Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Фигуристы Столбова/Климов: после Сочи больше всего не хотели перестать расти

Вице-чемпионы Олимпиады в Сочи, олимпийские чемпионы в командном турнире фигуристов Ксения Столбова и Федор Климов выиграли два этапа серии Гран-при кряду – в состязании спортивных пар россияне не знали равных на турнирах в Москве и в Бордо. Но в разговоре с корреспондентами агентства "Р-Спорт" Марией Воробьевой и Андреем Симоненко спортсмены делились не впечатлениями о своих результатах в нынешнем сезоне, а вспоминали времена, когда начинали кататься вместе и рассказывали, как у них все складывалось на первых порах.

Вице-чемпионы Олимпиады в Сочи, олимпийские чемпионы в командном турнире фигуристов Ксения Столбова и Федор Климов выиграли два этапа серии Гран-при кряду – в состязании спортивных пар россияне не знали равных на турнирах в Москве и в Бордо. Но в разговоре с корреспондентами агентства "Р-Спорт" Марией Воробьевой и Андреем Симоненко спортсмены делились не впечатлениями о своих результатах в нынешнем сезоне, а вспоминали времена, когда начинали кататься вместе и рассказывали, как у них все складывалось на первых порах.

- Ксения, Федор, мы читали много ваших интервью, в которых вы рассказываете, что с вами происходило после вашего переезда из Санкт-Петербурга в Москву из группы Людмилы Георгиевны и Николая Матвеевича Великовых в группу Нины Мозер. А вот ответа на вопрос, как вы появились друг у друга на горизонте, и не знаем. Расскажите - как?

Ксения Столбова: Я очень хорошо помню тот день. Это было 4 февраля. Я рассталась со своим предыдущим партнером (Артуром Минчуком) после чемпионата России 2009 года и думала, что делать - кататься дальше или нет. Решила продолжить. Больше мне делать в тот момент было нечего, думаю - годик еще попробую, поищу партнера. Вот, 4 февраля сижу, растягиваюсь в зале, заходит Николай Матвеевич Великов и говорит: "Ксюш, вставай". Ну ладно, встала. Говорит: "Давай, делай поддержки". Я спрашиваю: "А с кем?" Он: "Ну, вот. Принимай" (смеется). Рядом стоит Федя. Вот так все и началось.

- Получились поддержки-то?

КС: Ну да. Вообще у нас все как-то сразу пошло хорошо. Поперло, я бы даже сказала. Потому что уже через две или три недели мы поехали на первый старт - финал Кубка России. Вот до сих пор и прет (улыбается).

- Федор, а вы что помните о том дне?

Федор Климов: Примерно так все и было (улыбается).

- Вы тогда тоже без партнерши катались?

ФК: Нет, я выступал в паре с Сашей Малаховой. Когда мы ехали с юниорского первенства России, кажется, прямо в поезде мне Людмила Георгиевна Великова сказала: "Будешь с Ксюшей кататься". Я ответил: "Ну, окей". Просто у нас с Сашей уже тоже безвыходная была ситуация, особо ничего не получалось. Но я, если честно, когда это услышал, не поверил. Как-то на ходу мне такие новости сообщили. А когда в тот день пришел в зал, мне говорят: "Давайте, делайте". Я отвечаю: "Что, правда что ли?" Оказалось, правда.

- Получается, в тот период у вас обоих каких-то устремлений или мечтаний не было, раз у каждого был не лучший момент в карьере?

КС: Ну да, решили просто попробовать - пойдет или не пойдет. Терять нам уже было нечего. И никто, конечно, не ожидал, что так быстро и хорошо все станет получаться, мы ведь уже на финале Кубка России заняли третье место, все элементы там сделали.

Фигурное катание. Гид по олимпийскому виду спорта >>>

ФК: Мечтаний в том возрасте и в том состоянии не было точно. Но вот настрой на наш первый совместный турнир был. Мы поняли, что можем и в сборную попасть, чтобы в следующем сезоне и на прокаты поехать, и на соревнования, как-то показаться, заявить о себе. По-быстрому программы сделали, поехали на финал, с ними выступили, а уже на следующий год их дорабатывали.

- До того момента, как встали в пару, давно друг друга знали?

КС: С детства.

ФК: Мы хоть и занимались у разных тренеров, почти всегда находились на одном льду. Еще когда в одиночном катании были. А после перехода в парное и вовсе в одной группе катались. Так что, конечно, хорошо знали друг друга.

- Идея создания пары Татьяна Волосожар/Максим Траньков приходила специалистам задолго до того, как спортсмены начали кататься вместе. Вы когда-то могли представить, что будете выступать в паре?

КС: Не-е-ет, все спонтанно вышло. Как я и сказала: сижу, а мне говорят - вставай! (смеется)

 

Хотели ощущать себя частью питерской школы фигурного катания

 

- Вы говорите, что "поперло" у вас сразу, но сложности наверняка тоже возникали?

КС: Притирка была непростой. Я тяжело привыкала к Фединому спокойному характеру. У моего предыдущего партнера был такой же взрывной характер, как и у меня.

- Надо полагать, вам совсем непросто тогда приходилось?

КС: Еще как. Каждая тренировка - взрыв мозга. И толкание, и ругань. А тут - Федя, который на все реагирует очень спокойно. До сих пор такой спокойный, без каких-то всплесков.

- Так ведь по логике должно было стать совсем легко - скандалы, наконец, закончились…

КС: Так мне поэтому как раз и было непросто – непривычно очень. Вокруг меня вдруг воцарилась аура спокойствия (смеется).

- Федя, а у вас как с аурой было?

КС: А у него - наоборот.

ФК: Да не помню я (улыбается). Сложности всегда какие-то есть.

- Неужели никакого забавного эпизода из тех времен в голову не приходит?

ФК: Да вот забавного как раз ничего не помню. Все что было - как-то совсем не забавно.

- Условно говоря, кто-то из вас чемодан собирал, чтобы уйти?

КС: Ну не без этого.

ФК: Наверное, самые сложные моменты возникали, когда мы ставили программы и придумывали элементы. Когда все было уже наработано, и мы готовились к стартам - там все проще. Цель есть, к ней идем. А когда есть что-то непонятное, когда надо что-то придумывать, куда сложнее. В начале-то так вышло, что мы все быстро поставили, поехали и выступили. А вот потом было непросто продолжить. Но я не думаю, что это только у нас были такие сложности. У всех так. Так что ничего особенного.

- Вы изначально видели себя парой какого-либо определенного стиля?

ФК: Хотели ощущать себя частью питерской школы. А если конкретнее - у меня предыдущие партнерши маленькие были, с места прыгали, я под них подстраивался. А тут оказалось, что мне надо лететь сломя голову и на всей скорости умудряться делать прыжки. В то время еще легко было к этому привыкнуть, а сейчас я бы, наверное, мучился. В итоге и получилось выработать скоростное, дисциплинированное катание. Держим выезды после прыжков… А когда стали плотнее работать с хореографом Сан Санычем Степиным, он уже начал выжимать из нас эмоции. Из меня особенно.

КС: Да и меня до слез доводил. Он очень требовательный, в хорошем, конечно, плане. Пытается растолкать тебя до глубины, чтобы потом максимум удалось выдать.

- Выходит, секрет столь мощного катания, которое вы демонстрируете сейчас, кроется, в том числе, и в хорошей базе?

КС: Я думаю, все помогло. И база, которую дали предыдущие тренеры, и то, что у нас сейчас грамотно выстроен тренировочный процесс, и быт налажен.

ФК: Конечно, нельзя не сказать, что у нас были замечательные тренеры, которые в нас очень много вложили, работали грамотно, в правильном направлении. Что-то, конечно, подрабатываем до сих пор, но в целом движемся в том же направлении.

 

Ради того, что произошло на Олимпиаде, можно многое перетерпеть

 

- Знаете, когда мы смотрели на этапе в Бордо на китайцев Суй/Хань, которые заняли второе место, сразу вспомнили чемпионат мира среди юниоров 2011 года в Корее. Тогда вы им проиграли, причем совершенно не по делу.

ФК: И все равно тот чемпионат хороший был.

КС: Действительно, хороший, в прямом смысле этого слова. Мы очень достойно тогда откатались, мне кажется, на тот момент сделали лучший прокат в карьере.

ФК: Ну, а золото не дали нам, это да. Не дали - и не дали, в другом месте дадут. Мы тогда так на это отреагировали.

- Разве не обидно было? Пусть у соперников были четверные подкрутка и выброс, но они ведь не катались, а бегали по льду, да еще и ошибались много. А поставили их все равно выше.

КС: (после паузы) Конечно, задевали такие моменты.

ФК: Но какой нам был смысл обижаться? Это уже политика, видимо, какая-то вмешивалась. Но вообще мы в том сезоне очень хорошо выступали, нас все хвалили, и после того чемпионата прямо в Корее к нам специалисты подходили и говорили: для нас вы лучшие, первые. Такая поддержка нам очень помогала.

- От фигурного катания плакать приходилось?

КС: Конечно. Падения, травмы… Но и слезы радости были. Я не особо сентиментальный человек, но на олимпийском пьедестале слез не могла сдержать.

- К тому, что началось после Олимпиады, были готовы?

ФК: Нет. Не были. Но я думаю, что и для нашего тренера, Нины Михайловны Мозер, все, что было после Олимпиады, стало неожиданностью. Мне кажется, все планы у нее были расписаны до соревнований включительно (улыбается). Все, что происходило потом, она пыталась держать под контролем, но видно было, что и для нее это все в новинку. Да никто такого ажиотажа не ожидал.

Настоящая команда! Первое золото сборной России у фигуристов. Фото >>>

- Но вы, как показалось, куда спокойнее, нежели остальные олимпийские чемпионы, перенесли его. Или это только кажется?

КС: Нина Михайловна нас по мере возможностей оградила от многого. Ну и мы постарались. Да и все-таки после Олимпиады мы вскоре начали готовиться к чемпионату мира.

ФК: Конечно, то, что мы выиграли Олимпиаду, очень помогает. Так что жаловаться мы не будем - ради того, что произошло, можно многое и перетерпеть (смеется).

Триумф фигуристов из России на ОИ: браво, Максим, Таня, Федор и Ксения. Фото >>>

 

Допустишь ошибку - до следующего турнира будешь наказанным ходить

 

- Недавно говорили с Аленой Леоновой, она рассказала, что после самого успешного в ее карьере чемпионата мира, где она выиграла серебро, она поехала на командный чемпионат мира, будучи не готовой к нему. И сейчас жалеет, что поехала.

КС: Я тоже боялась ехать на чемпионат мира после Олимпиады, если честно говорить. Мы были не в форме – и в физическом, и в психологическом плане. Стоял вопрос - ехать или не ехать. Но Нина Михайловна всегда найдет слова поддержки (улыбается). Даже чуть-чуть задеть, "подковырнуть" может, чтобы придать мотивации. Вот мы в итоге и решили, что точно поедем.

- Не в тот ли момент к вам пришла уверенность, что вы все можете? Просто сейчас с вашим появлением на льду отделаться от ощущения, что вы абсолютно уверены в себе, просто невозможно.

КС: Да мне кажется, она к нам еще раньше пришла. Мы так стабильно в прошлом сезоне выступали, действительно уверенно шли от старта к старту. Чемпионат мира тут особо ничего не поменял.

- А московский Гран-при как же?

КС: Там мы только короткую программу сорвали.

ФК: К тому же, в тот момент еще только "настройка" шла.

- Тюнинг постановок?

ФК: Ну да. В процессе не рассчитали силы. В том смысле, что их слишком много было. И они выплеснулись не туда, куда нужно, а в ошибки какие-то.

КС: Два старта в начале сезона у нас были не очень удачные - Кубок Федерации в Сочи и Cup of Russia.

ФК: А потом по накатанной пошло все.

- Про неудачные прокаты услышали, и вопрос в голову пришел: вы в таких случаях разборки не устраиваете в духе "Это ты виноват!" "Нет, ты!"

КС: Не-а.

ФК: Нет. И так понятно - кто упал, тот и виноват (смеется). На самом деле, нам хватает того, что каждый сам себя…

КС: …съедает.

ФК: До следующего проката, пока не исправишься, будешь наказанным ходить.

- Даже со словами поддержки вообще не обращаетесь в такие моменты?

КС: Вообще не подходим друг к другу. Чтобы под руку не попасть (смеется).

ФК: Да, после некоторых моментов стали разбираться, что лучше делать, а что не делать. Когда подходить, когда молчать, когда вообще убежать подальше.

 

"Режьте Ксении юбку и езжайте в Москву"


- Такой вопрос: вот вы встали в пару, "поперло", а потом - поставили перед собой какие-то цели, ради чего работать?

КС: Я - ради того, чтобы получать удовольствие от процесса. Мне даже кажется, я начала понимать в тот момент, что такое фигурное катание. Когда была маленькая, вроде, ходила на тренировки и ходила, неосознанно все как-то было. Не ощущала ни чувств, ни эмоций.

- Не говорили друг другу никогда - а давай однажды выиграем чемпионат мира?

КС: Да мы вообще такие вещи не обсуждаем - что-то выиграть, какие-то медали завоевать. Цели есть у каждого из нас - у меня, у Феди. Вот мы и идем к ним вместе.

- Гвендаль Пейзера рассказывал, как на первых соревнованиях с Мариной Анисиной занял второе место и ходил радостный, мол, на пьедестале. А она ему говорит: ты чего улыбаешься тут стоишь, мы же проиграли! То есть ему с его французским менталитетом и победа-то особо не нужна была.

ФК: У нас в России такого не бывает, чтобы побед не требовали. Попробуй где-нибудь нормально не выступи - с остальных соревнований снимут.

КС: И твой поезд уйдет.

ФК: Вообще никакие моменты упускать нельзя. Мы эту разницу с иностранцами очень хорошо чувствуем. Они приехали, заняли какое-нибудь пятое место - и не расстраиваются. А чего - съездили, покатались, весело. Для российского фигуриста такой результат…

КС: …трагедия. Провал.

ФК: Сразу начинаешь думать - так, надо что-то исправлять, чтобы в следующий раз такого не было. Так что мы всегда за победу боремся.

- То есть, если результат плохой, вас даже красоты того города, где выступали, не спасут от плохого настроения?

ФК: В принципе, да. Париж тому доказательство.

КС: Да, в 2012 году у нас был сложный период. Я осенью серьезно болела, только из больницы вышла - и через две недели мы поехали на Гран-при во Францию. Выступили там очень плохо. И мы начали думать - сниматься со следующего этапа в Москве или нет.

ФК: Вообще не готовы были, перерыв после предыдущего старта был девять месяцев. Но в тот момент наш тренер Людмила Георгиевна Великова подошла к президенту федерации Александру Георгиевичу Горшкову, сказала - выступили плохо, на следующей неделе Cup of Russia, что делать? И он ответил: "Я в них верю. Режьте Ксении юбку и езжайте в Москву".

- Зачем юбку-то велел резать?

КС: Да платье получилось неудачное, с очень длинной, большой юбкой.

ФК: В Москве тоже не фонтан, конечно, катались. Но то, что в нас поверили, нам очень помогло. И на чемпионате России потом неплохо выступили, и на чемпионате Европы.

- Пропустить те этапы Гран-при было нельзя?

ФК: Да, никак нельзя, ну вид спорта у нас такой! Первый взрослый год был после юниоров, на нас рассчитывали, рейтинг у нас был, который мы должны были подтверждать. Катались мы всегда во второй разминке благодаря этому рейтингу. А пропустили бы - кто-нибудь другой наше место бы занял. И все.


В Питере перед тренировками играли в футбол мячом из газет и скотча

 

- Теперь давайте отвлечемся от фигурного катания – нам уже не терпится задать важный вопрос. Вы, Федор, как известно, футбольный болельщик. Неужели со всеми этими тонкостями вашего вида спорта не приходило мысли - уж лучше бы я в футбол играл?

ФК: Да приходили, конечно. Хотя не серьезные. Смотрю иногда и думаю: футбол уже и на спорт-то не всегда похож, а платят там хорошо. Но менять что-то уже поздно.

- В детстве не играли в футбол?

ФК: Профессионально нет. Во дворе играл.

КС: Да мы вместе с тобой гоняли, забыл что ли? Перед разминкой рубились сколько! Жесть была же. Уже тренировка началась, а мы все бегаем - быстрее, быстрее, еще гол забить надо (смеется).

ФК: Да, точно, играли - в фойе, в зале. Гоняли нас оттуда, говорили - нельзя, разобьете что-нибудь, но мы играли.

КС: Самодельный мячик такой у нас был - из скотча и газет. Ставили маленькие скамеечки вместо ворот. Здорово было.

- Федор, многие уже знают о вашем хобби - собирании клубных шарфов. В какой момент начали?

ФК: Даже не помню, как это получилось… Уже точно не в юниорах был, начал ездить по соревнованиям за границу… Значит, пару лет собираю. Первые шарфы у меня зенитовские были, конечно.

КС: В Англию, в Шеффилд на чемпионат Европы когда поехали, вот и началось! Сан Санычу Степину тогда шарф покупали, и тебе.

ФК: Точно! Я за английской премьер-лигой следил тогда, вот и подумал - раз приехал, надо купить шарфов друзьям. И себе купил. С того момента все и началось.

- Логика коллекции в чем - шарфы клубов из тех городов, где бываете?

ФК: Изначально такая логика была, да. Потом мне привозить шарфы стали в подарок. Теперь уже просто приезжаю в страну и покупаю шарфы тех клубов, которых еще в коллекции нет. Короче говоря, гребу все, что вижу. Уже и хоккейные шарфы иногда стал покупать.

- Сколько же их уже?

ФК: За сотню точно. Все что можно было, завешал ими, больше вешать некуда, так что остальные в огромном чемодане держу. Уже вторую сумку заполнять ими стал.

- Самые ценные все равно зенитовские?

ФК: Трудно сказать. Наверное, зенитовские и еще шарфы редких клубов, которые я даже не знал, что существуют.

- Ксения, а вы что коллекционируете?

КС: У меня все просто. Медали. Дома три полки - а на них кубки, медали. С 1997 года. Слава богу, регулярно пополняется коллекция. Хотя и магнитики иногда привожу.

 

Траньков с Ниной Михайловной хоть и спорит, но потом все равно соглашается

 

- Не хотели говорить про московский период, но все-таки спросим. Вы когда перешли к Нине Мозер - беспрекословно стали выполнять то, что она говорила?

КС: Конечно. Мы же ва-банк пошли. Что же мы, противоречили бы? Естественно, шли на все, что говорила Нина Михайловна. Начали работать по другим правилам.

ФК: Естественно, мы тренеру начали доверять с первой секунды, как перешли. Слушали, выполняли то, что она говорила. Да и потом, она же дело говорит. Конечно, в каких-то моментах можно аргументировано доказать, что надо по-другому, она тоже прислушивается, но такое нечасто приходится делать.

- Максим Траньков помог в первый период? Вы же и раньше дружили.

ФК: Очень сильно помог. Когда приехали, у меня, например, с жильем проблема возникла непонятная. Зависло все, ничего не происходит, не знаю, что делать. Вот я и жил какое-то время у него, а вещи хранил у Тани Волосожар на балконе. Я же с кучей вещей приехал - а заселиться не смог. Потом со здоровьем проблемы были, тоже помогли. Вообще вся наша команда поддерживает в сложные моменты.

- В моментах, когда с тренером какие-то разногласия возникали, может он и говорил - слушайтесь Нину Михайловну?

ФК: Он это всегда говорил (улыбается).

- Хотя сам-то с ней спорит!

ФК: Спорит, но потом все равно соглашается.

- А в подготовке к нынешнему сезону действительно все шло по накатанной? У остальных олимпийцев проблемы есть, а у вас вроде все нормально.

КС: На самом деле, мотивировать себя было сложно. Выложились на Олимпиаде сильно.

- Те же Аделина Сотникова и Юлия Липницкая не раз говорили о сомнениях, продолжать или нет.

ФК: Ну мы-то молодые, что нам сомневаться (смеется).

КС: Ну да, а они не молодые!

ФК: Все по-разному тот период перенесли. Мы довольно быстро решили, что будем кататься, а потом уже подумаем. Если серьезно, не сомневались, что продолжим, а самое тяжелое в подготовке к сезону для меня было, опять же, творчество. Подобрать новые образы, чтобы не повторяться, попасть в нужное русло с музыкой, с программами. И с технической точки зрения прогрессировать, не думать о том, что элементы, база уже натренированы.

- Гимнастка Алия Мустафина недавно признала мнение, которое высказывали многие специалисты, мол, что ошиблась спортсменка, когда решила продолжить выступать после Олимпиады в Лондоне на старом техническом багаже.

ФК: Мы тоже этого больше всего не хотели - перестать расти.

КС: На одном и том же далеко не уедешь. Что-то новое учить - это и есть мотивация.

- Вы этапы Гран-при в этом году смотрели? Просто на наш взгляд, вы сейчас очевидные лидеры в парном катании. Как с этим осознанием живется?

КС: Я что-то смотрела только выборочно.

ФК: Посмотрим на следующем этапе, какие мы очевидные лидеры. В Японии сильные пары выступят. На самом деле, наоборот - у нас ощущение, что борьба есть и будет. Соперников много серьезных. Технику подтягивают все, четверные выбросы и подкрутки резко все освоили, параллельные лутцы делают. Так что расслабляться мы и не думаем!

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала