Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Эффект бабочки" тренера Кудрявцева

В день 80-летия выдающегося тренера по фигурному катанию Виктора Кудрявцева специальный корреспондент агентства "Р-Спорт" Елена Вайцеховская вспоминает наиболее важные вехи его тренерской карьеры, рассуждает о превратностях спортивной судьбы и объясняет, почему считает Кудрявцева неотложной помощью мирового фигурного катания.

Пять лет назад в свой 75-летний юбилей Виктор Николаевич Кудрявцев сказал: "Не понимаю тренеров, которые работают без коньков. Не можешь прыгнуть - не страшно, имитацию покажи. Но в коньках ты быть обязан. Это дисциплинирует! И тебя - и ученика". В день 80-летия выдающегося специалиста специальный корреспондент агентства "Р-Спорт" Елена Вайцеховская вспоминает наиболее важные вехи его тренерской карьеры, рассуждает о превратностях спортивной судьбы и объясняет, почему считает Кудрявцева неотложной помощью мирового фигурного катания.

 

В естественных науках существует термин "эффект бабочки" - когда незначительное влияние на систему может получить отложенные и не всегда предсказуемые последствия совсем в другом месте и в другое время. В судьбе Кудрявцева такой механизм был запущен в 1951-м, когда 14-летний Витя приехал в Москву из Тулы – поступать в хореографическое училище Большого театра. Он поступил. Но был вынужден отказаться от карьеры танцовщика по банальной бытовой причине: своего общежития в те времена у Большого не было, и для того чтобы учиться в столице, нужно было где-то жить. Кто сейчас ответит, получило бы фигурное катание уникального тренера, если бы 66 лет назад московские родственники согласились приютить мальчишку?

На коньки он впервые встал два года спустя, и в этом сейчас тоже видится рука судьбы: когда спортивная карьера начинается в столь взрослом возрасте, к результату человек идет прежде всего через осмысление, а уже потом – через мышцы. Возможно, как раз поэтому совершенно блистательные тренерские карьеры сделали многие представители того поколения: Игорь и Тамара Москвины, Станислав Жук, Алексей Мишин. Парадокс лишь в том, что в институт физкультуры Кудрявцев поступил только со второй попытки. Но маховик был запущен в правильном направлении – в 22 он начал тренировать.

Сейчас даже не вспомню, когда именно мы познакомились. Но очень хорошо запомнила беседу с тренером за год до Олимпийских игр в Нагано, в которой Виктор Николаевич не просто предсказал победу Тары Липински в женском одиночном катании, но четко разложил по полочкам аргументацию.

"Во-первых, у Липински предельно сложная программа, - сказал он тогда. - Во-вторых, выдержать напряжение олимпийской борьбы всегда гораздо проще тем, кто в силу возраста не понимает важности происходящего. И кому, естественно, нечего терять. Самое же главное преимущество Липински, как ни странно, заключается в том, что у нее еще не начался переходный период. А все главные соперницы – Мишель Кван, Лю Чен, Ирина Слуцкая - как раз под него попали. Когда фигуристка начинает расти, у нее меняется фигура, как правило, прибавляется вес, смещается центр тяжести. Ломается техника: все привычные ощущения теряются, и надо начинать учить элементы заново".

За многие последующие годы, что я наблюдала за работой Кудрявцева в фигурном катании, две мысли материализовались почти в аксиому: Кудрявцев - один из лучших в мире (если не самый лучший) знаток технических тонкостей своего вида спорта и... самый невезучий из всех своих коллег. Ученики уходили от него с такой же регулярностью, как выпускники - из институтов, едва достигнув основательного спортивного образования. Словно в какой-то момент взросления в связке спортсмен - тренер намертво выходил из строя какой-то очень важный механизм. Довести до чемпионских титулов ему, по сути, удалось лишь двух своих спортсменов: Сергей Волков стал в 1975-м первым советским чемпионом мира, а двадцать лет спустя Илья Кулик выиграл взрослое европейское первенство. Правда, почти сразу после этого покинул наставника – ушел к Татьяне Тарасовой и уже у нее стал олимпийским чемпионом.

"Может быть, им не хватает человеческого внимания?" - осторожно поинтересовалась я тогда у Виктора Николаевича. "Я не собираюсь становиться им нянькой", - буркнул тренер. И перевел беседу в другое русло. Видимо, рана была чересчур свежа.

Прошло много лет, прежде чем Кудрявцев признался: "Я постоянно анализировал, пытался понять причины каждого из уходов. Возможно, все дело было в том, что у нас в группе всегда была очень высока внутренняя конкуренция. Плюс эгоистичные чувства каждого спортсмена. Возможно, они считали, что им уделяют недостаточно времени. Хотя я всегда находил возможность индивидуально заниматься с каждым в отдельности".

Если говорить о натуре Кудрявцева в целом, я бы сказала, что он всегда был предельно честен. Перед собой, перед своими спортсменами, перед своим видом спорта. Все это большая редкость в фигурном катании: в обстановке непрерывной, нечеловечески жесткой и далеко не всегда честной борьбы за результат и не всегда скрываемой зависти к чужому успеху мужчины ломаются ничуть не реже женщин. В свое время Кудрявцев сознательно ушел из парного катания, посчитав, что не сумеет полноценно совмещать эту работу с тренировками фигуристов-одиночников. А ведь его пара Людмила Смирнова и Андрей Сурайкин завоевала в 1972-м олимпийское серебро, выиграв у легендарных Ирины Родниной и Алексея Уланова короткую программу и одним судейским голосом проиграв произвольную. В этом тогда тоже чудилась ехидная усмешка судьбы: по мнению многих специалистов тех времен, судьбу золота решил лишь тот факт, что старший коллега Кудрявцева Станислав Жук "заслуживал" той победы гораздо в большей степени. И снова "эффект бабочки": кто знает, занялся бы тренер одиночным катанием, доведись его спортивной паре победить на тех Играх?

"Я слишком люблю одиночное катание в целом, неважно, мужское оно или женское, и быстро понял, что одновременно работать с парами и одиночниками я просто не умею. Значит, надо было выбирать то, что больше нравится", - объяснил тренер свое тогдашнее решение сфокусироваться на одном виде катания.

Однажды я спросила Кудрявцева, как ему удается находить в себе душевные силы на то, чтобы прощать тех, кто уходит? Ведь в момент разрыва отношений уход всегда воспринимается как предательство.

"Видите ли, причины уходов могут быть разными, - ответил он. - Спортсмен имеет право сделать выбор. Если он, например, заявляет, что устал от постоянной работы с тренером, с которым много лет находился в одной связке, я прекрасно понимаю желание сменить обстановку. В этом случае переход действительно бывает оправдан. И совершенно не означает, что прежний тренер должен немедленно порвать со своим воспитанником все отношения. Если, конечно, хочет, чтобы тот продолжал расти. Другое дело, что переходы от одного тренера к другому должны, во-первых, не ущемлять материальной стороны, а во-вторых, быть как-то объяснены окружающим. Чтобы за этим не тянулся шлейф сплетен и домыслов. Есть к тому же некое понятие тренерской этики. В том числе в отношении спортсменов, которые попадают к одному тренеру от другого. Если тренер эту этику не соблюдает, его трудно уважать. Послушать отдельных моих коллег, так все ученики к ним переходят лишь потому, что прежние тренеры бездарны и по определению не способны добиться результата.

Естественно, мне было и неприятно, и обидно, когда от меня ушел Илья Кулик. Но даже после этого он продолжал оставаться для меня "моим" спортсменом. В которого я вложил много сил. Почему же я не должен продолжать помогать, если ему нужна эта помощь? Точно так же я был готов помогать Татьяне Тарасовой. Прекрасно понимал, что, взяв Кулика, она взвалила на себя чудовищную ответственность. Наверняка были и неуверенность, и боязнь экспериментировать. Даже когда спортсмен неплохо научен прыгать, нередко бывает, что у него что-то не ладится. Помню, как в один из таких моментов Тарасова обратилась ко мне за помощью. Считаю это большим тренерским достоинством - не стесняться признать, что ты чего-то не умеешь, спросить совета. Главное-то в другом. Ведь Кулик не стал у Тарасовой прыгать хуже? И Ягудин, когда перешел к ней от Мишина, не стал…"

На чемпионате России-2004 в Санкт-Петербурге Кудрявцев пережил настоящий тренерский триумф: его ученицы Елена Соколова, Юлия Солдатова и Кристина Обласова заняли весь пьедестал. А ведь двое из этой тройки в разное время уходили от тренера, убежденные, что не вернутся к нему никогда. Тот результат как нельзя лучше подчеркнул кредо тренера, его программу-минимум или, выражаясь языком фигурного катания, обязательную программу: его спортсмены обязаны попадать в сборную команду. Всегда.

Приняв решение отойти от индивидуальной тренерской работы и больше не брать учеников, Кудрявцев не изменил в собственной тренерской судьбе ровным счетом ничего. Просто расширил границы, превратившись в спасателя-реаниматора мирового масштаба. К нему идут, когда все плохо. Именно так перед чемпионатом Европы-2013 в Загребе к Кудрявцеву пришли призеры двух предыдущих европейских первенств Вера Базарова и Юрий Ларионов.

"Произошло все неожиданно, - вспоминал тренер. - В тот день я приехал в федерацию фигурного катания, чтобы оформить десятидневный отпуск и уехать 5 февраля вместе с семьей в Майами. Но пришлось поменять планы: не бросать же было ребят в разгар сезона?"

К юбилеям принято считать достижения, переводить успехи в некие цифры. У Кудрявцева эта цифра составляет трехзначное число. 108. Ровно столько медалей завоевали подопечные тренера на чемпионатах Европы, мира и Олимпийских играх. Только цифра эта весьма условна. Рассказывая о вкладе самых разных людей в свою олимпийскую победу на Играх-2010 в Ванкувере, американец Эван Лайсачек назвал мне имя Кудрявцева, работавшего с ним над техникой прыжков и шагов. Похожие слова благодарности я слышала и от двукратного чемпиона мира швейцарца Стефана Ламбьеля, регулярно приезжавшего в свое время в летний лагерь, который Виктор Николаевич регулярно проводил в Швейцарии. Когда-то этот лагерь затевался лишь для того, чтобы подпитывать финансовое положение семьи. Виктор Николаевич однажды так и сказал: мол, если понадобятся деньги, их можно очень быстро заработать лекциями и семинарами. "В достаточно большом количестве стран я стою значительно дороже, чем в России", - добавил он тогда.

Если сейчас просто перечислить имена тех иностранных фигуристов, кто в разное время обращался к российскому специалисту за помощью, получим почти всю мировую элиту фигурного катания, причем не только спортивную, но и тренерскую: мало кто знает, например, что невероятной стабильностью прыжков фигуристки школы Тутберидзе, включая двукратную чемпионку мира Евгению Медведеву, обязаны прежде всего Сергею Дудакову. Ученику Кудрявцева.

Во время крупных соревнований Кудрявцев, как правило, сидит на трибуне и, присев рядышком, всегда можно услышать множество тонкостей и секретов успеха. Например, о том, что шаги, которые составляют суть фигурного катания, нужно отрабатывать после тренировки, когда спортсмен уже сильно устал. В этом случае вырабатывается гораздо более прочный навык.

"Положа руку на сердце, на эту работу, как правило, никогда не хватает времени, - признался не так давно тренер. - А заниматься ей обязательно нужно. Потому что без высокой техники поворотов, переходов, скольжения, ты никогда не получишь высокие оценки за компоненты программы. Не говоря уже о том, что сейчас особенно высоко оценивается умение фигуриста исполнять прыжки и каскады с шагов, а не с длинного разбега. В этом плане я очень рад, что новые правила буквально вынудили фигуристов уделять катанию много внимания. В идеале нужно стремиться к тому, чтобы шаги человек выполнял не просто четко, но с некоторой пижонской расхлябанностью, с подчеркнутым удовольствием. Посмотрите на парное катание: почти у всех дуэтов в шагах – провал. Словно спортсмены их только что выучили. Как только закрепощенность исчезает, катание начинает восприниматься совершенно иначе…"

Я же каждый раз ловлю себя на мысли, видя Кудрявцева на трибуне, что фигурное катание – при всем честолюбии и азарте молодости - держится именно на таких людях. Они - как стена, на которую всегда можно облокотиться, если вдруг потеряно равновесие. И это, как говорится в известной рекламе, по-настоящему бесценно.

Матч-центр
Рекомендуем
Юлия Ушакова
Блондинка с огоньком: ведущая "Спартака", которая растопит любой лед
Виктор Ганчаренко
"Лицо попроще сделайте!" Тренер ЦСКА накинулся на судью на матче с "Сочи"
Матч-центр
Матч-центр
Перейти ко всем результатам
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала