Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Финкельштейн: сто раз обсуждал с Федором Емельяненко возможность его возвращения

Читать в
Президент промоутерской компании М1 Global Вадим Финкельштейн в преддверии первого в истории Китая турнира по смешанным единоборствам (ММА) М1 Challenge в интервью руководителю редакции "Р-Спорт" Василию Конову и корреспонденту агентства Ивану Тугарину рассказал о перспективах ММА в Поднебесной, о том сколько стоит провести один турнир, а также подчеркнул, что сто раз пытался обсудить с Федором Емельяненко возвращение в большой спорт, но "Последний император Прайда" остается непреклонен.

Президент промоутерской компании М1 Global Вадим Финкельштейн в преддверии первого в истории Китая турнира по смешанным единоборствам (ММА) М1 Challenge в интервью руководителю редакции "Р-Спорт" Василию Конову и корреспонденту агентства Ивану Тугарину рассказал о перспективах ММА в Поднебесной, о том сколько стоит провести один турнир, а также подчеркнул, что сто раз пытался обсудить с Федором Емельяненко возвращение в большой спорт, но "Последний император Прайда" остается непреклонен.

Файт-карта в Пекине – сильнейшая за последнее время

- Вадим, во вторник турнир M1 Challenge впервые пройдет в Китае…

- Фактически в Китае не знают, что такое ММА. Страна – закрытая, нет YouTube, Google... Тут даже Федора (Емельяненко) особо не знают, это не Япония.  

- Как вообще вам пришла идея провести турнир в Китае?

- Идея, наверное, больше принадлежит компании "Карат-Глобал", чем мне. Мы подписали договор на 10 лет по Китаю, они берут на себя какие-то функции. У них здесь совместные предприятия, офисы открыты.  Конечно, мне интересен новый рынок, но на него достаточно сложно выйти без местной команды. Я в принципе собираюсь выходить на новые рынки – Азербайджан, Грузия, Чехия. 

- Мы так понимаем, что на предложение выйти на китайский рынок вы согласились достаточно легко.

- Да. К тому же у меня есть планы в следующем году выходить (с М1 Global) на IPO. Я понимаю, что я делаю. Мне нужны новые рынки. Нельзя делать непонятный продукт, нельзя не иметь плана. Например, как в теннисе – все на следующий год известно. Пока нет четкого плана, ты не можешь четко заключать контракт с бойцом. Телевидению нужен ежемесячный продукт. Для этого я должен проводить 12 событий в год, и все должно быть распланировано вплоть до состава участников. Именно они создают имидж организации. Бойцов, кстати, иногда "воруют", как и футболистов.

- Выходя на новые рынки, приходится постоянно придумывать что-то новое…

- Мы сейчас запускаем мобильную платформу M1 Global TV, на которой, кстати, будет трансляция турнира во вторник. В моих соревнованиях приняло участие уже около 700 бойцов, и каждый бой – уникальный. Футбол в основном не пересматривают по второму разу, там главное – результат. Бои – совершенно другое. Допустим, у меня сегодня выступает Никита Чистяков. А через три года он может стать, условно, новым Федором Емельяненко. Есть бойцы, которые сейчас являются топовыми в Америке, а 10 или 15 лет назад они начинали у меня. У меня есть записи их боев. Вы же с удовольствием посмотрите бой Федора 10 лет назад, чтобы увидеть, каким он был?  Сейчас эти все бои разбросаны по YouTube. Постепенно я начну все удалять, и посмотреть эти бои можно будет только на нашей платформе. Тут мы опять приходим к тому, что нужно проводить событие один или два в месяц, чтобы люди за деньги получали к ним доступ. В Москве или Питере проводить такое количество событий нереально. Нужно расширять географию. В той же Грузии мы проведем турнир памяти Гурама Гугенишвили 18 декабря. Азербайджан мы планируем в мае. Второй год я пытаюсь получить разрешение на проведение мероприятия в Монако. Просто они живут по законам Франции, а там этот вид спорта не легализован.

- В Китае же тоже некоторое время назад ММА были под запретом…

- Не совсем так. Просто сейчас мы проводим первый официальный турнир по этому виду спорта.  Здесь проходили соревнования, кто-то пытался это делать, но под эгидой ушу. С Францией ситуация немного другая. Там официально смешанные единоборства ММА запрещены, но при этом проводится огромное количество турниров. Как только их ни называют! На Китай, откровенно говоря, мы делаем большую ставку. Сюда я привез своих лучших тяжеловесов.  Здесь и Сергей Харитонов, и Денис Смолдарев, Марчин Тыбура, Кенни Гарнер. Здесь будет на что посмотреть. Хотелось бы удивить. Надеюсь, что все пройдет нормально. Мы сюда привезли всю команду – от врача и жюри до комментаторов. Нас прилетело 70 или 80 человек. Вся съемочная бригада будет российская. Не потому что китайцы плохо снимут, просто здесь нужно знать специфику, а за короткий период людей подготовить невозможно.

- Файт-карта в Пекине – самая сильная за последнее время? 

- За год – точно. Обычно у нас есть один главный бой, а затем все хорошие бойцы. Но у нас во вторник все три боя (основной карты) - главные.

- Будет ли турнир "Битва в Поднебесной" чем-то отличаться от того, что вы проводите в России? Или все лучшее, что мы видим на турнирах M1 Challenge в Москве или Питере, будет и во вторник в Пекине?

- Конечно. Все будет то же самое, но только с местной картинкой. Мы вот ездили на Великую Китайскую стену, снимали ребят (для промороликов). Да, прямая трансляция будет не на огромном количестве каналов, но в итоге картинка разойдется более чем по 100 странам. Пусть и не в прямом эфире.

- На Китай будет прямая трансляция?

- Нет. Это же коммунистическая страна. Мало ли что мы в прямом эфире скажем (улыбается).

- Вы верите в перспективность китайского рынка ММА или это пока открытый вопрос?

- Судя по тому, что они любят единоборства… Но без китайских героев рынок развиваться не будет. 

Россия доминирует в любительском MMA

- Помимо М1 вы также возглавляете Всемирную ассоциацию смешанных единоборств (WMMA)… 

- Которую некоторые ошибочно считают промоутерской компанией. На самом деле это международная спортивная федерация в чистом виде. Туда уже входит около 50 стран, проводятся чемпионаты мира и Европы.

- В свое время вы говорили о том, что собираетесь начать переговоры со "СпортАккордом" по поводу вступления смешанных единоборств в эту организацию. Как с этим обстоят дела?

- Сейчас ситуация такая, что они не могут нас принять. При этом мне не хочется бегать и кого-то об этом просить.  Моя позиция такова, что когда у нас будет 70 стран, они сами найдут возможность нас принять. Нам нужно просто работать над этим. Сегодня жизнь на «СпортАккорде» не заканчивается. Сейчас очень много попыток создать нечто подобное, каратисты что-то свое придумали. Есть, например, Всемирная федерация ММА, которой занимается UFC.  Но у нас из 50 стран уже около 15 официально признали ММА видом спорта. Мы проводим чемпионаты мира, Европы, Азии.

- И доминируют на них российские спортсмены…

- В основном. У нас очень сильный отбор. Летом у нас состоялся большой конгресс, на который приехали все страны из WMMA. Даже такой разговор был, что, мол, давайте сделаем какой-то европейский Кубок, где не будет русских. А то они все выигрывают, а мы тоже хотим, но шансов у нас нет (улыбается).

- Является ли любительский ММА подспорьем для появления новых классных бойцов на профессиональном ринге?

- Конечно! Это очень сильное подспорье. Уже есть примеры, когда ребята переходили из категории любителей в профессионалы. Но, если честно, то многим из них еще нужно время, два или три (победных)  боя, чтобы стать профессионалами. Они пока сырые. Профессионалом может называться тот, у кого больше шести боев.

Стоимость турнира в России – от 400 тысяч долларов

- Проведение турнира такого уровня, как в Китае – дорогое удовольствие?

- Зависит от файт-карты…

- Например, с самой сильной, как во вторник. 

- Знаете, здесь (в Китае) мне сложно сказать. Мы не до конца понимаем, какие у нас расходы, и что мы получим обратно.  Если судить по штатному соревнованию в России, то цена будет от 400 тысяч долларов. Может быть 300, а может и все 500. Здесь многое зависит от места. Например, в Петербурге провести турнир дешевле, чем в том же Оренбурге. Если я делаю турнир в Питере, то все люди прилетают сразу туда. Если в Оренбурге, то сначала нужно взять билеты до Москвы или Питера, а потом только до Оренбурга. Плюс зачастую в регионе нет всего необходимого оборудования, света, ПТС (передвижных телевизионных станций), все это нужно везти туда, что ведет к удорожанию турнира. Но сейчас уже есть люди, которые на местах готовы брать на себя часть расходов, а я при этом отдаю им часть прав. Ведь для регионов это тоже интересно.

- Чем можно объяснить всплеск популярности ММА именно в Кавказском регионе?

- Здесь нет ничего удивительного. Вот кто нам приносит все медали в единоборствах на Олимпийских играх?

- Все правильно – Кавказский регион.

- Именно. У них борьба – в крови. Они мало пьют, все занимаются спортом. Я один раз прилетел в Дагестан, отель у меня был у моря. Я проснулся в семь утра от какого-то шума, открыл окно и обалдел. Все занимаются спортом! Там все занимаются, бегают, тренируются. Все эти результаты не просто так.  В Ингушетии турнир собрал 22 тысячи зрителей! Это праздник для города. Такие мероприятия – это "промо" для республик.

- М1 Global в России до сих пор вне конкуренции…

- В России сейчас много организаций, но мы удерживаем лидерство. Согласно опросам, во время последнего из которых было опрошено 3100 человек, у нас 65% рынка. Второе место у "Fight Nights", у которых 25%, у остальных по 2% и менее. При том, что бои всех организаций показывают на одном и том же телеканале. Многие из организаций сами "ведут" бойцов, а сейчас такой рынок, что людей не "одуришь".  Например, в Америке подобное запрещено. Ты не можешь быть организатором турнира и одновременно "вести" бойцов. Потому что результаты многих боев изначально понятны. Никто не привезет своему бойцу соперника сильнее него самого, чтобы твой боец проиграл. У меня каждый бой – интрига. Я не веду ни Кенни Гарнера, ни Харитонова. Может, я и хочу, чтобы Сергей выиграл (во вторник в Пекине), но это не гарантия. Я ставлю бойцов  так, чтобы они понимали, что титул нужно завоевать.

Непреклонность "Последнего императора Прайда"

- Федор Емельяненко закончил со спортом 2 года назад. Да, он фактически остается лицом ММА в России, но все ждут, кто же придет ему на смену.  Скажем, Сергей Харитонов может стать таким бойцом?

-  Это сложный вопрос.  Сергей – известный, хороший боец. Но не всем  выпадает шанс быть такими, как Федор. Конечно, в случае с Федором определенную роль сыграл тот факт, что он был непобедимым на протяжении 10 лет. Сергей тоже пока хорошо идет, но сможет ли он так продержаться – это вопрос. Федор и сейчас бы мог выступать, но он взял и прекратил карьеру. Выступают же бойцы старше него. 

- Не обсуждали с ним вариант…

- Да, обсуждал сто раз! Не хочет и все. Он сказал, что "я завязал, и все". Конечно, я как менеджер заинтересован. Меня засыпают предложениями, но… Федор сейчас решил пойти в чиновники.

- А что, может его все-таки вернуть?

- Если бы я знал! Я бы обязательно это использовал, поверьте мне. Он не хочет, а я ничего не могу сделать. Я, кстати, не скрываю этого. Федор в курсе, что я хочу, чтобы он вернулся. 

- Невозможно отрицать, что уход Федора отрицательно сказался на посещаемости ММА в России…

- Безусловно. Федор собирал полный "Ледовый дворец" в Питере, 22 тысячи в "Олимпийском" в Москве. Сейчас таких бойцов нет. То, что мы можем сейчас собрать – 6 или 8 тысяч, мы собираем. Эта проблема есть. Я финансово не такой крепкий, как американцы. Я не могу столько платить бойцам, сколько они. У нас нет такого рынка, телевизионных прав. Там люди покупают билеты, а не стараются попасть бесплатно. Это бизнес. Вот был один случай. У меня по контракту на турнире было 10 билетов, а друзей ко мне приехало 20, в том числе (капитан петербургского ХК СКА) Илья Ковальчук. Я подошел с просьбой, мол, нужны еще билеты. Это же Ковальчук! Знаете, что мне директор "Show time" сказал? Вадим, если бы я хотел позвать свою маму, я купил бы ей билет. Это бизнес. Не вопрос. Я пошел и докупил недостающие билеты за свой счет. А большинство хотят попадать просто так.

- Но ведь тот же Ковальчук на трибунах – популяризация. Он же окажется на телевизионной картинке, а  организаторы смогут сказать: "Смотрите, кто к нам на бои приходит! Это круто!"

- Согласен. Если я делаю турнир, то я приглашаю. Но они, видимо, считали, что раз я его пригласил, то ищу какую-то свою выгоду. Там все жестко в плане бизнеса, правда. Наверное, это правильно. У нас, как правило, богатые не платят… Вот тут билетик, там билетик. Но ведь никто из бойцов не дерется просто так. Мне не составило труда купить эти билеты. Наверное, это правильно.

M1 не хуже UFC

- Уровень бойцов в М1 Global и UFC сопоставимы?

- Все, кто от нас уходили, побеждают в UFC! Что (Алексей) Олейник, что Рашид Магомедов. При этом здесь они не были чемпионами, они побеждали далеко не всегда.

- При этом удержать их финансово непросто?

- Именно поэтому я сейчас пытаюсь выстроить систему, при которой у нас будет больше боев, больше телевидения, выход на IPO.  Я знаю, что я делаю. Сейчас в России  появился миллион промоутеров, которые не знают, что делать. Они просто лезут, и все, хотят, и все. А это очень большой труд, причем труд целой команды. И просто так это все не сделаешь. Это кропотливый и долгий труд.

- Кстати, Олейника не хотите вернуть?

- Я не могу этого сделать. Он уже подписал контракт с UFC.

- А перекупить контракт невозможно?

- Мне это не под силу по деньгам. Если, конечно, будет поддержка… С другой стороны, Олейник – очень интересный боец, но он не "рубака". Было много боев с его участием, и они не очень зрелищные. Я ничего не говорю – Олейник является хорошим бойцом, но я стараюсь подбирать не таких, которые только одерживают победы любым способом, но и делают это интересно.  У нас хотят видеть не только тех, кто побеждает. Кенни Гарнер проиграл несколько боев, но публика хочет его видеть! Он реально рубится. Он показывает такие бои, что на него приходят смотреть.  

- Вспоминая историю Федора Емельяненко, правильно ли будет сказать, что зависимость ММА в России от "супергероя" выше, чем у той же UFC?

- Знаете, у них тоже сейчас идет провал примерно на 40%, и пытаются вернуть старых бойцов. Безусловно, на бренд тоже смотрят. Но! Бойцы – это самое главное. Если вдруг, условно, Федор Емельяненко выступит в какой-то организации, у которой рейтинг – 1%, то все удивятся, но все равно будут смотреть.  Мы стараемся сейчас работать с бойцами, переподписывать контракты. Вот с Денисом Смолдаревым и Костей Глуховым я недавно переподписал на 2 года. При этом нельзя отрицать, что и организация играет свою роль. 

- Нужен ли вам такой шоумен, как Джефф Монсон?

- Мне – нет. Он уже сбитый летчик.  Он был очень хорошим бойцом, но ему уже пора на пенсию. У него уже четыре или пять поражений подряд. Я его отпустил и разрешил драться там, где он хочет. Он уже исчерпал свой потенциал. Боец такого типа – но не он – конечно, нужен. У многих наших ребят есть проблема, что они не могут себя преподнести. Это большое дело, чтоб тебя как-то запомнили помимо боя.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала