Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Александр Долгов: сборная РФ по фристайлу будет на кардинально ином уровне к ОИ-2018

Главный тренер сборной России по фристайлу Александр Долгов в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Вероникой Столбуновой рассказал о том, как проводится работа в национальной команде, какие перспективы у фристайлистов в будущем и поделился своими впечатлениями от прошедших в текущем сезоне стартов. Тренер уделил большое внимание вопросу развития тренировочных баз внутри страны.

Главный тренер сборной России по фристайлу Александр Долгов в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Вероникой Столбуновой рассказал о том, как проводится работа в национальной команде, какие перспективы у фристайлистов в будущем и поделился своими впечатлениями от прошедших в текущем сезоне стартов. Тренер уделил большое внимание вопросу развития тренировочных баз внутри страны.

- Прошло уже много стартов с начала сезона. Как оцениваете общие результаты команды?

- У нас за сезон уже 12 подиумов Кубка мира, и это лучший результат за всю историю российского фристайла. Мы переломили ситуацию и вошли в лидеры. У нас Сергей Ридзик – талантливый спортсмен. Мы сделали большую работу за короткий промежуток времени.

- А что изменилось?

- После Сочи мы изменили структуру в командах, оптимизировали тренерские составы, убрали, как мы считаем, лишних людей. Пригласили нового специалиста в ски-кросс – Фрица. Виктора Хорошилова из молодой команды переключили к нему, но не закрепили, то есть тренеры у нас русские ранжируются, чтобы опыт и знания переходили и в команду первенства мира и в основную сборную. То есть нет такого, что у них есть старший тренер, а остальные все меняются, иначе мы в неравные условия ставим нашу молодежь. И это дало свои плоды, например, в ски-кроссе улучшился климат в команде, пошли результаты.

Мы очень оптимистично смотрим на наши перспективы, в те же хаф-пайп и слоупстайл пришли новые специалисты, бывшие спортсмены, работаем с ними. Ребята достойно выступили на чемпионате мира. Мы не заняли в этих дисциплинах призовых мест, но уровень соответствует международному, то есть канадцам, американцам, французам ведущим, и здесь вопрос наката.

- То есть все идет поэтапно?

- Да, совершенно верно. Мы работаем, как говорится step by step – это залог успеха. Во всех дисциплинах молодые специалисты, мы везде подтянули молодежь, чтобы создавать резерв, потому что сегодня иностранные специалистов есть, а завтра их уже может и не быть, да мы и не хотим. Мы были вынуждены перед Олимпиадой привлекать иностранцев и сейчас с некоторыми продолжаем работать.

- Насколько важно, что этот этап Кубка мира у акробатов именно проходит дома?

- Для нас это, безусловно, важный этап, потому что есть возможность выставить молодежь, то есть мы имеем максимальную квоту на Кубок мира. Вот, к примеру, у нас много ярославских спортсменов, которым несколько часов проехать - и они уже в Москве. Это хороший опыт для молодежи – выступить на домашнем Кубке мира плюс родители могут приехать поболеть. Для нас это только плюсы. Во всех странах бьются за проведение этапа.

- Еще какие-то соревнования планируется в будущем проводить в России?

- Да, сейчас у нас домашний этап – только акробатика, но, безусловно, нужно подключать и другие дисциплины. Мы сейчас ведем переговоры с международной федерацией, 27 февраля приедет представитель Кубка мира по ски-кроссу в Миасс, я его пригласил на чемпионате мира, и он согласился. Есть потребность проведения этапов Кубка мира в России по ски-кроссу, и у нас есть две точки, помимо Сочи – Миасс и Сахалин потенциально, то есть им очень интересен азиатский регион, это вызывает большой интерес у международной федерации.

- Есть большой интерес к Сахалину?

- Да, международная федерация заинтересована в том, чтобы мы подключили именно азиатский регион, потому что тестовые мероприятия в Корее – под вопросом проведения, но нужны старты в азиатском регионе, и очень сильно FIS сейчас лоббирует этот вопрос, чтобы мы завезли на Сахалин этапы Кубка мира по всем дисциплинам фристайла.

Московский этап Кубка мира – всегда престижный, все сюда едут с удовольствием. Во-первых, это колоритно – столица нашей родины, Красная площадь, Мавзолей – те атрибуты и символы нашей страны, которые можно посмотреть, почти потрогать. Мы всегда всех спортсменов встречаем по-русски. Спортсменам всегда нравится в России, это не в Австрии, где скучно и все по-европейски сдержанно (улыбается).

Нам даже предлагают забрать чемпионат мира в 2021 году и проводить на Сахалине. Очень интересен этот регион.

- Как вам с технической стороны рампа, построенная в Крылатском?

- Рампа лучше в сравнении с той, которая стоит в Китае в Ласточкином гнезде, там были ужасные условия. Если оценивать по десятибалльной шкале, то в Москве я бы дал восемь баллов, а в Китае железобетонная четверочка, потому-то у нас были травмы из-за плохого приземления.

- А каких еще двух баллов не хватает до 10 в Москве?

- Ну, это общее впечатление, но ставить максимум баллов никогда нельзя, потому что всегда нужно к чему-то стремиться. Но в свете софитов все преображается и смотрится, конечно, совершенно иначе.

Я думаю, что зрителям нравится, потому что акробатика – зрелищный вид спорта, и больше как шоу. Зрители в большей массе, конечно, ничего не понимают, для них это просто красиво. Как говорит моя супруга, "я ничего не понимаю, но красиво, дух захватывает!" И я думаю, что для большинства зрителей это именно так. Это очень опасный вид спорта, и каждый выход - это уже подвиг для спортсменов, особенно молодых.

- Проблем со снегом, погодой нет?

- Погода в Москве, как всегда – тепло, это не Сибирь, где минус 30, но снег заготовлен, его можно постоянно подвозить, доделывать, видоизменять.

- Люба Никитина была самой молодой на чемпионате мира – 15 лет, сейчас в январе ей уже исполнилось 16 лет. Как оцениваете ее работу?

- Люба дебютировала в 15 лет на чемпионате мира, она заняла седьмое место, и для себя она сделала подвиг. Она герой этого сезона. Для своего возраста она очень хорошо прогрессирует. И другие смотрят, подтягиваются. Есть такие дети, которых мы не можем сюда заявить, потому что квота ограничена, а у нас в России набралась команда.

- То есть конкуренция внутри страны есть?

- У нас в Росси набралась команда, с которой можно работать. Есть талантливые дети, которые тренируются, и уже года через два эти мальчики будут наступать на пятки нашим лидерам. Тот же Стас Никитин будет составлять конкуренцию, Максим Буров, он уже брата подпирает. Конкуренция в мужской акробатике очень серьезная. В общем, в команде конкуренция также растет и возрастает с каждым годом все сильнее. По прогнозам вот эта молодежь, которая сегодня дебютирует, через два года уже будет подпирать. И это и среди мальчиков, и среди девочек.

У нас сейчас лидер Вероника (Корсунова), стабильно прыгает Люба. Плюс в том же Ярославле есть девочки маленькие, которые хорошо прыгают, но им пока просто нельзя выступать по возрасту на международных стартах.

- То есть задел на предстоящий в 2017 году чемпионат мира и Олимпиаду в 2018 году есть?

- Конечно, конкретная работа идет на Олимпиаду, а не на чемпионат мира. Чемпионат мира - это будет промежуточный срез результатов, а вся подготовка рассчитана на корейскую Олимпиаду и на следующую – 2022 года. У нас есть потенциал.

К корейской Олимпиаде наша команда будет отличаться кардинально: мы не будем молиться на одного спортсмена, а будем рассчитывать на всю команду. У нас должно быть, например, по четыре конкурентоспособных спортсмена в каждой дисциплине. Но это не проблема какой-то федерации отдельно, это вопрос того, что в нашей стране так сложилось, потому что все регионы у нас развивают массовый спорт.

- Можно сказать, что уровень нашей команды на сегодняшний день стабильный?

- Да, безусловно, он стабильный. Динамика идет потихоньку вверх. Наш показатель – результат, на Кубке мира слабых нет. Тот, кто заезжает в призы на Кубке мира, сразу попадает в число лидеров. В кроссе мы смогли переломить ситуацию за короткий срок. Несколько лет назад были эпизодические успехи Короткова, сейчас мы смотрим и видим, что Ридзик прогрессирует. Да и во всех дисциплинах есть стабильность, прогресс.

- В российской команде в этом году очень много молодежи…

- Сейчас мы сделали акцент на молодых спортсменах. Никаких иллюзий мы не питаем и в тех условиях, в которых мы сегодня обитаем, будь то экономические, или геополитические, мы, конечно, стараемся акцентировать подготовку на России. К сожалению, у нас нет летней подготовки. Мы сейчас работаем над Камчаткой для ски-кросса и слоупстайла, чтобы съездить туда на летний снег, на вулкан, но это все идет тяжело: разница во времени, частный бизнес занят сейчас зарабатыванием денег, у них туристы… Минспорт и наши федерации сейчас активно работают над северным склоном Эльбруса. Это для нас национальный проект. Нам нужно решить проблему с летним снегом: вот как для рыбки в аквариуме важна трубочка с кислородом, так для нас важно иметь подготовку летом в России. Иначе мы так и будем тратить космическое количество денег на заграничную подготовку.

У нас большая проблема, что наши специалисты, которые строят объекты, попросту не умеют говорить на английском языке. Сочи дал очень много опыта в организации и в строительстве. Я сам там два года был задействован.

- Как в России обстоят дела трассами для подготовки, соревнований?

- У нас нет трасс, где тренироваться. Сейчас работа ведется, вот, например, в Миассе сделали, благодаря усилиям правительства Челябинской области, Минспорту, и появилась первая в Росси трасса для слоупстайла, на которой можно полноценно тренироваться, проводить этапы Кубка мира, хаф-пайп сейчас сделали.

- А Сочи?

- Сочи, к сожалению, мы не можем использовать, нас туда не пускают. Там нестабильная погода, может, их измучили Олимпиада и все тестовые мероприятия, мы в этом году попытались, но в итоге не стали заострять внимание на Сочи. Для регионов это дорого, масса людей живет в регионах, и нам нужно акцентировать внимание на них. Это отдельное направление нашей работы, и я считаю ее одной из приоритетных для себя. Я ездил на Камчатку, Сахалин, мы общаемся с регионами по открытию новых отделений. Работаем, и я думаю, что к Олимпиаде в Корее команда будет уже абсолютно на другом уровне. Конечно, лидеры сейчас есть, но к ним очень активно подтягивается молодежь. Нам до китайцев остался один шаг, то есть в следующем сезоне мы уже будем соперничать в первую очередь с ними.

- Как-то со сноубордистами контактируете? Не думаете объединить силы в реализации баз?

- Мы с Артуром Злобиным (старший тренер сборной России по борд-кроссу) постоянно общаемся, думаем проводить совместный сбор. Даже если ехать в ту же Европу, то можно объединить силы, арендовать технику – они привезут и мы привезем, объединились и построили. Но не у себя дома все равно… Просто кто-то менее активный, кто-то более, но проблемы существуют.

Я с сентября в федерации, но получается, что сидеть на месте вообще не получается, да и смысла нет, надо же что-то менять.

- Александр, какая-то централизованная реабилитация для фристайлистов есть?

- Я сам с Алтая, и там есть такой объект, который вошел в проект федерального медико-биологического агентства. Там уникальные восстановительные аппараты, процедуры, и мы начали использовать этот объект. Там сейчас Света Иванова из могула после операции прошла реабилитацию, сейчас у нас там Роман Ильин из ски-кросса, Иван Панфилов из могула проходят реабилитацию. Топовые спортсмены поедут туда. Мы стараемся воспользоваться богатыми условиями, которые есть у нас дома, в нашей стране.

- Почему так долго у вас была приставка "и.о." к должности?

- Чужая голова – потемки, а какая запись в трудовой книжке – ничего страшного. У меня есть большая поддержка руководства федерации со стороны Сергея Николаевича (Короля), и это очень помогает, все делается сообща.

Матч-центр
Рекомендуем
Елизавета Туктамышева
Тренер ответил журналисту, предложившему Туктамышевой уехать в Канаду
Матч-центр
Матч-центр
Перейти ко всем результатам
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала