Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Веселин Топалов: имидж у меня скандальный, но я всегда был за правила

Чемпион мира по версии FIDE в 2005-2006 годах, болгарский гроссмейстер Веселин Топалов в интервью корреспондентам "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову и Олегу Богатову рассказал о своих взглядах на жизнь в Испании, России, Болгарии и даже Греции, куда он не ездит принципиально, предрек скорую смерть профессиональным шахматам, назвал сильнейшими игроками в истории Роберта Фишера и Гарри Каспарова, добавив к ним канувшего в шахматное небытие Пола Морфи, подчеркнул, что никогда не пожмет руку Владимиру Крамнику, в шутку заподозрил Левона Ароняна в употреблении… водки на турнире претендентов, и высказал давнюю мечту – побывать в Эрмитаже.

Чемпион мира по версии FIDE в 2005-2006 годах, болгарский гроссмейстер Веселин Топалов в интервью корреспондентам "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову и Олегу Богатову рассказал о своих взглядах на жизнь в Испании, России, Болгарии и даже Греции, куда он не ездит принципиально, предрек скорую смерть профессиональным шахматам, назвал сильнейшими игроками в истории Роберта Фишера и Гарри Каспарова, добавив к ним канувшего в шахматное небытие Пола Морфи, подчеркнул, что никогда не пожмет руку Владимиру Крамнику, в шутку заподозрил Левона Ароняна в употреблении… водки на турнире претендентов, и высказал давнюю мечту – побывать в Эрмитаже. 

По окончании беседы Топалов сыграл с нами три блиц-партии. В последней из них Олег Богатов разыграл белыми английское начало и незадолго до объявления оппоненту мата Топалов отошел в туалет. Скандал мы устраивать не стали.

 

Усиливаюсь и начинаю бить Карпова под "ноль"

 

- Веселин, вы на Черное море ездите?

- На Родине я бываю раз в год, недалеко от Бургаса, в Созополе. Глупо, конечно, ехать на море из Испании в Болгарию. Но как-то я сказал себе, что должен помогать болгарской экономике. Из патриотических соображений, - произнес Топалов с толикой присущего ему юмора. - Не ехать же в Грецию или Турцию.

- Были бы вы русским, ездили бы в Крым? Из патриотических соображений.

- Помню, когда объединилась Германия, из западной части страны очень много денег ушло в восточную, и на западе было такое движение, сторонники которого, выезжая в командировку на восток, никогда ничего не тратили. Я так же отношусь к Греции, которая обманула весь мир, по-моему, на триста миллиардов евро. В Греции на лидерских позициях очень много таких людей как Макропулос (исполняющий обязанности президента FIDE Георгиос Макропулос – прим. "Р-Спорт"). И поэтому я не хотел бы оставить в Греции ни одного цента.

Оказывается, что каждый гражданин Болгарии платит по 6 евро в год, чтобы помогать грекам, которые при этом живут в три раза лучше. У них минимальные пенсии такие, как у нас максимальные. И они еще все время жалуются. А у моего отца пенсия была 30 евро. Я там был в 2009 году, и мне просто не понравилось. Дорого, не стоит того, что они предлагают. В Болгарии летом не хуже, и жене, а она у меня испанка, нравится. Мне хочется, чтобы дочка говорила по-болгарски. Сейчас она многое понимает, но отвечает по-испански.

- Как ее зовут?

- Лаура, 28 августа исполнится три года. Хочу, чтобы помимо испанского и болгарского она владела английским и еще одним языком на выбор: русским, китайским или арабским.

- А ваш выбор каков?

- С русским я могу помочь. А китайский - сложный.

- Будет ли играть в шахматы Лаура Топалова?

- Лаура Топалов-Мартин. Может быть, научу ее играть, но я думаю, ее поколение будет последним для профессиональных шахмат. Через пятьдесят лет все эти машинки, компьютеры, сделают так, что шахматы повторят судьбу шашек.

- Всё настолько печально?

- Нет никакой печали, шахматы будут частью образования, но как спорт и искусство они потеряются. Или они будут с контролем времени не более полутора часов на партию.

- "Классика" умрет?

- Мне кажется, да. Как кубик Рубика. Сначала его просто собирали, потом делали это на скорость, потом одной рукой, а потом это всем надоело. И это логично. Жизнь меняется, и профессии вымирают. 

- А как же матчи за звание чемпиона мира: Карпов – Каспаров, Топалов – Крамник?

- Компьютер уже разгадал все возможные позиции семи фигур. Потом будет восемь, девять. До тридцати двух пройдет очень много времени, но меня эта тема не беспокоит, я этого уже не увижу. Сколько лет (участнику турнира претендентов-2016 голландцу – прим. "Р-Спорт") Анишу Гири, 22? 21. У него еще есть шанс выиграть шахматную корону, у моей Лауры есть теоретический шанс посоревноваться, но тем, кто родится после, не думаю, что есть смысл заниматься шахматами профессионально. 

- У вас самого еще осталась мотивация для побед в шахматах?

- Побед? Нет. На турнире претендентов в Москве я понял, что настрой других семи игроков явно выше, чем у меня. Чтобы хорошо играть, нужно отключиться от всего мира и считать, что ближайшая партия – самое важное событие в жизни. Я особенно следил за (американцем Фабиано) Каруаной, он и остальные пахали, боролись и умирали за доской. Даже Свидлер. Даже Ананд, который старше меня. После партии он постоянно работал в тренажерном зале. А я этого не делал, я не могу на это настроиться. Раньше мог, а сейчас – нет.

- Почему?

- Избалован. В последние годы я дал много сеансов игры в рамках различного рода промоушена, и это было любопытно, а к таким тяжелым турнирам я потерял интерес. Слишком долго они тянутся. Первую неделю еще более или менее можно поиграть, а потом уже хочется уйти домой. Надоело.

- Когда это у вас наступило?

- Я думал, что сыграю матч с Анандом в 2010 году и, вне зависимости от результата, отдохну. Я проиграл эту последнюю партию, женился, появилась дочка… У меня началась новая жизнь. Если раньше я тренировался с понедельника по субботу и отдыхал в воскресенье, потом выходным стала еще и суббота, а это на пятьдесят два тренировочных дня меньше в году! С того матча приоритет результата незаметно пошел по нисходящей.

- То была ваша вторая попытка завоевать корону.

- Да, и она была от меня на расстоянии невытянутой руки. Чтобы стать чемпионом мира, нужно выиграть турниры, затем сам матч с обладателем короны. А мне надо было взять всего лишь одну партию. Не три или две подряд, а одну-единственную! Я не смог. И всё пошло на спад.

- А как же злость? Вы же уже представили корону на своей голове.

- Да нет, не было злости.

- 5,5 на 5,5 перед решающей партией с 15-м чемпионом мира...

- В рапид я всегда играл плохо. В России, например, очень много хороших специалистов по нему, потому что еще в Советском Союзе в рапид играли по ночам и очень это дело любили. Я ночью люблю спать, поэтому Ананд был лучше меня. Я играл неплохо, имел шансы, но, что делать, проиграл. Но тогда, шесть лет назад, мне казалось, что я всё равно могу стать чемпионом. А потом появился (норвежец Магнус) Карлсен, который моложе меня на пятнадцать лет, и я стал часто ловить себя на мысли, что вряд ли буду когда-нибудь так близок к короне. Я видел, как поднимается Магнус, и как всем будет с ним тяжело.

- Но вы же его обыгрывали.

- Я всех обыгрывал (Топалов – единственный в мире шахматист, побеждавший четырех чемпионов мира – прим. "Р-Спорт"), но… Играл я как-то против Карпова в 1994 году в Линаресе. Это был лучший турнир, который я видел в жизни. Собрались все лучшие игроки мира, и Карпов показывал сумасшедший результат. Он, великий, меня здорово переиграл тогда, но затем, в какой-то момент я усилился и просто начал бить его под "ноль". И в быстрых шахматах, и вслепую, по-всякому. Всё меняется, обыграть можно любого, но стоит ли тратить на это всю свою жизнь?

 

Каспаров был креативнее Фишера, Но Фишер - просто гений

 

- Какое поражение было обиднее – от Ананда или Крамника?

- Не думаю, что мне за это обидно, и я не считаю, что я проиграл Крамнику. А Ананду… (Борис) Гельфанд тоже играл с ним 6:6 и уступил в быстрые шахматы. Но что значит чемпион мира для меня? Это человек, к которому может подойти любой на улице и он должен его обыграть. Но если появляется человек не хуже тебя, почему тогда ты чемпион мира? Ты играешь вничью, и на каких основаниях сохраняешь титул? Давно еще Сильвио (Сильвио Данаилов – менеджер Топалова, президент Болгарской шахматной федерации, прим. "Р-Спорт") предложил, что при ничьей чемпион мира не должен сохранять свой титул. А на турнире претендентов в Москве по регламенту был тай-брейк, а, по-моему, логичнее в случае розыгрыша первого места при равенстве очков играть мини-матч в рапид.

- Кто сейчас является вашим тренером?

- Я работаю без тренера, потому что понял: когда ты так много зеваешь, как в турнирах претендентов в Лондоне и Москве, то бессмысленно так много готовиться. Какая разница, какая у тебя будет позиция? Потому что в проигранной партии с Карякиным, находясь в равной позиции, я продумал пятнадцать минут, а затем зевнул элементарный двухходовый вариант.

- В 1982 году вы, семилетний, за кого болели – за Карпова или Корчного?

- Первый матч, за которым я следил, был Карпов – Каспаров. 1984 год, мне девять лет. Тогда весь наш шахматный клуб болел за Карпова, и я тоже. Я его не знал, но мне нравилось, как звучит его имя – Анатолий Карпов. Потом я попал на какой-то школьный турнир, и там была российская команда, ваши шахматисты мне тогда сказали, что в Советском Союзе вся молодежь – за Каспарова. Я сильно удивился. 

- Если бы состоялся матч между Карповым и американцем Бобби Фишером, кто по тому уровню игры был бы фаворитом?

- Хороший вопрос. Мне кажется, Фишер. Это мое ощущение. Непонятное такое ощущение, в котором я сомневаюсь. Честно говоря, я не анализировал игру Карпова в семидесятых.

- Карпов тогда считался эталоном.

- Да? Когда я играл против него в девяносто четвертом, мне казалось, что вот он - идеал. А в восемьдесят четвертом в первых партиях с Каспаровым он тоже играл блестяще. А потом начались ничьи… В общем, Фишер мне нравится больше. Вообще, если говорить о них троих (Карпов, Каспаров, Фишер), прав, наверное, Любоевич (Любомир Любоевич – сильнейший югославский шахматист 70-80-х - прим. "Р-Спорт"): Карпов обладал наибольшим талантом, но и Фишер, и Каспаров добились лучших результатов, чем он. Хотя люди чисто психологически часто выделяют игроков своего поколения, а Любоевич и Карпов – другого.

- У вас есть свои топ-3 за всю историю шахмат?

- Фишер, Каспаров или Каспаров, Фишер – без разницы. Оба – лучшие. У Каспарова была невероятная креативность, а Фишер был просто гением. При этом по креативу Каспаров был разнообразнее американца, который был потрясающим прагматиком.

А третий – Морфи (Пол Морфи - американский шахматист XIX века - прим. "Р-Спорт"), но он играл очень мало. Правда, Фишер тоже немного. Я долго смеялся, когда увидел Фишера на 16-м месте в мировом историческом рейтинге. На мой взгляд, Морфи делал то же, что и Стейниц (Вильгельм Стейниц - 1-й официальный чемпион мира, прим. "Р-Спорт"), только на пятьдесят лет раньше. Стейниц писал, что надо развивать фигуры. Ну ладно, хочется ответить, Морфи это предлагал намного-намного раньше. В 1850 году он великолепно играл в эндшпиле.

Может быть, еще Алехина бы выделил. Когда я был маленьким, у меня были три книги (Александра) Котова о победах Алехина. Я покупал всё, что возможно. Он – мой любимый чемпион. По стилю. Говорят, он уступал Капабланке по таланту, но воля у него была железная, и это меня захватило.

Единственное, что мне в нем не нравилось, это те антиеврейские письма, которые, видимо, он все-таки писал. Я был в Париже на его могиле на Монпарнасе… Хотя нет, на самом деле не был. Путаю. История такая. Пятнадцать лет назад здесь, в Москве, в "Метрополе", в финале чемпионата мира FIDE играют украинцы Василий Иванчук с Русланом Пономаревым. А на коленях у меня… Сережка Карякин. Двенадцатилетний Карякин, который был нашим тренером по тактике в команде Пономарева. В общем, Руслан выиграл, а потом говорит: "В Париже был шторм, и надгробие Алехина было разрушено. Нужно собрать 16 тысяч долларов, давай ты дашь 8 тысяч, я дам 8". "Почему тебя это интересует?" - спросил я Пономарева. "Ну все-таки он тоже чемпион мира", - ответил. - Он – да, - говорю я, - а ты какой чемпион?"

- Михаил Таль вас не впечатлял?

- Он - великий, но Алехин и Ласкер объективно сильнее, по-моему. Ласкер был математиком, но мне очень не нравится, что он выбирал своих противников. Играл 8:0 с Яновским (Ласкер – Давид Яновский, матч за звание чемпиона мира 1910 года – прим. "Р-Спорт"). Видимо, для зарабатывания денег.

- Михаил Ботвинник?

- Ботвинник мне особо не нравится. Для меня он – патриарх, шахматный писатель, но как игрок… Даже если посмотреть, как он играл семь матчей на первенстве мира, у него, кажется, был отрицательный баланс. 

И тут наша беседа прервалась на заказ горячих напитков. В Москве Топалов и Данаилов полюбили "вкуснейший" чай с добавлением имбиря. " У вас есть такой spice чай, "олибковый или облипковый"?, - обратился Веселин к официантке. – "Облепиховый", - ответила она, и через пять минут вернулась с чайником, а Топалов вдруг вспомнил свои партии с армянином Левоном Ароняном на столичном турнире претендентов.

- Начинается партия, садимся за доску, и Ароняну приносят чай и стакан воды. "Это же водка! - возмущаюсь я. - Как можно чай пить с водой? Это точно водка". Я, конечно, шутил.

- Что вы скажете об известном эстонском шахматисте 1930-60-х годов Пауле Кересе?

- Минутку.

Веселин полез в карман и достал юбилейную монету номиналом 2 евро эстонской чеканки с изображением Кереса на обратной стороне. 

- Я считал, что эта монета принесет мне удачу. Мне ее подарил посол Эстонии в Бразилии, когда я был на турнире в этой стране.

- Довелось читать, что Керес был сильнее Ботвинника, и, чтобы это преимущество нивелировать, организовали длинный матч-турнир 1948 года, чтобы Михаил Моисеевич мог обыграть Пауля Петровича.

- Поэтому мне всегда Ботвинник не нравился. Мы, кстати, эту тему обсуждали в Бразилии с послом. Всегда было ощущение, что в этих партиях Ботвинника с Кересом было что-то не то. Посол мне сказал, что Кереса заставили не занимать выше второго места. С другой стороны, Ботвинник мог вполне и не знать об этом, но для меня он представитель советского режима. И я всегда был против всех этих матч-реваншей, где чемпион мира должен был просто сыграть вничью, чтобы удержать титул. Это то же самое, если чемпион мира по футболу сборная Германии дойдет до финала чемпионата мира в России, сыграет 0:0 и вновь получит золото. Это же очень глупо. 

 

Крамник, похоже, чувствовал, что он слабее Ананда

 

- Когда в 1978 и 1982 годах Виктор Корчной противостоял Карпову в матчах за звание чемпиона мира, он не раз заявлял, что играет против системы. Ваш матч с Крамником – это игра против системы или конкретного человека?

- Если говорить напрямую, Крамник заслуживал стать чемпионом мира, но, по-моему, у него всегда было ощущение, что он слабее Ананда. В нем проявлялась неуверенность. Он всегда использовал все нюансы, чтобы до начала матчей получить преимущество. Российская шахматная федерация давит на FIDE, и FIDE меняет правила, чтобы Крамник получил привилегии. Это происходило несколько раз. Правда, я не могу говорить, что когда он получил матч с Каспаровым, там было влияние России. Хотя и это было несправедливо. Крамник – хитрый человек, он говорит то, что хотят услышать российские политики.

А по поводу Элисты (Топалов – Крамник, матч за звание чемпиона мира 2006 года – прим. "Р-Спорт")… Существует с десяток часов видеоинформации, где всё понятно, но пленка находится в распоряжении Российской шахматной федерации, которая ее не показывает. Я говорю им: вот здесь Ананд, Накамура, Гири, Каруана, Сережка… Давайте посмотрим, в чем проблема?

- Тот матч был пиком вашей карьеры?

- Нет. В Ливии я играл очень хорошо (в 2004 году Топалов выиграл чемпионат мира FIDE – прим. "Р-Спорт"), хотя соперники там были намного слабее, мне нравится 2008 год, когда я достиг первого места в рейтинге FIDE, а пик – это 2005 год. 

- Прошло десять лет после того матча, но "туалетный скандал", когда вы обвинили Крамника в использовании подсказок компьютера, до сих пор не исчерпан. Веселин, вы яркий, элитный, известный, импонирующий очень многим гроссмейстер. Владимир Крамник – тоже элитный, известный и импонирующий. Что должно произойти, чтобы между вами произошло сближение?

- Смотрите, Сочи, Олимпийские игры. В целом Россия создала себе очень хороший имидж, но после этого начался Крым, другое, и началась, как говорят, гибридная война, которая включает в себя и футбол, и даже шахматы. Россиян подозревают в уничтожении допинг-проб своих спортсменов. У нас была аналогичная ситуация. Мы говорим: смотрите видео. Нам не верят.

- То есть вы никогда не пожмете руку Крамнику?

- Я не собираюсь. А зачем? Он хочет доказать словами то, что можно доказать записью. И причем это видео делали не мы, а россияне. 

- Но на видео же нет факта подсказок Крамнику.

- Конечно, нет, и это невозможно увидеть. Но можно сравнить, какой ход он делает. Притом видно, что он ходит в туалет по три раза за ход. Каждый раз такое продолжалось после дебюта партии. Ты не можешь говорить, что у тебя была физическая проблема. Это несерьезно. Он говорит, что гулял. Но он закрывал за собой дверь в туалет и, получается, гулял в комнате размером метр на метр. Это тоже несерьезно. Это абсолютный бред.

- Вы говорите, может, и правдоподобные вещи, но не правдивые.

- Он говорит, что пил много воды и поэтому ходил в туалет, но на самом деле я пил намного больше воды, чем он.

- Может быть, живот скрутило.

- Видимо, он врал. Сам он ничего не говорил, он отправил своего менеджера, который, я думаю, не знал ничего и просто верил Крамнику. Когда ему сказали, что эти объяснения совершенно не оправдывают вас, он побледнел.

- И все-таки столько времени прошло, у вас уже нет победной мотивации. Что должно произойти, чтобы вы посмеялись над той ситуацией?

- А я смеюсь. Каждый день, каждый месяц мы уходим от той истории. Какое это сейчас имеет значение…

- Есть ли человек в шахматной мире, которого вы безмерно уважаете, и который подошел бы к вам и сказал: "Веселин, Владимир, пожмите наконец друг другу руки"?

- Я не вижу в этом проблемы. Единственное, что мы не делаем, это как раз не пожимаем руки и не разговариваем. Я не отказываюсь с ним играть.

- У вас же был еще скандал с торшером на командном чемпионате Европы, когда вы попросили выключить свет.

- Извините, но играет триста шахматистов и среди них только у одного есть лампочка. У Крамника. Почему – непонятно. В спорте должны быть равные условия. 

- Как думаете, сам Крамник на вас в обиде?

- Он делает вид, что он – жертва. На самом деле, какая он жертва? После Элисты ему абсолютно неправильно подарили матч в Бонне. По правилам он должен был играть в Софии, но FIDE эти правила изменила, сделала его претендентом. И то, что сейчас предлагает Российская шахматная федерация – это полный бред. То, чтобы чемпион мира с разрешения FIDE мог проводить финансово выгодные матчи с любым человеком – при обеспечении им определенного призового фонда.

Я за то, чтобы претендент имел бы рейтинг не ниже 2700 единиц, и FIDE должна взять обязательство, что она заставит чемпиона играть матч за корону. Представьте, что Билл Гейтс сейчас вдруг заплатит и сядет играть с Карлсеном. Миру это якобы будет интересно. Что интересно? Партия длиной в девять секунд, как это уже было?

- Тогда же было шоу (Карлсен и Гейтс сыграли партию в прямом эфире одного из известных телеканалов).

- С шоу я согласен, но нельзя в это превращать матч за звание чемпиона мира. Во-вторых, то, что президент (FIDE) будет иметь право на вето при выборе соперника. О чем это? Чтобы отдать этому греку Макропулосу право шантажировать спонсора - иначе мы применим вето? Это самое вето президента означает, что нет никаких правил. А сейчас я могу найти 10 миллионов на матч, а мне скажут: да-да-да, но ты мне должен, иначе я наложу вето. Полный бред.

 

Советский менталитет FIDE

 

- Есть люди, к которым вы относитесь так же, как к Крамнику?

- Есть, но они не такие топовые. У (россиянина Александра) Морозевича какие-то проблемы, большинство в FIDE, не говоря о руководстве – неприятные люди. Зураб (Азмайпарашвили, президент Европейского шахматного союза – прим. "Р-Спорт") – он служащий. Он не президент. Президент – тот, кто принимает решения.

- Нет ли в ваших словах обиды на то, что раньше на месте Азмайпарашвили находился и руководил союзом Данаилов?

- Сильвио достаточно успешно руководил организацией. Но ему не повезло, что он был президентом в условиях мирового экономического кризиса, при этом он хорошо продвинул в Европе программу "Шахматы в школе", а это много рабочих мест для шахматных мастеров и кандидатов в мастера. Призовой фонд матча за звание чемпиона мира в Сочи составил один миллион долларов. С налогами ты получаешь 600 тысяч. Но нужно стать чемпионом. Какой родитель отдаст ребенка в шахматы, если в футболе и теннисе можно заработать легче и больше? Резервист в испанской Примере получает эти же деньги.

- Друзья у вас есть в шахматах?

- Нет. Есть люди, с которыми я в очень хороших отношениях.

- Перед началом турнира претендентов мы попросили Аниша Гири охарактеризовать вас – как и всех других претендентов. Он ответил, что с большим опасением относился к вам, потому что со стороны вы кажетесь человеком сложным и скользким, но после общения он понял, что вы на редкость простодушный.

- У меня имидж скандальный, но я всегда был сторонником правил. Расскажу одну историю. Линарес. 2004 год. Предпоследний тур. Играю с Каспаровым. Сложная партия, он меня "выпускает", в цейтноте он выигрывает, затем зевает. Ничья. После Сильвио мне говорит: "Знаешь, во время партии он ходил в номер". Ему не верили. На следующий день после дебюта он вновь уходит в номер вместе с Дохояном (Юрий Дохоян, тогда тренер Каспарова – прим. "Р-Спорт"). Мы говорим об этом голландскому журналисту Дирку Яну тен Гюзендаму, он мне в ответ: "Я тебе не верю, у тебя плохие отношения с Каспаровым, ты предвзят".

Через день Каспаров играет с Пако Вальехо, опять повторяет то же самое на третьем ходу. Сказал, что у него болит голова и ему надо выпить аспирин. Тогда мы, игроки - Крамник, (венгр Петер) Леко, Вальехо и другие, - собрались и задумали написать открытое письмо, чтобы Каспарова дисквалифицировали. Но в конце концов этого не сделали. Все тогда наконец-то поверили Сильвио.

В 2003 году был случай с Карповым, когда в Бенидорме на турнире, не имеющем никакого значения, на котором вместо призов были некие мелочи, он уезжает в Валенсию, возвращается за полчаса до начала партии, говорит, что устал, хочет отдохнуть и чтобы ему перенесли партию. Организаторы опросили всех игроков, все поулыбались и ответили: всё о'кей, нет проблем. Я говорю: "Вы знаете, я вчера проехал 800 километров из Саламанки и не вижу проблем, чтобы сыграть". Карпов отказался играть и выбыл из турнира.

У нас с Сильвио были пререкания и с FIDE, и с (президентом FIDE) Кирсаном (Илюмжиновым), и с Карповым, Каспаровым и Крамником, но мы всегда настаивали на правилах и больше ни на чем. Любой 8-летний ребенок знает, что он не имеет права во время партии покидать зал. Сложилась политика, при которой чемпион решает, а правила никого не интересуют. 

 

 Никого нет в зале, а государство все равно платит

 

- Вы, выбирая шахматы, чем руководствовались?

- У меня не было дилеммы. Мама хотела, чтобы я учился, но мой тренер ее убедил, что если у меня ничего не получится, то в Болгарии я даже без образования всегда устроюсь работать на вокзале и буду зарабатывать примерно те же деньги. "Но у него есть шанс что-то сделать в шахматах", - говорил он ей. А потом я стал чемпионом мира среди 14-летних. Когда мне стало шестнадцать, я стал зарабатывать больше матери, которая была врачом-педиатром. Зарплата у нее была примерно 100 долларов в месяц. В 1990 году на каком-то маленьком "опене" в Австрии я заработал около тысячи марок. Для Болгарии это была сумасшедшая сумма.

- Советский Союз хорошо помните?

- Впервые я приехал сюда в 1987 году на мемориал Тиграна Петросяна, где играли мы, кажется, вьетнамцы и команды советских социалистических республик. И тогда, и на следующий год мы его выиграли. Поразило, что мы жили в огромной гостинице "Россия", где было номеров на пять тысяч человек, наверное. А самое первое впечатление – это ваше московское метро, потому что раньше я в подземке никогда не был. И, конечно, очень большие очереди в мавзолей Ленина, совсем не такие, как сейчас. Ну и сам Кремль.

- Вы сейчас больше чувствуете себя болгарином или гражданином Европы?

- Болгары тоже хотят быть европейцами, но пока не совсем получается (с улыбкой). Мне нравится средиземноморский образ жизни, и я к нему уже очень привык. Это не только Испания, но и Италия, и Франция, и даже Португалия. Погода хорошая, инфраструктура, питание – всё отличное, - и неплохой уровень жизни. Хотя сейчас большой процент безработицы и уровень жизни немного снизился, но система образования и здравоохранения очень хороши. То есть всё в комплексе и достаточно безопасно.

Хотя для бизнеса Европа, может быть, не лучшее место – в отличие от России, Китая, США. Но для семьи, для моей дочери – это комфортная среда.

- Кем вы себя видите примерно через пять лет?

- Я не строю таких далеких планов – я буду заниматься шахматами, но, честно говоря, в последнее время турниры приелись.

- Может быть, станете функционером и возглавите, например, тот самый Европейский шахматный союз?

- Не-е-е-т. Какой Европейский шахматный! Возможно, я буду продолжать проводить бесплатные сеансы одновременной игры. А политика в шахматах – для меня это несерьезно. Я – игрок, а политика – это для Сильвио, у которого есть интересные идеи. И, кстати, со стороны FIDE его постоянно атакуют, но делают все, что он предлагает. И даже предложение главы РШФ (Андрея Филатова) – это то, о чем он говорил десять лет назад. Я тоже считаю, что чемпион мира должен иметь возможность проводить коммерческие матчи и финансовые привилегии – но не шахматные. Не право на реванш.

- Ваша супруга вас понимает в том, что касается вашей профессии? 

 - Она понимает, сама знает правила игры, но мы не являемся шахматной парой. А, скажем, жена Сильвио – шахматистка, они познакомились на турнире.

- Недавно стало известно, что вы вошли в пятерку лучших спортсменов Болгарии за всю историю.

- По спортивным результатам я нахожусь далеко от остальных. В этом списке есть олимпийские чемпионы, но я среди них – как свидетельство уважения к шахматам. Конечно, достоин быть там Христо Стоичков с выигранным Кубком европейских чемпионов, а теннисист Григор Димитров, возможно, попав в него, достиг самого лучшего результата в карьере. Очень хороший профессионал Димитар Бербатов заслужил, хотя он не был таким победителем, как Стоичков.

- Тогда уж и легенда болгарского футбола Георгий Аспарухов, погибший в молодости, мог бы быть причислен к лучшим.

- Да, но Аспарухов играл только в Болгарии.

- В России шахматистов не узнают на улицах. А вас в Болгарии?

- Да, меня многие узнают. Но эту проблему отчасти отражает тенденция FIDE с призовыми в матчах за звание чемпиона мира. Карпов с Каспаровым разыгрывали 3 миллиона долларов 26 лет назад! В наши времена эта сумма соответствовала бы всем десяти миллионам, а у нас в Сочи был один миллион. Да, они (FIDE) организовали хороший Кубок мира для множества игроков второго эшелона, но на элитных гроссмейстерах это не отражается. Мерчандайзинга у FIDE вообще нет.

- Зато есть "Газпром".

- В FIDE остался советский менталитет, когда за всё платит государство. Никого нет в зале, но государство всё равно платит. Россия платит, а остальное не имеет значения.

 

"Давай, наливай!"

 

- Люди меняются в России по сравнению с теми, которых вы встречали в Советском Союзе?

- Ощущение такое, что по сравнению с американцами у вас есть культура. Даже в Болгарии не все так хорошо с ней, потому что у вас в культуру все-таки вкладывают средства. С русскими можно поговорить о фильмах, книгах, музыке, опере, балете. "Давай, наливай водку!" - это очень доброжелательно. Хотя я ни разу не пил. Нормальные гостеприимные люди в России. Даже в небольших городах. Хлебосольные и щедрые. Это не норвежцы или немцы. 

Мне славянская культура ближе. Я знаю русский язык со школы, даже выигрывал олимпиаду по русскому. Русский – мой первый иностранный язык. Только потом я стал изучать английский. Но в Америке я не люблю их питание, кофе, культуру ношения оружия. Зато у них более свободный менталитет, и это мне импонирует. Поначалу я был в Сент-Луисе и мне там совершенно не нравилось, а когда приехал во второй раз, то понял, что не так всё плохо там. 

 - Какие общие черты характера есть у болгар и россиян?

- Я думаю, что сравнивать тяжело. У нас немного развит комплекс маленького государства. Нет такого самосознания и самоощущения жителей сильной страны, империи. Мы всегда находились под каким-то игом. А у вас есть своя национальная гордость, умение отстаивать свои интересы. И еще вам очень повезло – у вас очень много красивых девушек. Такого количества на улицах не увидишь ни в Испании, ни, скажем, в Словении.

- А в Болгарии?

- У нас тоже очень много красивых женщин, но они в большинстве своем брюнетки. А в России больше разнообразия в этом вопросе. Но мне не нравится то, что в России есть акции против геев, эта гомофобия. 

- А вы уже перестроились под западную толерантность в данном вопросе?

- Да. Сейчас говорят, что идет четвертая индустриальная революция. Мир меняется, и все скоро будет по-другому. И многие профессии будут исчезать – как, например, таксисты. И мне это очень интересно. Мне понравилась речь Германа Грефа на одном из экономических форумов, когда он сказал, что Россия может стать одной из проигравших стран в этих изменениях. Потому что появятся новые источники энергии, и цена нефти будет меняться. Неизвестно, сколько это будет длиться, но он смотрит на пятьдесят лет вперед и считает, что в этот период у России будут серьезные проблемы.

- Так как перестроиться на терпимость к геям?

- А как вы можете обвинить человека в том, что он родился с черным цветом кожи? Как можно обвинять его в генетических проблемах? Он же не выбирает это сам, он родился таким и не может измениться по своему желанию.

- А вы себя внутренне сильно ломали, когда переехали в Испанию, ведь, наверное, в Болгарии, как и в СССР, мало говорили и о сексе, и о геях?

- Это всегда было, но это не показывали. И в Болгарии был достаточно популярный певец Васил Найденов, многие знали о его ориентации, но вслух об этом не говорилось. Но если человек родился таким, и ему нравятся мужчины, или женщине-лесбиянке нравится человек ее же пола – с этим ничего нельзя поделать. Может быть, это не надо пропагандировать на улицах, но как можно вообще пытаться насильно изменить людей?

Кстати, была забавная ситуация в Саламанке, где я живу. Я пил кофе в кафе, а рядом проходил гей-парад, который поддерживала Коммунистическая партии Испании! Вы можете себе такое представить? Я никогда такого не видел – знамя коммунистической партии вместе с флагами ЛГБТ-движения.

 

"Барселона" как оружие в борьбе за независимость

 

- Что вам нравится в России из такого, что есть только здесь?

- Лет через десять–пятнадцать, когда дети будут большие, обязательно хочу приехать в Санкт-Петербург как турист. Я никогда не был в этом городе, так как почему-то шахматных турниров там не проводилось. Надо его посмотреть и особенно – Эрмитаж. Из российских городов я был только в Москве – около десяти раз, Ханты-Мансийске, Элисте и Новгороде. Когда в 1995 году я тренировался у Марка Дворецкого, то жил в Строгино. В Москве очень красиво в центре, но в Строгино жить было бы не очень.

- Сейчас и там тоже красиво…

- Да? Не знаю.

- Кстати, как вы оказались в Испании?

- Моя история такова. Я родился не в Софии (в Русе), и когда я в 1989 году стал чемпионом мира среди юношей до 14 лет, начался кризис. У меня был хороший тренер – международный мастер, но тогда я на протяжении двух лет практически не играл. Но каким-то чудом я получил первый балл международного гроссмейстера.

И как-то в Софии в национальной федерации увидел Сильвио. А я знал, что он постоянно устраивает различным гроссмейстерам выезды на опены в Испанию. Я в шутку сказал ему: "Организуй мне какой-нибудь турнир". И забыл об этом. А через месяц он мне позвонил и говорит: "Я сделал это, это и это". И мы начали сотрудничать.

Тогда в Испании проходило очень много турниров, а мой рейтинг в 16-17 лет равнялся 2460 баллам. Я начал играть во многих "опенах" и стал очень хорошо зарабатывать - и по болгарским стандартам, и даже по испанским. И поэтому я там остался жить, постоянно – с 1997 года, а в 2010 году женился. Сначала я пару лет жил на острове Гран-Канария. В 1996 году там проходил сильный турнир, который выиграл Каспаров, Ананд стал вторым, мы с Крамником поделили третье-четвертое места, Иванчук стал пятым, а Карпов занял последнее место. А потом я переехал в Саламанку, недалеко от Мадрида, но на островах я часто бываю. В декабре прошлого года на Канарах увидел Брижит Бардо. Фантастика! Но она меня, конечно, не узнала (смеется).

В 1996 году одного канарца хотели сделать президентом шахматной федерации Испании и тратили очень много денег на популяризацию шахмат. Но он бездарно проиграл выборы и потом всё развалилось.

- С учетом вашего темперамента вы, наверное, не можете быть равнодушными к испанскому футболу?

- Да, я люблю футбол. Однажды я смотрел матч по приглашению президента "Реала" Флорентино Переса - с "Расингом". Тогда "Реал" возглавлял Жозе Моуринью, но я не болею за мадридцев. В девяностые годы я, конечно же, болел за "Барселону", потому что там играл Стоичков. Но там где мы живем, в сердце Испании, большинство болеет, естественно, за "Реал".

- В Саламанке тоже есть команда.

- "Саламанка", по-моему, уже банкрот, а когда-то она играла в Примере, и в 1999 году даже дважды обыграла "Барселону". Но я решил, что лучший способ – это быть нейтральным и просто наслаждаться испанским футболом.

Не так давно мы были в Аргентине, и в Буэнос-Айресе смотрели матч сборных Аргентины и Бразилии. Игра получилась не очень интересной, Лионель Месси не играл из-за травмы, но этот поход на стадион "Монументаль" – как в Большой театр, один раз в жизни это надо увидеть. 

- У нас в стране болгарский футбол ассоциируется прежде всего и со Стоичковым, и с 1994 годом, когда ваша сборная стала полуфиналистом чемпионата мира в США. Почему не получается повторить этот успех? Ушло поколение талантливых игроков?

- Да, уход такого яркого поколения – одна из причин. Но эта плеяда игроков выросла в коммунистические времена, когда были такие клубы как ЦСКА. И практически все болгарские таланты, кроме шахматиста Ивана Чепаринова, выросли в то время. У нас ведь в 1989 году было четыре чемпиона мира по шахматам в своем возрасте: я, Антоанета Стефанова, еще одна девушка, которая выиграла первенства мира до 16 лет, потом вышла замуж, уехала в Австралию, и перестала играть, и Васил Спасов, который выиграл чемпионат мира среди шахматистов до 20 лет. Тогда в этом турнире от России играли Алексей Дреев и Михаил Улыбин. 

То есть это некое отражение экономики – в богатых государствах спорт развит лучше. В нашей стране нет никаких природных ресурсов и поэтому люди бедные: зарплаты очень маленькие.

- С кем бы из известных футболистов вы бы сравнили свой стиль игры?

- Из футболистов… Какого-то одного нет. Я могу сказать о своих предпочтениях. Я считаю, что Месси играет лучше Криштиану Роналду, но надо уважать то, что делает Роналду – он очень эффективный игрок. Но Месси, как мне кажется – просто гениальный.

Игру Йохана Кройфа я не видел, а Марадона, конечно же, мне очень нравится. Финал чемпионата мира 1986 года нам не дали посмотреть, потому что мы находились в спортивном лагере. Но матч он провел фантастически. Мне также нравились голландец Марко ван Бастен, бразилец Роналдо, и очень - Андрей Шевченко.

- Но когда встречаются "Реал" и "Барселона", вы в душе за кого?

- Проблема "Барселоны" заключается в том, что все понимают: в последние десять лет они играют явно лучше. Но людям не нравится, что каталонцы пытаются это использовать как политическое оружие в борьбе за независимость своей автономии от Испании.

- Английскую премьер-лигу уважаете?

- На самом деле мне она не нравится. И мой друг Пако Вальехо прав: они очень завысили стоимость своих игроков. Есть ведь мировой рейтинг команд, и если "Барселона" занимает первое место, то "Севилья", к примеру, находится рядом с "Манчестер Юнайтед". Если не ошибаюсь, на втором месте идет "Реал", потом "Бавария" и кто-то из итальянских команд, а следом идет мадридский "Атлетико".  И достаточно высоко находится «Вильярреал». На седьмом месте находится "Севилья", и только потом идут английские клубы.

Но как можно сравнивать "Манчестер Сити" с его огромным бюджетом с "Вильярреалом"? Или с "Севильей"? У английских клубов очень хорошо построена бизнес-модель, но они не случайно не могут часто побеждать в Лиге чемпионов. Только "Челси" выиграл один раз – и то, после второго вложенного миллиарда евро (с улыбкой). И "Манчестер Юнайтед" тоже выигрывал, но чаще они все-таки уступают.

- Веселин, когда в следующий раз в Россию?

- Кто знает! Турнир претендентов здесь был последним в моей карьере, но как обычный гражданин Евросоюза обещаю в России быть.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала