Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Игорь Колыванов: я главный, по головке глажу, "люлей" даю и всегда хочу удивлять

Форвард, психолог, воспитатель, главный тренер башкирской "Уфы" Игорь Колыванов рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову, почему он до сих пор ученик, приведя уйму примеров и случаев из собственной легендарной карьеры.

Форвард, психолог, воспитатель, главный тренер башкирской "Уфы" Игорь Колыванов рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову, почему он до сих пор ученик, приведя уйму примеров и случаев из собственной легендарной карьеры. 


Тогда я открывал горизонты, сегодня горизонтов для меня нет

- Игорь, первым делом вот о чем: нападающий Колыванов у меня наобум ассоциируется с матчем 1997 года против Кипра (1:1 и уйма нереализованных моментов) и человеком, который при живом Баджо бил штрафные. Оба воспоминания как символы эпохи – недосказанность сборной России против клубного успеха и признания на Западе.

- Матч с Кипром помню, а еще тогда же был с Болгарией, который судил печально известный Крондл. И оба события действительно символизировали неимоверно талантливую команду, которой постоянно чего-то не хватало. А в "Болонье" тренер сказал: "Роберто бьет с правой ноги, Игорь – с левой". И не ослушаешься. То Баджо забьет в притирку со штангой, то я в ближнюю "девятку". Все довольны, и Баджо Колыванову улыбался. Доверие - на нем и выезжали.

- И вы приезжали счастливым в сборную, счастье которой не приносили.

- Счастье – когда попадаешь в финальную часть и выигрываешь. Я играл с выдающимися ребятами, с которыми победил на молодежном чемпионате Европы. Добровольский, Шалимов, Мостовой. Карпин чуть в меньшей степени влиял на креатив, он все-таки на фланге трудился, с отбором хорошим был. Другие же хавы умели всё. 

- Карьера ваша складывается эталонным образом: юноши – успех – "молодёжка" – провал – клуб ФНЛ – выход в премьер-лигу.

- На фоне юношей я стал чувствовать себя тренером. Не факт, что состоялся бы, приди лет в 35-36 тренировать мужиков в первую лигу.

- Когда Александр Тарханов впервые пришел в "Крылья Советов", ему сказали: "Куда ты со своей методикой, здесь рабочая команда".

- На тот момент футбольная провинция была другой. Много про нее нехорошего говорили, матчей хватало проходных и всяких других. 

- С идеями пришли в "Уфу"?

- Пришел собрать команду ФНЛ за десять дней. С идеями, спрашиваете?.. Идея была одна – не вылететь. Непросто было, тем более команда не собиралась участвовать в первом дивизионе. Пришлось производить реформацию. После зимы у нас было много травмированных, очки собирали, мягко говоря, скрупулезно. Спасибо ребятам, что дотерпели. 

- Сейчас, в премьер-лиге, есть ощущение дебюта?

- Я всегда спокойно к такому относился. Когда сам кудрявым начинал в высшей лиге, тоже не парился.

- Не парился? Ваша карьера в высшей лиге, по сути, начиналась с доверия и травмы лодыжки в манеже. 

- Я быстро восстановился, и через полтора-два месяца (главный тренер «Динамо» Эдуард) Малофеев опять дал мне шанс. Сначала запас на матч с тбилисским "Динамо", потом основа на игру со "Спартаком".

- Сейчас всё то же самое, только в иной роли? 

- Нет, тогда всё было по-другому. Тогда я открывал горизонты, сейчас для меня горизонтов нет. Тогда я доказывал сам себе и тренеру, сейчас занимаюсь той работой, которую делать умею. Оббился, работая со взрослыми ребятами. Тогда я, 17-летний, окунался в советскую высшую лигу один, не умея плавать. Сейчас у меня есть опора – команда мужиков, вместе с которой мы доплыли до интересных берегов, и парни меня не подведут. И не подводят. Взгляните, они ведь молодцы. И те, кто выходил в премьер-лигу, и новички.

- Англичанин Эммануэль Фримпонг – это реальная помощь?

- Это очень профессиональное усиление. На сто процентов. Он даже спиной видит.

- А в быту?

- Отменный парень. Из тех, кто может завести команду. Хотя в плане отдачи и понимания того, что мы делаем – у нас все далеко не любители. Почему-то принято считать, что пришел иностранный футболист, и он должен быть профессиональнее остальных. В современных командах это не так. Опыт борьбы против объективно более сильных – да, у легионера его столь же объективно больше. В нашем случае. Но отдача и выполнение каждой мелочи на поле поставлено на хороший уровень у всех ребят. Все они мотивированы и всем нравится решать серьезные задачи.

- Как пришли к такому микроклимату?

- Меня с детства научили играть в свой футбол, какой бы соперник тебе ни противостоял. Этот принцип действует и в "Уфе". Понятное дело, тяжело заставить оппонента под тебя подстраиваться, но если у тебя определенная схема, наигранная имеющимися футболистами, результат придет. 

- Чем плох футбол "от соперника"?

- Если постоянно вызывать ребят и показывать им, как играют другие, то они перестанут играть сами. Тогда футболисты начнут бояться сделать что-то своё и лишь будут ожидать ошибки соперника. Если говорить реалистично, то первые шесть команд премьер-лиги разыграют медали чемпионата России, а с остальными мы сможем побороться и обыграть их.

- Состав "Уфы" не внушает большого оптимизма.

- Конечно, мы не гранды, но итоговое исполнительское мастерство и понимание футбола у наших игроков достаточное для того, чтобы показать себя и даже в чем-то разнообразить премьер-лигу. Потому что есть самоотдача и игровая дисциплина.

Идея, кстати? Сейчас очень скоростной силовой футбол, поэтому каждый из ребят должен осознавать, что помимо своей работы есть еще чужая, которая в мгновение может стать твоей. Поэтому "где-то недобежать" – это значит поставить команду на колени. Вот, это моя идея в двух словах. Изначально мы играем по схеме 4-3-3 с упором на давление на соперника, на атаку.

- В такой футбол можно при любых схемах играть.

- По-моему, главное – функциональная готовность. Если твоя команда ползает, тебя с любой схемой будут возить. Перед стартом в премьер-лиге нам многих предлагали. И тех, кто поиграл, с опытом, тридцати лет, тридцати пяти. Можно было и эти варианты обдумать и использовать. Но я считаю, что команде нужны голодные до футбола люди. Потому что тренер обозначил задачу, структурировал игру, психологом себя показал, а далее – дело игроков. 

Чемпионы Европы остались в казино

- И каким образом налаживаете контакт с командой?

- Чтобы достучаться, вызываю на тет-а-тет, потому что в группе индивидуально что-то объяснять неэффективно. От этого у меня с ребятами добрые и профессиональные отношения. Они знают, что любимчиков у меня никогда не было. Сбавил требования – посиди три-четыре недели в запасе. По молодости ведь бывает, что сыграешь два матча удачно и думаешь, что само по себе все по нарастающей пойдет. Здесь мне юношеская моя сборная вспоминается.

- Золотая?

- Та самая, но которой я сразу же сказал: "Ребята, вы стали чемпионами Европы, но сделали только первый шаг. У вас впереди карьера огромная, но закончится она быстро. Во взрослом футболе могут дать второй шанс, но третий – нет. Вас, 17-летних, пока облизывают и гладят по головке, а в клубе вас тренер раз поставит в состав, поставит два, не выполняешь требований – оставят за бортом".

- Как правило, у хорошего тренера игроки все-таки выполняют требования.

- Вспомните состав той команды, ведь многие могли из них заиграть, и к хорошим ведь специалистам попали…

- Что же получается: пацаны прыгнули выше головы или тренеры не смогли их раскрыть?

- Простого ответа нет. Не думаю, что тренеры виноваты. Сами ребята стали ходить не по тем местам, где надо, у кого-то голова закружилась. Дискотеки, казино… Эта тема до меня доходила, информация была, только не афиширую ее. Предупреждал их, говорил: "Если у вас в глазах фишки и вы до пяти утра сидите играете, то ответная реакция не заставит себя ждать".

- Многие из них до утра просиживали?

- Большинство. Восемнадцать лет, огромные деньги, специфический круг общения, Москва… Это сложные препятствия на пути к тому, чтобы тренер тебя в итоге раскрыл. 

- Вообще фактор молодости и денег влияет на сколько процентов? На двадцать?

- Дело не в процентах, а в том, что этот процесс разрушает и физическое состояние, и психику.

- Помнится, по манере игры юного Александра Сапету вы сравнили с Федором Черенковым. Впоследствии тренеры ваяли из него работягу-опорника.

- Попадал в такие схемы, в которых ему не находилось позиции для реализации качеств плеймейкера.

- Карло Анчелотти тоже вспоминал о своих миланских схемах, в которые не попадал Баджо, а, поседев, написал в книге, что сожалеет об этом, о том, что Баджо всегда нужно находить амплуа на поле и не замыкаться на схемах.

- Мне кажется, Анчелотти слукавил, потому что в тот период, когда он не находил места Баджо в составе, он был по-своему прав. Был результат, а без результата ты никто. Для меня есть и схемы, и футболисты. Если они качественные, то идеи в жизнь претворишь быстро, если средние, то так и будешь ковыряться на среднем уровне.

- А поднять уровень?

- Кардинально не поднимешь. Не умеешь бить левой ногой, так и не сможешь. У меня был футболист в юношеской сборной, который правой ногой умел делать всё, а левой не умел бить по мячу. По полтора часа после тренировок он бил и бил, бил и бил, но так и не научился. Сейчас ему 25 лет.  Поэтому я концентрируюсь на том, чтобы выжать из игрока максимум. Не фантазируя о том, что назавтра он проснется и станет чудом техники.

Кредит доверия тренеру только у Слуцкого

- Сугубая практичность в вас кроется?

- Наверное. Бежит человек хорошо – значит, ему за спину надо выбрасывать мяч. Мяч за спину – это самая страшная передача в футболе. 

- Итальянец в вас сидит.

- Но ведь действительно – разыграть сегодня сложно, а за спину дать – страшно.

- В "Зените" при Лучано Спаллетти это ценилось.

- А при Халке всё изменилось, он, такое ощущение, один стал играть – проходы, штрафные… Все свободные стоят – мяч у Халка, на котором четверо соперников висят. Выходит за Бразилию, так его к мячу не пускают. Это для России он Халк, а для своих – простой парень. 

- Вы в Италии долго были простым парнем?

- Первое время. Я играл в Италии в девяностых, когда серия A была лучшим турниром в мире. Многие считали его закрытым и прагматичным, но когда я, молодой, выходил против тех настоящих звезд и рядом с ними, то никакая схематичность кальчо не могла стать непреодолимым забором, через который было не перелезть. Я знал, что сорвались с него уже Алейников, Михайличенко и Заваров – он-то вообще был великим футболистом, но, как и все они, не выдержал перестройки с советского менталитета на европейский. А мне всего-то 23 года, пришедшему со мной Шале – 22, мы еще не успели обжиться этим советским мышлением, у нас перед Заваровым было возрастное преимущество, я и относился к этому как к тому фактору, который не должен мне помешать реализоваться. Тем более я начинал не с "Ювентуса", а со скромной "Фоджи", где одно время думал, что я самый лучший, и тренер под меня должен подстраиваться. Минусы такой психологии мне быстро втолковал сам (главный тренер Зденек) Земан, а президент клуба сказал, что мы с Шалей и третий иностранец Петреску должны быть выше любого из итальянцев, иначе в нас нет смысла. Сегодня я говорю нашим иностранцам о том, что они должны быть помощниками нам, потому как всем нам в этом сезоне непросто. А в итальянские 1990-е на плюсах молодости и осознании реалий я добрался до одной команды с Баджо и Синьори.

- Моя любимая связка за всю историю футбола. Чемпионам Европы нашим и вашим что еще помешало помимо казино?

- Травмы. Амирханов был одним из очень хороших крайних защитников. Был на тот момент. Порвал крестообразные связки, не закрепился в "Локомотиве" и сейчас играет за "Якутию". Многие из тех чемпионов пришли во взрослый футбол и один за другим стали "сыпаться" из-за болячек. А "кресты" – такая зараза, их лечишь полгода минимум, потом форму набираешь, потом на поле выходишь - и спад начинается. 

- Вы тоже этого не избежали.

- После "крестов" я из серии A в серию B вылетел. Пять с половиной месяцев ждал тренировок, дождался, а чемпионат закончился. После "крестов" замучаешься доказывать, что ты – футболист. Не всегда и не все из этой трясины выбираются. А тренер что здесь? Тренер – такая же фигура в этой большой футбольной ротации. Три игры проиграл – убрали. И чтобы поставить 18-летнего мальчишку в состав, нужен запас в доверии. 

- И авторитет Валерия Газзаева, который ставил 17-летних и брал с ними трофеи?

- Газзаев понимал, что в случае неудачи его не уберут. А сейчас у нас, пожалуй, только Слуцкий имеет вразумительный кредит. И он этот кредит всегда покрывал. Идя пятыми-шестыми, армейцы всегда выбирались к нужному итогу. А в "Динамо" посмотрите, как тренеры работают… Постоянная текучка. "Зенит" вот с другой планеты, там иностранцы с именем и серьезным контрактом, который на раз-два не разорвешь. 

- Но и в "Зените" именно производство игроков наблюдалось, наверное, лишь при подзабытом Властимиле Петржеле, контракт которого был не таким сложным, как у Дика Адвоката или Спаллетти.

- Согласен, легионеров-игроков именитый легионер-тренер меняет у нас, как правило, пачками. 

- И приходит к легионеру-тренеру Аксель Витсель – парень сумасшедшего таланта без слабых мест, и деградирует. Сейчас, правда, тренер у них что надо. 

- И здесь тоже соглашусь. А Это'о в "Анжи"? Это явно не тот парень, который играл за "Интер". 

- Проблема ведь в тренере, нет? 

- Нельзя ведь сказать, что Хиддинк был плох. 

- Но это был Хиддинк-минималист, Гус Магомедович, в отличие от Гуса Ивановича, который перестраивал сборную России.

- Думаю, уж за этой темой главные проблемы кроются в несусветных деньгах. Футболист должен хорошо зарабатывать, потому что очень скоро ему придется проснуться утром, не зная, чем себя занять. Это очень болезненно, и от этого нужно быть финансово застрахованным. Но когда эта боль пронзается еще и мыслью о том, что когда ты должен был играть – не играл, а когда хочется играть – уже никому не нужен, становится совсем страшно. За тех людей. Но убеждать себя в том, что тренер не настоял, не внушил, не разжевал… Ну, тренер же не нянька, он не может ходить с платком и вытирать тебе сопли. Вот финансовую страховку в первую очередь футболист должен выписывать себе сам. Вовремя, а не когда ты сидишь один на кухне, куришь и ищешь виновных. Получая финансы, нужно всегда помнить, что ты профессионал. 

- Какая сегодня психология у рядового футболиста?

- Рядовых много, но психология типичного проблемного героя – "его уберут, а я все равно останусь". С таким понятием многие выходят на поле, и хоть ты как его мотивируй, он выше чего-то средненького не прыгнет. 

Ван Бастен. Маттеус. Кокорин.

- Не слишком ли преувеличена роль стереотипа о молодых российских футболистах, которым гарантировано место в составе?

- Футболисты – они же хитренькие, игру провалили и в тень, а тренер виноват, тренер сначала перед журналистами отвечает, а потом и перед руководством. Поэтому проигрывает не один человек, а все. Я всегда стараюсь вложить самое лучшее в игроков, но даже я не могу быть гарантом качества каждой детали.

- Наши футболисты, говорят, традиционно закрепощены на поле, боятся себя проявить.

- Да все порой бывают закрепощены, если не с первой лигой играешь. Игуаин вон – великий футболист. Но вываливается бездарно на ворота Нойера в финале чемпионата мира с немцами и упускает свой шанс. Тоже, наверное, не раскрепостился.

- Руководитель академии "Зенита" Хенк ван Стее говорил, что западные ребята – развязные, а наши – закрепощенные.

- Зато наши в других местах раскрепощены. Есть те, кого у нас любят поминать под грифом "молодой талант", а на самом деле такой игрок абсолютно средний, но распиаренный. И этих парней-"талантов" в России много. Трансфер состоялся, деньги получены, а толку никакого. Что делать? Переходить в другую команду, получать деньги и далее вновь по пятому кругу. 

- А кто тогда талант без кавычек?

Ван Бастен. Маттеус. Кокорин.

- Красиво звучит.

- А тех, кто в кавычках, вы подсчитайте сами. Если ты три года нигде не заиграл, то какой ты талант! 

- В "Уфе" такие есть?

- Нет. Клуб и тренерский штаб все-таки работает и не зря пробивается в премьер-лигу. У нас бывают проблемы с ребятами, но это, в основном, из-за трудного выхода из юношеского футбола на новый уровень. Здесь, извините, стопроцентной эффективности быть не может. Психология, игровой предел. 

- Кроме Александра Кокорина есть в этом поколении реально мощные ребята?

- Надеюсь. Или хочу надеяться. Но не вижу их. Кокорин – это высокий уровень скоростных качеств, дриблинга и разума. Форвард. Берите и используйте. Если Кокорин плохо играет, значит, он вышел не на своей позиции, а не потому, что он стал вдруг хуже. По моим наблюдениям. Те, кто рядом с Кокориным – средний, добротный уровень. Некоторые из них - "подающие надежды" лет до тридцати. 

- У этой категории какие проблемы?

- Характер. Вроде и скоростные есть, и головастые во всех смыслах, но трусоваты. Итальянцы про таких говорят "маленькие яички". Я в них не верю, потому что в футболе яйца нужны во-о-от такие (показывает). 

- Ориентиры есть?

- Я о резких, быстрых нападающих говорю – о Гершковиче, Газзаеве, Кирьякове… О Сашке Бородюке, который прилипал к мячу и забивал с лета. Я до него вообще не видел, чтобы кто-то так бил. Скажите, кто из нашей сборной решит и одного-двух на фланге накрутит?

- Так не решаются, ведь по рукам бьют, покрикивая "пас отдай".

- Раньше почему-то никто не бил, футболист имел возможность проявить свои лучшие стороны. Сейчас понимаете, в чем дело? У семи-восьмилетних футболистов требуют результат. 

- Избитая тема. Любители "возрождения отечественного футбола" говорят о том, что нужно воскрешать турниры. Затея на слух благородна, но тренеры, знающие тему изнутри, твердят, что заканчивать пора с этими бесконечными первенствами, на которых дети гробят психику.

- Турниры тоже нужны, но на них ты не кубку пластмассовому должен радоваться, а тому, чтобы твой игрок в пятнадцать лет выходил и отдавал передачу, если нужно, под правую ногу, а не "на гланды". А таких специалистов в стране очень мало.   

Почерк "Уфы" - это я, Колыванов

- Шум о том, каким должен быть лимит на легионеров в премьер-лиге, не кажется вам сущей ерундой, далекой от истинных проблем?

- Изначально, вводя лимит, хотели, чтобы наша молодежь привлекалась и росла, но реальные тенденции показывают, что ни к чему хорошему это не привело. Как не играли они, так и не играют. В других чемпионатах выступают еще не состоявшиеся таланты, и не мешает им отсутствие лимита. Дело, конечно, не в лимите, а в менталитете. Заработал две копейки – надо заработать четыре. А наш парень отхватил энную сумму и счастья полны штаны. Шлагбаум закрывается. 

- Разговаривая с вами, смотря на вашу команду, поверхностно думаю, что как тренер вы сложились из итальянского теста.

- Я всем своим тренерам благодарен.

- Традиционный ответ.

- Подождите, стал я профи у Малофеева, закончил у Гвидолина. И они, и те кто был между ними – молодой Газзаев, умудренный Бышовец… Все меня дополнили, и то, как играет "Уфа" – это примерно то, что задумал я, Колыванов, и в этом есть частички многих амбициозных специалистов. Но нет в ней основополагающей их частицы.  

- Если пройти Земана, Уливьери, Гвидолина, то мозги не становятся жесткими и прагматичными, и сложно их потом переделать?

- Интересный вопрос. В общем, если говорить о советских/российских тренерах, Газзаев на моих глазах обрастал мясом. Он пришел в "Динамо" в марте, а в октябре я уехал на Апеннины. Малофеева считаю одним из великих наших тренеров. 

- Да? Потому что взглядом из нынешнего времени Малофеев ассоциируется с неким промежуточным звеном. 

- Промежуточным он не был – это профессионал до мозга костей. Он был человек специфический, со своими взглядами, очень харизматичный. Вот Бышовец – тактик, раскрывший себя в сборной, потому что сборная – это действительно его дело, его специализация. Прибыли игроки, он расставил их, психологически настроил, и команда реально делала то, что и должна. Малофеев работал со сборниками по-клубному: кропотливо, вникая в каждый элемент футбола. 

- Его "искренний" футбол – это психология?

- Футбол по Малофееву – это, практично говоря, взять молодых Добровольского с Андрюшкой Кобелевым, которыми многие восхищались, но которых многие же воспринимали неокрепшими юнцами, и поставить в основной состав. Малофеев нас завораживал. До такой степени, что вчерашние дублеры выходили на авторитетов, как "Спартак" и киевское "Динамо", "Днепр", тбилисское "Динамо", "Арарат", без боязни.

- На мораль давил?

- Я бы не сказал, что он вообще давил. Очень много возился с нами, мы тренировались и бегали, а после каждый знал, где нужно атаковать, где прессинговать. И подбирать футболистов он умел.

Что немцу кризис, то русскому - успех

- А генеральная линия Колыванова какова все-таки?

- Всегда своим футболистам говорю: главное в футболе – это не переставать удивлять. Себя, тренера, болельщиков. Такова и есть генеральная. 

Потенциал человеческого организма немыслим. Вы спрашивали, простым ли парнем я прилетел в Италию. Так вот, прилетел и подумал: как же я против таких людей буду на поле выходить! Что я вообще здесь смогу сделать? Психологически возникло обычное человеческое неверие. Но я вышел из этого времени, выбежал. А как? Постарался удивить. А потом вдруг понял, что они, эти чемпионы мира из Италии и Германии, такие же живые люди.

Бывают моменты в футболе, когда ты ловишь себя на том, что всё о нем знаешь. Но после этой мысли голова начинает идти кругом. Расписываешь всё, раскладываешь, а выходит наоборот. Почему немцы всегда выигрывают? Говорят, у них кризис был, но это по их меркам он кризис, а по нашим – успех. Ведь в то якобы сложное время они побеждали на чемпионате Европы, играли в финале чемпионата мира… В каждом составе было минимум три-четыре звезды мирового уровня. Итальянцы расстраивают – средние, пыхтят, стараются, но уровень не для побед на чемпионате мира. У Пирло движок уже не тот. А заменить некем. Таких, как Баджо, больше нет. Виалли тоже перевелись. Восемь лет на этого черненького надеются, а он все хуже и хуже становится. А у нас в "Уфе" свои реалии, нам с "Уфой" предоставлен шанс, которого может больше не быть. 

- И вне "Уфы" вы тоже только главный тренер?

- Разные были разговоры, но вне "Уфы" – это сейчас невозможно. А в ней я - да, главный, тот, который и по голове гладит, и "люлей" дает. Без этого неинтересно жить. Адреналина нет. Ошибаться я всегда буду, но работы своей не боюсь, делаю ее сознательно.

- Ко всем тренерским постам готовы?

- Не мне судить, кстати. Я сейчас вам скажу, что готов…

- Карпин не нам, но сказал.

- Это понятное дело, Карпин… Я пока должен чего-то добиться, чтобы взять, да сказать. Я вот с вами сейчас начинаю мечтать о том, что будет потом, но все посылы отправляют меня в сегодня. В наше сегодня, где есть чемпионат России в премьер-лиге, где два десятка парней в поту осознают, что шли к этому десяток лет.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала