Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр

Тамбовцева: в тренерский штаб сборной России по бобслею попросилась сама

Участница трех Олимпиад, бобслеистка Анастасия Тамбовцева, завершившая карьеру в межсезонье, в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказала о том, как стала тренером сборной России, чем она будет заниматься в команде, а также объяснила, почему четверки – не женское дело.

Участница трех Олимпиад, бобслеистка Анастасия Тамбовцева, завершившая карьеру в межсезонье, в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказала о том, как стала тренером сборной России, чем она будет заниматься в команде, а также объяснила, почему четверки – не женское дело. 

 

- Когда перед Олимпиадой в Сочи тренеры не включили вас в состав олимпийской сборной, вы покидали команду с большой обидой на них. Как же так случилось, что летом вы сами вошли в тренерский штаб сборной?

- На самом деле все получилось неожиданно. Я на свой страх и риск написала письмо главному тренеру сборной России Пьеру Людерсу. Сообщила ему, что хочу работать тренером, и буквально на следующий день он мне ответил, что согласен. Я была немного удивлена этим, но обрадована.

- Как пришли к мысли стать тренером?

- Просто поняла, что в словах Пьера о том, что мне надо заканчивать спортивную карьеру, была доля правды. Конечно, тогда во мне еще играли спортивные амбиции, мне хотелось выступить на сочинской Олимпиаде. А потом я подумала - почему бы мне не стать тренером? Почему бы не передать свой опыт молодым спортсменам, совсем начинающим? Думаю, я вполне подхожу этой должности.

"Тренирую самых молодых"

- Чем вы сейчас занимаетесь в сборной?

- Я работаю с ребятами, которые готовятся к соревнованиям монобобов на юношеских Олимпийских играх в Лиллехаммере в 2016 году. В октябре в Сочи я сама опробовала два монобоба, закупленных Федерацией бобслея России. С 15 ноября мы провели в "Санках" сбор с десятью молодыми спортсменами. Это все новые ребята, мы их отбирали на соревнованиях в Орле летом и состязаниях по боб-стартам. Сейчас у нас критерии расширились, и бобслеем стало можно заниматься с 14 лет. 

- То есть вы готовите самый-самый молодой резерв для российской сборной?

- Да, тренирую самых молодых (смеется). Хотя в октябре для опыта я поработала со взрослой сборной России в Сочи. Меня задействовали в школе пилотов – занималась с разгоняющими, которые перешли в пилоты: с Негодайло, Уткиным, Моисеевым, Зайцевым, накатывала их. Тренером быть интересно. Ведь раньше ты переживал сам за себя, а теперь переживаешь за людей, которых тренируешь. Хочется, чтобы у них получилось, перекладываешь все эмоции на себя. 

- Тренеру, как учителю в школе, нужно быть терпеливым?

- Да, нужно терпение, видение перспективы… Не всем же дано быть пилотом. По езде сразу видно разницу – это спортсмен с высокими достижениями или молодой. Да и даже среди молодых сразу видно, кто на что годится – по уровню, стилю езды.

- Может быть такое, что у человека долго не ладится с обучением, а потом он раскрывается?

- Конечно. К примеру, на октябрьском сборе в Сочи Валерия Быкова, недавно перешедшая из разгоняющих в пилоты, на первых тренировках два раза упала. Потом походила, посмотрела, подумала. И у нее все пошло по восходящей. На чемпионате России она в итоге показала хороший результат, хотя первые тренировки шли очень тяжело. Кто-то быстро схватывает, кто-то медленно. Тот же самый Людерс нам рассказывал, что он тоже сначала падал, падал и падал. Тренер ему сказал - все, спортсмен из тебя не получится. Но Пьер благодаря своим амбициям сделал себя, поднялся.

- Как у ребят шло обучение в школе пилотов?

- Им было тяжело поначалу. Первые три дня были грубые ошибки, потом постепенно, день на пятый-шестой к ним пришло понимание, они начали чувствовать траекторию. Даже сами могли рассказать, что произошло, где их опустило, а где подняло. Все приходит с опытом, а ведь они пришли совсем без навыков. Есть ведь разгоняющие, которые изначально многое чувствуют, а есть те, кто всю жизнь катается и не ощущает ничего. Конечно, перспектива сейчас за молодежью. Тем более возрастные критерии стали ниже. Это как в санном спорте – за пять-шесть лет к 20 годам можно накатать человека так, что это будет уже полноценный пилот с большим багажом, если у нас будут свои трассы и тренеры, которые будут работать с молодежью.

Родионова все понимает с полуслова

- А с Сашей Родионовой пришлось поработать? Она же идет по вашим стопам сейчас, вы же тоже пришли в бобслей из санного спорта?

- Да, она вместе с нами в октябре каталась на сборе. Вот, воспитала себе преемницу (смеется)… С Сашей, конечно, проще. Она – саночница, понимает с полуслова все. Это не как с молодыми – им надо объяснить: здесь чуть сильнее, здесь чуть слабее продавить, длиннее, короче. А Саше можно просто сказать, какая у нее была траектория, и она уже поймет, что нужно сделать.

- Сани и бобслей - это же совсем разные ощущения, наверное?

- Принцип трассы одинаковый. Надо чувствовать просто, где прижимает центробежная сила, а где нет. В санях Родионова просто управляла плечами, там более мягкая работа. В бобе – более грубая, но принцип один: выбрать правильную, оптимальную траекторию. Санки маленькие, Саше поначалу было неудобно, как мне в свое время. Вроде передняя часть боба выходит, а заднюю ты и не замечаешь, так как санки короче. Постепенно приходит это чувство, ты начинаешь понимать, что за тобой еще метр.

- Нынешний сезон для женской сборной России получится непростым. Ольга Стульнева пропускает год, Надя Сергеева пока еще не набралась опыта, Родионова учится… 

- Я считаю, что у Нади Сергеевой уже достаточно опыта. Она катается уже два года. Но надо учитывать, что с учетом неучастия в сезоне Стульневой на Сергееву свалилось бремя первого номера в команде. Но к сезону Кубка мира она подошла подготовленной, уже с определенным багажом.

- Следили летом за тем, кто закончил карьеру или взял паузу?

- Да, многие девчонки из других сборных ушли в декрет. Кто-то решил заняться другим видом спорта. Но в послеолимпийский сезон всегда небольшое затишье, а потом с каждым годом до Олимпиады напряжение только нарастает. Но свято место пусто не бывает. На смену тем, кто ушел, придут молодые и не менее сильные. Расслабляться не надо. 

Четверки больше подходят мужчинам

- Как восприняли новость по поводу введения смешанных четверок? Не было мысли: жаль, что я уже закончила карьеру?

- Не было (смеется). Очень тяжело будет женщинам в четверках. Даже если они будут выступать с тремя мужчинами-разгоняющими, у первой в мире десятки мужских экипажей уже накоплен большой опыт, накат. И женщины хотят с ними бороться за призовые места?! Если бы это была отдельная дисциплина, тогда еще можно было бы подумать.

- А почему, по вашему мнению, не сделали сразу отдельно женские четверки?

- Мне кажется, некоторые женщины-пилоты просто хотят посоревноваться с мужчинами, доказать, что пилотируют не хуже. Но четверки – это опасно. Я все равно считаю, что у мужчин реакция немного лучше, чем у женщин. Не знаю, зачем так сделали. Возможно, ради зрелищности. Может, хотят немного популяризировать наш вид спорта. 

- А вы когда-нибудь катались в четверке?

- Нет, ни разу. И не хочу. Я решила для себя, что закончила карьеру. Хочу работать с молодыми, мне хочется воспитывать своих спортсменов, смотреть, как они прогрессируют, радоваться вместе с ними. У тебя же может быть несколько учеников – а это в несколько раз больше эмоций: радости или расстройств. Я понимаю, что физически мне уже было бы тяжело конкурировать с другими спортсменками, а большой спорт, как ни крути - всегда большие физические нагрузки.

- Что семья сказала по поводу вашего решения? Не ругались, что карьеру закончили, а все равно большую часть года будете вдали от дома?

- Да, у меня все те же постоянные разъезды. Мой молодой человек, конечно, против этого. Бывший муж уже привык. А сын Тамерлан вместе со мной радуется – звонил мне после чемпионата России, на котором я выступала, хоть и закончила уже карьеру: "Мама, ты стала второй, мы видели! Что на это сказал Пьер?" Лето было свободно, я практически все провела его с ним. Сыну уже 11 лет. Он занимается айкидо и плаванием. Хотя тут как-то сказал: "Я бы в бобслей пошел". Посмотрим, три года у него еще есть. Если будет заниматься легкой атлетикой, будет физически готов, то почему бы и нет? Но мне кажется, что со своего ребенка начнешь в три раза больше требовать, если он занимается тем же видом спорта, которым занимался ты сам. И это, наверное, не совсем правильно, когда ты пытаешься в своем ребенке воплотить себя, чтобы он достиг того, чего не достиг ты. У меня никогда не было задачи, чтобы мой ребенок стал великим спортсменом. Пока хочется, чтобы он взял себя в руки, начал учиться, что-то знал, куда-то съездил, а дальше пусть определяется сам.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала