Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр

Никита Трегубов: желания вернуться из скелетона в футбол не было никогда!

Скелетонист Никита Трегубов стал одной из главных сенсаций нынешнего сезона Кубка мира. Девятнадцатилетний россиянин, на Олимпиаде в Сочи ставший шестым, в свой дебютный сезон в элите уже завоевал две бронзовых медали и никогда не финишировал ниже пятого места на этапах Кубка мира. В предстоящие выходные Трегубов будет представлять Россию на юниорском чемпионате мира. О стремительном взлете своей карьеры и ощущениях от нового статуса скелетонист рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Елене Дьячковой.

Скелетонист Никита Трегубов стал одной из главных сенсаций нынешнего сезона Кубка мира. Девятнадцатилетний россиянин, на Олимпиаде в Сочи ставший шестым, в свой дебютный сезон в элите уже завоевал две бронзовых медали и никогда не финишировал ниже пятого места на этапах Кубка мира. В предстоящие выходные Трегубов будет представлять Россию на юниорском чемпионате мира. О стремительном взлете своей карьеры и ощущениях от нового статуса скелетонист рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Елене Дьячковой.

- До выступления на Олимпийских играх в Сочи о вас, пожалуй, знали лишь специалисты, а в нынешнем сезоне вы стремительно ворвались в элиту мирового скелетона. Расскажите, откуда появился в составе сборной России такой талантливый спортсмен?

- Я раньше играл в футбол, учился в школе "Енисея" в Красноярске, выступал на позиции нападающего. Потом возникли проблемы, да и не видел я для себя никакой перспективы в России, судя по тому, как наши футболисты играют. Решил, что лучше попробовать себя в чем-то другом. Отец сказал: "Иди, попробуй себя в скелетоне или бобслее. Может, понравится, получится, что дома сидеть?" Я пришел в октябре 2010 года и сразу себя хорошо показал на тестах по общефизической и атлетической подготовке. Три дня позанимался, и все уехали на сборы в Сигулду. Я подумал – что за фигня? Никого нет, ни тренеров, ни спортсменов. Но все равно ходил заниматься по плану. В тот год я не катался, просто тренировался, а летом 2011-го выехал на первый сбор в Павловск. Там были первые летние старты, и я по своему возрасту занял второе место. В октябре я уже поехал в Сигулду на первый сбор, но там я никуда, конечно, не отобрался. Набирался опыта, а в конце сезона поехал на чемпионат России в Сочи.

- Первый, прошедший на олимпийской трассе "Санки"?

- Да, меня туда пустили, хотя могли и не пускать, потому что туда приглашали только опытных спортсменов. Там я уже отобрался в юниорскую сборную, в октябре поехал на Кубок Европы. Там все началось очень удачно для меня, я даже сам не ожидал. На первом этапе стал седьмым, а на втором уже вторым. Дальше сидел в шестерке, десятке и занял четвертое место в общем зачете Кубка Европы, а у нас в России за это дают звание мастера международного класса. В 2012 году я на чемпионате России стал уже пятым. Все были в шоке, я кого-то даже "сдвинул" уже с Интеркубка. Но об Олимпиаде тогда я вообще не думал – бегал слабо, толком ничего не показывал. Анатолий Васильевич Челышев, тренер Саши Третьякова, позвал меня тренироваться к себе, и к следующему году я уже прибавил в старте и отобрался на Интеркубок…

Скелетон. Гид по олимпийскому виду спорта >>>

- Заняв второе место и "подвинув" в зачете опытнейшего Сергея Чудинова?

- Сначала в Сочи был сбор олимпийской сборной, и меня туда позвал старший тренер сборной России Вилли Шнайдер. Сказал – пусть накатывается, Трегубов – перспективный спортсмен. И я поехал. В Сочи мне дали другой скелетон – немецкий, а я раньше катался на латвийском. И на тренировках у меня все стало очень хорошо получаться. Я сам в шоке был. Думал: а вдруг не выдержу, на соревнованиях ничего не займу, улечу куда-нибудь. Но в итоге стал вторым. На попадание в состав команды на Кубок мира я не рассчитывал, знал, что меня не повезут, потому что Саня с Серегой были призерами чемпионата мира в Швейцарии, они проходили в сборную без отбора, а квоты было всего две. Было бы три, я бы поехал. И я отправился на Интеркубок.

- Бороться за третью олимпийскую квоту с Александром Мутовиным и Антоном Батуевым

- Да, это был основной отбор на Олимпиаду, и мы весь сезон шли рядом. На европейских этапах у меня все нормально получалось, даже выиграл один раз. А когда поехали в Америку, а я там впервые оказался, думал, что шансов у меня почти нет, потому что и Антон, и Саша на североамериканских трассах уже выступали, они были опытные. Первые два этапа в Уистлере, на одной из самых опасных трасс в мире, я первую попытку проезжал по второму времени, а потом "улетал". Все, думал, ничего не светит мне. Хотя и парни там тоже "улетали", никому не везло. Потом приехали в Парк-Сити, выступаем первый день – Саша в тройке призеров, а я – четвертый, и он меня обгоняет очков на десять. Во второй день пошел снег нереальный, пурга. Первый заезд все бегут очень слабо, едут очень плохо из-за снега. А я бегу, и мне как будто сверху весь снег подчистили, и у меня старт получился отличный, и на финише я у всех секунду выиграл. Вторую попытку я уже на спокойствии просто проехал и победил в общем зачете Интеркубка.

 

Олимпийская бронза была реальностью


- Но тогда ясности с третьей квотой, за которую сборная России боролась с канадцами, еще не было?

- Все зависело от того, как выступит на этапе в Иглсе олимпийский чемпион Ванкувера Джон Монтгомери. Я приехал в Австрию и находился там со сборной, сделал пару заездов. Когда Монтгомери не смог показать высокий результат, стало понятно, что я еду на Олимпиаду.

Первый день на Играх у меня не получился. У меня как раз был день рождения, а пробежал слабо – хуже, чем на Кубке России. Еще и стартовый номер был 17-й, а там же жара была, лед убивался быстро. Во второй день дважды показал третье время, но это уже погоды не сделало. Стал в итоге шестым.

Войдя в историю: золото Александра Третьякова в скелетоне на Олимпиаде. Фото >>>

- Помню, вы расстроились.

Ну да (смеется). Я же свои шансы реально оценивал. И на тренировках хорошо катался, и на соревнованиях до Олимпиады. Подумал: все реально, остальные же так не накатаны. Вон, американец (Мэтью Антуан) третьим стал – у меня были огромные шансы его обогнать. Не знаю, что помешало. Может, переволновался в первом заезде, стартовый номер сильно помешал, погода – было бы в Сочи всегда, к примеру, минус 10, у всех были бы равные условия… Но что есть, то есть.

- Быстро поняли, что шестое место на Олимпиаде – это достижение?

- Конечно. Сразу на первой же Олимпиаде стать третьим – это было бы круто, конечно. Но я даже четыре года к тому моменту не катался. Может, сейчас было бы хуже, если бы в Сочи стал третьим, я бы расслабился. А так у меня есть стремление идти дальше. Осенью нам сразу сказали, что отбор будет честный, и никто никого не повезет на Кубок мира только из-за того, что он на Олимпиаде выступал. Я честно отобрался.

- Понимаю, что Третьяков в октябре еще не был в форме, но, наверное, было приятно дважды обыграть олимпийского чемпиона?

- Я сам не ожидал. Думал, не выиграю. На тренировках мы примерно одинаково катались. К тому же у меня ноги болели, были микротравмы, на тренировках почти не бегал, только катался. А Саня был не в своей стопроцентной форме по сравнению с Олимпиадой, намного хуже пробежал. Но его можно понять. К тому же у меня вес больше, чем у него, на 10 килограммов – он на старте у меня выиграл, а я по трассе накатил. Когда ты больше весишь, на длинных трассах полегче.

 

Соперники мне не слишком рады


- На Кубке мира все по-другому по сравнению с Интеркубком?

- Да, тут все серьезно – телекамеры, соперники выше уровнем – Саня, Серега, братья Мартинс и Томас Дукурсы, немцы, британцы. Кореец Сунбин Юн сейчас сильный появился. В том году, кстати, мы с ним на Интеркубке соревновались, и я его обыграл. Очень сильный состав на Кубке мира, и я бы не сказал, что кто-то в плохой форме. Саня на всех трассах снова рекорды старта перебивает, Мартинс Дукурс – рекорды финиша.

- Ощущаете, что отношение к вам у соперников изменилось после ваших постоянных финишей в пятерке сильнейших?

- Ничего не чувствую, но знаю, что соперники не слишком рады, что я такой вот появился внезапно. Сразу в пятерке, дважды третий… Дукурсы меня знают. В старте я прибавил, а у Томаса была травма, он сейчас похуже бежит, и я его и Сереги Чудинова основной соперник сейчас, можно сказать.

- Вы моложе, у вас есть преимущество.

- Но я же не застрахован от травм. Неизвестно, что будет дальше, и кто из нас раньше завершит карьеру.

- Чувствуете в себе потенциал прибавить в старте, прохождении?

- Чувствую очень много потенциала! Я способен намного быстрее бежать. По трассе я тоже допускаю ошибки, и есть еще много чего исправлять. Не хватает еще опыта чуть-чуть, не на всех трассах был еще.

- Вилли Шнайдер сказал, что счастлив иметь возможность работать с таким спортсменом, как вы.

- Когда я стал вторым на Кубке России и попал в состав команды на Интеркубок, задал Шнайдеру вопрос на собрании: "А попаду ли я на юниорский чемпионат мира?" Он сказал: "А что тебе важнее – юниорский чемпионат мира или Олимпиада?" Я тогда не думал даже, что у меня есть какие-то шансы, но ответил – Олимпиада, конечно. Он был одним из первых, кто в меня поверил, подтянул сразу к сборной.

- В основной сборной России по скелетону всего шесть спортсменов. Удалось влиться в коллектив?

- Да, конечно! (смеется) У нас все отлично, все нормальные люди, у всех хорошее настроение, все прекрасно друг к другу относятся, нет никаких "непоняток" между нами. Мне все нравится.

- С Александром или Сергеем советуетесь по спортивным вопросам?

- Мы все втроем можем что-то спросить, помогаем друг другу. Как без этого? Кто-то может подумать, что мы – конкуренты, не подскажем, как проехать, не выдадим свои секреты, но у нас все нормально. Мы делимся друг с другом.

 

Нет такого – ты мой конкурент и враг


- В футбол не тянет обратно? Смотрите его?

- Смотрю важные турниры – чемпионаты мира и Европы, финал Лиги чемпионов. Поиграть в футбол я люблю. Но это опасно для нас, нам запрещают – высок риск травмироваться. Но недавно на сборе в Альтенберге мы играли в футбол с Латвией. Составы неравные были, конечно. У нас девочки в команде, а у них одни пацаны почти. Латвийцы выиграли, но мы тоже нормально сыграли. Поиграть люблю, но желания вернуться не было никогда. Сидеть на скамейке? А как расти-то? Это деградация. А здесь мне интересно, я езжу по соревнованиям.

- Братья Дукурсы, можно сказать, главные соперники для сборной России. Но отношения, выходит, у вас хорошие?

- Нормальные. Мы общаемся, разговариваем, шутим. Нет такого – ой, ты мой конкурент и враг, я с тобой не разговариваю (смеется).

- А есть такие, кто так себя ведет?

- Вот с корейцем я всегда здороваюсь. Но он не говорит по-английски, поэтому никто с ним не общается (смеется). А американцы даже не здороваются со мной. Не знаю, как с Саней или Серегой, но меня игнорируют. Не знаю, что у них на уме.

- Вас устраивает такая кочевая жизнь?

- Домой-то тоже хочется, конечно. Вот мы после Нового года уехали и уже больше месяца дома не были. И неизвестно еще, когда там окажемся. Сейчас юниорский чемпионат мира, сбор в Сочи, чемпионат мира. Потом вроде должны домой отпустить, а где-то в начале апреля будет чемпионат России.

- Вы с вашей девушкой, скелетонисткой Анастасией Новиковой, теперь не пересекаетесь по соревнованиям почти – вы в основной команде, она на Интеркубке.

- Мы вместе, кстати, ни разу никуда не ездили. Мы вместе в первый раз отобрались на Кубок Европы, но ее тогда на соревнования не повезли. Я ей помогаю. Сейчас она была на этапах Интеркубка в Северной Америке, и я ей старался подсказывать, хотя и сам не ас там. Для первого раза она отлично выступила, считаю. Я, конечно, с первого раза там в призеры попал, но мне повезло. А ей, видимо, нет. Она еще и девочка, слабенькая, домой больше хочет, ко мне. Надо посильнее характер, и все будет отлично. Буду ей помогать, и будет все нормально, я уверен. У нее такой же возраст, как и у меня, для скелетона это работать и работать!

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала