Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Олаф Ланге: не приехал бы в Россию, если бы не был уверен в силе УГМК

Главный тренер женского баскетбольного клуба УГМК Олаф Ланге в беседе с корреспондентом "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказал о принципах своей работы, тренерском тандеме со своей женой Сэнди Бронделло, а также поделился мнением о выступлении сборной России на летних Олимпийских играх в Лондоне.

Главный тренер женского баскетбольного клуба УГМК Олаф Ланге в беседе с корреспондентом "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказал о принципах своей работы, тренерском тандеме со своей женой Сэнди Бронделло, а также поделился мнением о выступлении сборной России на летних Олимпийских играх в Лондоне.

- Оправдались ли ваши ожидания от УГМК?

- С возрастом я перестал ожидать чего-то особенного, потому что в жизни все всегда получается не так, как ты рассчитывал. Я приехал сюда, будучи открытым ко всему и ожидал разве что увидеть отличную команду, и она действительно такая и есть. Пока я всем доволен – и игроками, и людьми, работающими в клубе. Чтобы добиться успеха в этой области, нужно, чтобы вокруг тебя были хорошие люди, а не только хорошие игроки. Я уверен, у меня в наличии есть и те, и другие, и меня это очень радует.

- Быть тренером УГМК – нелегкая ноша. Ваш предшественник ушел после одного сезона, не выиграв Евролигу

- Я являюсь профессиональным тренером на протяжении 20 лет и знаю, что в этой профессии необходимо побеждать. У меня нет иллюзий в этом отношении. Но если ты будешь думать только о победах и поражениях, ты никогда не добьешься успеха. Нужно быть сосредоточенным на всем процессе в целом, на людях, на команде. Порой ты проигрываешь, но ты всегда можешь прибавить, и в итоге успех придет.

Если честно, я не думаю, что причиной отставки Альгирдаса Паулаускаса было то, что он не выиграл Евролигу. Третье место в Евролиге на таком высоком уровне – не такой уж плохой результат. Да и вспомните - Сью Берд травмировалась перед решающим матчем "Финала восьми", УГМК очень сильно не повезло. Люди почему-то считают это неудачей и, возможно, для клуба с таким бюджетом этот результат кажется неудовлетворительным. Думаю, причина того, почему УГМК и Паулаускас разошлись в разные стороны, была в коммуникации – это мое личное мнение, я говорю от себя, а не от имени клуба. Большая часть англоговорящих игроков, баскетболисток, выступающих в женской НБА, не понимала, что происходит, потому что перевод все усложняет. И когда я общаюсь здесь с молодыми игроками, у нас тоже бывают проблемы с переводом с английского на русский. Меня порадовало, что российские игроки УГМК говорят по-английски, и у англоговорящих не возникает никаких трудностей.

- Вы в курсе событий прошлого сезона. Значит, вы следили за УГМК?

- Нет-нет, меня наняли после сезона, и я не следил за УГМК. Но я проделал серьезную домашнюю работу, чтобы узнать, как обстоят дела в клубе.

- Тренеров УГМК часто критиковали за то, что они не задействуют в должной мере российских игроков, что сказывалось на игре сборной.

- В нашей сфере деятельности всегда присутствует конкуренция, есть соревновательный момент. В клубе с самым большим бюджетом в Европе, если не в мире, в чем я, кстати, уверен, каждый игрок должен бороться за игровое время и место в команде вне зависимости от того, выступает он за сборную или нет. А моя работа заключается в том, чтобы добиться максимального результата. Все игроки – российские они, американские или еще какие-нибудь – когда приходят сюда, знают, что их ждет.
Я не вижу причин, по которым бы я не задействовал своих российских игроков. Да, на определенных позициях существует очень серьезная конкуренция, и, к примеру, Татьяне Поповой придется бороться за место в составе. Но я очень доволен Аней Петраковой, Ольга Артешина – замечательный игрок, Маша Степанова, когда вернется на площадку, добавит нашей команде опыта и силы. Я не вижу причин для того, чтобы не выпускать Деанну Нолан, которую я тоже считаю российским игроком, хотя она и не вызывалась в сборную.

- Вы принимали участие в комплектовании команды?

- Большинство игроков было подписано сразу после сезона, так что почти вся команда была укомплектована. Я участвовал в подписании контрактов с Татьяной Поповой, Аней Петраковой и Сильвией Домингес.

- Это нормальная ситуация для женского баскетбола, когда ты приходишь в команду, где игроков выбирал кто-то другой.

- Не стоит обобщать, потому что в женском баскетболе бюджеты клубов сильно различаются, как и лиги. Нет никаких общих правил. Если у тебя большой бюджет, финансово ты более защищен и можешь подписывать с игроками многолетние контракты, как это происходит здесь. Когда я работал тренером в Германии, мы переподписывали всю команду по окончании сезона, потому что у нас не было стабильности в вопросе бюджета, он менялся из года в год. Сейчас финансовый кризис по всему миру, и я не думаю, что многие команды способны подписывать игроков на 2-3 года, как мы тут. А у нас в УГМК есть подобная роскошь. Большая часть игроков была подписана до моего прихода, но мне не на что жаловаться, моя команда мне нравится.

У меня было предложение от клуба из женской НБА, и я его отверг, потому что посчитал, что не смогу добиться успеха с этой командой. Но я не отказался от предложения УГМК, потому что мне по душе эта команда. В начале своей карьеры я как-то согласился на предложение, которое не должен был принимать, потому что те работа, команда и ситуация мне не подходили. Я не сделаю эту ошибку снова. Так что, подписывая контракт с УГМК, я был уверен, что команда мне нравится. Иначе я бы не приехал сюда.

- Вы очень рано стали профессиональным тренером…

- Я очень люблю баскетбол, но я знал, что хорошим игроком я никогда не стану, потому что я слишком маленький, медленный и… слишком белый. Шучу! (смеется) Я знал, что мне этого не дано, поэтому я решил стать тренером, когда мне было 17 лет. Я возглавил команду в возрасте 22 лет. Сейчас мне 40, но у меня больше опыта, чем у моих сверстников. Я тренировал сборную, совмещая эту работу с работой в клубе, я работал в женской НБА, Австралии, я очень опытный.

- Так вы как Жозе Моуринью – он тоже почти не играл, но стал известным тренером.

- Я его не знаю. Кто это?

- Футбольный тренер. Вы, правда, его не знаете? Вы не любите футбол?

- Люблю, но я вынужден распределять свое время исходя из того, что действительно важно для меня.

- В "Сан-Антонио" ваша жена Сэнди Бронделло была главным тренером, в УГМК она будет вашим ассистентом. Для вас, похоже, это распределение ролей не важно?

- Да, это так. Миру нужно, чтобы все лежало по полочкам, так что мы официально распределили роли, но на самом деле это не важно. Многие не знают, что моя жена играла под моим руководством, она была разыгрывающей в "Вуппертале" на протяжении нескольких лет. Мы работаем вместе уже 15-17 лет. Она была разыгрывающей в моей команде, потом мы оба были тренерами, ассистентами главного тренера. Затем "Сан-Антонио" обратился к нам и спросил: "Мы хотим, чтобы вы руководили командой, кто из вас будет главным тренером?" Мы обсудили ситуацию и решили, что главным тренером будет Сэнди. Но для нас это не важно. Если вы спросите игроков, работавших с нами, они скажут, что мы с Сэнди всегда имеем одинаковое мнение, всегда на одной волне, отлично сработались друг с другом. В женской НБА она была главным тренером, а я ассистентом. Последние два года в Австралии я был главным, а она моим помощником, и в УГМК она тоже будет моим ассистентом. Люди со стороны порой не понимают, как это может быть.

- То есть, у вас никогда не бывает разногласий?

- Бывают, конечно, но мы всегда найдем компромисс. И даже если я в чем-то не согласен, я прислушаюсь к ее мнению. Знаете, современный баскетбол, несмотря ни на что, остается очень старомодным бизнесом. Если вы посмотрите на крупные компании, во главе каждой из них стоит президент, но в его распоряжении есть все эти специалисты в разных департаментах, которые делают то, что они умеют. То есть, президент задействует и объединяет всех этих людей для работы над большим проектом. В баскетболе то же самое. Это не шоу одного человека, тебе нужны разные люди, являющиеся специалистами в своих областях. Моя жена была игроком, у нее другой взгляд на вещи, она отличный тренер. Я был бы глупцом, если бы не задействовал ее. И ее работа идет на благо команде.

- Велик ли контраст, если сравнивать российские клубы с командами женской НБА?

- Я бы не сказал, особенно если говорить об УГМК. Я думаю, здесь есть грамотный персонал и все условия. Перед моим первым домашним матчем была прекрасная презентация команды, показывали видеоролики на больших экранах, выступали чирлидеры, была развлекательная программа – все это ни в чем не уступало женской НБА, было сделано на таком же уровне. Уровень борьбы в чемпионате России тоже высок. В США больше внимания уделяется атлетизму, "физике", в России больший акцент на командную игру. Но во всем остальном УГМК соответствует уровню женской НБА, в этом нет сомнений. Единственное отличие в том, что здесь мы участвуем и в чемпионате России, и в Евролиге, и для двух этих турниров из-за их регламента у нас существуют практически две разные команды. Уровень сильнейших клубов очень высок, но по ходу сезона приходится встречаться с намного более слабыми соперниками. В женской НБА нет такого большого различия в уровне команд.

- Почему российские игроки не так востребованы в женской НБА?

- Из-за плохой игры в защите. Простите, но в этом отношении российские игроки слабые. В моей команде, возможно, собраны два лучших российских защитника. В Америке со всем ее атлетизмом ты должен быть в состоянии защищаться, особенно индивидуально. Российские игроки не приезжают туда в качестве суперзвезд, они занимают 8-11 места в заявке. В такой ситуации тебе нужно уметь отрабатывать в защите, потому что некоторые суперзвезды не так хороши в данном компоненте, и ты должен им помогать. Хотя если ты выдающийся игрок, все иначе, но в российском баскетболе уже давно не было игроков столь высокого уровня…

- Вы следили за Олимпиадой?

- Мне пришлось, потому что я хотел посмотреть на игроков своей команды в деле. В России всегда многого ждут от женской сборной по баскетболу, и это оправданно. Но этой команде не хватало двух ключевых игроков, которые всегда были сборной на протяжении многих лет, однако не поехали в Лондон – Светланы Абросимовой и Маши Степановой. Другим игрокам пришлось взять на себя их обязанности, и команда многое потеряла. Все в России определенно были разочарованы четвертым местом, но я не считаю, что игроков стоит так сильно винить, они боролись, отдавали все свои силы. Учитывая состав и потери, думаю, сборной России было сложно бороться за бронзовые медали.
Как мне кажется, слабым местом сборной России является позиция разыгрывающего, и федерации необходимо решить эту проблему. Бекки Хэммон очень помогает команде, но за ней никого нет. Если посмотреть на команды, которые доминировали на Олимпиаде, в составе каждой из них были харизматичные и сильные разыгрывающие – Сью Берд в сборной США, Селин Дюмерк в сборной Франции, Кристи Хэрроуэр, которая вела за собой австралийскую команду на четырех Олимпиадах. В России есть Хэммон, причем она не русская, и больше никого.

- Может ли сборной России помочь иностранный тренер?

- Сложный вопрос. У мужской сборной России иностранный тренер, и он выиграл бронзу в Лондоне. Но во многих мужских баскетбольных клубах в России работают тренеры-иностранцы, игроки понимают английский, и существуют традиции сотрудничества с иностранными специалистами. Им не нужен переводчик. Как я уже сказал, перевод усложняет процесс, особенно во время тайм-аутов.

В женском баскетболе все немного сложнее. Да, в "Спарте энд К" работает Поки Четмэн, но она пока, скорее, исключение. Возможно, через несколько лет в чемпионате России будет работать больше иностранных специалистов, и тогда не будет проблем с пониманием.

Решение должна принимать федерация. Если она посчитает, что группа не только основных игроков, но и кандидатов в сборную настолько хорошо говорит по-английски, вариант приглашения иностранного тренера может быть рассмотрен.

- Как вам жизнь в России?

- Мне очень нравится. Последний раз я был в России очень давно – в 90-х. С того времени все очень изменилось. Я родился в Берлине во времена "холодной войны". Я рос в Западном Берлине, часть нашей семьи оставалась в Восточном. Я – дитя "холодной войны", помню времена СССР и восточного блока. А теперь я здесь и вижу, что все очень изменилось, и это здорово. Ты можешь поехать куда угодно на велосипеде или пойти прогуляться, люди здесь очень милые и доброжелательные, солнце светит, и мне все нравится!

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала