ПроектыЗакрыть

Три забега из 13 секунд по ходу сезона – и только серебро на чемпионате Европы. Вот такой казус произошел с чемпионом мира-2015 на дистанции 110 метров с барьерами россиянином Сергеем Шубенковым. В интервью редактору РИА Новости Андрею Симоненко Шубенков оценил произошедшее в Берлине, рассказал об отношениях с тренером Сергеем Клевцовым, изумился привычности выступлений в нейтральном статусе и поделился, что для него мотивация – медали или стремление к рекордам.

 

На чемпионате Европы получили негативную информацию

 

- Сергей, прошло время, наверняка уже провели анализ того, что пошло не так на чемпионате Европы.

- После того как обида прошла, досада тоже, взглянули более трезво на произошедшее. Окончательная картина будет ясна в конце сезона, так как у меня будет еще четыре старта – 31 августа, 2, 4 и 9 сентября. И после того как я их пройду, будет понятно, что пошло не так в Берлине. Предварительный диагноз есть, но озвучивать его пока не буду.

- Разочарование было сильное?

- Конечно. Не то чтобы мир рухнул, конец света, но было. Мы понимали, что сезон строим по-другому, берем больше стартов, готовимся по-другому между отрезками. Сперва риски оправдались, казалось, что все хорошо. Но потом получили на чемпионате Европы негативную информацию. Все это надо будет обдумать и готовиться к следующему году, а затем и к олимпийскому.

- "Все хорошо" - это забеги из 13 секунд?

- Да, все шло по нарастающей с мая, в июне и июле все было совсем хорошо. В Монако наметился небольшой спад, но не критичный, там начали "подгружаться" в плане силовой работы. В целом же хорошо, что это здесь случилось, а не где-нибудь на Олимпиаде.

- То есть все-таки это был скорее подготовительный этап?

- В многолетней перспективе да. Для олимпийского цикла отправная точка. А тактически – в сезоне это был основной старт. Называть его совсем уж промежуточным неправильно.

- Можно сказать, что в нынешнем сезоне шло моделирование олимпийского сезона?

- Нет, эксперимент состоял не в моделировании олимпийского года, а в подборе средств и методов тренировок. Что и в какие дни делать, следить, как на это реагирует организм. Все же не так просто. Один год тренировались по одному методу, на следующий год делаешь то же самое – а не получается. Надо придумывать что-то новое, что-то свежее. Начинаешь придумывать что-то новое и свежее – а вдруг не пойдет? Вот в таком единстве и борьбе противоречий мы находимся постоянно. Но тренер у меня, конечно, виртуоз. Что-то свеженькое преподносит регулярно.

Сергей Шубенков
© РИА Новости. Григорий Сысоев Перейти в фотобанк
Сергей Шубенков

- В плане методик?

- Методика внутри годового цикла строится примерно по одной схеме. А внутри какие средства и для чего выбрать – варьируется. Например, весной мы не делали штангу, а много прыгали по песку. Когда мы в Барнауле, то на напрочь "убитом" стадионе "Динамо" занимаемся бегом по лестницам. Есть лестницы поменьше, по которым можно пробежать, есть побольше, по которым можно прыгать. В Новогорске приступили уже к штанге – приседы, прыжки, прыжки через барьеры. Вот такие средства – хоть и взаимозаменяемы, но одно и то же делать нельзя.

- У вас с тренером равноправные отношения – и вы, и он вносите предложения и находите общий знаменатель или Клевцов – бог?

- Нет, ну насчет бога вы, конечно, загнули…

- У Марии Ласицкене и Геннадия Гариковича Габриляна, мне кажется, так.

- У нас все методики изобретает тренер, все придумывает исключительно он. Мои же предложения идут в виде "фидбэка". Я говорю, как себя чувствую – хорошо или плохо, дается мне то или иное упражнение легко или сложно, тут я устаю, здесь все нормально, это мне нравится, а то терпеть не могу. Вот такое общение у нас идет, информация идет в обе стороны. Но решает все, конечно, Сергей Александрович.

- У него есть методы воспитания или вы в этом плане сознательный и профессиональный?

- Ну я да. Если что-то все же происходит, он мне может мягко намекнуть на то, что я неправ. Если мягко намекнуть не получается, может пристыдить. Вот это, наверное, максимум воспитания, которое применяется в отношении меня. С ребятами помоложе он бывает и пожестче. Но в общем и целом у меня тренер демократ. Он, конечно, спортсменов мотивирует, но в целом считает, что спасение утопающих – это дело рук самих утопающих.

- Так это ж прямо как в Америке – там считается, что спортсмен сам должен хотеть взять у тренера то, что тот может ему дать.

- Примерно да. Там если сам не хочешь, никто тебя заставлять не будет. Где-то так и у нас.

- Всегда так было или меняется Сергей Александрович?

- Меняется. Раньше жестче был.

 

Будет воля - порядок в легкой атлетике наведут железный

 

- Чемпионат Европы был очередным турниром, на котором вы выступали в нейтральном статусе. Как сейчас относитесь к этой ситуации?

- Удивительно, что в смешанной зоне никто на эту тему ничего не спросил – даже иностранцы. На самом деле, мне кажется, что к этой ситуации все привыкли – в плохом смысле этого слова. Всем, грубо говоря, стало пофиг. Все привыкли, что мы страна ANA (Authorized Neutral Athletes). И менеджеры, и организаторы соревнований, и другие спортсмены… Все это воспринимается как обыденность. И ко мне недавно пришло осознание, ужасное на самом деле, что эта ситуация всех устраивает. Смотрите: IAAF борется с допингом. Европейская ассоциация тоже довольна – спортсмены из России приехали на чемпионат, лучшие попали в команду Европы для участия в Континентальном кубке IAAF. Спортсмены выезжают на турниры – не все, понятно, но те, что с допуском, соревнуются. Руководители – им за результат отвечать не надо. Никакого отбора, по сути, нет, решений, кто едет на чемпионат, а кто нет, принимать не надо. Кто добрался, тот приехал. В проигрыше в глобальном плане только ВФЛА. Но в остальном найден некий баланс, и я не вижу, что кто-то решительно хотел бы эту ситуацию двигать.

- Почему? Действия какие-то предпринимаются. Вот, например, недавно письмо в WADA написали.

- Да, какая-то деятельность идет. Письма шлют, встречаются, что-то обсуждают, IAAF постоянно говорит, что довольна прогрессом. Ключевое слово "говорит" - вежливый оборот, скажем так. И эти официальные заявления не меняются уже второй год. Раз в несколько месяцев встречи, под копирку заявления. А что происходит на самом деле – я знать не могу. А слухи собирать – можно такого насобирать… Надеемся на декабрь, три года стукнет.

- Перед Олимпиадой в Пхенчхане была угроза, что не будет допущена до Игр вся команда. И тогда фигуристка Евгения Медведева выступила с речью в МОК, после чего было принято компромиссное решение. Со стороны легкоатлетов не было мысли проявить похожую инициативу? Лично с вашей стороны, например?

- У меня есть сомнение, что это помогло бы. Так сложилось, что в IAAF сильна фигура президента. Себастьян Коу – политик большой, со стажем, умело там все разруливает. Плюс в Великобритании относительно России настрой сами понимаете какой.

- То есть политика задействована?

- Да безусловно! К гадалке не ходи. Но я уверен, что никакая политика, никакая британская идиотская антироссийская пропаганда бы не помогла, если бы наши не давали столько поводов.

- По порядку. В борьбу за чистый спорт не верите?

- В такой форме нет.

- Мне кажется, наши оппоненты делятся на две категории. Первая понимает, что ситуация превратилась в бредовую, но не может придумать, как из нее выйти, чтобы всех устроило. Вторая – горлопаны, разговаривающие лозунгами.

- Иначе говоря, политиканы.

- То есть в первую часть вы тоже не верите?

- Я верю в то, что если бороться за чистый спорт, то на России эта борьба ни разу не должна останавливаться. Назвали группу стран повышенного риска, где есть Белоруссия и Украина, но похожие ситуации были и в Кении, и в Турции. Масса положительных проб и в Италии, и в Индии, даже в Америке. Но кто Америку запишет в такую группу? Все же все понимают.

- Вы же с иностранцами общаетесь – с тем же (двукратным чемпионом мира) Колином Джексоном…

- И Колин Джексон, кстати, один из самых адекватных. Понятно, что за нас он высказаться напрямую не может, но из тех, кто против, он сдержаннее всех. Когда был самый кризис в 2016 году, все орали "не пущать", а он высказывался в том духе, что "на Олимпийские игры без флага ехать – что-то не то"… В общем, есть британцы – нормальные люди, все понимают. Спортсмены – аполитичные люди.
Более того, я так скажу – есть Бриллиантовая лига, а есть соревнования рангом ниже, и там очень часто не ANA, а RUS спокойно пишут. Я так понимаю, там есть базы данных, и они просто изменения внести не могут. В Финляндии в последний момент в скобочках написали про нейтральный статус, в Польше вообще не запарились и просто написали "Россия". О чем я и говорю – привыкли.

Президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин (слева) и вице-президент ВФЛА, главный тренер сборной России по легкой атлетике, олимпийский чемпион Юрий Борзаковский
© РИА Новости. Антон Денисов Перейти в фотобанк
Президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин (слева) и вице-президент ВФЛА, главный тренер сборной России по легкой атлетике, олимпийский чемпион Юрий Борзаковский

- Многие обвиняют ВФЛА в, мягко говоря, непрофессионализме. Что вы об этом думаете?

- Так а я с ВФЛА, в общем, и не контактирую. А зачем? С главным тренером контактирую по сборам и поездкам. На чемпионате Европы общался с Еленой Орловой, нашим тимлидером. Общался с Еленой Иконниковой, которая инструктирует по антидопингу. Общался с Натальей Юхаревой, главой пресс-службы. Вот и все мое общение с ВФЛА. Эти люди, так скажем, кто-то лучше, кто-то хуже, но работу свою делают.

- То, что пожизненно дисквалифицированный тренер по ходьбе Виктор Чегин был пойман на сборе российской команды в Киргизии, – это не непрофессионализм ВФЛА, неспособность контролировать то, что происходит в хозяйстве?

- С одной стороны, да. Но с другой стороны, у них рычагов особенно и нет. И то, придумывают – лицензии для спортсменов и тренеров, например. В проекте тестирование спортсменов на знание основ антидопинга. Наподобие сдачи экзамена на водительские права. Без сдачи такого теста не будут пускать на соревнования. Такая же система с тренерами – если он сдал тест и у него в истории нет допинговых случаев, то он получает лицензию. Нет лицензии – премий за соревнования ему не платят.

- Только в случае с Чегиным это все равно не поможет.

- Я, честно, не знаю, что тут может помочь. Единственное, что скажу – у нас в стране если политическая воля на что-то есть, все случается. Так что и здесь – воля будет, все будет нормально и порядок наведут железный.

- По поводу Олимпиады предчувствия есть?

- Ну без флага не должны быть. У Олимпийского комитета сейчас все в порядке. Думаю, все будет нормально – для тех, кто получит допуск от IAAF, естественно, если ВФЛА не восстановят.

 

Зачем рекорд, если потом не выиграешь что-то важное?

 

- Дальше 2020 года планы строите?

- Конечно, хочется бегать дальше. Но Токио пока главный ориентир.

- Какая мотивация для вас сейчас сильнее – выигрывать медали или стремиться к мировому рекорду?

- Интересный вопрос. Медали выигрывать всегда важнее. Кстати, стал я на чемпионате Европы заложником своей иронии. Раньше шутил: что это за американцы, которые где-то на коммерческих стартах бегут быстро, а на чемпионат мира приезжают и ничего не могут показать? А теперь на чемпионате Европы у самого сложилась такая ситуация. "Не рой другому яму" это называется. На "Лигах" набегал, пять лучших результатов сезона в мире мои, а золото чемпионата Европы у француза.

Конечно, с рекордом интересно. После того как осознал, что до рекорда Европы осталось всего две сотых, ощущение пришло необычное. Но мотивация все равно – победа. А результат вторичен. Все-таки он от многих факторов зависит.

- Но побить рекорд мира и вписать свое имя в историю – разве не мотивация?

- Ложка дорога к обеду. Зачем рекорд, если потом не выиграешь что-то важное? Есть много людей, которые бегали из 13 секунд. Я их имена даже не знаю. А прославленных медалистов знают все, а олимпийский чемпион – на всю жизнь.

Сергей Шубенков (слева) пересекает финишную черту
© AFP 2018/ Andrej ISAKOVIC
Сергей Шубенков (слева) пересекает финишную черту

- Рекорд – это расширение и познание собственных возможностей.

- Ну вы так уж не думайте, что я против рекордов. Меня за советскую власть агитировать не надо (смеется). Я очень хочу побить все рекорды и очень плотно тренируюсь ради этого.

- Это же таинство какое-то!

- Таинство… Мне бы со своим организмом разобраться, понять, почему он в этот день на нагрузку и необходимость побеждать отреагировал именно таким образом. Все тут интересно и неоднозначно. А где предел, где рекорд… Там даже самоощущения забавные. Пробежал за 12,92 и подумал – как на тренировке! Сейчас пойду еще пробегу.

- Серьезно?

- Абсолютно. И об этом все говорят – когда бьешь личный или мировой рекорд, тебе кажется, что это было так легко!

В этой статье:

По теме:

Загрузка...

Наверх
Авторизация ×
    Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
    Регистрация ×
      Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
      Восстановление пароля ×
        Восстановление пароля ×
          Авторизация ×
          Произошла ошибка при взаимодействии с сервисом. Пожалуйста, повторите попытку.
          Авторизация ×
            Здравствуйте, ! Для завершения регистрации, пожалуйста, заполните поля:
            Авторизация ×
              Удаление подписки ×
              Вы уверены, что хотите удалить из отслеживаемого: