Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Елена Болотова: Акинфеев после ЧМ отказался от десятков миллионов

© Фото : Instagram Елены БолотовойЕлена Болотова и Игорь Акинфеев
Елена Болотова и Игорь Акинфеев - РИА Новости, 1920, 19.01.2021
Читать в
Одна из самых известных PR-менеджеров России Елена Болотова, работавшая с рок-музыкантами, Ксенией Собчак и Чулпан Хаматовой, вот уже несколько лет успешно сотрудничает со звездами российского футбола — Федором Смоловым, Александром Соболевым, Георгием Джикией. В интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff Елена рассказала об отказе Игоря Акинфеева от рекламных контрактов после чемпионата мира и проблемах Джикии, отношениях Смолова и характере Александра Соболева, работе с Анастасией Волочковой и отказе от двух миллионов за черный пиар.
— До того как мы узнали Елену Болотову, занимающуюся футболистами, ты долгое время работала в шоу-бизнесе. Расскажи, что такое шоу-бизнес по-русски? В двух словах.
— Сначала были рокеры, потом была развлекательная индустрия — Comedy Club, проект "Наша Russia". Потом была Чулпан Хаматова и потом — Ксения Собчак. Четыре абсолютно разных направления. Не знаю, общее, наверное, там что-то тоже есть, но очень непохожие друг на друга.

О шоу-бизнесе без купюр

— Сразу же, если мы возьмем рок-музыкантов, главные стереотипы — секс, наркотики, рок-н-ролл и алкоголь.
— Нет, там прекрасное творчество, песни. Взгляд на жизнь, философия совершенно другие. Совершенно масштабный подход к жизни, я скажу так. Это люди, для которых очень важны эмоции, чтобы писать хиты. Тот же Александр Васильев должен постоянно подпитываться.
— У тебя были "Сплин", "Би-2", "Ночные снайперы".
— Да. И мы в то время общались какой-то промежуток времени с Земфирой, как раз она только приехала в Москву. Для меня это было открытием таким: человек, которого безумно люблю на сегодняшний день тоже, потому что мегаталантливый человек, композитор. Для меня она как Анна Ахматова, то есть то, какие тексты она писала, как она заражает своей энергетикой, своей честностью, порядочностью, открытостью, прямотой. Таких людей вообще нет, их очень мало.
— Самый сложный момент, который был в работе именно с рок-музыкантами? Сейчас модно английское слово "кейс". Какой кейс был самый сложный для тебя?
— Дело в том, что именно те рок-музыканты, с которыми работала я, всегда требовали живой звук. А у нас масса премий, начиная с "Золотого граммофона", "Песни года" и так далее, подразумевают, что артисты выходят на сцену и поют под "фанеру". И, конечно же, это всегда были очень сложные переговоры, от очень многих выступлений ребята отказывались именно по той причине, что невозможно было выступить, технический райдер могли просто не выполнить. И поскольку для рок-музыкантов звук имеет приоритетное значение в своем выступлении, собственно, поэтому очень многие выступления не состоялись.
— Часто такое бывало: "Лен, сделай пригласительные"?
— Да до сих пор! Уже не работаю сколько лет, и все равно.
— А сколько, кстати, ты не работаешь уже?
— Меня переманили, скажем так, в Comedy Club в 2006 году. Как раз "Наша Russia" только создавалась, и в этот момент я получила приглашение уйти.
— Деньгами переманили?
— Дело в том, что я в том направлении достигла уже потолка. То есть я уже понимала полностью, как работает эта структура, я умела организовывать. Сейчас скажи мне: давай сделаем рок-фестиваль — я знаю полностью, от и до, все, что необходимо: звук, свет, сцена, безопасность. Ну то есть абсолютно все четко. Райдеры, артисты, кому что надо, у кого какие потребности. Билеты, стоимость, экраны. Я все это люблю.
— Корпоративы же основной источник дохода?
— Не всегда. Я не знаю, как сейчас зарабатывают деньги… Дело в том, что, когда я в 2006 году уходила, тогда не было iTunes, инстаграма, то есть digital-пиар не был так развит, и я не очень понимала и не понимаю сейчас до конца, просто не задавала вопрос, как они зарабатывают. Есть тик-токи, есть еще какие-то платформы, куда артисты что-то выставляют, какие-то коллаборации, что-то делают. Я не знаю, как сейчас. В тот момент это были хорошие кассовые концерты, это были продажи дисков, это были роялти от песен, от прокрутки, от прослушивания на радио и так далее. Все в принципе очень хорошо жили, у нас именно рок-музыканты были востребованы всегда.
— Шоу-биз, так или иначе, сопряжен с огромным количеством слухов. Доводилось каким-то образом гасить появившиеся разговоры о твоих музыкантах?
— Мы опять берем промежуток, условно, с 98-го года до 2006-го. Когда ты работаешь с успешным человеком, очень важно, чтобы не было скандалов, чтобы его личная жизнь не перекрывала его публичные достижения, не перекрывала творчество. Это сейчас так же касается и спортсменов. То есть очень важно, что, если есть какие-то разводы, скандалы, что-то не поделили, чтобы это не выходило больше на первый план, чем песни какие-то.
— По-моему, как раз в этот же момент у кого-то из ребят в "Би-2" развод был?
— Нет, чуть позже. Но там такие разводы были…
— Мирные.
— Это, знаете, по сравнению с тем, что у меня было с Кержаковым, или как, условно, недавно мой "друг" Глушаков разводился, мой "друг" любимый — Денис, не звони мне больше! — вот это не сравнить. Разошлись и разошлись, но тогда у нас в принципе по "Би-2" был, наверное, самый мощный кейс, самая крутая стратегия. Как вообще группа появилась? Ребята же долгое время жили в Австралии, и еще в 98-м году я общалась с Шурой, они прислали первую пластинку…
— Где была "Варвара".
— Да. И вот как раз с желанием переехать и работать в Москве. Не помню я, долго очень шли переговоры, и, в общем, как-то мы пришли, Миша Козырев, мегаталантливый человек, тогда он возглавлял "Наше Радио", для меня это один из очень крутых продюсеров, соответственно, наш продюсер Александр Пономарев. В общем, была какая-то коллегиальная история. Балабанов снимал "Брат 2". "Брат" уже вышел, он достаточно хорошо прогремел, и все понимали, что "Брат 2" — это будет какой-то супермегашедевр наикрутейший, бестселлер. Вот понимали еще тогда, больше 20 лет назад, и вот первый такой был очень крутой продюсерский ход для раскрутки коллектива "Би-2" с основной песней "Полковнику никто не пишет". Они были в саундтреке, чуть ли не главным саундтреком фильма. И это зашло, это было попадание на миллион процентов. И я так благодарна, я была счастлива, потому что на самом деле, когда я смотрела "Брата" и я видела, что Бодров, он же все время — Бутусов, Бутусов, вот такая была постоянно ассоциация, и я понимала, что людей очень сильно это все цепляет. И потом я вспоминаю эти съемки…
— А ты ездила?
— Да, я съездила, но я всего на один день ездила.
— Когда клубный концерт снимали?
— Да, когда Бодров пришел и всех расстрелял. Это снимали в Питере. Но все равно это непередаваемые ощущения! Это такой кайф, и такая команда сильная, и сам Балабанов, конечно. Мы с ним пару раз перекинулись где-то какими-то словами, но в принципе их подход профессиональный, вся съемочная группа, организация на высшем уровне — это было круто.
— Кто деньгами больше сорит, музыканты или футболисты?
— Как сказать, сорит? У кого какое отношение к деньгам. Все зависит от воспитания. Есть кто-то, кто, например, и среди музыкантов позволяет себе все что хочет, но не афиширует это. То есть, условно говоря, покупает какую-то недвижимость, острова, самолеты.
— А кто-то покупает острова из наших музыкантов?
— Естественно. Мы же сейчас не только про рок говорим, мы говорим, что есть же еще более серьезные личности, более статусные, у которых безграничные возможности.
— Ты говорила, что тебе периодически звонят политики за консультацией. Что просят объяснить, чем просят помочь?
— Например, в плане имиджа. Рассказывают, что произошла, условно говоря, какая-то ситуация, и как лучше себя в этой ситуации вести, с каким СМИ лучше поговорить, где лучше дать интервью.
— РИА Новости и YouTube-канал Василия Конова.
— Да, вообще без проблем. Но здесь какая ситуация: истории, в которые они попадают, меня даже иногда в шок просто вводят. Потому что у очень многих высокопоставленных людей уровень безответственности очень низкий. Дело в том, что иногда биологический возраст не совпадает с реальным, то есть по паспорту, условно, тебе 35, но ты размышляешь как 20-летний парень, и разница в том, что нет какого-то определенного опыта жизни. Ты уже мог за это время сделать какие-то выводы, получить дополнительное образование, какие-то навыки освоить, еще что-то. Ты в 35 лет совершаешь ошибки, которые непростительны. В 20 лет, может быть, не было бы никаких претензий. Думаешь: ну как, откуда такая наивность?
— То есть в большей степени это все проблемы, которые с личной жизнью?
— Они только по этому поводу и звонят. И личная жизнь, и были моменты, когда было какое-то предательство, когда компаньоны друг друга вытесняли. Для меня вообще эта история с черным пиаром, когда его называют, какие-то заговоры, купленные статьи, у меня каждый раз такой шок, потому что я, например, ни одной обложки не купила в своей жизни, не проплатила ни одну статью. Вообще в принципе я и черный пиар… Я понимаю, что это есть, но вот как этим пользоваться…
— Слушай, ну футболистам-то, с кем ты работаешь, им кого топить черным пиаром?
— Могу рассказать случай, не называя фамилии. Ко мне пришла жена очень известного бизнесмена, мегабогатого человека — у человека как раз несколько самолетов, недвижимость по всему миру и все такое. Она пришла и говорит: "Давай сразу ты мне скажешь, сколько стоит, вот я тебе два миллиона рублей даю изначально, чтобы просто взялась. Задача такая: мой сын встречается с девушкой, она чисто эскортница, проститутка. Я хочу, чтобы ты ей перекрыла кислород. Чтобы она не поехала ни в Канны, ни на "Оскар", чтобы она не участвовала ни в каких мероприятиях у Рудковской и Собчак, чтобы была изгоем и была закрыта везде. Ну и плюс, соответственно, статьи, подтверждающие, что она шлюха.
Я говорю: "У вас есть доказательства, что она шлюха". Она говорит: "Я это знаю". Я говорю: "Вот этого, что вы знаете, недостаточно". И я ей рассказала, что как только я приду к своим друзьям-журналистам — неважно, какое издание это будет, — все захотят подтверждение получить. Обвинить человека просто так, потому что она не нравится маме — это не те доводы, которые нужны для профессиональных журналистов.
Я говорю: "Мы можем, конечно, использовать вашу стратегию", а у нее уже прям четко продуманный мексиканский сериал, прям четко по деталям, с детективами, слежкой и так далее. Я ей говорю: "Вы понимаете, что как минимум начнутся суды? И первое, что вы сделаете, это испортите отношения с сыном. Потом, когда меня будут пытать, я, естественно, скажу, что вы были заказчиком. Извините, я за два миллиона терпеть это не буду".
— А за сколько будешь?
— Вообще не буду это терпеть. Я вообще не играю в такие игры. По одной простой причине: зачем человека гробить, если ты можешь решить по-другому вопрос? Вопрос решается так: либо ты договариваешься с сыном, ему уже 30 лет, и ты говоришь: "Слушай, сынок, твой выбор, твоя жизнь, ну обожгись. Ты сделал неправильный шаг, но это твоя жизнь". Отпустите его уже.
— Сын в итоге женился на ней?
— Нет. Выяснилось потом, что это был не сын, а муж.
— И это была любовница?
— Да. И это все было настолько далеко и завуалировано…
— А муж остался с ней или ушел к любовнице?
— На сегодняшний день я не знаю, но я предложила вариант расстаться по-хорошему и перестать за девочкой следить. Ну то есть она знала все: что купила, куда полетела, где проводит время, что он ей купил квартиру там, что он ей купил Porsche, что она на частном самолете с подружками летает в Монако. То есть она прям жила вот этим, и высокопоставленные жены других чиновников, которые окружали ее, подогревали постоянно этот конфликт.
Я говорю: "Вы понимаете, что все эти заказные статьи, если кто-то согласится вам помочь, закончатся для вас крахом? Если вы останетесь живы, то будет вообще прекрасно, будете жить где-то в Рязани в двухкомнатной квартире. Если же нет, вы понимаете, какой будет удар по репутации мужа? Все его компаньоны, все его конкуренты будут использовать эту информацию. И в первую очередь для вас это будет конец".

О работе с Собчак и Хаматовой

— Как получилось, что после музыкантов и Comedy — два полюса, Собчак и Хаматова?
— Это называется, я хотела все попробовать. То есть я поработала в рок-музыке, все изучила досконально, прям с самого низа до потолка, скажем так. То есть я уже все понимала, я видела вживую Rolling Stones, для меня все уже, все увидела, все поняла, больше я не хочу ничего. Потом Comedy Club — это развлекательная индустрия. Это совершенно другой образ жизни, подход ко всему, это ребята из КВН, позитивные, радостные, прикольные, с которыми тоже очень комфортно было работать. И Чулпан Хаматова, так получилось, мы как раз познакомились с ней на "Ледниковом периоде": Миша Галустян катался и Чулпан каталась.
И за счет того, что пока шел съемочный процесс, пока шли все эти репетиции, мы постоянно пересекались, плюс у нас потом были постоянно какие-то совместные ужины и обеды. Раньше, например, была такая традиция: когда был "Ледниковый период", по-моему, мы смотрели все программы или после каждой съемки все собирались и где-то в одном месте просто сидели, ужинали, общались. Это было прям здорово, классно, весело.
И вот мы познакомились в такой обстановке, и она очень долго ко мне присматривалась. И потом в какой-то момент она ко мне просто подошла и говорит: "Ты знаешь, я смотрю на тебя — и я мечтаю, чтобы у меня был такой агент". А для меня Чулпан Хаматова была после фильма "Страна глухих"... Я считала, что у нее такой в плане артистизма, такая актриса, у нее недосягаемый уровень. Что она действительно просто какой-то мегаэксклюзив. И мне так было это приятно, я увидела всю эту человечность, она мне рассказала про фонд "Подари жизнь", которым она стала заниматься. Почему-то меня переклинило в этот момент. Я подумала: "Вот у меня так все весело, я живу и ни о чем не думаю, у меня каждый день шутки-прибаутки, такая радость".
© РИА Новости / Евгений ОдиноковАктриса Чулпан Хаматова
Актриса Чулпан Хаматова  - РИА Новости, 1920, 18.01.2021
Актриса Чулпан Хаматова
— Сколько ты с Чулпан проработала?
— Я поработала меньше года. Я ушла, когда четвертый ребенок, к которому я привязалась, умер. Я просто поняла, что я не могу! Это невозможно. Невозможно просто жить и знать, что он через две недели умрет. То есть ты уходишь домой, он обнимает тебя, ждет тебя на следующий день, а тебе ночью звонят и говорят: "Все".
Она меня, конечно, ругала, говорила, что не надо так привязываться, а я не могу по-другому, потому что для меня это живой человек, живой ребенок. Я понимаю врачей, для которых это работа, я понимаю, что люди, которые работают в фонде, должны относиться как к работе. А я, как-то получалось, что… Не знаю, вот прям было что-то такое магическое в этих детях, и ты хочешь постоянно верить, что его спасут, что он выживет, что все операции помогут, "химия" поможет и так далее. И вот в какой-то момент раз не случилось, два не случилось, и ты думаешь: "Ну что такое?"
— Расскажи, как ты умудрилась влюбиться в Ксению Анатольевну? Что такого она сделала, что ты поняла, что не можешь без нее?
— Ну, сказать, что влюбилась… Она мне всегда нравилась. Я никогда не смотрела "Дом-2". "Дом-2" для меня — просто самый низ, самое дно. Но я ее видела на каких-то мероприятиях, на тусовках, и мне она в принципе нравилась. Вот не знаю, есть такое, химия какая-то. Вот нравилась, и все. Потом она как-то приехала, я еще с "Нашей Рашей" работала, она снималась там в одном из скетчей, и она своим обаянием, профессионализмом, своим стержнем внутренним очень-очень импонировала.
— Инициатива от кого исходила?
— От нее. Кстати, после того как я рассталась с Чулпан, я могу сказать, что я на полгода ушла в мощную депрессию, потому что я не хотела принять ситуацию. Не хотела никаким образом смириться с тем, что дети должны умирать. Вот эта несправедливая вещь не давала мне покоя. Я понимаю, что, может, это звучит как идиотизм, но я просто думала, что есть лекарства, есть процедуры, столько всего делается, но как так? Почему исход все равно такой? В общем, это была моя внутренняя боль, скажем так.
И в какой-то момент времени мне позвонила подружка, которая была очень модным визажистом, и она как раз пришла работать к Ксении. И она мне позвонила и говорит: "Знаешь, Ксении сейчас нужен директор". Я говорю: "Очень хорошо". Хотела сказать: а я здесь при чем? Она говорит: "Пожалуйста. Вот есть вариант, ты можешь встретиться, поговорить. Да — да, нет — нет". Я говорю: "Хорошо, не вопрос".
И я приехала на встречу, и сразу на этой встрече, то есть я уже со встречи, можно сказать, не уехала. То есть мне стало понятно, что у нас полное взаимопонимание. Даже иногда не надо слов, чтобы было понятно, что это мой человек.
— Ты включала работу и знакомство с Ксенией в тот момент, когда Смолов оказался у нее в "Осторожно, Собчак"?
— Конечно.
— То есть это твоя была идея?
— Да это полностью вообще моя была идея, потому что тот тяжелейший момент, который настал, ведь одна игра изменила жизнь Феди полностью.
— Один момент, я бы даже сказал.
— Да, вот ровно. Поменялось все кардинально. И, соответственно, я сама, конечно, плакала сильно, и вообще для меня это был тяжелейший стресс. И я утром увидела, что Ксюша написала пост, я прям ей сразу позвонила, даже написала, что спасибо большое, это так важно и так далее. Потом мне позвонил Сергей Минаев из Esquire и тоже говорит: "Лен, вообще невозможно заходить в интернет", тоже попросил телефон Феди, сам ему написал и так далее. И, не помню, кто-то еще. Это было два-три человека таких.
Потом какой-то тяжелый был период у Феди: он разбил машину, ушел из "Краснодара" в "Локомотив", сломал ключицу, то есть прям вот это пошло-пошло-пошло. И я помню, что, может быть, через месяц я Ксюше позвонила и говорю: "Давай сделаем интервью большое с Федей. Понимаешь, не хочу идти к спортивным журналистам, хочу вот этого кайфа, который люди получают от общения с тобой. Я понимаю, ты классная женщина, супержурналист, с тобой он раскроется, ему будет интересно. Не будет никакой подставы, никакого подвоха, ничего". Конечно, она сказала: "Да, однозначно". Я говорю: "Это будет полный эксклюзив", и Ксюша взяла, встала, пошла и создала этот канал "Осторожно, Собчак". Федя был первым героем, и я считаю, что это получилось потрясающее интервью.
— С Ксюшей сколько вы проработали?
— Мы проработали почти год, но я могу сказать, почему я с Ксенией перестала работать. Потому что появился Кержаков, который сказал мне: "Я не знаю, сколько ты там получаешь, я буду платить гораздо больше". Он очень долго со стороны наблюдал, как я работаю, а потом он мне сказал: "У меня есть суперидея, я прям хочу, давай попробуем". Он как раз вернулся в "Динамо" из "Севильи", мы как раз здесь познакомились, в сборной когда он был, Аршавин нас познакомил. Аршавин, Быстров, Анюков, Денисов — тогда была такая питерская диаспора. И все.
— Собчак действительно такой жесткий и конфликтный человек, как это может показаться со стороны?
— Она жесткая и очень прямая. Она абсолютно говорит, что чувствует. И это круто, мне кажется. Просто дело в том, что не каждый себе может это позволить. И по-разному можно расценивать такие выпады.
— Почему она может себе это позволить?
— Да потому, что она всегда это делает аргументированно. А если она не права, то она извинится. Вот для нее сказать "извини" вообще проблем нет никаких.

О работе с футболистами

— Кто из футболистов такой же, как Собчак, в плане обязательности, дисциплины и исполнительности?
— Федя. Однозначно. Его просто обожают. У нас же, даже когда, несмотря на ситуацию на чемпионате мира, на этот игровой момент, Nike с нами, Beats продолжил отношения, мы переподписали контракт. После чемпионата мира, через год, там просто долго шли переговоры, мы подписали очень крутые часы Roger Dubuis. Это прям вообще топ. И то, как работает Федя, к нему прям вообще нельзя придраться. Всегда готов. Всегда четкий, дисциплинированный, ответственный. Он порядочный очень просто.
— Ты по-прежнему работаешь за процент или есть какая-то фиксированная стоимость твоих услуг и, соответственно, процент от контрактов, которые ты приводишь?
— Процент от контракта есть всегда.
— Десять процентов?
— Да. И с каждым договоренность в зависимости от объема работы, то есть кому-то нужно только это, кому-то — то, кому-то — смешанные обязательства, которые включают в себя личные поручения. Вот, в общем-то, и все.
— Сколько у тебя сейчас ребят?
— Четверо.
— Смолов, Акинфеев…
— Нет, Акинфеев — мой близкий друг на протяжении многих лет. Я его, конечно, консультирую, когда он обращается по каким-то вопросам, но не являюсь его официальным представителем.
— Он с твоим мужем дружит, если я правильно помню.
— Да.
— Муж у тебя в ЦСКА?
— Да. Мало того, что он с ним дружит, Игорь нас и познакомил. Случайно, называется, вот уже 11 лет.
— То есть вот кто виноват в твоей счастливой семейной жизни?
— Да.
— А на свадьбе-то был?
— Мы такую свадьбу делали, условно, пришли только родные и близкие. У нас свадьба была, когда у всех сборы были, в январе.
— Удачное время.
— Да, очень хорошо, никого не было (смеется).
— Так, ладно. Значит Смолов, Соболев, Джикия и... Самедов или Кудряшов?
— Самедов, Кудряшов и Комбаров.
— Так это уже не четверо, уже шестеро получается.
— Да, но здесь прям заниматься делами конкретно… Я веду дела Смолова, Джикии, Самедова сейчас, Комбаров, естественно, и Соболев. Кудряшов, это… Бывают такие моменты, когда разовое обращение. Вот опять, что касается Саши Самедова, это уже немножко другая форма взаимоотношений, потому что есть действующий футболист, а есть футболист, который закончил.
— Ну Саша вернулся к активной футбольной жизни, более того, он сразу же получил в анонимных телеграм-каналах порцию того, что он является фигурой, представляющей интересы определенных агентов, которые завели его в свой бизнес, и через это, соответственно…
— Господи! Это вчера?
— Сегодня уже было. Ты не читала?
— Нет еще. Я не успела, мы начали рано (смеется).
— Вот сейчас Саша тебе позвонит и спросит: "Что делать?"
— Дать интервью. Есть момент с прямыми оскорблениями, как вчера Борзыкин. Ну зачем он так вчера Сашу приложил? Прям зря. Дело в том, что Саша даст интервью. Мы судить о том, на своем месте он или нет, сможем только спустя время по тому, какие результаты он будет показывать. То, что он талантливейший и опытный футболист, — в этом сомнений нет. В том, что у него прекрасная репутация, имидж и очень хорошие человеческие качества, сомнений нет. То, что он авторитет для молодых футболистов, тоже имеет значение. То, что к нему очень тепло относятся и ему доверяют руководители "Локомотива", — это же тоже большой плюс.
— То есть ты придерживаешься правила пиара, что если появляется информационный повод, то нужно информационное пространство заполнить быстрее условного конкурента, чтобы не сформировалась отрицательная точка зрения у аудитории?
— А у Саши есть конкуренты?
— Я не знаю, есть же люди, которые вот эту информацию опубликовали.
— Нет, понятное дело, что он просто яркий человек. Понятное дело, что должность очень интересная. Понятное дело, что это вызывает у всех разные эмоции: кто-то по-доброму порадуется, кого-то начнет это очень сильно коробить. Ну не у всех же так получается. Я когда про свою работу рассказываю, я всегда говорю о том, что есть очень много футболистов, но знают исключительно тех, с которыми работаю я.
— У тебя новый футболист, Соболев. Это Джикия сосватал?
— Нет, Соболева изначально сосватал Самедов. Когда Саша после "Спартака" ушел в "Крылья Советов", как раз там он познакомился, они с Соболевым играли вместе. И он мне каждый раз звонил и говорил: "Здесь просто суперзвездища".
— Появление Соболева на Первом канале — твоя работа?
— У Галкина, с ребеночком? Ну конечно. И Джикия тоже там. Мы вообще Галкина любим, мы были и с Федей там, и с Акинфеевым ходили. Программа прекрасная, "Лучше всех!", там всегда такие дети уникальные. Очень кайфовые, прям приятно работать.
— Почему замолчал Смолов?
— Для меня это моя боль, мои седые волосы. Закрашенные (смеется). Мне сложно. Надо Феде задать этот вопрос, как-то комментировать эту ситуацию. Я думаю, что, может быть, потому, что он любит выходить в информационное пространство, когда он хорошо себя чувствует на поле, когда есть результат.
— Сейчас межсезонье, сейчас, насколько я понимаю, с потенциальной своей будущей девушкой, невестой, они уже перестали скрываться. Ты, кстати, знакома с ней?
— Да, конечно.
— А чего тогда прятаться-то?
— А никто не прячется, просто мы опять не хотим, чтобы был этот перекос, чтобы обсуждалась в первую очередь личная жизнь, а потом уже спортивные достижения. Федя все-таки такой человек, которому очень важно жить в гармонии. Он себя очень классно чувствует, когда он забивает, когда он в шикарной форме, когда все получается.
— Но вы же должны были понимать, что появление в информационном поле фамилии Юмашевой с отдыха на Барбадосе, условно…
— Просто с этой точки зрения Федя отношения не заводил.
— Да нет, я не про то, что Федя заводил отношения с точки зрения фамилии, но вы должны были просчитывать на несколько ходов вперед, что как только это станет известно, то, соответственно, помимо интереса спортивных СМИ, вы получите себе общеполитический, вообще всех.
— Ну да. Но его основная задача — не обращать внимания, играть в футбол.
— А сыграть на опережение и просто отсечь одинаковыми постами в инстаграме обоим?
— Да в этом нет необходимости. А зачем? Это его жизнь, они разместили фотографию о том, что они вместе. Он посчитал нужным признаться тем людям, которым он интересен, своей аудитории, что он не одинок, у него есть любимый человек. Все.
— То есть такой мощной пиар-истории, которая была с Викой, здесь точно не будет?
— Нет. В этом нет необходимости.
— А там это была инициатива Вики?
— Я в тот момент не работала, но я вполне допускаю, потому что Виктория человек публичный, очень активный. Мне кажется, она использует любой момент, чтобы о ней говорили.
— Свадьба-то когда?
— Я не знаю, не обсуждала с ним этот момент. Я его не видела тоже, сегодня только увижу.
— Как проходит восстановление?
— Да все в порядке.
— Вообще здоров?
— Как я могу сказать, что здоров? Сейчас он пройдет обследование, там скажут. Но он максимально делает все, чтобы быть в форме. Режим соблюдает, питается правильно, потихонечку тренируется. Вот он на днях выкладывал фото, они вместе с Андреем Шевченко были. Я в Феде не сомневаюсь, он еще стрельнет так, что все тут обалдеют.
— В "Локомотиве"?
— Где бы он ни был. Он с мощным потенциалом, и это тоже какой-то суперуникальный человек. Это как птица Феникс, которая возрождается и творит.
— Я помню, когда возникла идея той знаменитой обложки VOGUE, как ты прыгнула в самолет, улетела за Федей в Краснодар, из Краснодара вы полетели в Париж, и все это чуть ли ни одной ночью, без сна, безо всего. Сильно расстроились, когда вдруг выяснилось, что Неймара не будет?
— Нет, мы уже знали.
— Вы когда полетели, уже знали, что Неймар отказался?
— Да, да. Так он сломался недели за две, по-моему. У нас съемка была 13 марта, я точно помню, и в конце февраля VOGUE мне прислали письмо. А, какой VOGUE, сначала во всех СМИ вышло, что он порвал, а потом они прислали, что они ищут замену. Они нашли Дани Алвеса, а потом какая-то история произошла у Гризманна, он был в "Атлетико", не помню точно, и тоже не смог прилететь. И тогда в ПСЖ был еще как раз Юлиан Дракслер, но Дракслера продвинули Hugo Boss, потому что он подписал с ними контракт, он был лицом Hugo Boss, поэтому логично, что он оказался на обложке VOGUE.
— Как сапоги Водяновой-то, не жмут?
— Нет (смеется). На самом деле уникальные кадры были. Конечно, потрясающе работала команда, супермегапрофессионально, я прям очень восхищалась: четко, корректно, точно, тихо. Очень здорово.

Об отказе Акинфеева от рекламных контрактов

— Правда, что Акинфеев однажды отказался от премии GQ?
— Мне хотелось просто его задушить! Конечно. Отказался — не то слово. Он и от обложки отказался после чемпионата мира, от премии, и для меня это было ударом, конечно, ножом в сердце. Я ему говорила: "Какое ты имеешь право, ты лучший, на тебя вся страна молится. У нас такой чемпионат мира был, ну как?" Он: "Все, я устал, не могу".
Так он ладно отказался от этой обложки — он отказался от рекламных контрактов с сумасшедшими деньгами. Я очень была недовольна тогда (смеется). Но я его могу понять, я понимала, какое давление было на него.
— Какой порядок сумм? Чтоб мы понимали: десятки миллионов, сотни миллионов?
— Десятки миллионов.
— Несколько контрактов — это сколько? Я имею в виду количество контрактов, от которых он отказался после чемпионата мира.
— Два-три точно. Два я точно помню: китайцы у нас были, потом сотовая связь. Да, два. Два, но это прям вот…
— Десятки миллионов.
— Да.
— Просто потому, что устал.
— Да. Я говорю: "Сильно ты устал, жалко" (смеется).
— А кстати, ты не в курсе, если я ничего не путаю, то, когда Игорь отказался от премии GQ, ее дали Артему Дзюбе. А Дзюба в курсе был, что он получил премию потому, что отказался Игорь?
— Я не знаю. Я не знаю, как преподнесли. Дело в том, что для меня как для человека, который занимается и работает со СМИ, очевидно всегда и понятно, что на обложку рассматривается несколько кандидатур. Так же было и с VOGUE: был не один Федя, было еще два футболиста, не буду называть их фамилии.
— А почему не назовешь?
— Потому что не хочу.
— Не твои?
— Нет. Были бы мои, вообще было бы сложно. Еще хуже было бы.
— Ну так тем более, если не твои. Уже прошло три года, чего не назвать-то?
— Не хочу им делать рекламу, чтоб они сейчас узнали.
— Так, наоборот, будут локти кусать, что не попали на обложку с Водяновой.
— Я не думаю, что будут локти кусать. Там не та история.
— Из каких клубов?
— Из разных. "Зенит", ЦСКА.
— Вопрос был про премию GQ.
— Дзюбе, конечно, позвонили и сказали, сто процентов, что он великий, он в это поверил и согласился, и в этом ничего такого нет.
— Сейчас у тебя в голосе такое ощущение, что ты не веришь в то, что Дзюба великий.
— Нет, Дзюба как футболист молодец. Ну какие вопросы, все видят, как он играет.
— Вообще никаких. По последним сезонам там все понятно.
— Да. А потом даже, понимаете, я не думаю, что люди, которые предложили ему обложку, сказали: "Дзюба, выручай, Акинфеев отказался". Вот тогда бы Дзюба сказал: "Пошли вы, знаете, куда". Скорее всего, это было как-нибудь так: "Мы рассматривали несколько человек, вот скажите…"

О нежелании работать с Тарасовым

— Почему ты никогда не стала бы работать с Тарасовым?
— Потому что я не понимаю этого человека. Все очень просто на самом деле: я посмотрела интервью с Головиным, Саша сделал интервью года два назад. Я всегда к Тарасову относилась спокойно, нейтрально, а тут я посмотрела это интервью, и меня просто пустота внутри человека очень сильно удивила. Очень много там напыщенности, каких-то слов, чего-то еще. Возможно, я ошибаюсь, я с Бузовой никогда Тарасова не обсуждала, или с кем-то еще. Но мне этот человек неинтересен.
Надо любить человека, с которым ты работаешь. Я всех своих ребят, что-то есть такое, у меня что-то должно с ними быть на уровне не то чтобы химии какой-то… Взаимопонимание. Я должна понимать, в чем его фишка. У каждого она должна быть.
— У Тарасова какая фишка?
— Вот ее нет. Я не нашла какое-то такое качество, за которое можно было бы зацепиться и сделать из него эксклюзив, такого конкурентоспособного, такого крутого персонажа, который бы значительно отличался от всех.
© Фото : InstagramДмитрий Тарасов
Дмитрий Тарасов - РИА Новости, 1920, 18.01.2021
Дмитрий Тарасов
— В чем фишка Джикии?
— Чувство юмора потрясающее, брутальность.
— Соболев?
— Соболев — он такой сибиряк, настоящий такой правдоруб.
— Пельмешки, водочка?
— Нет-нет-нет, он именно в плане характера такой прям живой.
— Федя?
— Федя — это интеллект мощный.
— Саша?
— Самедов — порядочность, спокойствие, прагматизм. Крутой.
— У кого самый большой коммерческий потенциал?
— У Феди.
— Ему для этого нужно уехать из России или, наоборот, лучше остаться здесь?
— Уехать из России для того, чтобы играть где-то?
— Джикия?
— У Джикии мощный потенциал. Джикия красавчик. Но есть определенные ограничения у некоторых брендов, что берут на роль амбассадора только людей с европейской внешностью.
— Мне кажется, что Джикия был бы идеален с каким-нибудь автомобилем.
— Автомобили сейчас не используют амбассадоров для рекламы. В основном только бартер. Какие-то имиджевые контракты есть. Ты видел, чтоб хоть одна звезда голливудская или спортсмен рекламировал автомобили?
— Но это же деньги. Ты же понимаешь, что у тебя твой век по заработку достаточно ограничен с учетом спортивной карьеры, и многие очень быстро забываются после окончания выступлений.
— Да, но дело в том, что эти контракты плюс-минус ничего не дают. Есть контракты, реально, и это бренд. Вот я делала Овечкину, например, Gillette, и Феде я делала Gillette. Gillette — это уже ассоциация хорошая, там Бекхэм, Зидан, супер все люди.

О симпатиях к Тутберидзе

— Расширять границы и переходить, предположим, от футбола в фигурное катание. Мне кажется, что сейчас коммерческий потенциал у фигурного катания, наверное, самый большой в стране.
— Я сейчас несколько месяцев как раз очень активно помогала Диме Соловьеву. Я и до этого помогала этой паре перед Олимпиадой в Сочи в 2014 году. Жулин меня просил, мы прям очень близко дружили в свое время с Сашей, и с ребятами очень комфортно работалось. Я пока не понимаю, насколько фигурное катание мне интересно.
— А кто тебе интересен: группа Тутберидзе или группа Плющенко? Где больший потенциал?
— Мне сама Тутберидзе интересна. Вот она мне как личность безумно нравится. Я не знаю ее лично, я ее никогда не видела, но я видела ее интервью Познеру, и что-то еще где-то попадалось, какое-то интервью, ой, не помню, кто-то с ней делал. Очень крутое интервью. Вот она мне импонирует. Мне нравится она, мне нравится Ирина Винер. Безумно нравится! Я не могу понять, что это такое, вот я люблю, меня тянет к таким женщинам — успешным, мощным, крутым. Вот это уважение.
Тренер Этери Тутберидзе - РИА Новости, 1920, 18.01.2021
Тренер Этери Тутберидзе

О планах управлять футбольным клубом

— Какая мечта осталась у тебя в профессии? Что тебе хочется сделать обязательно?
— Какое-то время я думала, что потолок — это стать пресс-секретарем президента, как Дмитрий Сергеевич Песков. Я на него смотрю до сих пор: он в моей профессии для меня не то чтобы кумир, а авторитет. Я очень часто смотрю за тем, что он говорит, как они к чему относятся, как они описывают какие-то ситуации.
Мечта даже не в профессии, но, возможно… Я сейчас хочу пойти поучиться, получить еще пару образований. Я думаю о том, чтобы уходить в управленческую среду, чтобы просто управлять уже каким-то футбольным клубом, условно.
— Как генеральный директор?
— Как коммерческий, генеральный, да.
— Но ты же не пойдешь в клуб без амбиций? То есть это тогда будет, условно, "Спартак", где уже есть женщина, или это будет "Локомотив".
— А я, может быть, к этой женщине в "Спартак" и хочу. Мне эта женщина нравится, я прям думаю: да, хорошо, почему нет? Я серьезно.
— То есть ты в "Спартак" хочешь пойти работать?
— Я для себя сама решила, я уже понимаю, что пиар я тоже изучила, я уже знаю все полностью, от и до. Сейчас будет вопрос с тем, что я все-таки буду преподавать какое-то время, потому что очень много запросов. А вот что именно для себя — я уже понимаю, что именно управлять структурой. Мне это нравится.
— А ты с Заремой знакома?
— Пока нет, но очень жду, что скоро.
Зарема Салихова - РИА Новости, 1920, 18.01.2021
Зарема Салихова
— Кто познакомит? Или само?
— Ведется работа. Я думаю, что нам организуют встречу, я уже попросила об этом. Мне, например, Зарема тоже очень нравится, импонирует. Я даже услышала это интервью с Карповым — очень классная, правильная, четкая. Я люблю таких, мне такие нравятся. Все по делу, все по существу. В кайф с таким человеком работать.
— Самый удачный и самый неудачный кейсы за твою карьеру.
— У меня удачных очень много.
— Какой самый, которым ты готова гордиться до упора?
— Я люблю Голливуд. Ты будешь сейчас смеяться, но одним из моих самых теплых воспоминаний — кстати, ты был на этом мероприятии — был момент, когда мне Вася Березуцкий сказал: "Я хочу познакомиться с Уиллом Смитом". Когда мы начали с ним работать, он говорит: "Ну расскажи, какие возможности у тебя есть". Я говорю: "Все, что хочешь".
— Это был Уилл Смит на Зубовском бульваре с Василием Березуцким.
— Ты помнишь? Я подняла на уши всех — SONY, все: "Давайте срочно эту встречу, Вася хочет!"
© РИА Новости / Алексей КуденкоФутболист Василий Березуцкий с сыном, американский актер Уилл Смит, его сын Джейден и победительница конкурса "После нашей эры" Мадина Темурова
Американский актер Уилл Смит, его сын Джейден, футболист Василий Березуцкий с сыном и победительница конкурса После нашей эры Мадина Темурова - РИА Новости, 1920, 18.01.2021
Футболист Василий Березуцкий с сыном, американский актер Уилл Смит, его сын Джейден и победительница конкурса "После нашей эры" Мадина Темурова
— Вася с Вовкой, да.
— Да, мы приехали на эту встречу….
— У меня фотография есть.
— Да-да-да. Потом Кержаков и Бекмамбетов — это моя прям отдельная гордость и любовь.
— А что? Я пропустил.
— Кержаков снимался у Бекмамбетова в "Выкрутасах".
— Я у Кержакова помню только сорвавшийся контракт с Armani из-за пробки, в которой он простоял.
— Нет, ты путаешь. С Armani мы летали, встречались, мы были в Милане на показе, они общались и так далее.
— А почему сорвался контракт?
— Скажем так, он не сорвался, у нас было сотрудничество в течение года. История такая бартерная, имиджевая просто история, то есть когда ты не получаешь деньги, когда сотрудничество с таким человеком — это круто. Как и любое сотрудничество с любым автомобилем — они же не платят деньги, они тебе просто дают машину, и ты ездишь.
Вот с Armani у нас была определенная сумма, на которую выдали последние самые новинки из этой линии Emporio Armani, и Саша в течение года снимался для разных журналов, как правило это глянец крутой и так далее. И все.
© РИА Новости / Анатолий Медведь / Перейти в фотобанкАлександр Кержаков на презентации автобиографической книги
Александр Кержаков на презентации автобиографической книги - РИА Новости, 1920, 18.01.2021
Александр Кержаков на презентации автобиографической книги

"Волочкова — черное пятно в биографии"

— А самый неудачный кейс, который ты считаешь, что лучше бы его не было?
— У меня такого не было.
— Ну подожди, ты сейчас не как пиарщик, ты вот как человек со стороны — за все время работы с середины 90-х, за 25 лет, не было ни одного, что лучше бы не было?
— Анастасия Волочкова.
— Ты работала с Волочковой?
— Это прям черное пятно в моей биографии, но я должна была это сделать. Ко мне обратился очень серьезный человек, человек, которому нельзя было отказать. Мы не будем называть его фамилию.
— Но все поняли.
— Да. И он мне сказал: "Лен, она там в очередной раз что-то прокомментировала относительно Украины, Крыма и так далее. Вот с ней нужно немножечко поработать, чтобы правильно человека направить, в плане имиджа, в плане работы, в плане работы со СМИ — просто какие-то вещи объяснить, и нам нужно, чтобы максимально не разжигались конфликты после присоединения Крыма к России, а именно — чтобы народ воспринимал это, что мы одни, это все наше, мы все родные люди, одна нация".
И вот с Анастасией мы три или четыре месяца посотрудничали, это был ад адский. Это к сожалению, потому что я всегда считала, что человек должен… Люди меняются. Когда говорят, что люди не меняются, я с этим не согласна. Люди меняются. Для того чтобы измениться, просто нужно над собой работать. Ведь ты же можешь измениться, если ты, условно, поменяешь окружение, место работы, семейное положение и так далее.
— А с кем бы ты хотела поработать?
— Как я уже сказала, в управленческой какой-нибудь структуре. Я бы поработала как управленец в каком-то клубе футбольном, в России пока что. Из тех, кстати, людей, которые у меня вызывают бесконечное уважение, из тех, кого я очень люблю, и на протяжении многих лет я каждый раз встречаю этого человека, и я понимаю, что он для меня тоже определенная высота, это Александр Файфман. Потому что я его люблю — не могу передать, как.
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала