Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Александр Стеблин: нас сначала использовали, а потом кинули

Бывший президент, а ныне член правления Федерации хоккея России Александр Стеблин в интервью Артему Дроздову рассказал, как Рене Фазель предрек ему победу сборной России над канадцами в финале чемпионата мира 2008 года, как на него обиделся Вячеслав Фетисов и как в "лихие девяностые" функционировало российское хоккейное хозяйство.
При встрече первым делом поинтересовался у Александра Яковлевича, не собирается ли он написать книгу о тех лихих временах, когда он руководил отечественным хоккеем, а в составе исполкома международной федерации мог за счет своего авторитета продвигать или блокировать важные решения. Ответ Стеблина заставил задуматься. Он сказал, что мысли такие были, но пока от этой идеи отказался. На вопрос, почему, почетный президент Федерации хоккея России ответил, что время ушло, да и людей, которые определяли наш хоккей на рубеже веков, с каждым годом все меньше. Время действительно ушло, но оно ведь реально было. Со всеми радостями и невзгодами. Правда, некоторые, говоря о сегодняшних проблемах, которые есть в нашем хоккейном хозяйстве, любят пенять на прошлое. А уж найти виноватого в нашей стране всегда было проще простого. Именно Александра Стеблина в последнее время часто называют виновником всех бед, которые сотрясают наш хоккей. Причем активизировались многие, начиная от депутата Вячеслава Фетисова, заканчивая молодыми коллегами. С одной стороны, так и хочется сказать: "При чем здесь Стеблин? Уже 14 лет российским хоккеем управляют другие люди". А с другой стороны, полковнику в отставке адвокаты не нужны. Да мы и не напрашиваемся. Просто предоставляем Александру Яковлевичу возможность поделиться с нами его точкой зрения на события, которые происходили в нашем хоккее в то время, когда менялась страна, а вместе с ней менялась и жизнь всех ее граждан. Понятно, что только истина едина, а правда у каждого своя. Кому в итоге верить – решать вам. А мы начинаем разговор.

"Рене, ну ты великий!"

- Ходят разговоры, что президент Международной федерации хоккея (IIHF) Рене Фазель, после того как покинет свою нынешнюю должность, будет работать в КХЛ. Вы знаете его лучше всех в нашей стране. Как думаете, если его появление в лиге все же состоится, как это отразится на нашем хоккее?
- Рене – очень мудрый человек. Только благодаря ему держится на плаву этот огромный корабль под названием "мировой хоккей". Более того, именно во время его президентства IIHF стала иметь очень большой вес в олимпийском движении. Если его назначение в КХЛ произойдет, понятно, что он, скорее всего, не будет осуществлять непосредственное руководство лигой. Но одно то, что он со своим громаднейшим авторитетом будет причастен к нашему спорту, вне всяких сомнений пойдет нам на пользу. Заметьте, что в свете всех допинговых скандалов, которые свалились на Россию, не было ни одного случая, чтобы под подозрением оказались хоккеисты.
Президент Международной Федерации хоккея (ИИХФ) Рене Фазель
Фазель: появление в КХЛ клубов из Европы является вопросом времени
- Думаете, это заслуга Фазеля?
- 100%! Смотрите, что происходит в других видах спорта, когда комиссары WADA в буквальном смысле слова преследуют наших выдающихся спортсменов и не дают им спокойно жить и тренироваться.
- А разве в хоккее не так?
- Нет, конечно. Фазель сумел отгородить нас от сумасшедшей активности WADA. Они, имея большое желание, так ни разу и не смогли взять у хоккеистов на пробу кровь. Только мочу.
- Удивительно. Хотя мне иногда кажется, что его любовь к России – чистой воды показуха.
- Это не так. Он искренне любит Россию. Изучает наш язык. Несмотря на то, что Рене – стопроцентный европеец, он душой очень сильно привязался к нашей стране со всеми ее особенностями. Плюс ко всему Фазель очень ценит искренность в отношениях. Ему очень легко и комфортно работать с нами. Он прекрасно знает, что русские не будут юлить. У нас если да, то да. Если нет, то нет. Мы очень крепкие и надежные партнеры. Хотите историю?
- Конечно!
- 2008 год. Чемпионат мира в Канаде. Перед третьим периодом финального матча российская сборная проигрывает канадцам – 2:4. Мы сидим в ложе втроем: я, Фазель и президент МОК Жак Рогге. И я рассказываю Рене, что в последний раз хозяева выигрывали чемпионат мира в 1986 году – тогда в Москве первенствовала сборная СССР. Делаю это с тем намеком, что канадцы сегодня близки к тому, чтобы снять проклятие. А Фазель поворачивается ко мне и говорит: "Саша, не спеши". Что было дальше, вы все прекрасно знаете. Наши сравняли счет в основное время, а потом мы пошли вниз для участия в церемонии награждения. В тот момент, когда мы спускались, Илья Ковальчук забросил победную шайбу. Фазель смотрит на меня и подмигивает: вот, мол, что я тебе говорил, а ты не верил. Я только и смог в тот момент вымолвить: "Рене, ты великий!"
10 октября 2019. Член Международного олимпийского комитета (IOC), президент Международной федерации хоккея на льду (IIHF) Рене Фазель во время пленарного заседания VIII Международного спортивного форума Россия - спортивная держава в Нижнем Новгороде.
Фазель: если России будет нужна моя помощь в хоккее, то почему нет
- А правда, что в свое время, швейцарец победил на выборах президента Международной федерации хоккея при поддержке ФХР?
- Несмотря на все трудности, которые в девяностые годы происходили в нашей стране, на международной спортивной арене мы оставались могучей силой. Хоккей не исключение. К нашему мнению прислушивались. Более того, мы имели реальное влияние на другие страны. Вот вам пример: когда я был членом совета IIHF, благодаря проделанной работе при принятии судьбоносных решений мы смело могли рассчитывать на треть голосов конгресса. Вы только представьте, что порядка 30 представителей международной хоккейной семьи всегда готовы были поддержать Россию. Но и это не все! Мой коллега президент Финского хоккейного союза Калерво Куммола также мог похвастаться наличием поддержки трех десятков делегатов. Сейчас это трудно представить, но тогда два человека – я и руководитель финского хоккея – могли вдвоем влиять на принятие того или иного решения в рамках конгресса международной федерации. Иногда эти решения были судьбоносными.
- Какие, например?
- Проводить ли в определенной стране чемпионат мира или нет.
- Почему мы потеряли это влияние? Александр Стеблин перестал быть руководителем федерации хоккея, но пришли другие люди. Почему им не удалось добиться того, чтобы к нам прислушивались?
- Проще простого прийти и сказать, что вы никто, а я такой хороший, сейчас наведу порядок. Но в любом случае буду говорить за себя. Для того чтобы добиться доверия такого числа делегатов конгресса, была проделана колоссальная работа. Я встречался со всеми этими людьми, говорил, убеждал, приводил железобетонные доводы той позиции, которую предлагала наша сторона. Я всегда был рядом с этими людьми. Как мог, помогал нашим иностранным друзьям. Могу сказать со всей ответственностью, что все те контакты, которые удалось наладить в те времена, работают на наш хоккей до сих пор. С нами по-прежнему считаются и, что самое главное, нас уважают. Я не собираюсь бить себя в грудь и говорить, какой я хороший. Заслуга команды Стеблина заключается в том, что мы смогли продолжить ту работу, которую до нас делали наши предшественники.

Что такое WADA?

- Как вы можете охарактеризовать то, что в последнее время происходит с российским спортом? Все эти допинговые скандалы, которые, похоже, не имеют ни конца, ни края, уже всем порядком надоели. Почему мы не смогли вовремя исправить ситуацию?
- Если говорить простым языком, то нас сначала использовали, а потом кинули. Но за всеми подробностями вам надо обратиться к господину Фетисову, который был одним из основателей WADA и который должен был в свое время объяснить всю опасность, которую таило в себе создание этой организации.
- Так Вячеслав Александрович говорил, что, когда передавал дела Виталию Мутко, предлагал ему помощь в том, чтобы войти в семью WADA, однако, по словам того же Фетисова, тот отмахнулся и заявил, что этой ерундой он заниматься не будет…
- А разве Виталий Леонтьевич не был прав? Мы до сих пор до конца так и не знаем, что из себя представляет организация под названием WADA. Какие функции она выполняет? По каким правилам работает? А самое главное – кто контролирует ее жизнедеятельность?
© РИА Новости / Алексей Никольский / Перейти в фотобанкВячеслав Фетисов и Виталий Мутко (слева направо)
Вячеслав Фетисов и Виталий Мутко (слева направо)
Вячеслав Фетисов и Виталий Мутко (слева направо)
- Известно, что учредителем WADA был МОК.
- Тогда получается, что агентство подконтрольно Международному олимпийскому комитету?
- По факту - да.
- Вот именно, что по факту! Свод правил, по которым живет и работает МОК и вся мировая спортивная общественность, называется Олимпийская хартия. Но все решения WADA касательно России, наоборот, идут в противовес этой хартии. Страдают от этого все, и в первую очередь – наши спортсмены и болельщики. А еще один неприятный момент заключается в том, что на проект под названием WADA наша страна потратила большое количество финансов.
- Все равно я не понимаю, при чем здесь Вячеслав Фетисов.
- Как при чем? Именно он втравил нас во всю эту историю! Хотя я более чем уверен, что его, а точнее его имя просто использовали в достижении определенных целей. Но это никак не снимает ответственности с человека, который, не разобравшись, пустился во всю эту авантюру и, что самое главное, не предупредил о возможной опасности высшее руководство страны.
- Но он говорит, что реально мог возглавить WADA.
- Прекратите верить в сказки! Неужели вы думаете, что американцы, которые и придумали всю эту историю, позволили бы руководить этим, как оказалось, карающим органом великому русскому спортсмену?!

Враг номер один

- Между вами и Вячеславом Фетисовым как будто пробежала черная кошка. Последний раз он обвинил вас в разрыве связи между разными поколениями хоккеистов.
- Это его право. Вот только когда я был президентом московского "Динамо", мы первыми в стране создали штатную команду ветеранов клуба. Тогда только развалился Союз, но мы изыскали возможность в трудное время объединить и поддержать заслуженных людей. Более того, они у нас даже зарплату получали! Мы помогали им с медицинским и социальным обеспечением. В то же самое время господин Фетисов, который сейчас предъявляет мне какие-то претензии, находился в другой стране. Откуда он может знать, что происходило здесь, когда он на протяжении 13 лет жил и работал в США? Что ему известно о том, как в новой России люди работали, чтобы в тяжелейших экономических условиях сохранить хоккей на плаву?
Географический диктант
Фетисов сомневается, что решение WADA вызвано политическими мотивами
- Возможно, ему рассказывали, что здесь происходит. А он уже делал выводы с чужих слов…
- Скорее всего, так и было. Вокруг него всегда крутились люди, которые отличались только тем, что хорошо угождали и поддакивали. Я помню первое совещание с Фетисовым после его назначения председателем Госкомспорта. Он опоздал на встречу часа на два… Впрочем, как и всегда. Тогда он сказал такую фразу: "Вы здесь все развалили, теперь я буду все собирать". Ну и чего он собрал?
- А почему при каждом удобном случае он вспоминает вас недобрым словом, обвиняя чуть ли не во всех бедах нашего хоккея?
- Эта история случилась в 1997 году.
- А что тогда произошло?
- Тогда полным ходом шла подготовка к Олимпиаде в Нагано. Игры в Японии были первыми в истории, на которые должны были приехать хоккеисты из НХЛ.
- Но Фетисова не было в составе…
- Именно этого он не может простить мне до сих пор!
- Это было вашим решением?
- Расскажу, как все было, а люди пусть рассудят. Исполком Федерации хоккея России утвердил главным тренером сборной Владимира Юрзинова. Он составил список кандидатов из НХЛ, и мы отправились с ним в поездку по Северной Америке.
- Вячеслав Фетисов был в том списке?
- Был. Приехали в Детройт. Фетисов и Игорь Ларионов пригласили нас на ужин. Хорошо посидели и, что самое важное, здорово поговорили. Игорь отказался сразу: сказал, что очень хочет и дальше играть за "Ред Уингз", а во время паузы на Олимпиаду планирует хорошо отдохнуть, чтобы показать себя во всей красе в концовке сезона и подписать новый контракт. Я услышал его позицию и вопросов больше не задавал. И если Ларионов реально мог рассчитывать на новое соглашение с клубом, то у Вячеслава была другая ситуация. По его действиям на льду было заметно, что его карьера катится к закату. Но Фетисов есть Фетисов. В общем, поговорили. Он отвез нас в гостиницу и уехал. Юрзинов сразу после ужина был готов включить защитника в состав. Обаяние Вячеслава сделало свое дело. Я сказал тренеру, что утро вечера мудренее. Предложил отправиться спать, а уже на следующий день спокойно обсудить сложившуюся ситуацию.
- Правильно ли я понимаю, что на следующее утро у вас произошел серьезный разговор с главным тренером?
- Я просто стал задавать Юрзинову вопросы. Прямо спросил его, поставит ли он Фетисова в первую, вторую или третью пару защитников. Последовал отрицательный ответ. Дальше – больше. Я поинтересовался, а кому он собирается отдавать капитанскую нашивку. Ведь если есть Фетисов, то другие варианты отпадают автоматически. А потом я попросил Юрзинова представить картину: капитан Фетисов протирает лавку, играя в четвертой паре игроков обороны. Последовала пауза, но было заметно, что Владимир Владимирович оказался в замешательстве. А я продолжил. Сказал конкретно, что мне нужен один главный тренер, а не два.
- Жестко вы с заслуженным человеком.
- А по-другому было нельзя. Владимир Владимирович – человек со своими характерными особенностями. Мне в том моменте нужно было убить двух зайцев: во-первых, показать тренеру, что я рассчитываю на него как на верховного главнокомандующего, а во-вторых, досконально объяснить ему, как сильно он рискует своим авторитетом, если в команде будет Фетисов.
- Как на это отреагировал Юрзинов?
- Он оказался не готов к такому повороту событий. Спрашивал, как я собираюсь разруливать эту ситуацию.
- И что вы ему ответили?
- Сказал ему, чтобы он спокойно ехал в свою Финляндию, где он тогда работал, а я решу все вопросы. Как вы правильно заметили, Фетисова в составе той сборной не было.
- Мне кажется, это нормальная ситуация – кто-то попадает в состав, а кто-то нет. Жизнь ведь на этом не заканчивается.
- Спортсмен принимает любое решение, но вот согласен с этим решением он бывает далеко не всегда. Понятно, что Фетисов хотел выиграть третью Олимпиаду в карьере, но обстоятельства, о которых я сказал ранее, сложились по-другому.
- Вы помните вашу первую встречу с Вячеславом Александровичем после Олимпиады?
- Конец лета. Кубок "Спартака". Президент турнира Гелани Товбулатов, царство ему небесное, опять собирает всех звезд. В один из дней вместе с ним и Фетисовым едем в редакцию газеты "Московский комсомолец". После общения с журналистами Вячеслав подходит ко мне и говорит, что он все понимает, это хоккей, но при этом спрашивает, почему он все же не попал в состав олимпийской сборной.
- Вы ответили культурно?
- Да, я рассказал ему, как все было на самом деле, и корю себя за это до сих пор. Но тогда эмоции пересилили разум. К тому же после Олимпиады, где сборная России дошла до финала и только в решающем матче уступила чехам, Фетисов в СМИ хорошенько прошелся по команде. Капитану сборной Павлу Буре вручили государственную награду, а Вячеслав заявил, что в его время за серебряную медаль могли по шапке дать, а уж о наградах в такой ситуации никто даже и не думал. В общем, я рассказал ему, что не брать его на Олимпиаду – мое решение. Вот именно после того разговора я для него – враг номер один.
- Тем более непонятно, почему Фетисов обвиняет вас в том, что именно вы виноваты в разрыве связи между поколениями. Ведь на Олимпиаду-1998 поехали сильнейшие на тот момент российские хоккеисты, которые выступали в НХЛ. Получается, наоборот, вы поспособствовали объединению.
- Можете спросить любого хоккеиста из того состава, они ответят вам, что та команда была самой лучшей в их карьере.

История одного назначения

- Через четыре года, перед Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити, вы с Фетисовым вновь оказались по одну сторону баррикад: на те Игры команду в качестве главного тренера должен был везти Борис Михайлов, а в итоге набирал состав и руководил той сборной Вячеслав Александрович. Как такое могло произойти?
- В этой истории очень много действующих лиц. Началась она в августе 2000-го. Фетисов проводил в Москве прощальный матч и практически сразу улетал в США. Я специально приехал в аэропорт и официально предложил ему должность генерального менеджера олимпийской команды.
- Его реакция?
- Ни да, ни нет. Я только потом понял, куда он метил в итоге. В июле 2001-го мне звонит Леонид Тягачев и говорит, что высшее руководство страны интересуется подготовкой сборной команды к предстоящей Олимпиаде. Что скоро состоится встреча, на которой Тягачеву предстоит рассказать о проделанной работе. А дальше он просит меня на бумаге представить краткий отчет о том, что уже сделано и еще предстоит сделать. Я ему отвечаю, что все идет в плановом режиме, что главный тренер команды – Борис Михайлов, генеральный менеджер – Вячеслав Фетисов. Обо всех особенностях подготовки более подробно готов доложить лично.
- Рассказали?
- На ту встречу меня так и не пригласили. Но это была только присказка. Уже в августе в рамках Кубка "Спартака" организовали матч "Буре Тим" – "Ягр Тим". После него уже на следующий день была организована еще одна встреча между Владимиром Путиным, Виталием Смирновым и Леонидом Тягачевым, на которой в присутствии главы государства Виталий Георгиевич символично должен был передать Леониду Васильевичу бразды правления в ОКР. Так получилось, что накануне, после выставочного матча, приглашение на эту встречу от президента страны получили Павел Буре и Вячеслав Фетисов.
- Правильно ли я понимаю, что именно та встреча оказалась определяющей в свете дальнейших событий?
- Сразу после ее окончания мне позвонил Виталий Смирнов и рассказал, что во время общения обсуждали подготовку хоккеистов к Олимпиаде. И в ходе разговора появилось предложение доверить собирать и тренировать команду Вячеславу Фетисову.
- Вы сдержались?
- Был спокоен как удав. Спросил у Смирнова, зачем он мне все это говорит, ведь все команды на Олимпиаду собираются под эгидой Олимпийского комитета России. Там есть новый руководитель – Леонид Тягачев, который пускай теперь сам разбирается в сложившейся ситуации. А также сказал, чтобы они сами звонили Михайлову и объясняли ему, почему он больше не главный тренер.
- А как в итоге решили вопрос с Борисом Михайловым? Ведь с ним договаривались именно вы…
- Более того, у нас с ним был подписан контракт. Я его пригласил и сказал все как есть. Что он может считать меня кем угодно, но решение принималось не мной.
- Как отреагировал Борис Петрович?
- Внешне, как и всегда, не подал виду. Но я знаю, что он очень сильно и долго переживал.
- Эта ситуация как-то сказалась на ваших личных отношениях?
- Он умный мужик и прекрасно понял, откуда ветер дул. А мы с ним как были друзьями, так и остались.
- Но судьбу обмануть так и не получилось. Сборная России довольствовалась только бронзой. В полуфинале мы уступили команде США. Вы нашли для себя ответ, почему все в итоге так произошло?
- Команда играла в хоккей только в третьем периоде. Нам просто не хватило времени, чтобы отыграться. До этого на протяжении 40 минут нашу сборную на льду было не видно.
- Почему?
- Вопросы к главному тренеру.
- Фетисов сказал, что перед матчем ни Стеблин, ни Фазель так и не смогли толком ответить на вопрос, по каким правилам будет играться матч - по североамериканским или по европейским.
- Очередная байка.
- Вы уверены?
- Ну, посудите сами. Это был полуфинал. Получается, что главный тренер в преддверии решающих матчей не знал, по каким правилам проводится олимпийский хоккейный турнир?! Если следовать его логике, то до полуфинала команда играла по одним правилам, а начиная с 1/2 финала все как-то резко может поменяться? В этой ситуации всем здравомыслящим людям остается только посмеяться.

КГБ против НХЛ

- Не до смеха было в конце восьмидесятых - начале девяностых, когда вы были президентом московского "Динамо". Ежегодно за океан уезжали порядка десяти хоккеистов, но даже в такой ситуации команда оставалась на плаву, была флагманом нашего хоккея, четыре года подряд выигрывала золото национального чемпионата. Но самое поразительное заключалось в том, что в отличие от того же ЦСКА, где отъезд в Северную Америку практически каждого хоккеиста сопровождался битьем посуды, у вас в "Динамо" за несколько лет не случилось ни одного скандала. В чем секрет?
- Нет никакого секрета. Просто в работе надо быть честным по отношению к себе и окружающим. Когда ребята стали уезжать за океан, Владимир Юрзинов пришел ко мне и сказал, что надо что-то делать, иначе в один момент мы вообще останемся без хоккеистов. Мы с ним сели и придумали схему, когда за каждого отправившегося в Северную Америку хоккеиста оставшиеся игроки получали тысячу долларов. Вот собственно и вся тайна.
- Как это работало?
- Ребята, которые оставались в "Динамо", получали дополнительную и весьма солидную по тем временам сумму к заработку. В то же самое время они понимали, что, если вдруг кто-то из них убежит за океан без официального контракта, те хоккеисты, которые продолжат играть дома, останутся без денег.
- Прикинув суммы, я не могу понять, как вы осуществляли задуманное на практике.
- Учтите, что тогда не было никаких карточек, все расчеты велись наличными деньгами, причем в американской валюте.
- И где же вы брали столько долларов?
- Оглядываясь назад, я понимаю, что, делая хорошее дело, я конкретно подставлял себя, так как были в этой истории не совсем чистые моменты. Но со временем мы наладили процесс и избавились от головной боли. Но что самое главное – эта схема реально действовала на практике.
Павел Буре
Павел Буре: не хотел жить в раздевалке, у меня была и другая часть жизни
- Расскажите подробнее.
- Хоккейный клуб "Динамо" входил в систему КГБ СССР. И вот однажды мне сообщают, что в Москву инкогнито прилетел спортивный директор "Вашингтон Кэпиталз". С конкретной целью – немедленно увезти за океан защитника Михаила Татаринова.
- Какой наивный человек…
- Еще какой! Решил, что на дурака проскочит. Но кто бы что сейчас ни говорил, система госбезопасности у нас всегда работала по высшему разряду. В общем, опять же благодаря своим связям в органах, узнаю, в какой гостинице остановился этот товарищ. Еду к нему. Он, увидев меня на пороге, чуть дара речи не лишился! Я сразу же ему объяснил, что произойдет, если он будет действовать по своему сценарию. Понятно, что во многом я блефовал. Ну а как без этого? Я ему сказал, что Татаринов – офицер КГБ и что мне достаточно сделать один звонок, и он никуда из страны не улетит. Но есть другой вариант. Мы сейчас подписываем официальный контракт, и по окончании сезона Михаил становится игроком американского клуба.
- Согласился?
- А куда ему деваться.
- А как на все происходящее отреагировал Татаринов?
- Мишка молодец, все правильно понял. Я с ним поговорил, объяснил ситуацию, сказал, что, если вздумаешь убежать, я тебя просто не выпущу из страны. А если подпишешь контракт, то в конце сезона лично куплю тебе билет на самолет.
- И что он ответил?
- "Александр Яковлевич, нет проблем".

P.S.

- Не могу понять, почему вы, имея громадный опыт, уже после того как перестали быть президентом Федерации хоккея России, не пошли работать в какой-нибудь клуб на руководящую должность. Неужели не было предложений?
- Предложения были, вот только время ушло. Хотя я для себя сразу решил, что к станку больше не встану.
Рекомендуем
Йоханнес Бё
"Не лучший победитель": Йоханнес Бё раскритиковал Логинова
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала