Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Сидеть нельзя помиловать: Кокорин и Мамаев встретят Новый год в СИЗО

Очередной аншлаг собрал утром 5 декабря зал Тверского суда в Москве, где решался вопрос — продолжат ли звезды российского футбола Александр Кокорин и Павел Мамаев находиться в "Бутырке" или встретят Новый год дома под подпиской о невыезде (или выйдя под залог). В итоге футболисты, брат Кокорина и их друг остаются в "Бутырке" еще на два месяца.
Павел и Александр с момента ареста впервые встретились сегодня. В зале заседаний, за стеклом. На фотографиях Мамаев смотрит куда-то в зал, Кокорин сидит, опустив голову. Видно, что и футболисты, и брат Кокорина (у Кирилла самая сложная ситуация: он проходит по трем эпизодам и ему грозит самое серьезное наказание), и их друг выглядят потерянно и подавленно.
Если вы успели забыть, то кратко можно напомнить суть истории: две потасовки с участием футболистов произошли 8 октября. Сначала, по данным следствия, Мамаев, Кокорин, брат Кокорина Кирилл и их друзья избили водителя ведущей Первого канала, а затем в кафе на Никитской главу департамента Минпромторга Дениса Пака (его стулом ударил Кокорин) и главу НАМИ (разработчик президентских автомобилей Aurus) Сергея Гайсина. Четвертым задержанным после драки с участием футболистов оказался Александр Протасовицкий, играющий в любительской лиге. Два дня футболисты не выходили на связь, однако после объявленного следствием ультиматума явились в ГУ МВД и были помещены в изолятор. Уголовное дело возбуждено по статьям "Хулиганство в составе группы лиц" и "Побои". Санкция только статьи "Хулиганство" предполагает до семи лет заключения.
Два месяца назад писал, что отправка футболистов в СИЗО — шаг жесткий и, возможно, чрезмерный (в целом, безотносительно имен обвиняемых), и мнения своего не менял. Два месяца под стражей уже хороший урок для всех участников происшествия, которое стало одним из резонансных дел осени.
© РИА Новости / Илья Питалев / Перейти в фотобанкРассмотрение ходатайства следствия об аресте А. Кокорина и П. МамаеваРассмотрение ходатайства следствия об аресте А. Кокорина и П. Мамаева
Жесткое давление в СМИ и весь антураж вокруг Мамаева и Кокорина давят на судей, тут нет никаких сомнений. За это время мы услышали массу положительных слов в адрес Кокорина (тут постарался "Зенит"), а вот "Краснодар" сначала резко выступил за разрыв контракта с Мамаевым, потом взял паузу, затих, а сегодня выяснилось, что клуб прислал на Павла положительную характеристику (как и его соседи). При этом нужно отметить, что среди прочего "Краснодар" озвучил информацию о благотворительных делах Мамаева, рассказав, в частности, о том, что Павел помог организовать операцию сотруднице клуба за границей.
Оба футболиста пропустили серьезный игровой отрезок, поддерживать форму в "Бутырке" профессиональному футболисту невозможно, пропустили игры в чемпионате России, в Лиге Европы, хотя и без них (на данный момент) оба клуба успешно решают свои задачи, занимая первое ("Зенит") и второе ("Краснодар") места в России и первые места в своих группах в Лиге Европы.
Оба футболиста провели два месяца без семей, и если со стороны Кокорина все спокойно, то вот супруга Мамаева все это время не давала скучать, выдав буквально накануне заседания в прямом эфире в Instagram рассказ о проблемах в семье, изменах Павла и его предательстве. Все это, правда, не помешало Алане приехать на заседание, более того, в его ходе стало известно, что она не возражает против того, чтобы Павел после освобождения жил в их квартире в Краснодаре.
Само заседание было достаточно предсказуемым, схема — неизменной: даты рождения (Кокорин — думаю, что на стрессе — запнулся на дате рождения сына), просьбы защиты, которые остались без удовлетворения (по поводу изучения видеозаписей, содержащих "иную версию событий"), сданные загранпаспорта (добровольно) следователю, чтобы доказать, что футболисты не скроются от правосудия, заявление отца Мамаева как залогодателя со справкой о счете, заявление супруги Мамаева, характеристика из ФК "Краснодар", характеристика с места проживания, а также документы о компенсации ущерба в пользу Виталия Соловчука (водителя ведущей Первого канала). При этом следствие отмечало, что футболисты совершили преступление "с особым цинизмом и жестокостью". После этих слов сомнений не осталось — Новый год они встретят в СИЗО.
Выступления адвокатов и игроков не повлияли на суд. Мамаев был не согласен с обвинением ("мы сразу начали сотрудничать со следствием, сами сдались, помогали найти свидетелей и никак не препятствовали расследованию"), сказал, что готов быть под домашнем арестом или внести за себя залог в пять миллионов рублей, заявив, что его "отсутствие сказывается на психике и воспитании" детей, которые находятся на его иждивении. Как и Мамаев, Кокорин частично признал свою вину, заявив, что на первом допросе его оскорбил судья, к делу не приобщили его с Паком примирение, и сделал акцент на том, что он узнаваемое лицо и скрываться не будет. Как и Мамаев, Кокорин был согласен на домашний арест или залог до десяти миллионов рублей.
Судья удалился в совещательную комнату. Алана Мамаева минуту простояла молча напротив мужа и под вспышки камер ушла ждать решения судьи.
Доводы защиты не возымели действия. Судья объявил о продлении ареста на два месяца. Новый год — встречать в "Бутырке".
Оценить 23
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала