Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр
В данный момент не проходит ни одного матча

Годовщина гибели команды ярославского "Локомотива": ушли на взлете

© РИА Новости / Борис Волков / Перейти в фотобанкИгроки перед началом матча регулярного сезона КХЛ между ХК "Сибирь" (Новосибирск) и ХК "Локомотив" (Ярославль)
Игроки перед началом матча регулярного сезона КХЛ между ХК Сибирь (Новосибирск) и ХК Локомотив (Ярославль)
Минувший год прошел под знаком памяти о тех, кто был в самолете, который солнечным днем 7 сентября 2011 года упал под Ярославлем, так и не набрав высоту. Погибли молодые, сильные, талантливые хоккеисты ярославского "Локомотива" - команды, которую без преувеличения любил и боготворил весь город.

ЯРОСЛАВЛЬ, 7 сен - РИА Новости. Минувший год прошел под знаком памяти о тех, кто был в самолете, который солнечным днем 7 сентября 2011 года упал под Ярославлем, так и не набрав высоту. Погибли молодые, сильные, талантливые хоккеисты ярославского "Локомотива" - команды, которую без преувеличения любил и боготворил весь город. Но прошел год. В память о погибшей команде в Ярославле открылось училище олимпийского резерва и строится школа имени капитана команды Ивана Ткаченко, где будут воспитывать, несомненно, чемпионов. В Ярославль снова пришел хоккей. Жизнь продолжается.

Подарок судьбы

"Когда я вас ждала, думала, как я вам опишу Андрюшу, и вот набросала его качества в блокнотик", - говорит Татьяна Леонидовна, мать погибшего Андрея Кирюхина.

Она открывает блокнот и начинает перечислять, перелистывая страницы: "Скромность, цельная натура, заботливый сын, внук, брат и дядя, целеустремленный, трудолюбивый, волевой, обязательный, добрый, открытый. Вот еще написала - любовь к людям и животным, веселый, жизнерадостный, аккуратный... Дипломатичный, интеллектуальный, начитанный. Твердый характер. Ласковый, высоконравственный, рассудительный. Иногда сентиментальный. Я помню, мы с ним смотрели фильм "Звезда", и сидели оба плакали. Яркий, красивый, талантливый хоккеист. Вот такой он был, мой Андрей".

Она сидит за столом в гостиной небольшого домика в пригороде Ярославля, на берегу реки Которосль. Этот дом она купила на деньги, выплаченные по страховке после гибели сына. Купила, потому что тут очень красиво, с берега видно купола церкви, а неподалеку находится база отдыха, где в детстве часто бывал Андрей. И еще потому, что на ту, другую дачу, где еще прошлым летом они отдыхали всей семьей и были счастливы, она ездить больше не может.

На подоконнике стоит ваза с полевыми цветами. Рядом на стене плакат с фотографиями хоккеистов и членов клуба "Локомотив" с надписью "Скорбим и помним". А рядом прикреплена черно-белая фотография ее сына. Там он еще ребенок, стоит в профиль, задумавшись.

Кирюхину было 25 лет.

У родителей он был поздним ребенком.

"Мне было 42 года, когда я его родила, а отцу 49 лет, и у нас 10 лет не было детей и не могло их быть, но вот появился Андрей, и мы решили, что это подарок судьбы. Мы отдали ему всю нашу любовь", - говорит Татьяна Леонидовна.

Родителям сын платил тем же. Когда умер отец, который, кстати, был футболистом, 16-летний Андрей сказал: "Мамуль, теперь я твоя опора, надежда и поклонник".

Он держал слово - где бы ни находился, в какой точке мира, он всегда звонил матери, писал ей SMS-ки, признавался в любви, постоянно дарил подарки.

"Как говорят, поздние дети - ранние сироты, и, потеряв отца, он, вероятно, боялся потерять и меня, поэтому у него было обостренное чувство любви ко мне", - рассуждает Кирюхина.

По ее словам, когда Андрей только встал на коньки, она сразу сказала: "Он будет великим хоккеистом".

"Его упорство, его азарт! Все знали, что если к нему в руки попадала шайба, он ее до ворот обязательно дотянет и забьет. "Дюша, шайбу!" - скандировали все", - улыбается сквозь слезы собеседница.

По вечерам Андрей вместе с отцом анализировал игру, так что получалось, что у Андрея было сразу два тренера.

"Я думаю, в этот год из него как раз получился бы отличный хоккеист. Скорости ему, может, немножко сначала не хватало, но потом и это появилось... На взлете ушел..." - говорит Татьяна Леонидовна.

Женщина находит утешение в природе, а еще посвящает своему сыну стихи.

Они просто улетели

Хорошенькая, словно куколка, девушка Оля, несмотря на свой юный возраст и детскую обескураживающую улыбку, говорит очень мудрые вещи: "Прошел год, но осознания того, что ребята погибли, еще нет. Когда оно придет? Может, никогда. Мы с родителями Максима решили, что ребята просто куда-то улетели, когда они вернутся, мы не знаем. Но мы их ждем. Нам так легче", - говорит она.

Оле всего 19 лет, но у нее уже была самая настоящая и самая красивая на свете любовь. Мечталось, что она будет длиться вечно, так думал и ее возлюбленный - Максим Шувалов, но мечта разбилась вместе с тем самолетом.

"В 16 лет у нас завязалась дружеская переписка в социальной сети. И потом это переросло в любовь - крепкую, серьезную", - рассказывает девушка.

Ребята оба росли и учились в Рыбинске. В 2011 году Максима взяли в ярославский "Локомотив", Оля окончила школу и приняла решение перебраться к нему в областной центр, хотя раньше подумывала о Питере.

"Мы строили такие планы! Думали, что в Ярославле я буду ходить на каждую его игру, но я так ни одной игры и не увидела", - говорит девушка.

Ребята ни дня не могли прожить друг без друга. Максим всегда говорил: "Я даже не представляю, что такое должно произойти, что сможет разлучить нас". Они постоянно "висели" на телефоне или общались по скайпу, когда Максим был в отъезде. Каждый раз, когда его самолет приземлялся, он сначала звонил Оле, а та уже звонила его маме и сообщала, что все в порядке. В тот день юноша отправился в Минск на свою первую игру в составе "Локомотива".

"Он прислал мне SMS в 15.58: "Оленька, мы вылетаем. Как прилетим, я позвоню тебе". А через несколько минут самолет упал", - говорит Оля и признается: хотя она всегда волновалась из-за того, что Максим часто летает на самолете, в тот день была спокойна - он убедил ее, что случиться ничего не может, ведь до Минска всего час лету.

За несколько дней до гибели Максим поведал своей девушке новость - зимой они начнут жить вместе, он намерен купить квартиру. В Ярославле перед отлетом хоккеиста они провели вместе самые счастливые, по признанию Ольги, дни в их жизни.

В октябре их отношениям должно было исполниться два года.

"Максим очень ждал этой даты, он даже знал заранее, какое купит вино, мне говорил, а я смеялась, потому что мне все равно - я вино не пью. Он собирался устроить мне праздник. Он вообще очень любил меня удивлять. Например, однажды утром я проснулась, а под окном меня ждала надпись на асфальте "Оленька, я тебя люблю. Твой Максим", - говорит девушка.

Благодаря ребятам, их семьи подружились, и в трудные минуты поддерживают друг друга.

"Мы очень близки. Пусть не сложилось, но мы одна семья, это правда", - уверена девушка.

У мамы Максима скоро должен родиться ребенок. Оля говорит: все очень рады - будет мальчик.

На странице в соцсети у девушки сохранились все сообщения от любимого. Его признания, песни, бесчисленные рисунки с сердечками - это то, что греет ей душу.

"Все, что я сейчас делаю, я делаю ради Максима. Он всегда говорил, что видит меня в роли юриста, и вот я поступила на юриста. Я хочу, чтобы все знали, каким он был. Самым лучшим. И когда я хочу заплакать, я стараюсь сдерживаться, потому что Максиму бы это не понравилось. Он говорил мне: "Лель, вот я сильный, и ты должна быть сильная", - говорит она.

Особенная команда

"Как мы пережили этот год? Первые три месяца мы вообще ничего не соображали. Потом в сознание начали приходить постепенно, благодаря поддержке людей. Сотни людей подходили к нам на улицах, благодарили, что сына такого вырастили и воспитали, жали руку. Причем незнакомые люди совершенно - болельщики, простые ярославцы. Оказывается, столько людей любили Ивана! Это, конечно, немного согревало", - рассказывает Леонид Владимирович, отец Ивана Ткаченко.

Но самое главное, ради чего они с супругой теперь живут, - это частная школа хоккея имени их сына. Мечта Ивана при жизни, воплотить которую он не успел. Леонид Владимирович рассказал, что городские власти бесплатно выделили участок земли в самом большом районе города - Дзержинском. Все подготовительные работы проведены - пора начинать строительство. Будучи спортивным психологом, отец Ткаченко сам собирается заниматься с ребятами, вместе со старшим сыном, хоккейным тренером. Он уверен, что в школе удастся воспитать не одного чемпиона.

Капитан команды "Локомотив" такой памяти достоин. Его по праву можно было назвать звездой хоккея. Он был по-настоящему знаменит. Но при этом, как вспоминает его друг Евгений Панин, управляющий открытого совместно с Иваном бара в Ярославле, хоккеист никогда и никому не отказывал в общении.

"Как-то пришли мы с ним в одно заведение. Сели за столик, и я отлучился в туалет. Выхожу, а его уже окружили поклонники. Пришлось мне потесниться. В этот вечер нам уже поговорить не удалось", - вспоминает Панин.

Болельщики звали его просто Ваней и знали, что это широкой души человек, щедрый и добрый. Но настоящим открытием для всех, даже для его родителей, стало то, что хоккеист перечислял крупные суммы денег для спасения чужих жизней. По словам его отца, мама девочки, которой Иван помог с операцией, тоже была в числе тех, кто позвонил родителям хоккеиста с благодарностями за сына. Теперь семьи часто созваниваются и Ткаченко ждут их в гости. Леонид Владимирович говорит: "Они стали частью нашей семьи".

Благотворительностью занимался и Александр Галимов, и об этом тоже стало известно только после его смерти.

"Вообще у них в команде подобрались особенные ребята, очень светлая была команда", - говорит Леонид Ткаченко.

Подтверждает его слова и хоккеист Александр Гуськов, много лет отдавший ярославскому "Локомотиву", теперь он играет в ЦСКА.

"Обстановка в команде была особенная... Когда я выходил на лед в свитере "Локомотива", я выходил играть с сердцем и душой и все оставлял на площадке, потому что я видел, что за мной стоит город. Душу оставлял. Не могу выразить в словах, но то, что играл сердцем, это точно. Думаю, так играли все. В "Локомотиве" нельзя было играть по-другому", - говорит Гуськов.

Он вспоминает, как узнал о трагедии.

"Я не поверил ни на йоту, ни на процент. Я повесил трубку, но на душе было неспокойно. Позвонил вначале Ваньке Ткаченко, а потом Виталику Аникеенко. У них телефоны были недоступны, и тогда я подумал, что они летят", - говорит собеседник.

Но страшные вести оказались правдой.

"В начале того сезона однозначно не было хоккея. По крайней мере, для меня. Как можно играть после того, как ты стоишь... после минуты молчания. Какой хоккей? В голове все было только про ребят, что такое случилось. И ведь каждый из хоккеистов мог оказаться там", - говорит Гуськов.

Спортсмены и команды
Турниры и кубки
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала