Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Елена Радионова: фигурное катание – смысл жизни, и перестать кататься я не готова

В интервью специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской Елена Радионова объяснила, почему захотела остаться в фигурном катании еще на четыре года, призналась, что восхищается Кейтлин Осмонд и рассказала, почему выступать в Японии – это круто.

Четыре года назад ей прочили блистательное будущее: Елена Радионова дважды выигрывала юниорское первенство мира, в первый же взрослый сезон стала чемпионкой страны и завоевала серебро в финале Гран-при и на чемпионате Европы. Привезла бронзу с чемпионата мира-2015. Но два последних сезона оказались провальными: фигуристка не сумела отобраться на главные старты ни в 2017-м, когда работала еще под руководством Инны Гончаренко, ни годом позже, уйдя к Елене Буяновой.

В интервью специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской фигуристка объяснила, почему захотела остаться в спорте еще на четыре года, призналась, что восхищается Кейтлин Осмонд и рассказала, почему выступать в Японии – это круто.

 

Рисуем ногами

 

- В предсезонных интервью фигуристы обычно рассказывают не только о новых программах, но и о том, как долго и тяжело приходилось раскатывать новые коньки. А что вам пришлось преодолевать в процессе летней подготовки?

- Коньки я тоже поменяла, но у меня обычно этот процесс проходит более или менее спокойно. В межсезонье вернулась с отдыха, стала готовиться к шоу Дениса Тена, и параллельно раскатывала новые коньки, пока не начались тренировки. На первом сборе какое-то время было чувство, что они не до конца раскатанные, но работать это не мешало.

- Летняя работа получилась тяжелой?

- В этом году – да. И психологически, и физически. Было очень непросто втягиваться в процесс. Перерыв-то получился длинным.

- Вы ведь, знаю, много размышляли о своем будущем после того, как не сумели отобраться на главные старты в декабре прошлого года. Что заставило продолжать кататься?

- Наверное, то, что я очень люблю фигурное катание. И часто думаю о том, что реализовала далеко не все свои возможности, не все медали выиграла. Что могу это сделать, а значит, мне нужно как бы "обнулиться", заново начать всю работу, забыв все, что было раньше. Естественно, все забыть не получится, но пересмотреть некоторые моменты наверняка стоит.

- Чтобы не повторять ошибок?

- Не могу сказать, что совершала какие-то критические ошибки. В прошлом сезоне, например, их не было. Все настолько шло на тренировках хорошо, слаженно. А вот во время выступлений со мной начинали происходить какие-то необъяснимые вещи. Падение с риттбергера на чемпионате России, например. Я вообще не вспомню, чтобы на тренировках падала с этого прыжка. Перед чемпионатом России прыгала каскады с риттбергером, с флипом. До сих пор не могу понять, почему вдруг ни с того ни с сего нога опухла за несколько дней до соревнований. Почему я заехала лезвием на риттбергере в след.

- Почему вы не поехали ставить программы к Шэ-Линн Бурн, как год назад? Многие, знаю, считают, что канадка -  стопроцентно "ваш" хореограф.

- Это действительно так. Я думала о том, чтобы поехать к Шэ-Линн, прикидывала, могу ли позволить себе это сделать, но потом мы обсудили с Еленой Германовной все наши соображения и возможности и решили, что в этом сезоне поставим программы дома. В итоге обеими моими постановками занимался Петр Чернышев, и я, честно говоря, очень довольна результатом. Короткая программа у меня Эмми Уайнхаус, You Know I'm No Good. А произвольная - Cinema Paradiso из одноименного кинофильма. То есть абсолютно две разные программы. До этого я уже ставила у Чернышева показательный номер, и мне очень понравилась его манера постановки. Петя как бы рисует ногами. В фигурном катании есть такой момент: ты едешь и поворот обычно делаешь в ту сторону, в которую тебе удобно. Чернышев, наоборот, ставит шаги таким образом, что поначалу кажется, что туда нога вообще не идет. Я, помню, в ужасе была – мне казалось, что выкатать программу не сумею никогда в жизни. Но как-то справилась. И поняла, что когда все вкатываешь, получаются очень интересные вариации.

- Вам сейчас не создает дискомфорта тот факт, что за лето группа увеличилась, и в ней помимо Маши Сотсковой появилась еще Полина Цурская?

- У нас все-таки не такой вид спорта, как легкая атлетика, где выигрывает тот, кто быстрей пробежит дистанцию. Иногда я могу посмотреть, как катаются девочки, чтобы себя немножко завести, но обычно все, что происходит вокруг, мне не очень важно. Гораздо важнее сосредоточиться на себе, заставить себя работать. Главное - чтобы был контакт с тренером.

 

Счет на табло

 

- Какие впечатления оставила у вас Олимпиада в Пхенчхане?

- Честно говоря, никаких особых чувств не было.

- И что, совсем не удивились, когда в одиночном катании выиграла Алина Загитова?

- Я, в принципе, ожидала, что она выиграет - мне кажется, это было понятно с начала сезона. Женю (Медведеву) слишком сильно подкосила травма. У Алины хоть и не получалось в начале сезона чисто откатать короткую программу, но на тех турнирах, где она выступала вместе с Женей, она очень хорошо каталась. Видимо, прямая конкуренция очень сильно ее мобилизовывала. Да, у Медведевой есть имя, Женя более опытная спортсменка, но Олимпиаду, как правило, выигрывают неожиданные люди.

- Помните свои ощущения, когда Медведева появилась на взрослом льду, и вы начали с ней соперничать?

- Помню чемпионат Европы в Братиславе в 2016-м, когда Женя у меня выиграла. Мне тогда было очень обидно: прокатав чисто обе программы, я заняла второе место, хотя Женя упала с двойного акселя. Но я в таких ситуациях никогда не виню судей или кого-то еще. Вот и тогда винила себя. Конечно же, это было неприятно, второй чемпионат Европы, и второй раз серебро. В 2015-м в Стокгольме меня меньше балла от Лизы Туктамышевой отделили, да и в Братиславе так нелепо все получилось. С другой стороны, я понимаю, что Женя зарабатывала те свои оценки прежде всего стабильностью. Ей, кстати, большой респект за то, что в олимпийском сезоне она смогла все-таки собраться с силами и восстановиться. Но все равно Алина выглядела в Пхенчхане более уверенно.

- О чем вы думали, когда смотрели финальное выступление Медведевой на тех Играх?

- Я очень хорошо понимала, каково ей. Понимала, чем обоснованы столь сильные эмоции, слезы. К тому же это вдвойне нелегко: когда на главном старте всей твоей жизни побеждает человек, с которым ты тренируешься в одной группе. А глядя на Алину, я вспоминала себя. Как ехала на свой первый чемпионат Европы, на первый чемпионат мира. Это было как праздник: вау, неужели я вот со всеми этими людьми на одном льду выступаю? Голова не то чтобы пустая, но в ней нет никаких сомнений. Ты понимаешь, что даже если у тебя что-то не получится, то это первый раз, а значит, ничего страшного. Мне даже кажется порой, что Алина до конца не понимала, что выступает на Олимпиаде. А Женя – это совсем другая история. Ей психологически намного тяжелее было, очень сильно давил груз ответственности.

- Насколько опасной соперницей вам представляется действующая чемпионка мира Кейтлин Осмонд? 

- Я к ней очень уважительно отношусь, она молодец. У нее ведь тоже не сразу все получалось, были тяжелые травмы. А она боролась, боролась, и в итоге имеет все звания, чего не имеет сейчас никакая другая фигуристка в мире. Выиграла и чемпионат мира, и Олимпиаду.

- Вы не делаете различия между командной олимпийской медалью и личной?

- Насчет командного турнира существуют разные мнения, но я считаю, что ответ всегда на табло. То, что там написано – уже история нашего вида спорта, и ничего оттуда не вычеркнешь. В конце концов, есть виды спорта, где человек может вообще просидеть весь турнир на скамейке запасных и тоже выиграть титул.

 

Юлия-Елена.ру

 

- Вы когда-нибудь задумывались о том, как будет выглядеть ваша жизнь, когда в ней перестанет существовать фигурное катание?

- Мне кажется, каждый человек об этом задумывался. Я каждый раз представляю эту жизнь по-разному. С одной стороны, понимаю, что очень люблю фигурное катание, и пока не готова перестать кататься. Да, пусть это будет тяжело, трудно, пусть возникают какие-то моменты, которые надо перебороть, но все равно это пока для меня смысл жизни. Очень громко, наверное, сказано, но это так. И действительно, чего уж тут скрывать, я тот человек, который обожает находиться на публике, любит для нее кататься, любит внимание. Я люблю кататься именно для публики, а не для тренера или судей, благо сейчас очень много всяких различных передач, шоу. И все это очень интересно.

- Много лет назад мы как-то разговаривали с Катей Гордеевой, и она сказала, что фигурное катание - достаточно опасный для женщины вид спорта. Потому что если человек востребован, бывает очень сложно остановиться. Все это становится такой большой частью жизни, что ты просто упускаешь момент, чтобы создать семью, родить ребенка. Потом спохватываешься, а поезд ушел.

- Да, такое есть. Думаю, очень важно чувствовать ту грань, когда стоит остановиться. Чтобы вовремя построить ту же семью. Мне кажется, в приоритете у каждого человека, чем бы он ни занимался, обязательно должна быть семья. Потому что это единственное место, где ты по-настоящему нужен. Человеку может сколько угодно казаться, что он крутой, известный, везде востребован, есть деньги, слава. Но все равно все это в какой-то момент заканчивается, и ты остаешься один.

- Есть места, где вам особенно нравится кататься?

- Люблю кататься в Москве. Еще нравится Япония – там у меня в этом сезоне будет один из этапов Гран-при. Японцы нереально умеют поддерживать фигуристов. Болельщиков всегда очень много, но при этом они не нагоняют ажиотаж и суету, а наоборот, каким-то образом разряжают атмосферу.

- Выходишь кататься как на праздник?

– Это слишком громко сказано, но сама атмосфера японских турниров очень сильно раскрепощает, дает сильные эмоции. Ты понимаешь, что тем, кто сидит на трибунах, не важно, какое ты место займешь. Они просто болеют за тебя, переживают, поддерживают, любят. Невольно возникает желание отдать этим людям всего себя, доставить им максимум удовольствия.

- Фанатское внимание когда-нибудь вас тяготило? И что вообще представляет собой группа поддержки Елены Радионовой?

- Не думаю, честно говоря, что такая группа у меня есть. В Instagram очень много всяких групп, и мое общение с фанатами в основном соцсетями и ограничивается. Болельщики могут комментарий оставить, я могу лайкнуть этот комментарий, вот и все. Я очень благодарна людям за то, что они за меня болеют, мне безумно это приятно, но чтобы с кем-то общаться близко – такого нет. Знаю одну женщину в Японии, которая всегда пишет комментарии под моими фотографиями, присылает письма. В свое время она болела за Юлю Липницкую, потом начала болеть за меня и даже создала группу "Юлия-Елена.Ру". Она уже очень давно меня поддерживает. И сама шьет медведей - в моих костюмах. У меня уже два таких в коллекции. Сейчас эта женщина делает для меня еще одного. Вот, наверное, с ней у меня самые близкие отношения.

 

Хвосты и косы

 

- Если бы вы были среди тех, кто принимал решение по возрастному цензу в женском одиночном катании, вы бы голосовали за то, чтобы поднять возраст допуска спортсменок на взрослый уровень?

- Думаю, да - хотя бы до 16-ти лет. Еще бы я хотела, чтобы хоть один из турниров проводился не с флаговым участием, а как в теннисе, по рейтингу. Многим странам в фигурном катании не хватает квот. А в тех странах, у кого квоты есть, не всегда хватает спортсменов, чтобы их выставлять. Так почему бы не оставить один чемпионат в том формате, как это существует сейчас, а второй проводить по рейтингу? И сделать эти соревнования равными по своей значимости.

Что касается возраста, это вообще сложная тема. На взрослых спортсменок интересно смотреть хотя бы потому, что у них реально есть программы. Понятно, что когда появляются такие спортсменки, как Женя и Алина, как это было в прошлом сезоне, все начинают говорить о том, что они соревнуются только между собой. По большому счету, они ведь даже интриги никакой не оставляли. Но порой я ловила себя на мысли, что мне интереснее смотреть на ту же Каролину Костнер или Кейтлин Осмонд - сумеют они втиснуться в борьбу или нет? Юниоры – это вообще отдельный мир, отдельная стихия, в которой ты вообще не понимаешь, кто выстрелит, кто нет. Это настолько непредсказуемо, настолько у всех по-разному спортивная судьба складывается. Взять ту же Сашу Трусову. Дай бог, чтобы она как можно дольше сохранила здоровье и смогла так же прыгать свои четверные прыжки, когда выйдет на взрослый уровень. Мне даже самой интересно, что с ней дальше будет.

- Можете представить, каково это - кататься с косами столь невероятной длины, как у Трусовой?

- Знаете, я для шоу долгое время привыкала кататься с распущенными волосами, хотя они у меня значительно короче, чем у Саши. Если заплетаю волосы в хвост, вообще не могу прыгать – хвост начинает меня перетягивать и становится очень трудно держать баланс в прыжках и вращениях, голова непроизвольно идет назад. Похожее ощущение иногда создают тяжелые юбки – начинают сильно тянуть в сторону. Поэтому на тренировке я вообще волосы не распускаю. Делаю это только в обычной жизни, если куда-то иду. А вот когда с распущенными волосами катаюсь в шоу, многие говорят: вау, это так круто!

- А сделать стрижку никогда не хотелось?

- Хотелось. Но меня отговорили. Убедили в том, что мне просто не пойдет короткая прическа. С другой стороны, я как-то, помню, приходила к парикмахеру, попросила подрезать кончики волос. Срезали сантиметров восемь или десять, и было так жалко… Шла домой и думала: столько же времени я эти волосы отращивала? Да, бывают моменты, когда ты хочешь что-то в себе изменить, но если свой стиль уже сложился, то зачем?

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала