ПроектыЗакрыть

Серебро чемпионата мира, выигранное Аленой Леоновой, стало первой медалью для сборной России в женском одиночном катании после золота Ирины Слуцкой в 2005 году. Героиня мирового первенства рассказала корреспонденту агентства "Р-Спорт" Андрею Симоненко о своем отношении к тренеру, психологу, соперницам – и о творческих планах.

- Алена, когда проснулись на следующее утро после церемонии награждения и подумали о чем-то, связанным с фигурным катанием, это была приятная мысль о завоеванной серебряной медали или грустная о том, что не досталось золото?

- Если честно, спала я после выступления очень плохо. Наверное, чересчур перезарядилась энергией. Слышала каждый шорох, тем более все вокруг гуляли и веселились. Но проснулась, конечно, с приятными ощущениями, особенно когда увидела поздравительные сообщения от друзей, родных, близких. Я думаю, серебро чемпионата мира – это тоже очень достойно. Неплохой результат, тем более впервые за столько лет, когда у нас не было вообще никаких медалей…

- Это правда, но я видел ваши эмоции после проката произвольной программы – радость, потом слезы счастья, – и мне показалось, вы чувствовали, что это было "золотое" выступление. И не верится, что потом не проскочило ни капли разочарования, когда Каролина Костнер у вас победу отобрала…

- Вообще я после короткой программы понимала, что лидерство будет очень трудно удержать. И внутренне я была готова к тому, что могу не получить золото. Поэтому я не очень сильно расстроилась. Конечно, обидно, что уж тут говорить… Но многие подходили ко мне со словами: даже если бы ты откаталась чисто и безупречно, то все равно это не могло ничего гарантировать, неизвестно, как бы выступили после этого другие девочки.

- Костнер вас лишила бронзы год назад в Москве, в Ницце оставила вас без золота. Знаю, многие фигуристки называют Каролину своим кумиром, образцом для подражания. А как к ней относитесь вы?

- Вообще я очень хорошо к ней отношусь, мы совершенно нормально общаемся, у нас нет никакой неприязни. Она очень хорошая девочка, общительная, всегда порадуется за твои успехи. Или посочувствует, как на прошлом чемпионате мира, когда она подошла и извинилась за то, что заняла мое место на пьедестале (смеется). Но вообще она для меня в первую очередь всегда была соперницей, как и все остальные девочки. В плане образца для подражания мне всегда очень нравилось катание Мики Андо. Мой главный кумир – это Ирина Слуцкая, а Мики – после нее, кумир из числа тех, кто катался вместе со мной. Хотя, конечно, мне тоже очень нравится скольжение Каролины, ее напор, уверенные заходы на прыжки. Но мне кажется, иногда эта уверенность перерастает в самоуверенность, и это ей мешает.

- В Ниццу вы приехали едва ли не позже всех российских фигуристов. А до этого писали в Twitter, как сильно хотите поскорее сюда попасть. Красоты и теплый воздух этого города не отвлекали все эти дни?

- Наоборот, очень помогали. Я так люблю эту комфортную атмосферу, когда каждый день есть возможность погулять на солнышке, отвлечься от всего… В плюс все это идет.

- То есть на чемпионате Европы в промозглом Шеффилде было некомфортно?

- Да, там совсем другая была обстановка… зимняя. И настроение такое… грустное.

- Мне всегда казалось, что ваш природный оптимизм помогал вам преодолевать сложные моменты в карьере, которых было довольно-таки немало. Сейчас, когда вы стали вице-чемпионкой мира, какой из прошедших трудных эпизодов кажется вам переломным?

- Совершенно точно могу сказать, это был чемпионат Европы. Я его провалила. То есть реально провалила, иначе не скажешь. Мне даже не так обидно за 2010 год, когда все девочки откатались не лучшим образом, а я вообще очень плохо. На следующем чемпионате не пошла короткая программа, но там хотя бы в произвольной я очень хорошо выступила. А здесь просто нужно было выигрывать. Не в какую-то там тройку попадать, а просто побеждать. А я оплошала по полной. И это очень сильно задело. Поняла, что надо защищать свою репутацию, чтобы в следующем году на меня снова могли рассчитывать.

- Переживали после Шеффилда долго?

- Ну, все оставшиеся дни в Англии переживала очень сильно. Когда приехала домой отдыхать, то уже полегче стало. Все меня жалели, говорили: все будет хорошо, чемпионат мира впереди. Жизнь на чемпионате Европы не заканчивается. Так оно и оказалось.

- В 2009 году вы стали чемпионкой мира среди юниоров. Сейчас – почти чемпионкой мира среди взрослых. Ощущения похожие?

- Мне кажется, тогда я была совсем еще ребенком. Вообще ничего не осознавала. Юниорское катание для меня с нынешних позиций – это совсем другой мир.

- Чем другой?

- Просто все делаешь и ни о чем не задумываешься. Не ощущаешь никакого груза ответственности. Тогда я была, скажем так, темной лошадкой, никто на меня не ставил, а я раз – и выстрелила. Сразу пошли разговоры, на меня надежды стали возлагать. И это очень сильно психологически давило, в некоторых случаях.

- В женском одиночном катании сколько процентов успеха в психологии?

- Думаю, что пятьдесят процентов точно.

- Даже если чувствуешь стопроцентную готовность?

- Ну, вот когда я сюда ехала, я знала, что могу, что готова, наверное, даже на 150 процентов. Чувствовала, что все будет хорошо. Но все равно – что-то мне подсказывало: созвонись, поговори с психологом (профессором Геннадием Горбуновым – прим. автора), нужно это сделать. Вот я и созванивалась.

- Давно с ним начали работать?

- С 2008 года. Когда я тренировалась в Санкт-Петербурге, то консультировалась с ним не только перед соревнованиями, а на достаточно постоянной основе. Если какие-то у меня вопросы возникали, я обращалась к нему за помощью. У нас были сеансы по два, по три раза в неделю. Когда уехала в Москву, стало посложнее чуть-чуть. Уже нет такой близости, уже не можешь чем-то поделиться таким… Что-то забывается. Только если по телефону. Кстати, перед чемпионатом Европы я ни разу с ним не созвонилась. Он не обижен, конечно, был на меня нисколечко, но мне надо было додуматься до того, чтобы связаться с ним. А я была вся в соревнованиях. И после Европы я поняла, что мне нужно продолжать с ним работать.

- В тренировочном процессе психолог нужен? Ведь в фигурном катании только и слышишь вокруг: побеждают те, кто "пашут". Вам помощь, чтобы "пахать", преодолевать себя, необходима?

- На тренировках у нас у нас есть Николай Александрович Морозов, который всем и тренер, и психолог (смеется). На самом деле, он действительно очень здорово настраивает на соревнования, и на тренировках тоже… абсолютно не "грузит", я бы так сказала, если что-то не получается. Абсолютно спокойно относится ко всем срывам. Меня даже это очень сильно удивляет. Вроде бы провалила я крупные соревнования, чемпионат Европы, а он говорит: да ладно, сколько таких еще у тебя будет!

- Вы сами как справляетесь, если на тренировках, допустим, наступает "черная полоса"? Или не бывает такого?

- Бывает. Например, когда несколько дней подряд жестко "пашешь" без отдыха, только ночью во сне отдыхаешь. А потом выходишь на лед и не понимаешь, почему ничего не выходит, ничего не можешь сделать. Кажется, что вообще ты - ноль. Справляюсь просто: отбрасываю все лишние мысли, думаю о том, что это только физическая усталость от тренировок, а на соревнованиях будет по-другому.

- Трудно было решиться на переход к Морозову?

- Не сказала бы. Давно меня посещали мысли об этом. Даже не только после неудачных соревнований, когда уже категорически думалось: все, ухожу. Просто так размышляла: а что, например, было бы, если бы я у него каталась? И вот после чемпионата Европы в прошлом году я поговорила с руководителями нашей федерации, поинтересовалась, что они думают по этому поводу. Они ответили: нужно поговорить с самим Николаем. И все получилось, на мой взгляд, довольно гладко, без скандалов.

- Основной мотив перехода – измениться?

- Наверное, да. Морозов действительно очень поспособствовал моему новому стилю. Уже сколько лет до этого я была одной и той же девочкой-веселушкой. А хотелось чего-то нового, хотелось поменяться. Мне всегда казалось, что у меня должен быть такой жесткий тренер. Не тот, который орет, а со стержнем, тренер-мужчина.

- Не боялись, что изменения будут выглядеть, как бы это сказать… неорганичными?

- Я полностью доверяю своему тренеру. И у меня даже в мыслях никогда не было, что что-то получится не так. Наоборот, я просто обожаю меняться. Люблю все новое, для меня это классно.

- Актрисой никогда не хотели стать?

- Если честно, нет, и не хочу (смеется). А вот пела в детстве я много. Надевала разные костюмы и пела, это вроде таких домашних утренников было.

- В фигурное катание попали случайно или из-за любви к переодеваниям?

- Я много раз спрашивала у мамы, почему она меня отдала в фигурное катание. Но она мне всегда говорит – для здоровья. Стандартная такая история. Как и у всех. Правда, иногда это "для здоровья" у некоторых спортсменов оборачивается плачевно. Отдали для здоровья, а потом травмы одна за другой. Но у меня, тьфу-тьфу-тьфу, все хорошо.

- Быстро поняли, что фигурное катание – это ваше, когда появилось желание продолжать им заниматься серьезно?

- Наверное, когда начала кататься по юниорам, когда меня заметили и начали посылать на этапы Кубка России. Когда первый раз поехала на чемпионат России, в 2007 году это было. Пусть даже там не столь удачно выступила, но все очень радовались, потому что все-таки хороший такой для дебюта результат – седьмое место. Вот тогда я, конечно, поняла, что идет… Потом первый раз поехала на юниорский чемпионат мира, юниорский Гран-при. Все это меня очень сильно завело, хотелось кататься еще больше и лучше. Так и появился стимул работать.

- В программах нынешнего сезона у вас два совершенно разных образа, не похожих на все те, что были раньше – пиратски-залихватский и трагический. Что хочется попробовать еще?

- Очень давно хочу катать танго. Даже не знаю почему (смеется). У меня давно была программа под танго – очень удачная, на мой взгляд, классная постановка. После нее ничего такого характерного не было, а хочется. Когда я только к новому тренеру перешла, он спросил меня: что хочешь катать? Я говорю: танго! Он предложил поставить показательный номер, посмотреть, что получится. Начали ставить, но потом, как это часто бывает, сто раз все поменяли, и получился показательный совсем другой. Может быть, сейчас, когда он посмотрел меня в разных образах, что-нибудь такое выберет. В общем, хочу, чтобы в следующем сезоне одна из программ была "жесткая".

- Уже и музыку знаете?

- Нет, музыку не знаю. Тренер уже будет искать. У него куча всякой музыки, и он находит иногда такие неизвестные совсем вещи.

- Всегда хотел спросить – как идет выбор музыки к программам?

- Николай сидит на тренировке, включает музыку и говорит: катайся под нее. Когда "Пиратов" ставили, он сказал: делай свою дорожку шагов из прошлогодней программы. Я сделала, и он такой: все! Это то, что нам нужно. Сразу увидел.

- Как потом вживались в образ? Из фильмов какие-нибудь жесты подсматривали?

- Николай, в основном, все сам ставил, а я повторяла за ним. А из фильма – это только внешний вид. Костюм, например, сделали, как у Пенелопы Крус.

- А жест "перережу горло" откуда взялся?

- Его я сама придумала. Уже поставили программу, и однажды на тренировке, когда музыка уже закончилась, я вдруг сделала это движение – и он такой: все, классно, так и оставляем (смеется).

- Алена, знаю, что вы много общаетесь с болельщиками – у вас есть сайт, вы пишете в Twitter. Не все спортсмены ведут себя так же.

- Я очень люблю общение. Большинство болельщиков меня поддерживают даже в дни неудач, провалов. Мне это очень важно – когда тебя не "забивают", не ставят на тебе крест, не говорят: что за спортсменка, которая не может собраться. Наоборот, когда получаешь сообщения, как тебя любят, очень приятно. Обожаю писать записи в блог. Редко, правда, получается в последнее время, но я очень люблю это делать. Люблю рассказывать о том, что со мной происходит.

- Сами пишете или кому-то интервью даете?

- Сама пишу. Причем, все говорят: как хорошо получается, нужно тебе в журналистику податься! Я говорю, может быть, попозже подамся (смеется).

- В Twitter напрямую общаетесь с поклонниками?

- Конечно, когда меня поздравляют, я отвечаю. В "Контакте", правда, больше намного, чем в Twitter. Там сейчас такой уже завал сообщений, боюсь смотреть. Не разгребала еще (смеется).

- Не могу, конечно, не обойти тему предстоящей Олимпиады. Про Сочи у нас любят спрашивать наших маленьких еще фигуристок, а вам часто задают такие вопросы?

- Да сейчас не очень. На следующий год, наверное, начнут о планах спрашивать. Перед Ванкувером больше таких вопросов задавали, тогда совсем же некого посылать было. Вот и спрашивали – хочешь, не хочешь. В Сочи, конечно, хочу. Буду пробиваться, прорываться.

- Сами вопросы сейчас раздражают? Может быть, не стоит раньше времени об этом думать – или наоборот, когда есть цель, то и работать легче?

- Да нет, не раздражают особо. Я просто односложно стараюсь на них отвечать. У меня, конечно же, в календаре соревнований будет стоять Олимпиада, на которую я собираюсь поехать. Когда есть к чему стремиться, это помогает. Тем более, это же Сочи! Это здорово!

В этой статье:

По теме:

Загрузка...

Наверх
Авторизация ×
    Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
    Регистрация ×
      Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
      Восстановление пароля ×
        Восстановление пароля ×
          Авторизация ×
          Произошла ошибка при взаимодействии с сервисом. Пожалуйста, повторите попытку.
          Авторизация ×
            Здравствуйте, ! Для завершения регистрации, пожалуйста, заполните поля:
            Авторизация ×
              Удаление подписки ×
              Вы уверены, что хотите удалить из отслеживаемого: