Спорт РИА Новости
Главные новости спорта, фото, видео и инфографика, аналитика и блоги от экспертов и известных спортсменов, а также статистика ведущих чемпионатов и информация о матчах в режиме онлайн на сайте Спорт РИА Новости
https://cdn22.img.ria.ru/i/export/rsport/logo.png
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Геннадий Орлов: чтобы провести первый футбольный репортаж, разбил стекло в будке

© Фото : Александр БеленькийГеннадий Орлов
Геннадий Орлов
Один из самых известных российских спортивных комментаторов, "голос Санкт-Петербурга", Геннадий Орлов 2 марта празднует 70-летие. В интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Артему Лисовскому мэтр отечественной журналистики рассказал, что попал на телевидение благодаря курьезному голу зенитовца Анатолия Зинченко, сформулировал свое профессиональное кредо, вспомнил о самом экстремальном матче в своей карьере, поведал о любимом лакомстве Халка и заявил, что Александр Кержаков нужен "Зениту".

Один из самых известных российских спортивных комментаторов, "голос Санкт-Петербурга", Геннадий Орлов 2 марта празднует 70-летие. В интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Артему Лисовскому мэтр отечественной журналистики рассказал, что попал на телевидение благодаря курьезному голу зенитовца Анатолия Зинченко, сформулировал свое профессиональное кредо, вспомнил о самом экстремальном матче в своей карьере, поведал о любимом лакомстве Халка и заявил, что Александр Кержаков нужен "Зениту".

"Россия — гуд, Аршавин - супер"

- Геннадий Сергеевич, 2 марта вам исполняется 70 лет. Дата круглая, поэтому хочется у вас поинтересоваться, вы обращаете внимание на возраст? Для вас эти цифры имеют значение?

- Сейчас испытываю довольно странные чувства. В последние несколько дней я об этом думаю — ну что, чувствую себя великолепно, поддерживаю физическую форму, занимаюсь спортом. Работать хочется. В то же время я понимаю — мне семь-де-сят! Не знаю, я ведь все время живу в работе, как взял интенсивный ритм, так и нахожусь в нем до сих - адреналин держит. Представьте: у меня за плечами 17 Олимпийских игр. Я переходил от одной Олимпиады к другой - закончились одни Игры, начались другие. Плюс шесть чемпионатов мира по футболу, шесть чемпионатов Европы по футболу, Универсиады, Игры доброй воли.

А еще мне доверили вести первым из отечественных комментаторов два финала Кубка Стэнли прямо из Америки, Кубок мира в 1996 году. Естественно, была работа в Петербурге, я в течение 25 лет был главным редактором спортивных программ, а мой друг Эрнест Серебренников – главным режиссером. Работы было много, но мы все успевали. Какие для меня были самые запоминающиеся Олимпийские игры? Мощные Игры были в Москве — событие огромное! Я вел плавание вместе с Володей Буре, отцом хоккеиста Павла Буре, рекордсменом в плавании на стометровке. Плавание я, кстати, вел восемь лет — с 1978 по 1986 годы. Работал на крупных соревнованиях — чемпионатах мира, Универсиадах, и везде вел плавание.

Ну и футбол, конечно. Самым первым для меня был чемпионат мира 1990 года в Италии, мы тогда работали с Владимиром Маслаченко, Владимиром Перетуриным, Евгением Майоровым, Владимиром Новицким. С тех пор пошли крупные футбольные турниры. Правда, на последнем чемпионате мира в Бразилии меня не было, как и на Олимпиаде в Сочи. Знаете, почему я не поехал на Игры?  В Лондоне я вел финал мужского волейбольного турнира между сборными России и Бразилии. Наша сборная проигрывала 0-2 по сетам, но затем сумела вырвать победу 3-2. Обо мне всегда шла молва, что я счастливый комментатор, признаюсь, мне иногда  везло. И для себя решил, что после этой победы завершаю работать на Олимпийских играх, это хороший финал. Я ведь уже знаю досконально, как все на Олимпиадах устроено. Для комментатора работа на Играх, я вам скажу, тяжелая, ведь мы были многостаночники, вели несколько видов спорта. А теперь существует специализация по одному виду спорта, так как вокруг много информации. Поскольку я сам футболист в прошлом, решил для себя, что буду заниматься футболом, ведь вся моя жизнь связана с ним. Работаю! Все время нахожусь в действии.

- Отвечая на первый вопрос, вы, можно сказать, ответили и на второй, откуда в вас столько энергии, ведь вам ни за что не дашь 70.

- Так я же говорю, что занимаюсь физическими упражнениями. Дома кручу педали велосипедного тренажера, хожу в баню, а самое главное увлечение последних лет – нордик-спорт, это ходьба с лыжными палками. Нормально себя чувствую!

- Окидывая взглядом свою карьеру, можете назвать спортивное событие, которое стало для вас самым запоминающимся?

- Спортивное? Я же в футбол играл! Футболом занимался с детства, с десятого класса играл за "Авангард" (Сумы), немного поиграл за харьковский "Авангард"  и "Металлист", затем были "Зенит" и "Динамо". Вот 21 февраля я вел в Москве 90-летие олимпийского чемпиона  Алексея Александровича Парамонова. Я его знаю с 1962 года, он меня, 17-летнего мальчика, пригласил в юношескую сборную СССР на матч со сборной Чехословакии. С тех пор мы с ним общаемся. Тот вызов очень хорошо помню. Представляете, я живу в Сумах, небольшом городе с населением около 120 тысяч человек, играю за сборную школьников Украины, играл на Спартакиаде школьников в Баку, и тут телеграмма -  меня вызывают в Москву. Впервые туда поехал сам. Шок! Приезжаем в "Лужники", а там поле великолепное — зеленое, венгерское. Та поездка мне многое открыла. А комментаторский пик – это, конечно, чемпионат Европы-2008, матч Голландия — Россия. Тоже ведь мне посчастливилось, мы выиграли. Матч, конечно, был гениальный! Я тогда рискнул, была ничья, дополнительное время, перерыв, и я думаю, ну чем же помочь нашей команде? Бабушка мне говорила: "Сынок, повторяй эти слова: "Ангел мой, побудь со мной, ты впереди, я за тобой". Я их сказал в эфире, и мы выиграли! По какой причине — думаю, благодаря нашим футболистам. И в тоже время я же произнес эту присказку... Кстати, некоторые религиозные люди до сих пор вспоминают эти слова во время разговора со мной. Думаю, ангел все-таки помог тогда нашей команде.

- Андрей Аршавин тогда, конечно, выдал феерический матч.

- Конечно. Помню, после матча в Базеле сидим с кем-то из российских коллег, ужинаем. Недалеко от нас пожилая пара немцев, видно, специально приехали на чемпионат Европы. И вдруг они поворачиваются, спрашивают, мы русские? Русские, отвечаем. А они: "Раша— гуд, Аршавин — супер"! Вот это оценка!

- Вы упомянули, что первым из российских комментаторов вели репортажи с финала Кубка Стэнли.  Для вас, наверное, грандиозное событие было?

- Два раза там был. Событие грандиозное. 1993 год. Матч "Монреаль Канадиенс" - "Лос-Анджелес Кингз". Уэйн Гретцки играл. Сначала счет после двух матчей был равным, затем "Монреаль" выиграл три встречи и взял Кубок. Второй раз приехал в Америку, когда в финале встречались "Колорадо Эвеланш" и "Флорида Пантерз". "Колорадо" было посильнее и одержало в финальной серии победу в четырех матчах.

- Интерес к плей-офф Кубка Стэнли в Америке наверняка огромный?

- Там номер один — это американский футбол. Если Анри готовы были платить в соккере 11-12 миллионов долларов, то в американском футболе ребята зарабатывают и по 40. На втором месте по популярности в Америке бейсбол, затем НБА, студенческий баскетбол. И только на пятом месте в рейтинге трансляции НХЛ.

"Вытащил меня удар Толи Зинченко"

- Расскажите историю, как вы оказались на телевидении и стали комментатором?

- В Ленинграде работал выдающийся комментатор Виктор Сергеевич Набутов. Раньше он был вратарем, участвовал в блокадном матче, когда я был футболистом, часто слушал его репортажи. Мне он всегда нравился обостренным чувством справедливости — это стиль настоящих ленинградских журналистов. Так случилось, что в июне 1973 года он внезапно умер в бане, поперхнулся кусочком мяса. И на ленинградском телевидении объявили конкурс комментаторов. А я, когда играл в футбол, всегда думал, чем буду дальше заниматься? Во время карьеры писал заметки о футболе в газету "Смена". У меня были хорошие учителя, например, Виталий Михайлов из "Смены", Михаил Эстерлис из "Ленинградской правды", они мне подсказывали, правили. Писал заметки со слезами на глазах, но потом выяснилось, что все это пошло впрок. Кроме того, я дома занимался со словарями, работал над ударениями, однажды меня снимали на телевидении, правда, тогда я себе не понравился — лицо показалось полноватым, и я подумал: "Нет, телевидение – не мое". Но мне говорили друзья: сходи, попробуй себя на конкурсе. И я решил попробовать. В конкурсе участвовало человек 250-300. Я оказался в компании трех человек, и вот нас поставили на матч "Зенита". Первые десять минут достались заслуженному артисту Валерию Никитенко, который до сих пор играет в Театре комедии. Затем наступила моя очередь. И меня спас Толя Зинченко! На 12-й минуте матча он едва перешел за центр поля и нанес удар по воротам. А в ночь перед игрой в Ленинграде выпал снег, поле было скользкое. Удар получился несильным, вратарь взял мяч в руки, но мяч выскользнул и оказался в воротах. И я сказал, ну надо же, мяч выскользнул, как кусок мыла! Образ! Это понравилось председателю комитета Филиппову, ведь я произнес метафору, как раз то, что было нужно, и меня взяли. Удар Зинченко меня вытащил! Я сразу же пошел факультативно учиться сценической речи в театр на Моховой, понимал, что нужно вставать на профессиональную основу.  Поначалу слышал: "Федот, да не тот". Меня это задевало, я работал над собой. А потом для себя определил три кита, на которые я опираюсь: русский язык, знание предмета и доброжелательность. Думаю, доброжелательность досталась от родителей, я оптимист по натуре.

- Сейчас ведь тоже проводят комментаторские конкурсы. Можно сравнить кастинги, которые проходят в наше время с теми, что были раньше?

- Раньше конкурсов было меньше. В советские времена олимпийский чемпион по борьбе Александр Иваницкий, который руководил спортивным телевидением, делал ставку на профессионалов, то есть, на спортсменов — Маслаченко, Майоров, Перетурин, Гера Сурков. Главная идея — чтобы работали люди, хорошо знающие предмет. А там уже каждый делал себя сам. Вот Юра Розанов, когда пришел на конкурс на НТВ, всех удивил. Женя Майоров, председатель комиссии, говорит: "Ну потрясающе! Он ведь на заводе работал, а столько знаний!" Меня часто спрашивают: чтобы комментировать футбол, обязательно ли нужно быть футболистом? Да не обязательно! Котэ Махарадзе занимался боксом, борьбой на любительском уровне, но комментатором-то был выдающимся! Значит, к результату можно прийти разными путями, тем и интереснее. Для меня репортаж ценен, когда комментатор понимает суть игры, но можно построить репортаж на психологии игроков и так далее. Главное, чтобы телезрителю было интересно.

"Почему Малахов всех называет на "ты"?

- Когда смотришь матчи, бывает, ловишь себя на мысли, что комментатор в большей степени заботится о том, чтобы выставить себя на первый план в репортаже, а не рассказать о событии. 

- Это вопрос очень серьезный для журналистики вообще. Я воспитанник одной школы и, кстати, вижу, что так работают англичане, американцы, французы. Они никогда не говорят я. Для них тот, кто приходит в гости — герой. В любой передаче! Я вижу много ведущих, которые по-другому себя ведут. Андрей Малахов — почему-то он со всеми разговаривает на "ты"? Кто он такой? Я с детьми разговариваю на "вы". Потому что это культура, подача! А уж как пал русский язык! На ударение в словах совершенно не обращают внимание. Правильно: пОднял, Отдал, пЕредал, включИл, облегчЕнный. В современных словарях допускается двойная норма произношения — ну как это так? На что же ориентироваться? Что это означит — отдАл? Ведь это неправильно, средний род какой-то получается. Говорят, так удобнее. Но ведь Отдал и звучит красиво. Отдал — отдалА, пЕрежил — пережилА, пОднял — поднялА, пЕредал — передалА. Вот вы прислушайтесь к этим словам в эфире.

- Вам ведь вообще близка актерская среда, верно? Брат у вас известный кинорежиссер... - 

-Да, Александр Сергеевич Орлов. Много чего снял. Не только фильм "Женщина, которая поет", но и другие ленты - "Дядюшкин сон", "Тайна Эдвина Друда". В Москве много работал с классикой. 

- Вы были вхожи в актерскую тусовку?

- Так у меня же жена актриса, служит в Театре имени Комиссаржевской. Всю жизнь провел с артистами, хорошо знаю их.

- Кто из актеров произвел на вас особенное впечатление?

- У всех чему-нибудь учился. Ходил в БДТ, с Кириллом Юрьевичем Лавровым дружил всю жизнь. Я даже видел,  как Смоктуновский волнуется. Когда говорят, что человек не волнуется - это неправильно. Должен волноваться! Когда я иду в кабину и подхожу к микрофону, тоже волнуюсь. Отсюда и бывают оговорки, потому что ты себя вводишь в состояние такое, чтобы переживать. А как иначе? Ты должен жить событием, поэтому всегда есть элемент волнения.

Уитни Хьюстон и Пеле в белых костюмах

- Наверное, я впервые вас услышал в сознательном возрасте, когда смотрел чемпионат мира по футболу 1994 года. И запомнил ваши репортажи. Каким вы увидели этот мундиаль?

- Это был потрясающий чемпионат мира! Тем более, видимо, я неплохо вел репортажи, потому что мне доверили финальный матч Бразилия — Италия. А самое главное, я был в Бостоне, где комментировал сборную Аргентины с Диего Марадоной в составе. Помните, его еще отстранили от игр из-за употребления кокаина? Какие были румыны по главе с Георге Хаджи. А болгары с Христо Стоичковым? Да и Олег Саленко забил пять мячей в одном матче! Чемпионат запомнился, сам футбол был хорош. В финале Франко Барези и Роберто Баджо не забили пенальти в ворота бразильцев, стояли, плакали. Но! США не умеют проводить крупные соревнования, они как-то относятся к ним поверхностно, ко всему еще... скупердяи, даже за колу, которая выступала спонсором мероприятий, приходилось платить доллар. Но это так, нюанс.

- Еще рассказывали, что комментаторам приходилось работать в сложных условиях, чуть ли не стоя вести репортажи?

- Прекрасно помню этот момент. Вашингтон. Матч Голландия — Саудовская Аравия. Было видно, что скамейки покрасили лишь накануне матча — утром или вечером, потому что сесть на них было нельзя, иначе испачкаешься. Комментировал стоя. Финальный матч в Лос-Анджелесе начинался в 12 часов по местному времени, потому что в Европе был вечер. Солнце палило нещадно, под 40 градусов, а мы, комментаторы, сидели на открытой трибуне без козырька. Запомнилась церемония закрытия перед игрой, она была небольшая, но все же  яркая. На поле в белоснежных костюмах вышли Пеле и Уитни Хьюстон — тогда фильм с ее участием "Телохранитель" и ее песня были очень популярными. Но солнце, конечно, палило нещадно...

- Я помню, как вы в одном из репортажей даже произнесли фразу: "Солнце совсем озверело"

- Было такое. Надо сказать, эту фразу я позаимствовал у Виктора Набутова. В 70-м году, когда он вел репортаж из Гвадалахары, сказал: "Солнце озверело". Я эту фразу запомнил. В Лос-Анджелесе было то же самое. Хорошее-то можно использовать, потому что сам образ хороший.

- У вас богатый опыт, много где побывали. Можете вспомнить самый экстремальный матч в вашей жизни?

- Вообще свой первый репортаж я провел 31 января 1974 года. В декабре я начал работать на телевидении, профессионально подтянулся, и меня Николай Николаевич Озеров вывел в эфир. Хоккей, в "Юбилейном" играли СКА и ЦСКА, Озеров провел первый период, а потом представил меня и передал микрофон. Игру транслировали в записи, и во время нее техники никак не могли понять, почему идет какой-то непонятный звук — бум-бум, бум-бум. А это я от волнения лупил ногой по стенке, я ведь футболист, а там как раз шнур лежал, вот я по нему и бил. Так и профутболил два периода,... Первый мой футбольный репортаж состоялся 22 апреля 1974 года, и он для меня стал самым экстремальным. "Зенит" играл в Алма-Ате. Долго шли приготовления и вот, наконец, за минут 5 до начала матча мне открыли какую-то комнату, там начали устанавливать технику. И тут я замечаю, что стекло матовое, как а туалетах бывает, поля не видно. Говорю техникам: «А как же комментировать? Ничего же не видно»? Они отвечают, не знаем, мол. И тут я, как показывают в фильмах, ногой выбиваю стекло. К счастью, болельщиков под кабиной не было, и куски стекла просто упали на трибуну. Никто ничего не заметил, потому что футболисты уже выходили на поле. Вот такая у меня была ситуация.

"Пробегал стометровку за 11,2 секунды"

- Вас называют голосом футбольного Петербурга. Приятно? 

- Приятно, конечно. Меня узнают на улицах многие. Особенно хорошо, когда сотрудники ГИБДД узнают (смеется). Ну а что — это моя работа. Конечно, я в метро стараюсь не ездить, потому что когда меня увидит какой-нибудь выпивший человек, сразу подходит:  "Так это Орлов!" А вокруг люди сидят. Неудобно. То есть, ты попадаешь в такую неприличную ситуацию! Ну зачем это? Поэтому я стараюсь в метро не ездить.

- Раз сотрудники ГИБДД вас узнают, наверное, прощают, если нарушаете правила дорожного движения?

- Честно говоря, я стараюсь ездить по правилам. Если вдруг есть маленькие нарушения, обычно прощают. У меня с ГАИ хорошие отношения, я ведь веду их профессиональные праздники в июле, поэтому многие меня знают. И потом, я в свое время играл за "Динамо", а это милицейская команда. 

- Вы ведь играли в нападении во время футбольной карьеры?

- Да, я играл в атаке. В "Зенит" меня взяли как нападающего. Я был быстрым, стометровку в шиповках пробегал за 11,2 секунды — это очень приличный результат.  Но после того как  я пришел в "Зенит", поменялся тренерский штаб, в команду пришел Аркадий Алов, который делал ставку на других игроков, в результате мы не сработались. Потом я получил травму и утратил скорость, и мне пришлось в мае покинуть команду. Уехал в "Металлист", там меня подлечили, я доиграл до конца сезона.  А потом попросился в ленинградское "Динамо", так как жена поступила на службу в театр. Говорю Геннадию Борисовичу Бондаренко: "Возьмите меня на любую зарплату, а после сборов решите, останусь в команде или нет". Рисковал, потому что у меня были приглашения во Львов, другие города Украины, но я хотел жить в Ленинграде. Почему я называю Петербург родным городом? Потому что я с ним пережил самые трудные для меня моменты. Я даже первое время на людей посматривал так — северные, закрытые. Но когда стал подниматься, появилась аудитория, и сейчас без Питера не могу, когда уезжаю за границу, через два-три дня тянет обратно, на родину. Тоскую! Много друзей здесь у меня настоящих.

- Петербургское "Динамо" сейчас вот почти банкрот...

- Да знаю я всю эту историю, слежу за ней. Я за то, чтобы "Динамо" обязательно было. Это создало бы конкуренцию. И потом, питерские футболисты могли бы оставаться и играть у себя дома.

- Но ведь есть лозунг: один город — одна команда. Может быть, Петербургу не нужно "Динамо" вовсе?

- Лозунг — это немножко надуманная история. Ведь зенитовское руководство за то, чтобы была вторая команда, оно не против. В "Зените" понимают, что должна быть конкуренция, всем было бы интересно. А была бы еще третья команда, было бы еще лучше, почему нет? Ведь Петербург — пятимиллионный город!

- То есть вы за то, чтобы "Динамо" осталось?

- Конечно, ну конечно! Ведь это традиции петербургского футбола. "Динамо" было участником блокадного матча, один этот факт говорит о том, что команда должна существовать.

"Завистники умрут, а зависть – никогда"

- Однажды доводилось читать мнение одного из комментаторов: мол, если бы у меня был голос, как у Геннадия Орлова, вот было бы здорово....

- А вы считаете, что у меня хороший тембр голоса?

- Нахожу его приятным.

- Вообще когда я читаю лекции начинающим комментаторам, говорю: "Ребята, старайтесь так, чтобы ваш голос был приятен для домохозяек, а не только для болельщиков". Над этим надо работать. Ра-бо-тать! Сценическая речь — целая наука, не случайно же я ходил и занимался. Но... такой голос дается от рождения. У меня брат кинорежиссер, мы внешне не похожи, но голоса у нас одинаковые. Однако работать тоже надо, телевидение — профессия актерская, своеобразная. Ты же маска, никого не волнует, что у тебя произошло, какое настроение, у тебя есть микрофон, чтобы передать атмосферу матча. Халк забил — радуйся, куда же деваться? Передаю опыт молодым, обучаю, как себя обучал, поэтому и слышу сейчас, что кто-то обороты мои использует.

- Как вы относитесь к тому, что комментаторы иной раз стараются подражать латиноамериканским коллегам, когда громко кричат: "Го-о-о-о-ол!!!"

- Любая копия хуже оригинала, представьте, если бы Котэ Махарадзе кричал, как бразильцы. Актер, комментатор должен быть самобытным, он должен быть похожим только на самого себя. И на меня, наверное, кто-то обиделся, когда я однажды сказал: "Ребята, вы же потеряли свое лицо, "переехав" в Южную Америку, в Бразилию. Вы стали подражать, но никогда не станете как они, потому что они в этом лучшие. А вы развивайтесь в своем направлении". 

- Вы достаточно давно являетесь бессменным комментатором матчей "Зенита", и это незамеченным не остается. Когда об этом говорят, особенно в последнее время, чуть ли не в упрек ставят. Считаете, что в людях говорит зависть? 

- Да конечно, часто повторяю Мольера: "Завистники умрут, а зависть – никогда". Еще будучи футболистом, вызывал у кого-то зависть. Но это естественно. Было бы смешно, если бы я всем нравился — так не бывает. Вот доллар всем нравится, а комментатор не может всем нравиться. Виктора Набутова я обожал, но были люди, которые его не воспринимали, хотя, конечно, большинство его обожали. Но! Главное в профессии – усвоить: ты помощник, а главный - твой гость, событие, о котором ты рассказываешь, твоя задача помочь телезрителю. 

- Можно назвать ваши принципы?

- Кредо: ни в коем случае не навязывать свое мнение. Я могу назвать факт, привести аргумент, сказать, ну посмотрите, и видеокартинкой подтвердить. Это мой стиль и моя школа.

- Вы передаете опыт молодым. А кого вы можете назвать своим учителем? Скажем, каким был человеком Николай Озеров?

- Учителя все, я у всех, кто меня окружал, брал лучшее. Озеров потрясающий человек, ко мне относился с большим уважением. Однажды я попал в аварию со своей женой, разбился. Лежим в больнице, и вдруг к нам заходит кинорежиссер Садовский и приводит в палату Озерова. Он: "Гена, как ты?" Исполнилось десять лет с момента, как я начал работать комментатором, и вдруг Озеров присылает в комитет по телевидению  и радиовещанию поздравительную телеграмму. Никто не знал, что с ней делать, в итоге купили мне цветы, прислали, поздравили. У Озерова был замечательный русский язык, школа МХТ, он постоянно следил за звучанием голоса, искал нужную позицию.  

- Вы всегда начинаете репортаж фразой: "Внимание, говорит и показывает Санкт-Петербург"...

- Это в знак уважения к Николаю Николаевичу (Озерову). Он всегда говорил, где бы ни находился: "Говорит и показывает"... и называл город. Это дань уважения советским комментаторам.

- У вас осталась какая-нибудь мечта профессиональная? Или мечта в жизни?

- Особых нет. Когда я только начинал комментировать, мечтал о финале между сборными СССР и Бразилии, что я веду репортаж и наша команда побеждает. Потом я ушел от этой мысли, понял, что это невозможно. Сейчас я стал мудрее и таких желаний уже нет. Я хочу, чтобы Питер стал футбольной столицей. Все возможности для этого есть, строится потрясающий стадион. Вот у меня есть мечта провести оттуда трансляцию футбольного матча.

- Совсем недавно нам говорили, что сборная России на домашнем чемпионате мира должна бороться за победу.

- Это, конечно, несбыточная мечта, хорошо на нем хотя бы достойно выступить. В принципе, корейцы ведь на своем чемпионате мира попали в четверку сильнейших, а кто о них думал? Посмотрим, как будет.

- В 90-х годах показ матчей чемпионата Англии стал настоящим прорывом для российского телевидения. Но при этом мало кто вспоминает, что в Петербурге транслировали матчи итальянской серии А!

- Я способствовал тому, чтобы руководство организовало трансляции чемпионата Италии. Глава "5 канала" Бэлла Куркова лично встречалась с Сильвио Берлускони, который владел тремя каналами. Он дал нам 10 бесплатных трансляций, мы зацепились, и пошло-поехало. Трансляции шли каждое воскресенье в прямом эфире в 16:30 — это было потрясающе! А потом пришла рекламная компания Премьер СВ и из-за того, что не принимала участие в проекте, показывать серию А перестали. Но через пару лет я уговорил своего друга, с которым мы дружим до сих пор, предпринимателя Таймураза Казбековича Боллоева купить нам английский Кубок! И мы первые начали показывать этот турнир, причем с самых ранних стадий. Это было очень интересно!

- Сейчас бы вы хотели комментировать итальянский чемпионат?

- Так я вел матчи прошлой зимой. Сейчас, правда, я не поехал, так как приболел. Но мне сейчас интересно "Зенит" вести, потому что он хорошо играет. Когда Аршавин был на футбольном поле, я был готов только его комментировать. Потому что есть о чем рассказывать. И Халк — есть, о чем рассказывать. Данни — есть о чем рассказывать. Они футболисты-импровизаторы, а я люблю импровизаторов. Какой Костя Зырянов был неожиданный! Еще Рондон не раскрылся, кстати говоря. Кержаков сколько забивал. Есть, о чем рассказывать, "Зенит" в порядке.

"Готовлю книгу о журналистской карьере и комментаторах"

- Ваша жизнь связана с "Зенитом", поэтому вас воспринимают как главного инсайдера команды. Вы знаете больше, чем остальные.

- А вы добейтесь того, чего я добился. 24 часа в сутки узнавайте, что говорят и что пишут. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Я общаюсь кулуарно с тренерами разных команд, игроками, персоналом, и в этом режиме работаю всю жизнь. Но моя задача не сказать лишнего. Возможно,  я вызываю уважение у акционеров того или иного клуба своим профессионализмом. Когда меня куда-то приглашают, могут спросить, как вы относитесь к тому или иному высказыванию, и я выражаю свою позицию.

- Алексей Борисович Миллер вам звонит?

- Бывало, но нечасто. Он  может выслушать мой совет, иногда прислушивается, иногда нет. С Алексеем Борисовичем отношение какое — если нужен я, его помощник меня находит, и я звоню. Если мне нужно поговорить, я звоню помощнику.  Миллер очень занятой человек, летает по всему миру. Однако он мне дал небольшое, но очень хорошее интервью для моей книги "Вертикаль "Зенита". Кое-какие кусочки книги мы уже опубликовали, она уже набирается, и я думаю, где-то через месяц будет готова.

- Прямо к дню рождения подгадали.

- Подгадал... Я ее специально сделал к своему юбилею. Но это только первая книжка. Готовится еще одна — про мою журналистскую карьеру, про комментаторов Озерова, Махарадзе. Про всех московских коллег.

- Когда можно ждать выхода этой книги в свет?

- Я думаю, через года полтора, не раньше. Я ее готовлю, уже довольно много сделал.

"Халк любит вареных раков"

- Вы говорили, что контактируете с футболистами. Вот с Андреем Аршавиным вы тесно общаетесь...

- Нельзя сказать, что тесно. Кто мне люб, те видят, как я к ним отношусь, и они ко мне относятся так же. Когда мне нужно что-то узнать, я всегда это узнаю.

- Так вот, как вы считаете, мы видим заключительный сезон Аршавина в "Зените?

- Сложный вопрос, я не знаю, как все будет. Но он такой техничный, поле прекрасно видит. Аршавин, конечно, лучший игрок в истории "Зенита". Пека Дементьев играл за "Динамо", потом за "Зенит", но не все его видели. А в новейшей истории "Зенита" Аршавин самая яркая фигура. Но "физики" ему не хватало, он ведь вырос на петровских болотах, это, видимо, сказывается. И в "Арсенале" он не мог держать темп все 90 минут. Почему Широкова и Дзюбу не ставили в "Спартаке"? Потому что они не современные уже футболисты. Надо бегать все 90 минут и при этом еще уметь отдавать пас. Как играет Суарес? А Месси? Роналду? Они дают поблажку себе во время матча? Не дают, потому что это профессиональный футбол. Почему английский футбол привлекателен? Футболисты 90 минут бьются, как звери. И наши игроки тоже так должны биться. 

- Сейчас, правда, в Петербурге уделяется больше внимания Халку. И вы в своих выступлениях всегда отзываетесь о нем в восторженных тонах, и где-то даже защищаете. Именно Халк — главная звезда "Зенита"?

- Конечно. Он лидер команды, больше всех забил голов и отдал результативных передач. Я обожаю таких звезд, как Халк, как Месси. Все их стараются закрыть, а они все равно ухитряются забивать! Вот против Халка специально играют, а он забивает, значит, умеет преодолевать эту опеку. Он очень симпатичный как человек — добрый наивный, хороший семьянин. У него большая квартира на Крестовском острове, у него в доме живет брат с семьей. Или вот вам картина, предоставляете, Халк любит раков! В Ростове, Краснодаре есть специальные места, где продают по 5 литров раков вареных в рассоле. И вот Халк идет в самолет, в левой руке  рюкзачок, а в правой несет раков. Вот такой он, Халк, удивительно адаптированный, хороший мужик. Его не любят, потому что он много получает, это зависть. Когда футболисты выходят из самолета, будь то в Эйндховене, Мадриде или Петербурге, в первую очередь бегут к Халку.  Конечно, это немножко раздражает других игроков, но что поделаешь.

- Недавно "Зенит" подписал с ним новый контракт до конца сезона-2018/2019. У вас нет ощущения, что клуб это сделал, чтобы потом его продать через какое-то время?

- Это уже как решит клуб. Когда будет сложно с деньгами, тогда может и продать. Но на самом деле тут китайцы развернули бурную деятельность. Уж не знаю, сколько Халку предлагали в личном контракте, но они готовы были полностью оплатить его трансфер, 40 миллионов евро, которые "Зенит" заплатил "Порту". Поэтому "Зенит" сделал шаг навстречу Халку.

"Хочу, чтобы Данни остался в "Зените"

- К Витселю, Гараю, судя по всему, огромное внимание. Их постоянно сватают то в один, то в другой клуб.

- Внимание огромное! И я это ощущаю на себе, потому что скауты ко мне подходят и про них спрашивают, как они ведут себя в жизни, как ведут себя по ночам и прочее. Скауты ведь все должны знать. Что я отвечаю? Что у них все хорошо. Внимание к ним огромное — это да. 

- Как вы считаете, могут они, скажем, летом покинуть "Зенит"?

- Было ведь сообщение про "Ювентус" и "Манчестер Юнайтед". Вы ведь понимаете, конечно, они могут уйти, почему нет? Гарая так просто ждут не дождутся. Но посмотрим, как пойдет, они игроки высокого класса.

- У Кержакова сейчас очень непростые времена в "Зените".

- Сейчас у него должно пойти, попал ведь он в заявку на матч с ПСВ. Все зависит от него самого, игрок он хороший, и он "Зениту" нужен.

- В Петербурге следят не только за карьерой Кержакова, но Данни. Что его ждет в ближайшее время?

- Сейчас это тоже непростой момент. Я с ним разговаривал, он, кстати, неплохо говорит по-русски, я спросил, Мигель, в чем же причина, что не продлевают контракт, в деньгах? Он говорит: "Нет. Мне кажется, в клубе считают, что я уже старый". Не знаю, мне кажется, такого игрока, как Данни, потерять сейчас "Зениту" очень сложно. Виллаш-Боаш за него, как-то решают сейчас вопрос контракта, есть акционеры. Я бы хотел, чтобы Данни остался в "Зените".

Матч-центр
Рекомендуем
Президент РФ Владимир Путин
Путин прокомментировал решение WADA об отстранении России
Спортивный зал
Британских читателей поразила бодибилдерша из Читы
Матч-центр
Матч-центр
Перейти ко всем результатам
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала