ПроектыЗакрыть

Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) в ноябре было признано не соответствующим кодексу Всемирного антидопингового агентства (WADA). В связи с этим в организации произошел ряд изменений, в том числе сменилось руководство. Бывший генеральный директор РУСАДА Рамил Хабриев, возглавлявший агентство на протяжении последних пяти лет, в большом интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Елене Соболь рассказал о том, каким он видит будущее российской антидопинговой системы, в чем суть претензий WADA к РУСАДА и почему в этом замешана политика, а также о том, почему в России на самом деле нет системного применения допинга. 

 

Проблема допинга есть, ее надо решать 

 

- Вы возглавляли РУСАДА на протяжении последних пяти лет. Как вы оцените то, что антидопинговому движению в нашей стране удалось достичь за это время?

- Проблема допинга в России, конечно, стоит остро, и этого отрицать нельзя. Результаты нашей деятельности свидетельствуют: мы выявляли больше всех нарушений антидопинговых правил по сравнению с другими странами. Это, конечно, говорит о серьезности проблемы. Настораживало и то, что порядка 40% выявленных нарушений приходилось на молодёжный спорт - даже на этом уровне для достижения каких-то локальных результатов тренеры идут на использование допинга. Понятно же, что не детишки это делают. У нас и дисквалификаций в отношении персонала спортсменов было больше, чем в других странах. Президент подчёркивал на совете по спорту летом, что большая выявляемость нарушений антидопинговых правил  говорит как об эффективности работы антидопинговых служб, так и о глубине проблемы и о недостаточности профилактической работы среди спортсменов. Это объективно, с этим надо считаться. В тоже время считаю важным отметить, что РУСАДА одним из первых в мире агентств стало использовать современные интерактивные методы обучения, применять систему оценки эффективности образовательных программ и ввело на 100% обязательное участие членов национальных сборных в антидопинговых семинарах.

Владимир Путин
© РИА Новости. Михаил Климентьев Перейти в фотобанк
Владимир Путин
С другой стороны, если говорить о РУСАДА как об организации, которая прежде всего нацелена на то, чтобы проводить допинг-контроль, выявлять нарушения, информировать атлетов, проводить расследования, то мы этой работой занимались достаточно успешно. Даже существенно сократив общее количество тестирований, используя уже разработанные нами методики целевого тестирования спортсменов, мы существенно увеличивали долю выявленных нарушений. Это говорит  об эффективности работы по выявлению, но наряду с этим у нас задачи были вместе с министерством спорта, с федерациями, со всеми центрами подготовки спортсменов, с субъектами РФ по предотвращению допинга. Значит, в этом направлении мы работали неэффективно, раз объём нарушений у нас сохранялся. Надо искать причины, почему так. 

- Есть достаточно распространённое мнение, что мы в вопросе разрешенных технологий немного отстаём. Можно ли сказать, что в нашем антидопинговом движении собраны лучшие специалисты, и что работа велась на очень высоком уровне?

- Воспользуюсь вашей терминологией: разрешенные технологии и антидопинговое движение – по сути, разные понятия. Чаще используют определение "медицинское и антидопинговое обеспечение". Начну со второго – сейчас мы говорим об этом. Антидопинговое агентство планирует и осуществляет сбор проб и передает в аккредитованную антидопиновую лабораторию, у нас это Московский антидопинговый центр - учреждение Минспорта. Между агентством и лабораторией не может и не должно быть никакой взаимозависимости. В этом гарантия объективности допинг-контроля.

Что касается медицинского обеспечения, говорить о том, что оно отстало или имеет  значительные успехи тоже неправильно. Например, подразделение ФМБА (Федерального медико-биологического агентства), которое занимается спортивной медициной, - это очень квалифицированные специалисты, медицинская помощь в экстренных случаях и повседневное медицинское сопровождение достаточно хорошего уровня. Но есть и более тонкое и узкое направление - спортивная фармакология. Это уже прикладная наука, которая на самом деле, я считаю, очень отстала. Судя по арсеналу средств, которыми они располагают, это еще наработки, которые были сделаны к Олимпиаде 1980 года и в последующие несколько лет. Специалисты говорят, что оно, собственно, и оставалось в арсенале спортсменов и по сегодняшний день.

- Что касается разрешенной фармакологии, как в этом плане нам делать шаги вперёд?

- Как известно, всё, что не запрещено, то разрешено. Сегодня можно и нужно использовать разрешённые к применению средства повышения работоспособности, ускоренного восстановления после тяжёлых физических нагрузок. Их арсенал довольно широк, очевидно, ни одна страна самостоятельно не смогла бы его целиком разработать и произвести, но доступ к ним есть. Наверное, есть ещё закрытые вещи в небольшом количестве, которые, понятно, на официальный рынок не поступают, но это до поры до времени. 

- А у нас есть какие-то только нам известные разработки?

- Если мы какими-то подобными не запрещенными секретными разработками и владеем, то, наверное, мы не должны об этом говорить. Это уже не секрет тогда получится. 

 

Не без политики

 

Рамил Хабриев
© Фото: предоставлено Р.Хабриевым
Рамил Хабриев
- Вернёмся к РУСАДА. Всё последнее время мы получали достаточно высокие отзывы о работе агентства на крупных спортивных мероприятиях. Почему в какой-то момент вдруг эти отзывы куда-то делись, как будто не было той огромной работы, и вдруг агентство стало "не соответствующим кодексу WADA"?

- Да, на самом деле отзывы были очень позитивные и, считаю, объективные, мы действительно работали на всех крупных стартах в нашей стране совместно с представителями МОК (Международного олимпийского комитета), WADA и международных спортивных федераций. А сейчас вот такая оценка деятельности РУСАДА. Давайте будем объективными, здесь политический контекст абсолютно на 100% есть. 

Всё что угодно могут говорить, но это началось с выпуска фильма ARD, где смонтированы сцены, притянуты какие-то так называемые "факты", и на этом же всё строилось. Потом была долгая работа комиссии WADA, опять же, принимающая на веру заявления одних (бывшего сотрудника РУСАДА и его жены) и в тоже время абсолютно не принимающая обоснованных доводов о том, что это не так. Решение о несоответствии РУСАДА кодексу WADA было принято прежде всего на фоне беспрецедентного информационного давления. 

А что в докладе комиссии WADA было такого, что всех повергло в шок? Это коррупционный скандал в IAAF, где каким-то образом задействованы функционеры нашей Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). А какое это отношение имеет к деятельности РУСАДА? 

Тем не менее решение (о несоответствии кодексу WADA) было принято. Что противопоставлено объективной оценке деятельности нашей организации в течение ряда лет - ажиотаж и шокирующие кадры фильма, безосновательные заявления со стороны председателя комиссии на фоне арестов руководителей IAAF. 

Этот сценарий вначале был отрепетирован на примере ФИФА. Видите, какая там реакция: субстанции никакой нет, а уже все согласились с тем, что все, оказывается, жулики, всё покупалось, выдающиеся (без преувеличения) деятели спорта оказались под катком этой машины.

- Окно Овертона… 

-Да. И тут то же самое - теперь уже не разбираются, были процедурные нарушения или не было. И когда мы обращаемся в WADA по замечаниям, которые были сделаны в докладе, и просим: говорите о конкретных наших инспекторах, дайте фамилии. Ну нет их! Получается, Россия виновна, просто виновна. Это всё выразилось в той фразе, которую сказали приехавшие представители WADA сотрудникам РУСАДА: "Нам наплевать, вы верите в это или не верите, главное, что весь мир поверил в то, что Россия допинговая страна". 

- Ничего себе заявления.

Здание, где расположен Антидопинговый центр на базе ФГБУ Федеральный научный центр физической культуры и спорта в Москве
© РИА Новости. Григорий Сысоев Перейти в фотобанк
Здание, где расположен Антидопинговый центр на базе ФГБУ "Федеральный научный центр физической культуры и спорта" в Москве
- И потом, как комиссия собирала какие-то "объективные" материалы? Полгода на сайте WADA висели русскоязычные объявления "давайте, ребята, "стучите" на страну". А если мы в течение года по 140-150 человек дисквалифицируем, наверное, из них желающие плюнуть в адрес РУСАДА все-таки найдутся. Где-то в обиде, где-то чем-то другим руководствуясь, но опять же, мы просим, покажите конкретного человека, конкретный факт. Но нет этого. Ни одного.

- Как считаете, почему говорят на публику только отстранённые или как-то в этом замешанные? Почему не нашёлся какой-нибудь "честный человек", который сказал бы, условно: "Да, у нас в лёгкой атлетике система допинга, а я против и буду с этим бороться!"

- У нас нет системы. 

- Мы можем это утверждать?

- Я вам заявляю - у нас нет системы использования допинга! У нас есть систематическое бессистемное использование запрещенных субстанций и методов некоторыми спортсменами и тренерами. Вот что мы имеем.

- Возвращаюсь к вопросу о том, почему заявления делают только те люди, которые сами принимали запрещенные препараты, причем не столько раскаиваясь, сколько с желанием от этого получить эффект. 

- Мы ведь не знаем, в какой мере это было осознанным выбором спортсмена, какие условия ставили перед ним, почему он соглашался использовать эти средства. Во многом, конечно, спортсмены - подневольные, поэтому здесь могло быть любое давление. Но я абсолютно убежден, что с той системой мотивации, которая у нас есть, когда ребята во многих случаях видят свою возможность продвинуться по этому социальному лифту только через получение результатов в спорте, они, конечно, на всё пойдут. И даже, думаю, родители, понимая, что это единственный способ как-то устроить жизнь своему ребёнку, глаза закрывают.

Не бывает такого, чтобы парень или девушка приходили домой с исколотыми венами, к примеру, в том же Саранске, и родители не видели, что с ребёнком делают. Тем не менее сколько мы не разбирали этих случаев, они же как партизаны молчат, они загнанные в угол, забитые. Поэтому, конечно, меня как медика очень напрягает эта сторона, и мы в плане выявления таких случаев были бескомпромиссны, но видите как - у WADA вот такая оценка нашей деятельности. 

 

Эра Чёгина в Саранске

 

- Кстати, про Саранск: все последние годы считалось, что это действительно гениальная школа, которая воспитывает потрясающее количество очень высококлассных спортсменов. Лучших в мире. И ее руководитель, тренер Виктор Чёгин, который удостоен ряда наград, а 18 или 20 его учеников, это уже доказано, принимали допинг…

Виктор Чегин
© РИА Новости. Антон Денисов Перейти в фотобанк
Виктор Чегин
- К сожалению, даже и больше уже теперь. Понимаете, с одной стороны нельзя умалять и достоинств организаторов этой школы и Владимира Михайловича как селекционера, там на самом деле выстроена замечательная система отбора и привлечения юных спортсменов. Не только по спортивной ходьбе, по многим другим видам, я видел эти спортивные базы. Республика много сделала - и предыдущий руководитель региона, и нынешний при поддержке федерального центра - для создания инфраструктуры спорта. 

В тоже время на каком-то этапе начинали использовать допинг, причём "жёсткий", будем говорить так, это факт.

 - Как считаете, сможет ли тренерский центр восстановить свою работу, репутацию? 

- Пока мы имеем то, что имеем. Я не знаю, как они будут "отмываться" от этого. Очень жалко будет потерять развитую сеть отбора и планомерной подготовки спортсменов, потому что эта система эффективная. Самое главное, что они таким образом предотвратили переток этой молодёжи в какие-то плохие компании, наркоманию, во что угодно. Во время Олимпиады я в гостинице Югспорта жил вместе с ними, видел, какой тяжёлый тренировочный процесс у этих девчонок и мальчишек, с какой самоотдачей они работают. И когда их на каком-то этапе переключают на допинг - это, конечно, недопустимо, просто преступно!

- Будем надеяться на лучшее, тем более у нас ещё есть пара регионов, которые со спортивной ходьбой работают.

- Дело не только в ходьбе. Здесь уникальна сама методика широкого скрининга одарённых детей и привлечение к спорту за счёт массовости в начале, а потом уже выращивания наиболее одарённых - так ведь спорт и рос. Если мы такую систему потеряем, ну как рассчитывать, что какая-то звёздочка появится и вдруг сама по себе дойдёт до высокого уровня. 

 

Освещение проблемы допинга

 

- Что касается вопросов допинга и прессы: мне кажется, что у нас в стране не так освещают какие-то проблемы, как это делают за рубежом. У нас публично говорить о каких-то вопросах не принято, не все дисквалифицированные дают какие-то объяснения, не всех виновных - например, это касается персонала - разоблачают в открытую. На ваш взгляд, насколько необходимо говорить о допинге больше?

Министр спорта РФ Виталий Мутко, исполняющий обязанности президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Вадим Зеличенок и заместитель министра спорта РФ Юрий Нагорных (слева направо)
© РИА Новости. Алексей Филиппов Перейти в фотобанк
Министр спорта РФ Виталий Мутко, исполняющий обязанности президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Вадим Зеличенок и заместитель министра спорта РФ Юрий Нагорных (слева направо)
- Вы знаете, я согласен, что открытости и публичности в обсуждении этой проблемы не было, и это тоже, может быть, одна из причин, что мы как гром среди ясного неба получили такой отклик по миру и в стране, какой вал публикаций был, как всё это обсуждалось. На мой взгляд, пока система виновным определяет только спортсмена. Хотя, на самом деле, именно спортсмен и является ответственным (исключая несовершеннолетних) - даже если ему навязали допинг, никто с него вины не снимает. Но несмотря на то, что мы больше всех приняли дисциплинарных мер к персоналу спортсменов, все равно это капля в море. И в мире так, и ещё даже меньше, чем у нас. Безусловно, то, что сказал президент об ответственности спортивных функционеров и чиновников за бездействие по предупреждению допинга - это пока не реализовано. Вот этого нет. Ведь абсолютно очевидно, если спортсмена поймали - что, тренеру не было об этом известно? Разве федерация не знала об этом? Руководители спорта в субъекте или федеральные спортивные руководители не знали? Поэтому до тех пор, пока мы будем молчать про это и вину сваливать только на спортсмена, мы в тупике. Всё-таки мне кажется, проблема настолько обострилась, что должны были прозвучать слова первого лица о том, что такое положение вещей больше недопустимо.

- То есть мы на верном пути в этом плане?

- Безусловно. Без "очищения" вернуться на вершину будет невозможно, слишком это всё разрослось и далеко, совсем далеко ушло вниз.

- Как вы считаете, должна ли пресса вешать ярлык "преступник" на человека, который нарушил антидопинговые правила? 

- Если человека дисквалифицировали, результаты аннулировали, если он вернул медали, говоря формально - это преступление в спортивной сфере, в спортивном бизнесе. Это так. 

Но мне кажется, что акцент в вопросе освещения должен быть направлен на профилактику, предупреждение. Я считаю, что надо к родителям обращаться: "Смотрите за своими детьми, которые спортом занимаются, говорите с ними, спрашивайте, что ему дают, какие таблетки, какие уколы, как тренеры и врачи это преподносят". Наверное, надо подумать и о материальном стимулировании. Понятно, что есть такая мотивация во многих странах со стороны государства, победил - тебе машина, квартира… Наверное, это государство должно поощрять, но нет ли перебора здесь? 

В случаях дисквалификации результат, который спортсмен достиг, аннулирован, но те материальные преференции, которые он получил, никто с него не забрал. Отсюда рождается такая логика: я переживу два дня позора, газеты напишут, но зато я останусь с машиной, с квартирой, с деньгами. 

- В некоторых видах спорта призовые за возвращенные обратно медали отдают.

Лэнс Армстронг
© East News/ Jay Westcott / Polaris
Лэнс Армстронг
- Это от федерации зависит. Но это со стороны федерации, у нас ещё и государственные стипендии есть и многое другое. Я ещё раз говорю, спортсменов надо поощрять, надо к этому стремиться, но когда уже человек провинился, тогда и меры материального наказания тоже должны сработать в конечном итоге, если вы их этим поощряли. 

- А что касается антигероев в качестве примеров того, "что такое хорошо, а что такое плохо" - нужно ли это? Лэнс Армстронг, например, признался в нарушении антидопинговых правил, но героем для тысяч людей быть не перестал. 

- Считаю, что в каждом случае должна быть своя позиция, в том числе личная позиция журналиста. Нельзя тут выработать какой-то универсальный подход, это первое. Второе - не бывает такого, что во всех случаях исключительно спортсмен виноват и что он к этому шёл, бывают и случаи, когда его обманывают, и он начинает принимать якобы разрешённые средства. Всякое бывало в наших разбирательствах. Тут нельзя с какой-то одной меркой подходить.

Но мы, наверное, больше внимания уделяем негативу, и рассматриваем свершившийся факт нарушения, а нужно уделить больше внимания предотвращению этого, формировать образ честного спортсмена, вот это нужно делать. 

- Мы пообщались с (журналистом ARD, автором фильма о допинге в российской легкой атлетике) Хайо Зеппельтом, и в интервью "Р-Спорт" он заявил, что "против того, чтобы сборная России по легкой атлетике выступила в Рио". Возможно, это его человеческая позиция, но он аргументировал ее тем, что не верит, что страна за полгода решит все свои проблемы, не верит в то, что у некоторых якобы "грязных" атлетов через полгода какие-то вещества всё равно продолжат действовать. 

Член президиума Всероссийской федерации легкой атлетики России Юрий Борзаковский
© РИА Новости. Алексей Филиппов Перейти в фотобанк
Член президиума Всероссийской федерации легкой атлетики России Юрий Борзаковский
- То, что вы сослались на мнение Зеппельта… Человек взялся писать по теме: или он на самом деле дилетант и не понимает, или он специально извращает и тасует факты, что доказывает нарушение там, где его просто не может быть. Он должен прекрасно понимать, если готовился к этой теме, что есть биологический паспорт. И если говорить о легкоатлетах - это спортсмены, которые одни из первых попали под программу гематологического паспорта, данные на них практически с начала двухтысячных собираются. 

Интересно здесь другое. Информацию о профилях биопаспортов наших легкоатлетов международного уровня, по которым сейчас скандал и идут расследования, до прошлого года мы не знали. Мы вели спортсменов национального уровня, а международников нам выдали только в 2014-м году, готовые паспорта, а там, начиная с 2008-09 года, у них уже шли абнормальные показатели, говорящие о том, что было воздействие запрещенными средствами и методами. Эту информацию знала Международная федерация лёгкой атлетики и знала WADA, все эти годы они знали это! WADA имела доступ к этим показателям, поэтому "а судьи кто"?

- Почему они никак на это не реагировали?

- Наверное, коррупционный скандал в IAAF не на пустом месте родился? Если деньги кому-то платили, значит, за что-то платили же. Но это уже другая тема, этим занимаются правоохранительные органы, пусть разбираются. А факт есть факт. И когда заявляют о том, что "давайте мы всех российских легкоатлетов не будем пускать на соревнования" - это просто неправильно. Если человек поехал, вы его на соревнованиях уличили в нарушении и дисквалифицировали, одно дело. Но если он не пойман, почему сейчас на него вешать ярлык, что он обязательно будет использовать запрещённые методы или средства при подготовке к этим соревнованиям? Это просто негуманно и, считаю, противозаконно. В конце концов, у нас есть презумпция невиновности. 

 

Как получить аккредитацию обратно? 

 

- Лишение аккредитации для московской лаборатории и несоответствие кодексу WADA нашего агентства сейчас будто бы жест в нашу сторону: "Мы же говорили, что вы какими-то нехорошими делами занимаетесь, вот вам доказательство". Как нам из этой ситуации выходить?

Пресс-конференция главы РУСАДА Никиты Камаева
© РИА Новости. Владимир Песня Перейти в фотобанк
Пресс-конференция главы РУСАДА Никиты Камаева
- Ну какое же это доказательство? 

- Это выглядит именно так со стороны спортивного мирового сообщества.

- Даже, назовём их так, санкции в отношении московской лаборатории. Что могу сказать, основным фактом несоответствия лаборатории аккредитации они назвали уничтожение некоторого количества проб. Но руководитель лаборатории уже сделал заявление, почему эти пробы были уничтожены - они не хранятся больше трех месяцев, если нет установленного срока по регламенту. Но никто ведь дальше не разбирается, никто не слушает, почему они были уничтожены, главное было сказано: "Тысячу с лишним проб!" И это прозвучало как основное обвинение в адрес лаборатории. 

Пока в РУСАДА в целом нет чёткого понимания по будущему, потому что нет позиции ни WADA, ни министерства спорта как вообще дальше будет вестись работа по допинг-контролю. Мы получили копию письма, которое WADA отправило министру спорта о том, что агентство считает целесообразным передать планирование допинг-проб антидопинговой организации Великобритании. Сам допинг-контроль будут проводить специализирующиеся на этом международные коммерческие организации. Россия будет перечислять деньги, а дальше сидеть и смотреть, как другие люди планируют и собирают пробы. 

Наши доводы о том, что мы работаем квалифицированно и честно… Хотите убедиться - становитесь рядом с нами, участвуйте при планировании, посмотрите, что правильно, что неправильно, контролируйте сбор проб. "Нет, мы это сделаем сами, а вы посидите, подождите". Ну это что?

- Это уже принятое решение?

- По всей видимости, такое решение будет, сейчас ждём окончательного вердикта. 

- Почему именно Великобритания? Они как-то это мотивируют?

- Сейчас эра влияния Великобритании в WADA, поэтому, наверное, так. 

- Что касается лаборатории: как нам обратно получить аккредитацию? Через сколько это возможно?

Вход в здание, где расположен Антидопинговый центр на базе ФГБУ Федеральный научный центр физической культуры и спорта в Москве
© РИА Новости. Григорий Сысоев Перейти в фотобанк
Вход в здание, где расположен Антидопинговый центр на базе ФГБУ "Федеральный научный центр физической культуры и спорта" в Москве
- Такое решение объявляют на шесть месяцев, но процедура аккредитации понятна, она хоть более-менее прописана, что должно быть сделано и как. А в отношении антидопинговой организации нет никаких процедур. 

- То есть, дело РУСАДА по несоответствию кодексу WADA могут затягивать сколько угодно?

- Сколько угодно. Прежде всего из-за того, что в отличие от лабораторий, для агентств нет официальной процедуры признания несоответствия, это волюнтаристское решение. И еще, должен отметить, что решение WADA о несоответствии РУСАДА кодексу противоречит самому кодексу WADA. Как мы знаем, решения о несоответствии НАДО (национальных антидопинговых организаций) могут приниматься на основании несоответствия правилам, но не на основании каких-либо эпизодов, тем более в плане обвинений уголовного характера, не имеющих отношения к антидопингу.

- Удивительно то, что никаких сроков на восстановление соответствия кодексу WADA не назначили. 

- В этом-то и заключаются двойные стандарты, которыми пользуется WADA. При всей жёсткой регламентации процедур допинг-контроля  и расследования те действия, которые принимаются ими в отношении целой страны, абсолютно не прописаны, они, по сути, мотивированы. И это и говорит о том, что это решение политическое, а никак не продиктованное какими-то объективными предпосылками. Если бы принималось решение в отношении антидопинговой организации, то в отчёте независимой комиссии есть пункты, по которым даны замечания. По всем по ним РУСАДА написан отчёт и представлен им, приезжайте и посмотрите: сделано - не сделано. И примите решение. Нет, это всё откладывается, мир поверил, что вы такие, вот мы и будем пользоваться этим общественным мнением. 

- Наши доводы даже не выслушали?

- Абсолютно нет! Более того, во время визита комиссии WADA летом 2015 года мы были максимально открыты, сотрудничали тесно и конструктивно, по завершению пребывания комиссии были согласованы действия по устранению замечаний, утвержден график исправлений.

- На позапрошлой неделе приезжала делегация WADA. 

- Они поговорили с сотрудниками, какое-то мнение, видимо, своё сформулировали. Я им сказал, когда встречался, что все эти годы мы были коллегами, многие из вас видели нас в совместной работе, совсем недавно мы были признаны одной из наиболее успешных организаций по части наших функций. Я сейчас не беру распространённость использования допинга, это уже факт, никуда от этого не денешься. Но мы выявляли это. А теперь эти показатели ставятся в упрёк. Всё замешали на коррупционном скандале - и пожалуйста. 

Логотип WADA
© REUTERS/ Christinne Muschi
Логотип WADA
- Есть много критики в адрес WADA, говорят о том, что организация не до конца независимая, поскольку финансируется международными организациями. Есть мнение, что не такой должна быть главная антидопинговая организация в мире.

- Думаю, что одно WADA не может решить всех проблем, связанных с искоренением допинга. Его функции преимущественно связаны с организацией работы по допинг-контролю, выявлением, соблюдением процедур рассмотрения каких-то нарушений, аккредитация лабораторий и так далее. Всё-таки нельзя сбрасывать со счетов ответственность всего спортивного сообщества в целом за то, чтобы спортсмены были "чистыми". Это не под силу одному WADA, но обсуждается другое: задачи и зона ответственности Всемирного антидопингового агентства, сейчас звучит - процедуры непрозрачные, решения политически ангажированные. Я конкретные примеры приводил. 

- Не считаете, что WADA надо сделать более независимым? Пока кто-то финансирует организацию из мира спорта, ее нельзя полностью считать не ангажированной. 

- По крайней мере судьбу РУСАДА WADA решала вместе с министерством спорта, нас никогда не приглашали к обсуждению, несмотря на многочисленные обращения, нас никогда не информировали. Переписка шла между ними, а окончательного решения и сейчас ещё нет о том, как это всё будет происходить. Так что ничего здесь удивительного нет.

 

Будущее борьбы с допингом в России

 

- Что характерно для российского допинга?

- Если говорить о самих нарушениях, их, безусловно, большое количество. Но имеет место и примитивность запрещенных средств и методов, которые используются для достижения результата. Их арсенал в целом, на самом деле, довольно большой, но используются абсолютно элементарные методы. 

- Как считаете, в борьбе с допингом должны существовать доносы? Или это низко и не то, о чём стоит задумываться?

Отчет WADA
© REUTERS/ Denis Balibouse
Отчет WADA
- Часто бывает, что доносят - как раз те, кто уже попался. Если бы это было со стороны "чистого" спортсмена, если бы он взял на себя смелость сказать, что рядом вот такие спортсмены используют запрещённые методы или препараты... Такого не было. 

- С другой стороны, придётся представить доказательства, отдельно взятый спортсмен же не может голословно обвинить коллегу по команде.

- В любом случае, если это будет заявлено, это будет воспринято как аргумент для того, чтобы провести расследование. Слово против слова, это серьёзный аргумент. 

- Что касается Юлии Степановой и её супруга Виталия Степанова: как вы относитесь к тому, что они сделали с этической точки зрения? Хайо Зеппельт недавно объявил их персонами года, сказал, что Россия должна ими гордиться.

- Есть такая мудрая пословица: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Поэтому если их объявил персонами года Зеппельт, то соответствующий уровень персон и есть.

- Над чем сейчас, в этот период, работает РУСАДА?

У входа в здание, где расположен Антидопинговый центр
© РИА Новости. Григорий Сысоев Перейти в фотобанк
У входа в здание, где расположен Антидопинговый центр
- Сейчас, в связи с неопределенностью, ребятам сложно строить долгосрочную программу. Тут есть и вопросы финансирования: как теперь РУСАДА будет финансировать работу агентства Великобритании и международных инспекторов, есть сложности с режимом счёта, это всё-таки федеральные субсидии. Поэтому мы с ними вместе консультируемся, работаем - чисто технических довольно много вопросов. 

Хорошо, что мы планомерно сократили объём проведения допинг-контроля, переходя на целевое тестирование, поэтому нет необходимости держать такой большой штат инспекторов. Как я уже сказал, претензий от WADA по конкретным фамилиям инспекторов мы не получили. В рамках аттестации вопросы компетентности инспекторов тоже будут рассмотрены, и часть из них будет рекомендована к сокращению с точки зрения их профпригодности. Это делается планово. Так, мы в 2010-м году большую смену провели, в том числе по известному фигуранту Виталию Степанову - такая работа сейчас как раз предстоит, раз в пять лет такие обновления нужны. Потому что где-то неформальные связи появляются между инспекторами и тренерами или спортсменами и так далее. Эта работа будет проведена, но сначала коллеги ждут какой-то определённости, как идти к так называемому исправлению и доказыванию, что мы соответствуем кодексу WADA. 

- Что касается руководства: изменилась структура, сейчас Анна Анцелиович исполняет обязанности генерального директора в должности заместителя. 

- Да, думаю, дальше штатное расписание будет формироваться исходя из изменения в функциях. Потому что если надолго будет прекращено тестирование, хотя бы в присутствии международных наблюдателей, то, конечно, встанет вопрос о сокращении большого числа инспекторов допинг-контроля. 

Анна Анцелиович - квалифицированный сотрудник, несмотря на свой молодой возраст, уже с большим стажем работы в РУСАДА. У нее в работе появились и другие направления, которыми она, может быть, не занималась, но я думаю, что коллеги вместе смогут справиться с этим, поддерживая друг друга. 

- Условно - на чемпионате мира 2016 по хоккею, который будет в мае, пробы уже будет забирать другая организация?

- Мы пока не знаем.

- Ну теоретически уже должна?

- Вполне возможно, что они (комиссия WADA)  с одним настроем приехали вначале, а после того, как пообщались, может быть, как-то по-другому восприняли организацию и коллектив. Будем ждать окончательных решений. 

- Почему РУСАДА так зависит от министерства спорта?

- Не могу с этим согласиться. Мы, не кривя душой, по сути, были независимой организацией, министерство спорта было одним из учредителей РУСАДА, а всего их шесть - также это Олимпийский комитет, Паралимпийский комитет, Лига здоровья нации, Российская академия образования, Медицинский университет.

- Фактически министерство спорта - один из шести учредителей, то есть такое же влияние может иметь, условно, Олимпийский комитет? Тогда почему с WADA контактирует Минспорт?

Министр спорта РФ Виталий Мутко, исполняющий обязанности президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Вадим Зеличенок и заместитель министра спорта РФ Юрий Нагорных (слева направо)
© РИА Новости. Алексей Филиппов Перейти в фотобанк
Министр спорта РФ Виталий Мутко, исполняющий обязанности президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Вадим Зеличенок и заместитель министра спорта РФ Юрий Нагорных (слева направо)
- Это решение WADA, министерство же выплачивает взносы WADA - может быть, они решили, что лучше работать с тем, кто деньги даёт. 

- Каким вы видите будущее нашей допинг-системы? Видите ли вы его светлым?

- Если позиция WADA такова, что "мы России не доверяем, потому что мы так посчитали", и процесс изоляции РУСАДА от проведения допинг-контроля затянется, то организация, безусловно, разрушится. Кто станет сидеть без работы? Если у наших инспекторов после февраля работы не будет, значит, их надо будет сокращать, так же и по другим отделам. Собрать специалистов через год или два, наверное, можно будет, но я считаю, что было бы целесообразно агентство сохранить. Не потому что я лично много вложил в него сил, а потому что организация реально компетентная была, и никто не может сказать, что мы в рамках своих полномочий плохо работали. 

Если средства, направленные на развитие спорта, в том числе использовать и на разработку разрешённых методов повышения работоспособности спортсменов, то, думаю, в короткие сроки можно решить вопрос. Но если эти отголоски будут идти постоянно, то с учётом того, что есть желание ситуацию заморозить и подержать Россию в качестве "мальчика для битья" по части антидопинга, тогда дело может затянуться, конечно. 

 

Ухищрения - единичные случаи

 

- По поводу РУСАДА - можете ли вы сказать за свою организацию, что внутри были хорошие, проверенные специалисты, которые работали без каких-либо ухищрений и манипуляций?

Работа ФГУП Антидопинговый центр
© РИА Новости. Валерий Мельников Перейти в фотобанк
Работа ФГУП "Антидопинговый центр"
- Даже если и были (нарушения), то это единичные случаи, когда, возможно, спортсмен был заранее оповещен инспектором допинг-контроля. Могли быть дружеские или иные отношения, не могу этого исключить. Но мы, повторюсь, запрашивали у тех, кто обвинял нас в подобном нарушении, конкретную информацию, и не получили ее. В свою очередь, мы иногда рекомендовали инспекторам уйти, когда начинали сомневаться в квалификации человека или в его порядочности. Но никакого массового характера такие случаи не носили. И они никак не могли повлиять на распространенность случаев использования допинга.

Если мы больше всех в мире выявляем случаев нарушения антидопинговых правил - было ли такое, что WADA обнаружила то, что мы не вскрыли? Никогда такого не было! Другое дело, если бы они пошли за нами вслед, когда мы провели допинг-контроль и не нашли нарушений, а они провели, и результат был бы положительным.

- А они за нами вслед проверяли? 

- Конечно! Много раз бывало, когда мы тестировали, а потом приезжал международный инспектор и вслед делал забор проб. Очень большой объём работы проводился нами и по заказам WADA, и по заказам разных международных федераций. Была и перекрёстная проверка, и никто не скажет, что "они видели и скрыли" или "не квалифицированно провели лабораторный анализ". Потому что не было такого. 

- Насколько, на ваш взгляд, сейчас имеют место манипуляции в среде спортсменов с подменами проб или что-то подобное?

Пресс-конференция WADA в Женеве, 9 ноября
© REUTERS/ Denis Balibouse
Пресс-конференция WADA в Женеве, 9 ноября
- Это, опять же, от квалификации и от порядочности инспектора зависит. Наверное, кто-то и может спустя рукава к этому отнестись или даже не заметить какие-то манипуляции. Но когда у нас даже малейшие подозрения на этот счет были, мы параллельно выпускали второго инспектора, который следом шёл и смотрел, как проводится допинг-контроль. Стало обычной практикой, когда специалист по расследованиям внезапно приезжал на миссии, смотрел, как проводится контроль. Мы старались минимизировать это, проводить профилактику таких случаев. 

Такое (нарушения) могло случаться. Конечно, я не могу их на 100% исключить, потому что это человеческий фактор. Но это не является характерным для российского спорта, такое везде, в любой антидопинговой организации могло случаться. 

Что интересно, один из кадров в фильме ARD, где допинг-инспектор несоответствующим образом проводит контроль, это как раз не инспектор РУСАДА, а инспектор IDТM (International Doping Tests&Management) - именно эту организацию WADA рекомендовала привлечь к тестированию за счёт наших средств. Мы потом нашли эту сотрудницу, показали - вот кто был в кадре…

- Суд, кстати, недавно признал фильм порочащим честь и достоинство Всероссийской федерации легкой атлетики. ВФЛА на этот счет заявила, что действий дальше предпринимать не будет, но довольна тем, что суд встал на их сторону насчет того, что некоторые факты были фальсифицированы.

- Молодцы, что они дошли до суда и выиграли дело, но то, что это (проект ARD) фальсификация, я буквально на второй день после выхода фильма говорил. Да, грамотная, да, очень хорошо смонтированная, красиво сделанная, бьющая и по нервам, и по чувствам людей непросвещённых, но в основном это фальшивка. 

- А что касается отдельных ситуаций, которые там рассматриваются?

- Не могу комментировать те случаи, которые находятся на рассмотрении. Да, у нас есть на рассмотрении достаточно много дел, они задержались. Тем более, что нам выкатила огромную партию дел IAAF. Они держали (абнормальные показатели биопаспортов) у себя и скрывали это, за соответствующее, видимо, вознаграждение, а потом нам перебросили - давайте разбирайтесь, ребята. Вот мы и работаем с этим, разбирательства в арбитражном суде и всё прочее. Напоминаю, что соглашение с IAAF о предоставлении данных биопаспортов и так называемой совместной обработке результатов было заключено с РУСАДА весной 2014 года. До этого времени вся ответственность за принятие санкций и обработку биопаспортов для спортсменов международного пула лежала на IAAF и WADA.

- В этом вопросе РУСАДА продолжает работу?

- Да в этой части всё идёт, как раз Анна Анцелиович как бывший начальник отдела по проведению расследований этим и занимается. 

 

Допинг - невыгодный бизнес 

 

- С этого года по новому кодексу WADA некоторые пробы сейчас будут хранить десять лет.

Логотип WADA (Всемирного антидопингового агентства)
© REUTERS/ Christinne Muschi
Логотип WADA (Всемирного антидопингового агентства)
- Это делается для того, чтобы была возможность перепроверить пробы новыми методами. Мне кажется, российским спортсменам это совершенно не грозит, потому что то, что они используют, такими банальными способами ловится!… Я не знаю, может быть, какие-нибудь страны что-то используют, что через десять лет вскроют, но это точно не про нас. 

- Вопрос про эритропоэтин, который меня давно волнует. Если он так легко ловится, почему мы его до сих пор используем?

- При определенных схемах использования бывает сложно поймать саму субстанцию, но появились неаналитические методы - биологические паспорта. В рамках образовательных программ мы из раза в раз повторяем: ребята, это всё видно, паспорт ваш об этом говорит, остановитесь! 

Кроме всего прочего, мы, к сожалению, никогда не говорим об экономической составляющей использования допинга. Мы совершенно оправданно идём на очень серьёзные вложения в инфраструктуру спорта, в подготовку атлетов, существенно увеличились затраты государства на обеспечение высокого уровня результатов. Они на самом деле сработали, мы же видим по Олимпиадам, по Универсиадам. Здесь сколько угодно можно снимать фильмов, но это объективная ситуация. 

И на этом фоне, иногда начиная с юношеского спорта, молодых ребят подводят к стартам на допинге, и потом они дальше идти не могут. Потому что система контроля такова, что дальше он не пройдёт - получаются деньги, выброшенные на ветер. Вот это никто не считал почему-то!

- Мне кажется, что государство как основной инвестор наших спортсменов должно очень жёсткую позицию занимать на этот счет.

- Конечно! 

- И если посчитать все эти затраты и потери, то, мне кажется, допинг - это невыгодный бизнес.

Виталий Мутко, Дмитрий Козак и Григорий Родченков (слева направо)
© РИА Новости. Михаил Сербин Перейти в фотобанк
Виталий Мутко, Дмитрий Козак и Григорий Родченков (слева направо)
- Именно так, вы очень правильное определение нашли. Абсолютно невыгодно, если посчитать тех юных спортсменов, которые из-за дисквалификаций остановились и оказались бесперспективными. Мало того, что они потратили на себя столько денег, они в своё время закрыли дорогу перспективным ребятам. Это то, о чём мы почему-то не говорим.

- Есть спортсмены, которые возвращаются в спорт после отбытия дисквалификации. Их организм, условно, привык бежать быстро на таблетках. Как ему восстановиться и как вернуть те же результаты, будучи уже "чистым"?

- Здесь не может быть однозначного ответа, в днях и в граммах. Вещества отличаются и по эффективности, и по степени зависимости организма, методы различаются, но то, что необходимо перестать использовать допинг, это уже факт, с этим надо смириться. Если спортсмен находит в себе силы осознать, что он теперь будет бороться честно, получив такую, прежде всего, психологическую травму, он должен себя в этом смысле перебороть. Он должен с новой злостью на себя, на тренера, на окружение своё попытаться достичь такого же результата другими, честными способами. И если он на самом деле одарённый, работоспособный, то он попытается это сделать, а если это всё строилось на запрещенных методах, то он потерянный. Это, опять же, огромные траты впустую, которые этому предшествовали. 

К сожалению, очень многие, возвратившись после дисквалификации, уже никогда не достигали своих прежних результатов. Это и говорит о том, что траты государственных денег были бесполезными.

- Вообще это хорошая мотивирующая история, когда спортсмен возвращается и доказывает: "Да, я сделал ошибку, где-то оступился, но я докажу, что могу выигрывать и "чистым".

- Это, безусловно, вызывает только уважение. Я, например, к этому отношусь с пониманием: никто не застрахован от ошибки. И когда говорят, что надо пожизненно дисквалифицировать однажды оступившегося - на мой взгляд, это неправильно. Нельзя сказать, что каждый спортсмен, нарушивший антидопинговые правила - это преступник априори, и никогда он не исправится. Он может вернуться, и если он вернулся с намерением честно бороться и победил, то честь ему и хвала.

В этой статье:

По теме:

Правила комментирования Обсуждение

Правила комментирования ×

Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на русском языке.

Комментарий пользователя будет удален, если:

  • — пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • — призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • — порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию;
  • — распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
  • — преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • — имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • — является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • — автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»); — смысл текста трудно или невозможно уловить;
  • — текст написан по-русски с использованием латиницы;
  • — текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами;
  • — текст не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.





MediaMetrics.ru

Авторизация ×
    Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
    Регистрация ×
      Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
      Восстановление пароля ×
        Восстановление пароля ×
          Авторизация ×
          Произошла ошибка при взаимодействии с сервисом. Пожалуйста, повторите попытку.
          Авторизация ×
            Здравствуйте, ! Для завершения регистрации, пожалуйста, заполните поля:
            Авторизация ×
              Удаление подписки ×
              Вы уверены, что хотите удалить из отслеживаемого: