Я его то ненавидела, то прощала, то думала, кто я вообще такая, чтобы судить такого великого спортсмена. У меня нет однозначной оценки тому, что произошло в тот день. Сплошной туман непонимания и ощущение, будто нас всех обвели вокруг пальца. Может, это был просто сон?

 

Что же было дальше?

 

У меня до сих пор хранится расписание Игр и фотокарточки самых, на мой вкус, ярких эмоций и памятных моментов. Я до сих пор поддерживаю связь с девушкой по имени Энджела, которая живет в Румынии и тоже была в Сочи волонтером. Я знаю, что многие ругали и не одобряли идею проведения Олимпиады у нас в стране. Знаю, что многие не разделяют моих впечатлений. Но при этом я уверена, что многие из вас вместе со мной с радостью вспоминают нашу олимпийскую сказку.

За не столь продолжительное время работы спортивным журналистом я успела насмотреться на многократное количество стычек моих коллег по цеху с волонтерами, охранниками и прочими сотрудниками принимающей стороны тех или иных соревнований. Риторический вопрос всех журналистов: "Что они, как упертые бараны, охраняют эту несчастную дверь? Заучили инструкции, как роботы, и не могут пойти на уступки". Кто-то сейчас может сказать, что это такое чисто русское восприятие ситуации - вроде бы установленные правила есть, но если их чуть-чуть нарушить, ничего же страшного не случится? Волонтер же действительно все это время будет упрямо твердить: "Вам сюда нельзя, у вас не та аккредитация, вам сюда допуска нет". И по сути будет прав.

Я, наверное, не ответила на все интересующие вопросы об олимпийских буднях волонтера Воробьевой. Хотя, если честно, я просто хотела дать понять, что ребята, которые делают эту работу, заслуживают чуть больше уважения и терпимости со стороны участников подобных мероприятий. По крайней мере, я сама готова была не спать ночами и целыми днями стоять по стойке смирно, лишь бы краем глаза увидеть кусочек спортивной истории. И рада, что в свое время не упустила предоставленный шанс. И если однажды у меня не окажется иной возможности, как вновь стать волонтером, чтобы побывать на каком-то спортивном турнире, я точно знаю, что обязательно сделаю это.

 
 
Матч-центр
 
Матч-центр
Матч-центр
  • Теннис
    27.07 20:30
    Т. Фриц
    Е. Донской
  • Теннис
    28.07 05:00
    Ф. Фоньини
    Д. Медведев
  • Теннис
    28.07 05:00
    Н. Джокович
    А. Д. Фокина
  • Теннис
    28.07 05:00
    Д. Шварцман
    К. Хачанов
  • Теннис
    28.07 05:00
    А. Павлюченкова
    Б. Бенчич
  • Футбол
    28.07 20:45
    Мидтъюлланн
    Селтик
  • Футбол
    28.07 21:00
    Галатасарай
    ПСВ Эйндховен
Перейти ко всем результатам
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала