ПроектыЗакрыть

Перспективная горнолыжница сборной России Дарья Астапенко в интервью корреспонденту "Р-Спорт" Ирине Белозеровой объяснила, почему на соревнованиях – в отличие от тренировок – не удается показывать результаты наравне с Марией Хефль-Риш, какие сложности на трассе в Сочи, а также почему жизнь не заканчивается на Олимпийских играх-2014.

– 24-е место в гигантском слаломе стало одним из лучших результатов россиянок на ЧМ-2013 в Шладминге. Как изменилась ваша жизнь после турнира?

– На самом деле, я не показала какого-то сильного результата, просто он стал лучшим в карьере. Вот если бы я была в десятке, в пятерке, то да... А так, спокойно идешь дальше, к другим целям. Я еще молодая, все равно их добьюсь.

– Самое запоминающиеся, что сказали в тот момент тренеры?

– Прям такого восхитительного тренеры ничего не сказали, потому что у меня были хорошие результаты на тренировках, наравне с Марией Хефль-Риш. Когда они увидели, что у меня в тот раз получилось, они говорят: "Давай дальше". Тренеры знают, что можем, но психологически мы по-другому подходим к стартам. На тренировках мы можем наравне ездить с лидерами, но вот на стартах... Взять хотя бы соревнования в России, мы их намного легче едем, чем в Европе. Сразу какие-то закованные. Надо привыкать, у меня это получилось. Плюс на чемпионате мира мне понравился склон. Он очень сложный, все девчонки: "Ого". Я проехала разминку, у меня интересуются: "Как тебе склон?" – "Он мне понравился". Они такие: "Что ты сказала? Ты сейчас пошутила?"

 

– Бывают моменты, когда просто проваливаешь старт за стартом?

– Да, два-три месяца не можешь проехать или финишируешь с ошибками. Начинаешь по-другому работать. В прошлом году нам очень сильно помогала психолог Маша. У нас был старт в Норвегии, и я первую попытку проехала не так хорошо, как могла. Ей надо было настроить меня на вторую. Она решила это сделать через метод, когда ты представляешь себя в роли какого-то зверя. Например, льва.

– Рычали на старте?

– Не сильно громко. Мы неправильно делали, когда перед стартом начинали: "Давай, давай". Она говорит: "Ты зацикливаешься, теряешь свою агрессивность". Нужно только за минуту до старта начинать искать в себе агрессивность, чтобы потом выложиться на трассе. Мария во многих ситуациях помогала.

– Сколько она с вами работала?

– Год. Было много чего интересного. Например, когда тебе на палец надевают пульсометр. Программа показывает двух человечков. Первый плывет в одном темпе, второй в зависимости от твоего пульса: чем выше пульс, тем медленнее плывет человек. Тебе хочется, чтобы он плыл быстрее, пульс учащается. Вот так нас учили работать со своим пульсом.

– Во время видеосъемок вы рассказывали, что Александра Прокопьева сменила специализацию. Это ведь тяжело.

– Да, она и говорит, что раньше тренировалась с французом, сейчас со словенцем. К каждому ведь надо искать подход. На Олимпийские игры в Сочи поедут три или четыре девочки на все виды. И у нас получается, например, Аня Сорокина специализируется на слаломе, Ксюша Алопина – только слалом, Настя Романова – только гигант, я – гигант и слалом чуть-чуть. Будем ли одного человека на супер заявлять, другого на спуск? Думаю, исходя из этого, тренеры начали пробовать, чтобы ездили все виды.

1 / 10
© РИА Новости. Илья Питалев Перейти в фотобанк
Дарья Астапенко

– Девушки, которые выступают в скоростных видах, они очень-очень смелые?

– Возможно. Просто я скорости не боюсь, но когда эти полеты... Их надо уметь прыгать. Нас тренеры заставляли прыгать со второго этажа на маты. Я тогда, помню, выполняла это упражнение с закрытыми глазами. Мне так страшно было. А Елена Простева не боится прыгать вообще.

– Слалом престижнее скоростного спуска?

– В слаломе больше конкуренции, супер не каждый поедет. На чемпионате мира нас всего тридцать девочек участвовало, а на гиганте, на слаломе нас было сто двадцать. Как бы, не каждый согласится на эти полеты. Как спортсменки начинают: в одном сезоне выигрывают Кубок мира по суперспуску, начинают гигант подтягивать, чтобы завоевать Большой хрустальный глобус. Вот Микаэла Шифрин катала только слалом, в этом году в интервью прочитала, что она хочет выходить на мировой рейтинг в гиганте, а с супером уже попозже.

– Как отрабатывают прыжки?

– Сначала на небольшой скорости. Следишь, чтобы руки стабильно были и так далее. Потом выше поднимаешься, скорость возрастает. И так шаг за шагом. Вот мы были на соревнованиях в Чили. На тренировках одно было, а к старту погода поменялась. Лыжи чуть-чуть натерли, и мы как там полетели. Маша Бедарева вообще во флаг влетела. Понятно, там скорость, направление, а иногда просто летишь и только руками машешь. У нас тренеры смеются, когда начинаем руками махать. Говорят: "Что, Волгу открываешь?"

– Отлеживаете технику соперниц?

– Да. На самом деле, когда ты смотришь, то многому учишься. Думаешь: "Вот, надо попробовать так". Плюс у нас каждый день видеоанализ. Во время тренировки могут заснять проезда четыре, и потом мы медленно рассматриваем каждый поворот.

– Сервисмен команды Андрей Перовшек раньше работал с Тиной Мазе. Он вам когда-нибудь говорил: "Тина вот делает так-то и так"?

– Ни разу не слышала. Думаю, Тина для них не пример. С ней очень тяжело работать. Она и для меня не пример. Если честно, мне ее техника даже не нравится. Она непонятно ездит. Да, она мощная, сильная. Мне по технике нравится чемпионка мира по гигантскому слалому Тесса Ворле.

– Многие отмечают, что трасса в Сочи тяжелая.

– У парней – да, у нас тоже, но не так сильно. На женской трассе сначала пологий участок, на котором надо не допустить ошибок или проехать с минимальными. Когда ты едешь на крутом, тебе остается только правильно себя вести на скорости. На пологом ты должен сам создавать ускорение. В поворот вошел, расслабился, потом опять давление. Получается, должен физически нагружаться, нагружаться. Маленькая ошибочка и скорость сбрасывается, можно очень много потерять.

– У вас получилось проехать без ошибок?

– Я в первой попытке в Кубке Европы упала на пологом. Встала, поехала дальше. Во второй попытке стартовала предпоследней, но проехала хорошо, вроде десятой была. Подвинулась чуть-чуть. Жалко, конечно, было, что упала.

– Если не получится хорошо выступить на Олимпийских играх-2014 в Сочи…

– У меня есть свои цели в спорте, чтобы я улучшала свою спортивную, физическую форму. Думаю, что если я буду это все делать, то у меня все получится в жизни: не на этой Олимпиаде, так на следующей. Чемпионаты мира есть, старты, в которых можно участвовать и показывать хорошие результаты.

В этой статье:

По теме:

Загрузка...

Наверх
Авторизация ×
    Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
    Регистрация ×
      Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
      Восстановление пароля ×
        Восстановление пароля ×
          Авторизация ×
          Произошла ошибка при взаимодействии с сервисом. Пожалуйста, повторите попытку.
          Авторизация ×
            Здравствуйте, ! Для завершения регистрации, пожалуйста, заполните поля:
            Авторизация ×
              Удаление подписки ×
              Вы уверены, что хотите удалить из отслеживаемого: