Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Тарелкин: испытатели не имеют ничего общего с любителями экстрима

© Фото : Фото из личного архиваИгорь Тарелкин
Игорь Тарелкин
Читать в
Герой России, факелоносец XXII Олимпийских игр Игорь Тарелкин рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову о вечной детской любви к хоккею, и о том, как будет передавать факел своему сыну, космонавту Евгению Тарелкину.

Герой России, факелоносец XXII Олимпийских игр Игорь Тарелкин рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову о вечной детской любви к хоккею, и о том, как будет передавать факел своему сыну, космонавту Евгению Тарелкину.

Вся казарма болела

 

- Спорт со мной был всегда, - начал беседу парашютист-испытатель, совершивший в 2003 году в составе группы из шести человек рекордный прыжок на пик Ленина (его высота - 7134 м над уровнем моря). - Футбол и хоккей – любимые игры с детства. То во дворе, то в телевизоре. Был у нас маленький аппарат "Рекорд", болели всей семьей, особенно за сборную СССР по хоккею. Семидесятые - времена в этом плане замечательные. Поэтому они и заполнились надолго.

- Суперсерию СССР-Канада 1972 года тоже наверняка помните в деталях?

- Еще бы! В это время я уже был в Харьковском авиационно-техническом училище. Вечером звучала команда "отбой!", мы притворялись спящими, а когда дежурный уходил, то включали телевизор на едва уловимую громкость, и вся казарма болела. Режим нарушали, но не смотреть не могли. Тогда ведь уже в наших воротах играл Третьяк, мой земляк (из Дмитровского района Московской области)! Я очень этим гордился и каждому товарищу сообщал об этом. Еще мне очень нравился Александр Рагулин, 5-й номер. Стоял грудью в обороне! Фирсов, Зимин, Старшинов… Я уже всю сборную называю. Даже номера все помню – Викулов – 18-й, Полупанов – 19-й. К сожалению, некоторых уже нет в живых, но в памяти многих они будут всегда.

- Сами тоже на лед выходили?

- Конечно. Еще когда в школе учился, в Дмитровском районе играл как за хоккейные команды, так и за футбольные. А в училище нам перекрыли эти виды спорта, не разрешали их.

- Странно.

- В почете были бег и прочая легкая атлетика. Боялись травм, видимо.

- Вы – профессиональный парашютист. Это ваше профильное дело смогло перебить детскую любовь?

- Не совсем правильно и корректно ставить на одни весы эти виды моей деятельности. Так получилось, что стал заниматься работой, связанной отчасти и с парашютным спортом. Хотя не совсем. Я ведь занимался испытанием средств спасения экипажей летательных аппаратов. Как известно, первым средством спасения был парашют. Потом пришли им на смену катапультные системы, которые по своей сути тоже являются отдельными маленькими летательными аппаратами со своими двигателями, ну и несколькими парашютами. В общем, в течение многих лет жизни я этим занимался, но попутно на праздниках мы с сослуживцами постоянно старались изыскать возможность поиграть в футбол и хоккей.

- Форма была?

- Она и есть. Никуда не делась. Сегодня я не так часто выходу в коробку, потому как системная наша компания распалась. Но у меня имеется полный комплект хоккейного обмундирования, коньки хорошие. Поэтому иной раз выйду на лед в одиночку с клюшкой и шайбой и получаю удовольствие, никому не мешая. Мне интересен даже такой хоккей. В свое время я служил в таких местах, что было не до коньков. Что интересно, форму не потерял совершенно.

Мы не любим закрыть глаза и куда-то прыгать

 

- Службу несли в горячих точках?

- В том числе. В Афганистане (на счету Тарелкина 258 боевых вылетов за время афганской войны – прим. ред.).

- Пуштунов не привлекали к нашим видам спорта?

- Между собой мы, русские, играли, но тесного контакта у авиаторов с местными людьми не было. Может, в Кабуле это и имело место, но я такого не припомню.

- По идее вы должны быть экстремалом.

- Нет. Совершенно я не такой. Я испытатель, у меня инженерный подход к делу. Профессионалы этой сферы сначала все просчитают, взвесят, и только потом начинается кульминация процесса. Мы предпочитаем разумный риск. С теми людьми, которые закрывают глаза и куда-то прыгают, мы имеем мало общего.

- Испытатели – люди рассудительные?

- Даже осторожные. Ведь мы делаем те вещи, которые делаются в первый раз. Прежде чем впервые катапультироваться на новом аппарате, нужно многое проанализировать.

- Какая Олимпиада запомнилась особенно?

- Из недавних - Ванкувер. Старался смотреть все трансляции, даже те виды спорта, которые в будни не отслеживаю. А из раннего всплывают какие-то отрезки. Как Виталий Давыдов, который нечасто играл за сборную, забросил важную шайбу. Вся страна ликовала, когда наша "красная машина" неслась на огромной скорости, а у меня в те мгновения добрая зависть в душе появлялась. Быть бы там, на их месте...

- История с факелом как возникала?

- Неожиданно. Инициировала наша администрация, но мне казалось, что в Дмитровском районе есть очень много достойных людей. Не только среди спортсменов, но и специалистов из других отраслей. Это очень почетно и ответственно. Маршрут я уже знаю, но есть некоторое волнение. Хотя 200 метров пробежать человеку, всю жизнь занимавшемуся спортом, труда не составит. Выполним, если задача поставлена. Кстати, передам факел своему сыну Евгению.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала