ПроектыЗакрыть

Евгений Трофимов: Исинбаева может прыгать на 5,10-5,15 метра

Сюжет: Рейтинг "Самые успешные спортсменки России"

Год назад Евгений Трофимов и Елена Исинбаева встретились после пяти лет разлуки и стали вновь работать. Результаты не заставили себя ждать – в Стокгольме Исинбаева начала сезон с очередного, уже 28 по счету мирового рекорда. И вот теперь Елена Исинбаева возглавила рейтинг самых успешных действующих спортсменок России, а Евгений Васильевич в интервью руководителю редакции "Р-Спорт" Василию Конову вспоминает главные этапы их совместной с Еленой карьеры.

- Евгений Васильевич, когда привели 15-летнюю девочку и попросили посмотреть, попробовать в прыжках с шестом, что подкупило? Лена сказала, что вы взяли её не сразу.

- Дело в том, что у меня был отрицательный опыт. У меня была девочка, которую мне буквально навязали, правда, она была мастером спорта международного класса в спринте. Я с ней мучился – у нее была не очень хорошая мышечная память. И когда мне предложили Лену, я сразу подумал, что история повторяется. Но буквально на первой тренировке я увидел, что это талантище, и, самое главное, она себя чувствовала до конца невостребованной в спорте, и у нее после каждой тренировки такие глазищи были – ну, как, я подхожу или нет? – вопрос-мольба. Вот такая встреча у нас была первая. Когда я порекомендовал ее в училище олимпийского резерва, а там идет очень жесткий конкурсный отбор, только призеры чемпионата и первенства России принимались. У меня спрашивали: она в сборной России? Я говорю, нет. Она в сборной области? Нет. А сколько она прыгает? Нисколько, но, ребят, я гарантирую, что она выдающейся будет. У них шок был. У меня интуиция была, когда мы с ней начали работать, я видел, что она может прыгать пять метров.

- Уже тогда это настолько бросалось в глаза?

- Да! У нее была потрясающая исполнительская дисциплина, делала то, что я говорил, вела аккуратно дневник. Она настолько профессионально относилась к своим обязанностям, я до сих пор удивляюсь, она с пяти лет в спорте, 10 лет она отдала гимнастике, а сейчас, если посчитать, она, получается, 25 лет в спорте. И она до сих пор не потеряла вкус к тренировкам, такой же у нее задор. Ребята, которые приходят молодые, на ее фоне смотрятся стариками, а она наоборот. Вот такая Лена Исинбаева.

- Она говорила о том же, что очень чувствуется разница в поколениях, соответственно, говорила о подходе к работе и что, как показал опыт, только у вас есть правильный подход к ней.

- Во всяком случае, моя система ей подошла. Я думаю, что при наличии какого-то количества талантливых спортсменов ребята могли выйти на хороший уровень, но им постоянно не хватало чего-то, стержня не хватало. Спортсмен высокого класса – это спортсмен, который не имеет никаких изъянов, никаких лимитирующих факторов, у него все качества на высоком уровне: скорость, сила, трудолюбие, здоровье и так далее. Когда одно качество превалирует над другим, как правило, ничего не получается из таких спортсменов. То, что она сказала обо мне, мне приятно.

- Помните первый прыжок Лены на четыре метра, который был на Юношеских играх в Москве? В тот момент какие были у вас эмоции? Может быть, как раз вспоминали первые ее прыжки в зале.

- Да, конечно помню. Меня тогда поразил не результат, хотя он был относительно высок, а поразило то, что она делала в третьей попытке. У нее практически все высоты шли с третьей попытки: первая - неудачно, вторая - неудачно, третья - прыгает. У нее был механизм извлечения резервов в экстремальной, стрессовой ситуации настолько ярко выражен, что именно это качество помогло ей выиграть в Афинах. Вот это меня очень поразило. Она на этом старте (в Москве) сделала 14 прыжков – это очень много. Она все высоты прыгала с третьей попытки. Вот так получилось. Это очень ценное качество. У нас есть такая установка: пока у тебя есть хотя бы одна попытка, ты не проиграл. Вот ей это удается выполнить.

- Судя по тому, как Лена рассказывала о поездке на Олимпиаду в Сидней, уже тогда проявился ее характер, когда она отказалась оставаться на финал, не пройдя квалификацию.

- Да, я предложил ей – давай, пойдем посмотрим финальные соревнования по прыжкам с шестом, а она мне: "Я не могу на это смотреть, я не пойду". И мы поехали в знаменитый австралийский зоопарк, кормить кенгуру морковкой. Мы переплыли через залив на пароходике и погуляли. Я видел, что для нее было оскорбительно смотреть, как прыгают другие. Это тоже очень важное качество.

- То есть или сама…

- Да, да. Это характер лидера, другого и не скажешь.

- Их конкуренция с Феофановой насколько сильно помогла Лене в плане роста?

- Она помогла, с одной стороны, а с другой стороны, я видел, что мы будем конкурировать до Афин, а потом уйдем в отрыв. У Светы отличные качества, она хорошая спортсменка, волевая. Но у нее есть один фактор, лимитирующий рост, что дальше она не смогла бы прыгать пять метров. А у Лены я видел эти прыжки, то есть, буквально, закрывал глаза и видел. Мы конкурировали до Афин, а потом ушли далеко вперед. Это было очень сильным психологическим ударом по Свете, я это знаю. И ей в плюс идет, что все таки после этого она собралась, вернулась и доказала, что она девушка-медаль, то есть на всех соревнованиях она была с медалью, серебряной или бронзовой. Это чудесный пример для наших ребят, которые идут за ней.

- Есть, кто идет?

- Это пример, но это не значит, что есть такие. К сожалению, у нас дальше и у девчонок, и у ребят провал. Нет определенных качеств, чтобы быть мировыми лидерами в шесте.

Отношусь к Лене как к дочери

- После восьми лет вместе, после Олимпийских игр, после 18 мировых рекордов насколько тяжело было, когда Лена сказала, что она уходит?

- Для меня это, конечно, было неожиданностью, но я только сейчас начинаю понимать, что Лена – честная, порядочная. Вот этот поступок ее оценивался очень многими журналистами негативно, и я был очень здорово обижен, но просто-напросто он имеет определенное оправдание: там были люди, которые немного дезинформировали. Я не хотел бы на эту тему дальше что-то рассказывать. Я думаю, что эта история уже всем известна.

- Момент, когда пошли неудачи у Лены, вы же наверняка следили за соревнованиями, вы ведь были старшим тренером сборной России по прыжкам с шестом. Насколько психологически было сложно наблюдать фактически за родным человеком?

- Да, это так. В любом случае, я знаю, что умею держать удар. Вот это мне в жизни помогло. Хотя, самое главное, я замечал за Леной такие движения, что она хотела вернуться назад. Но ей не позволяла гордость, хорошее самолюбие, тщеславие. Но со временем она пришла к этому, и ровно год назад она вернулась.

- Когда за два дня до встречи она позвонила и предложила встретиться, сразу поняли, о чем пойдет речь?

- Да, я сразу понял. Самое главное, что этот разговор назревал. Как-то год назад она меня встретила здесь в коридоре и говорит: "Евгений Васильевич, можно с вами поговорить?". Мы поднялись в кабинет, поговорили, буквально ни о чем. Она смотрела на меня, потом заторопилась на самолет, и я понял, что у нее чего-то не в порядке. От добра добра не ищут. И тут я как раз подумал, что Лена должна вернуться назад. И она предложила это как раз шестого числа. Это было Прощеное воскресенье. Был как раз тот случай, когда надо забыть обо всем, простить человека и понять его, что он запутался в жизни. Этот момент был очень трудный, драматичный даже. Потом, 8 марта, они пришли к нам в гости с родителями, и мы окончательно решили, что будем работать дальше. На первой тренировке было такое ощущение, что она даже никуда не уезжала. Такое же отношение к тренировкам, уважительное отношение к тренеру. У меня к ней какая-то теплота была, я сам даже не думал, как так можно после этого всего, но все как смыло, будто ничего и не было, и мы продолжали с ней работать также.

- Лена вернулась с травмой ахилла, с коленом.

- К сожалению, да, и 2-2,5 месяца мы лечили колено, это отразилось на подготовке к чемпионату мира, который проходил в Южной Корее, и мы поехали неподготовленными. Надо было ехать в любом случае, потому что у нее была огромная потеря соревновательной практики: год не прыгала, пропускала старты. Она приехала и говорила, что чувствует себя новичком и ничего не может понять. Поэтому этот проигрыш мы восприняли очень спокойно, без паники. Мы даже сказали ей: "Лена, это первый момент, где ты должна понять, что с этого момента мы должны забыть обо всем и начинать все сначала". Шоковая терапия для нее была, чтобы она не жила воспоминаниями о своих регалиях, победах, и я думаю, этот момент был отправным. Мы поняли, что должны пройти весь путь от начала до конца, войти второй раз в воду, а говорят, что этого не сделать. Но, как показывает последняя практика, можно.

Вновь хозяйка в секторе

- Какие эмоции были у Лены после очередного мирового рекорда? Такие же, как после первого мирового рекорда, или сильнее?

- Я думаю, что сильнее. Восемь лет я учил ее одному прыжку, а за границей ее учили совершенно другому: мужскому, силовому, который ей совершенно не подходит. Тренер, который с ней работал, упорно настаивал на своем. Получилось, когда она прыгает, она пытается вспомнить тот прыжок, а сидит на старом. У нее потерялась легкость прыжка, они стали тяжелыми, надсадными, и она чувствовала себя дискомфортно. Когда уже она вернулась, моей первой задачей было разрушить стереотип и вернуть ее на старый прыжок. Это случилось 29 декабря прошлого года, она прыгает 5,01 на соревнованиях в Волгограде, потом идет ряд стартов, на которых она пытается повторить результат, но постоянно возвращается на технику последних пяти лет. Потом мы постепенно прошли хорошую восьмидневную тренировку в Монте-Карло, и она поняла, что надо делать в прыжке. Прыгает 4,72, 4,82 и 4,92 - рубеж, который она не могла никак побить. Первая попытка – неудачная, вторая – неудачная, мы корректируем прыжок, и она прыгает. Вы не представляете себе, как она кричала и бегала по сектору. Это был зверь, я первый раз видел ее в таком состоянии. Это не сравнимо было ни с афинской, ни с пекинской Олимпиадами: она поняла, что пробила потолок, в который она все время упиралась. И 5,01 она прыгает со второй попытки - легко. Мышечная память подсказала. Мы к этому шли, и многие уже не верили, что она вернется назад в таком качестве. А один очень маститый тренер сказал: "Евгений Васильевич, выигрывать она может, а о мировых рекордах надо забыть". Я ему когда позвонил потом, он мне говорит: "Мне стыдно теперь, я был не прав".

- Как вы думаете, какой максимальный рекорд может быть у Лены?

- 5,10-5,15, хотя если бы она не уехала никуда, она бы уже сейчас так прыгала. У меня есть видеозапись, где она в Хельсинки прыгнула сантиметров в 15 с запасом, а это было в 2005 году, перед уходом. У меня было ощущение, что мне не дали дописать очень интересную книгу. Потом ее стали писать с ошибками и вернули назад в очень потрепанном виде, и теперь я занимаюсь редактурой. Я хочу сказать, что Лена приехала совсем другим человеком. Мне было трудно восстановить ее психологически, потом, через полгода, у нее заблестели глазки, и она стала другой. Самое главное, что она начала верить, что у нее все получится. Я сейчас смотрю и вижу, что на секторе уже другая Лена, она уже хозяйка, а не статист. Когда в Стокгольме она вышла, девочки притихли. Англичанка прыгает 4,72 и чуть-чуть задевает планочку. А Лена прыгает, и у нее запас полуметровый – зал ахнул. Ну, англичанка сразу и скисла. А ее все так рекламировали, говорили, что восходящая звезда с уникальной техникой, будто Лены и нет уже и не будет. Жирная точка.

- Этот сезон будет крайне тяжелым: чемпионат мира, предолимпийская подготовка, сама Олимпиада. А 2013 год – колоссальный для России: первый чемпионат мира, который будет проходить в Москве. У вас уже все расписано по дням на ближайший год с лишним?

- До Олимпиады – да. Есть старт, которые прошли зимой, они показали сильные и слабые стороны, над которыми мы будем работать. Если у Лены не будет никаких возрастных мышечных изменений, она будет лидером.

- Лена много вспомнила про чемпионат мира в Берлине и говорила, что это был один из переломных моментов, когда она приехала и поняла, что ей ничего не интересно и она ничего не хочет. А сейчас она вновь хочет прыгать, хочет побеждать. Какие слова вы ей говорите?

- Я думаю, что необязательно говорить какие-то слова. Достаточно взгляда, жеста, улыбки или участия в ее жизни. Вот из таких мелочей и складывается мозаика работы тренера и ученицы. Я уверен, что тренер и ученица – сообщающиеся сосуды. Хотя многие не разделяют моего мнения, но я считаю, что тренер должен относиться к ученику, как к своему ребенку.

- Она несколько раз называла вас своим отцом…

- Совершенно верно. У нас даже до мистики как-то доходило. Дикая жара, в Мадриде был старт, она вышла на сектор разминаться, а я про себя пробухтел: "Господи, ну надень ты бейсболку". Она поворачивается и, раз, надевает.

- Когда наблюдаешь за вами на стартах, она подходит к вам, и вы же ничего не говорите друг другу, смотрите, и она все понимает. Как такое возможно?

- Язык жестов, а может, еще что-то такое. У меня даже до того дело дошло, что, когда она ушла, я несколько раз ездил в Афины и проводил мастер-классы с шестами. И когда мы приехали на олимпийский стадион, ребят еще не было. Я походил по трибунам, где проходили соревнования, вспомнил атмосферу, вспомнил время, пять минут первого ночи, когда был совершен этот прыжок, поворачиваюсь и слышу голос Ленкин: "Евгений Васильевич!" Поворачиваюсь – тишина и никого нет.

- Это самые приятные воспоминания из работы с Леной?

- Когда приходишь на тренировку, в любом состоянии, видишь Ленку, и все пропадает, вот такая у нее энергетика.

У Лены есть какой-то магнетизм

- Елена Исинбаева вне спорта – какая она?

- Этот человек очень любит справедливость, самое главное, что она требует, не любит лжи. Она человек преданный, но, к сожалению, у нее очень мало подруг и друзей, она не имеет возможности их иметь, так как все время у нее занимают тренировки. Она не имеет возможности даже пойти куда-то. У нее только спорт. Она закончила академию, защитила диссертацию. У нее замечательная голова. Она прекрасно знает итальянский язык, английский, сейчас начинает изучать французский. Я был приятно удивлен, когда нас директор стадиона в Монте-Карло пригласил в ресторан, с ним было два молодых помощника, они общались великолепно, он хохотала, рассказывала им на очень хорошем английском языке какие-то анекдоты и так далее.

- Она очень любит готовить. Что из ее блюд нравится больше всего?

- Да, она очень любит готовить, но у нее совсем нет времени. Я ей сказал, что если у нее есть возможность, чтобы ей мама или сестра помогали, пускай готовят они. Если она будет еще стоять у плиты, то совсем измочаленная будет приходить на тренировки. Она приносила мне котлетки – очень вкусные, сырники у нее замечательные получаются. Мы с ней обмениваемся. Иногда Тамара Федоровна, моя супруга, приготовит для нее что-нибудь. Лена любит готовить, это заметили итальянцы в одном из ресторанов. Она взяла меню, сделала заказ, а потом через какое-то время официант возвращается с поваренной книгой итальянской кухни – подарил.

- Как вы думаете, откуда она черпает энергию?

- Во-первых, она Близнец, во-вторых – левша, а это работа полушарий. Она умеет очень здорово переключаться. В качестве примера приведу: у нас был Володя Поляков, москвич, в 1981 году установил первый мировой рекорд среду российских шестовиков – 5,81. После этого месяц не мог прыгать. В свою очередь Лена установила в 2005 году девять мировых рекордов с интервалом в полторы недели – это какую психику надо иметь! Люди обычно после рекордов плавают, отдыхают, а она восстанавливается. Я думаю, что это ее личное, уникальное качество. Может, еще и природой заложено. У нее отец из Дагестана, а мама казачка, такая боевая. Я думаю, что ноги оттуда растут.

- А Лена была в Дагестане после Афин?

- Да, она ездила. Она там национальный герой.

- Лена рассказывала, что с манежем очень помог Роман Абрамович, с ремонтом, теперь можно заниматься и зимой здесь, но летом вы отправитесь в Монте-Карло. Нет ли возможности и летом тренироваться в Волгограде, или там просто лучше условия?

- Есть моменты, которые нам выгодны для тренировок там, хотя в Волгограде у нас очень хорошие условия. Помогал не только Абрамович, но еще и министр спорта Мутко.
Нам прислали шикарную подушку для приземления, гараж на колесиках, двусторонний разбег и две стойки – с двух сторон можно прыгать. Просто у нас город степной, ветра. Прыгать невозможно против ветра. Но нам помогают, ректор нашей академии, например.

- Лена, как я понимаю, одна занимается?

- Да, я ее отделяю. У меня есть мальчик, который в прошлом году выиграл чемпионат мира среди юниоров в Канаде, есть мальчишка, который был четвертым на Всемирной универсиаде в Китае, а сейчас включен в состав олимпийской сборной. Козлитин Виктор, перспективный, может очень высоко прыгать. Призер чемпионата России. Я всегда стараюсь разводить их в разные стороны, потому что совершенно разные работы с ними.

- Ну и, наверное, индивидуальный подход к Лене?

- Конечно. Еще есть девочка Наташа Демиденко, была третьей на юниорской Европе. С Леной идет совершенно другая работа. Я думаю, что если буду объединять, то это будет не очень для нее хорошо. Но иногда я свожу их. Когда техническая работа идет – у нас нюансы есть: мы прыгаем с наклонной дорожки, с карбоновой и с обычной. Каждый период несет в себе определенный смысл. Я стараюсь создать психологический имидж очень высокий, чтобы люди могли прыгать очень высоко.

- Вы бы кого поставили на первое место в нашем рейтинге?

- Лену, конечно. Когда выступает Исинбаева – это ожидание праздника, рекорда, чего-то яркого, необычного. Когда она выступает, на нее приятно смотреть. Здесь был Кубок губернатора, обычно полупустой зал. Но, когда в этом году была Исинбаева, зал заполнился до отказа. Есть у нее какой-то магнетизм. Что зрители творили в Стокгольме, когда она установила мировой рекорд…

Я бы выбрал ее не из-за того, что я ее тренер, а так оно на самом деле и есть. Это и зрительские симпатии, и то, что она сделала для спорта, и пример для молодых. Она настолько популярна, что, когда мы приехали в Москву, она звонит своему знакомому и говорит, что ей нужно два билета на Cirque du Soleil. И она достает без проблем. Там толпа стоит, холодно. Мы подходим с ней к охранникам, она говорит: "Отодвиньте барьер, я Лена Исинбаева", а они нам "Ой, Леночка, проходи". Она в капюшоне была, и они у нее спрашивали, она правда Исинбаева или похожа, она смеется: "Похожа, похожа".

- Понравилось представление?

- У них шикарная постановка, вокал, потрясающие декорации, что-то потустороннее. Понравилось, конечно. И клоун, который летит над зрителями. Говорю Лене – смотри, клоун летит – как птица, а она возьми и пошути – главное, чтобы не нагадил (смеется).

- Как вы думаете, из Лены получится тренер или она найдет себя в чем-то другом?

- Я не знаю, затрудняюсь. Да она и сама затрудняется. Смотрит на мою работу и не может понять, как у меня хватает терпения. Думаю, что у нее будет какая-то другая стезя. Я предполагаю, но не могу пока сказать.

В этой статье:

По теме:

Загрузка...

Наверх
Авторизация ×
    Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
    Регистрация ×
      Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
      Восстановление пароля ×
        Восстановление пароля ×
          Авторизация ×
          Произошла ошибка при взаимодействии с сервисом. Пожалуйста, повторите попытку.
          Авторизация ×
            Здравствуйте, ! Для завершения регистрации, пожалуйста, заполните поля:
            Авторизация ×
              Удаление подписки ×
              Вы уверены, что хотите удалить из отслеживаемого: