Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Эпке Зондерланд: энергия перекладины дает мне чувство полета

Читать в
"Летучий голландец", "Эпический (Epic) Зондерланд" – это все о гимнасте Эпке Зондерланде. По иронии судьбы на чемпионате Европы 2015 года в Монпелье двукратный чемпион мира и олимпийский чемпион на перекладине упал со своего коронного снаряда в свой день рождения. Несмотря на неудачу, голландец поговорил с корреспондентом "Р-Спорт" Марией Воробьевой и рассказал в интервью, почему предпочел гимнастику конькобежному спорту, чем ему запомнилась Олимпиада в Сочи, а также объяснил, каким образом карьера профессионального спортсмена помогает ему в работе со скальпелем.

"Летучий голландец", "Эпический (Epic) Зондерланд" – это все о гимнасте Эпке Зондерланде. По иронии судьбы на чемпионате Европы 2015 года в Монпелье двукратный чемпион мира и олимпийский чемпион на перекладине упал со своего коронного снаряда в свой день рождения. Несмотря на неудачу, голландец поговорил с корреспондентом "Р-Спорт" Марией Воробьевой и рассказал в интервью, почему предпочел гимнастику конькобежному спорту, чем ему запомнилась Олимпиада в Сочи, а также объяснил, каким образом карьера профессионального спортсмена помогает ему в работе со скальпелем.

Чемпионат Европы-2015 по спортивной гимнастике во Франции >>>

- Выступление на перекладине на чемпионате Европы – это сплошное разочарование, - начал Зондерлад. – Вот уж подарок на день рождения. Но в этом только моя ошибка, сам не учел те знания, которые получил в ходе тренировок на снарядах непосредственно перед началом соревнований. Я также понимаю, что в прошлом сезоне был в гораздо более хорошей форме, как на чемпионате Европы, так и на чемпионате мира. А сейчас как подготовился, так и выступил. Чемпионат мира будет абсолютно другим стартом для меня. В данный момент это был мой сознательный выбор – времени на подготовку было отведено меньше, чем раньше, а успеть нужно было все то же, что и всегда. Это был риск, который не оправдался.

- Вы практически без передышки выступаете уже третий олимпийский цикл подряд. Не устали еще от гимнастики? 

- После Олимпиады в Лондоне я ведь все-таки немного отдохнул – в 2013 году не выступал на чемпионате Европы. Хотя тот перерыв в большей степени был продиктован тем, что мне было необходимо сосредоточиться на учебе. А к чемпионату мира 2013 года в Антверпене я уже был во всеоружии (Зондерланд одержал в Бельгии победу). Вообще мне помогает то, что я могу переключаться – после Олимпиады большее внимание было уделено учебе.

- Вы ведь специализируетесь в медицине?

- Да. 

- Как вам удается совмещать профессиональный спорт и столь серьезное обучение?

- Когда мы занимались теорией, когда я должен был сидеть за книгами, все было не так уж и сложно. Но сейчас началась практическая часть и я должен работать в госпитале, а вот это уже довольно сложно. Такая работа отнимает много энергии и времени. Поэтому у меня очень выверенное и жесткое расписание. За два месяца до чемпионата Европы в Монпелье я приостановил свою практику в больнице. Два месяца – срок, в принципе, достаточный для подготовки, но только в том случае, если ты ежедневно и без каких-либо перерывов упорно трудишься в зале. У меня же возникли небольшие сложности по здоровью, потому было сложно достичь оптимальной формы. Но для меня этот опыт стал хорошим уроком. Перед чемпионатом мира я выделяю себе четыре месяца на подготовку – целиком и полностью погружаюсь в гимнастику. И вообще с этого момента и до Олимпиады в Рио учебы будет не так много. За прошедшие два года я сделал достаточно в плане обучения, на пути к Олимпийским играм нужно немного поумерить свой пыл.

- Вы уже получили ученую степень?

- У нас два уровня обучения. Первый – теория и исследования, второй – практика в госпитале. Только через год после Олимпиады в Рио я получу степень и стану специалистом, а пока я еще студент.

- Планируете работать в спортивной медицине? Сложно представить двукратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона принимающим граждан в обычной поликлинике.

- (Смеется) Я сам пока не определился, но вообще хотел бы стать хирургом-ортопедом. В принципе эта специальность имеет прямое отношение к спорту. Если, к примеру, меня, как спортсмена, что-то беспокоит, я обращаюсь именно к ортопеду. Мне самому эта направленность очень интересна, и уклон, наверное, будет в спортивную часть.

- Специальные знания помогают вам, как профессиональному спортсмену?

- Безусловно. Элементарный пример – при подготовке на высоком уровне, по крайней мере, в гимнастике, рано или поздно травмы у всех появляются. Мне кажется, с теми знаниями, которыми я обладаю, я могу принимать наиболее верные решения, не рисковать вслепую, но взвешенно подходить к тренировкам. Я отчетливо представляю, какими будут последствия, если, условно говоря, не сделать хорошую разминку. Мне кажется, именно умение находить баланс между серьезными нагрузками и необходимым организму отдыхом помогает мне продолжать выступать на высоком уровне в моем уже немолодом (смеется) возрасте.

- Эпке, ваши первые успехи в спорте случились еще в далеком 2004 году, вы ведь и на Олимпиаде-2008 в Пекине выступали. Это, грубо говоря, уже прошлая жизнь?

- Как ни странно, я отчетливо помню то время. Особенно 2004 год – на чемпионате Европы среди юниоров я стал четвертым в многоборье, выиграл серебро на перекладине. Год спустя на чемпионате мира в Мельбурне я стал 11-м в абсолютном первенстве и, честно скажу, горжусь этим достижением! Все-таки по своей психологии я многоборец. 2005-2006 годы – это, как мне кажется, расцвет моей карьеры, я становился все сильнее и сильнее, чувствовал в себе силы выйти на еще более серьезный уровень в многоборье. А потом получил травму. Но я рад, что у меня есть воспоминания о тех годах, и я берегу их.

- То есть травма предрешила вашу судьбу как многоборца и заставила сосредоточиться на отдельных снарядах?

- У меня были небольшие проблемы уже на юниорском уровне, но в 2008 году я получил более серьезную травму – воспаление нерва в плечевом суставе. Две мышцы у меня тогда вообще не функционировали на протяжении десяти месяцев. Потом, конечно, восстановился, но был уже неполноценным гимнастом – в многоборье дорога была закрыта.

- Наверное, непросто было смириться с этой мыслью.

- Конечно, я очень переживал. На протяжении двух лет все равно старался тренировать многоборье, выходил на крупные соревнования, боролся, терпел, но не мог дойти до конца. До Олимпиады оставалось два года, и я понял, что нужно принимать решение – если продолжаю работать в таком ключе, ни в многоборье не пробьюсь, ни на перекладине не сделаю того, что потенциально способен делать. Так и было принято решение отказаться от некоторых снарядов – в частности, колец, которые особенно сильно усугубляли травму. 

- Сейчас вольные упражнения, опорный прыжок, кольца забыты напрочь?

- Не совсем. К чемпионату мира я буду готовить коня и вольные, то есть с брусьями и перекладиной выйду на четыре вида. Я должен попробовать выйти на хороший уровень для команды, нужно закрывать снаряды. Но тренировать кольца сейчас было бы очень глупо.

Чемпионат мира по спортивной гимнастике. 3-12 октября. Наньнин >>>

 

Комбинацию с тремя подряд перелетами сначала делал просто ради забавы

 

- Когда вы поняли, что перекладина – это ваш снаряд?

- Это просто стечение обстоятельств. Когда был маленьким, не мог делать много вольных упражнений из-за мелких травм, поэтому не слезал с коня. Это был мой любимый снаряд! А потом, когда мне было лет 17, начал чувствовать, что на перекладине у меня получается все лучше и лучше. Когда стал вторым в этом виде на чемпионате Европы-2010, решил повнимательнее приглядываться к ней. 

- Но тогда вы делали рядовые комбинации, которые делали все гимнасты. Когда и как вы пришли к решению, что сможете делать то, что сделали в Лондоне?

- К этому решению подбирался шаг за шагом. Когда был маленьким, болтался на перекладине, и мне нравилось пробовать все новое. Просто ради удовольствия делал разные перелеты – не только Ковача, но и Ткачева, Гингера и прочие. Причем сначала я сделал перелет Гейлорд-2, а потом пробовал Ковача, Кольмана. А обычно делают – Ковач, Кольман, и только потом Гейлорд-2. Постепенно подключал больше и больше перелетов. А еще и система начисления баллов менялась, причем мне оба раза удалось безболезненно перестроиться и приспособиться к этим нововведениям. Поэтому я довольно быстро достигал высокого уровня в сравнении с другими гимнастами.

- Чья идея была сделать три подряд перелета (Кассина-Ковач-Кольман) на Олимпиаде?

- Я делал такую комбинацию в 2007 году после чемпионата мира в ходе тренировок. Но это было не больше чем развлечение, забава – просто было любопытно, смогу ли. Смог и забросил это дело. В 2011 году на чемпионате мира я пробовал ту комбинацию, с которой планировал выступать в Лондоне, но допустил ошибку и остался только пятым. Тогда начал думать, что мне нужно что-то, за счет чего я буду уверен в своей победе. Так и вернулась мысль вновь попробовать три перелета. Поговорил с тренером, он меня поддержал. Через несколько дней я впервые сделал три перелета, через две недели начал чувствовать себя еще увереннее, через месяц понял, что смогу добиться стабильности. Комбинацию я делал просто бесконечное количество раз… Довел до такого уровня, что девять из девяти подходов проходил безошибочно. Да, это все равно был риск, но я знал – могу сделать комбинацию девять раз подряд идеально, так что же может мне помешать? Собственно, единственной проблемой оставалось расслабленное состояние в ходе выступления на Олимпиаде. Нужно было выходить на снаряд с холодной головой. Когда у тебя в комбинации три перелета подряд, допусти одну маленькую ошибку в одном из них и все пропало. 

- Учитывая факт, что комбинацию в Лондоне, вы сделали практически безукоризненно, удалось сохранить холодную голову?

- Нет (смеется)! Что вы! Я как сейчас помню тот финал. За 20 минут до выхода на помост мы стояли в углу зала. До того момента я был спокоен и сосредоточен, но тут у меня в мыслях начался разброд и шатание. Я подумал: "Уау, я же на Олимпиаде! На меня же будет смотреть вся моя страна! Они все ждут, что я выиграю золото…" В этот момент я почувствовал, что у меня трясутся руки. Не помню как, но мне удалось отключиться, перестать думать о том, где я нахожусь, и начать думать о том, что мне нужно сделать. А сделать нужно было всего ничего – отточенную до мелочей комбинацию. Не могу сказать, что смог тогда расслабиться, но внимание сфокусировать мне точно удалось.

Чемпионат Европы-2014 по спортивной гимнастике в Софии >>

- Правда, что теперь вы думаете о включении четырех перелетов в комбинацию?

- Честно скажу - в том, что я справлюсь с тремя перелетами, я был больше уверен, чем в том, что смогу сделать четыре (смеется). Иногда я пробую четыре перелета на тренировках, мне это по силам, но сделать такую комбинацию в соревнованиях…. Мне ведь нужно сделать как минимум восемь из десяти успешных комбинаций, в противном случае слишком велик риск. Дело еще и в том, что комбинация с четырьмя перелетами лишь на 0,2 балла дороже, чем та, что я делаю сейчас. Для меня куда важнее во второй раз стать олимпийским чемпионом, сейчас все вращается вокруг этого. И если мне нужны будут те самые две десятые балла, я пойду на это усложнение. Но тут два важных момента – с одной стороны, есть ли у меня потенциал сделать это, с другой – насколько это необходимо для того, чтобы быть сильнее своих соперников. Пока я такой необходимости не вижу.

 

Со временем, возможно, сколотим рок-группу

 

- Эпке, почему вы выбрали в свое время гимнастику? Почему не пошли в велоспорт, коньки, в футбол, наконец? 

- Семья моего отца - представители циклических видов спорта. Так что если бы я не был гимнастом, был бы конькобежцем, это уж вне всякого сомнения. В свободное время я бегал на коньках, играл в футбол, но предрасположенность была к гимнастике. Более того, когда в четыре года родители вели меня в гимнастический зал, главная мысль заключалась в том, что это отличный вид спорта для развития ребенка. Даже если ты захочешь заниматься другим видом спорта, база будет хорошая. То есть это было просто начало пути, никто не знал, к чему все придет и как будет развиваться. Мои братья и сестра тоже очень полюбили гимнастику, в ней мы и остались.

- Они ведь уже не выступают?

- Нет, закончили. Одному пришлось выбирать между спортом и учебой, другие из-за возраста – прогресса не было и пришлось остановиться. 

- За другими видами спорта следите?

- Я не отношусь к типу людей, которые следят за результатами в разных видах спорта, мне больше нравится пробовать себя в спорте. Следить, как правило, начинаю после того, как узнаю спортсмена лично. На разных мероприятиях мы знакомимся друг с другом, и мне это действительно нравится – болеть за конкретного человека, а не за вид спорта. В Херенвене у нас есть большой каток, где тренируются конькобежцы, знаю много спортсменов, этот вид спорта мне действительно близок. 

- Олимпиаду в Сочи смотрели?

- Так я там был (улыбается). В Сочи была направлена делегация от спонсора, с которым у меня контракт, а они также работают с зимними видами. Я мог наблюдать за невероятными событиями, пробыл там всего три-четыре дня, но впечатлений было море. 

- Что запомнилось?

- Конечно, выступление Свена Крамера, он, знаете ли, большой парень у нас в Голландии (смеется). Еще мне очень запомнился мужской забег на 500 метров. Отчетливо помню, как на табло высветилось, что победу одержал бежавший в последней паре Ян Смекенс. Как же он радовался! Только чемпионом он пробыл каких-то 30 секунд. И я даже как-то расстроился за него, когда время на табло изменилось и победу, в конечном итоге, одержал Мишель Мюлдер.

- Эпке, а помимо гимнастики и учебы, есть что-то, в чем бы вы хотели преуспеть?

- Мне очень нравится музыка, в последнее время играю на бас-гитаре. Со временем хочется чуть больше внимания уделять этому увлечению, может быть, даже сколотим рок-группу. Небольшую, не подумайте, что мы будем ездить с турами по всему миру, просто для себя. А еще мне очень нравится виндсерфинг – сейчас нет на это времени, но когда закончу с гимнастикой, обязательно буду совершенствоваться в этом деле.

- Последний вопрос – когда делаете комбинацию на перекладине, что чувствуете?

- Что летаю. Когда ты идеально чувствуешь снаряд, ощущение полета просто невероятное. Ты ведь отрываешься от перекладины с такой силой, на скорости… Это непростой снаряд, но если задать верный темп, если почувствовать энергию перекладины, испытаешь чувство полета. Но для этого непременно нужно быть в хорошей форме. В противном случае потратишь кучу сил, а полетать так и не удастся.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала