Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Рикко Гросс: тренер должен быть разным, должен уметь думать как биатлонист

В интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Елене Соболь старший тренер мужской сборной России по биатлону Рикко Гросс рассказал о первых неделях работы в команде, о том, как он преодолевает языковой барьер, о новшествах, идеальном тренере и задачах на сезон, а также о том, каким должно быть отношение к результатам.

В августе в российском биатлоне случилось долгожданное назначение, слухи о котором ходили все лето: немецкий специалист, четырехкратный олимпийский чемпион Рикко Гросс возглавил мужскую команду, которую до этого вели Владимир Брагин и Александр Попов, а также специалист по стрельбе Сергей Богданов. Немец быстро и гармонично влился в тренерский коллектив, его успели полюбить все спортсмены: атмосфера в команде и на словах, и на взгляд со стороны просто замечательная. Новый старший тренер дебютировал на первом официальном старте вскоре после назначения - на летнем чемпионате России в Чайковском.

В интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Елене Соболь Рикко Гросс рассказал о первых неделях работы в сборной России, о том, как он преодолевает языковой барьер, о новшествах, идеальном тренере и задачах на сезон, а также о том, каким должно быть отношение к результатам.

 

"Я верю в этих ребят, а они доверяют мне"

 

- Рикко, какие впечатления оставили первые недели работы с командой?

- С командой работать очень приятно, потому что это действительно сильная команда. Каждый работает в нашем коллективе с отдачей, а мы, тренерский штаб, хотим сделать лучшее.

- Какие сильные и слабые стороны вы заметили у биатлонистов?

- Я уже сделал определенные заметки - что хорошо для команды, что не очень. Я заметил то, что нам еще предстоит сделать. Мы работаем над этим.

- Можете сказать, что у вас индивидуальный подход в команде? Хватает времени на то, чтобы каждому уделить внимание?

- Конечно. Находить время на каждого биатлониста - это очень важно. Конечно, нам бывает иногда сложно общаться (из-за языка), но у нас отличная команда тренеров, мы вчетвером разговариваем на русском, английском и немецком.

- Насколько часто вы общаетесь со спортсменами?

- Очень часто, конечно. Важно говорить не только о биатлоне, тренеру важно знать личность спортсмена, знать о том, все ли у него хорошо дома. Ведь если дома какие-то проблемы, человек не может отдаваться работе на 100% в течение тренировок и соревнований... Надо внимательно к этому относиться. Не сказал бы, что нам в общении сильно мешает языковой барьер. Важно здесь еще одно - доверие друг другу. Спортсмен должен доверять тренеру, человеку, который стоит у него за спиной, без всяких вопросов.

- Вы чувствуете, что ребята вам доверяют?

- Да. Я чувствую.

- А вы сами верите в этих парней?

- Да, я тоже. Все наши ребята - хорошие биатлонисты, и главное - они хотят стать лучше. Мы с Владимиром Брагиным и Александром Поповым помогаем им в этом, помогаем им стать лучше.

- Уже успели подобрать ключик к каждому?

- Наверное, еще немного рано говорить об этом. Мы приступили к работе всего несколько недель назад. Но я стараюсь.

 

Медленнее, но лучше

 

- В чем команда прибавила за лето?

- Я видел довольно много тренировок, видел уровень работы ребят. Все работают сконцентрировано. Они не стесняются задавать вопросы, если они у них есть. Мы отвечаем, если можем дать ответ (обычно можем, конечно). Это нормальный рабочий процесс. Мы сейчас находимся в середине нашей подготовки, мы начали работу в мае, сейчас уже сентябрь, первые соревнования. Потом у нас будет направленная подготовка на этапы Кубка мира, а затем после - к чемпионату мира.

- Вы включаете в тренировочный процесс игровые виды спорта...

- Это нормальная практика. Допустим, днем надо включить в тренировку 20 спринтерских отрезков по 8-10 секунд. Но если при этом у вас есть мяч, это гораздо проще. И, к тому же, это гораздо веселее и хорошо для командного духа.

- Похоже, что атмосфера в команде если не идеальная, то очень и очень хорошая, позитивная.

- Я думаю, что атмосфера действительно очень хорошая.

- Есть лидер среди биатлонистов?

- Да, я вижу лидера. Но вам не скажу.

- Могу догадаться?

- Можете спросить у спортсменов, кого они считают капитаном.

- Ну, кто же не знает капитана - это Дима Малышко.

- (Смеется).

- А, кстати, он так и останется капитаном в этом сезоне?

- Да, менять не будем.

- А можете сравнить молодых ребят, то есть менее опытных, с более "старшими"?

- Включать в команду молодых биатлонистов очень важно, шаг за шагом они будут идти за лидерами. У нас много топ-спортсменов в команде. У нас есть Малышко, Евгений Гараничев, Тимофей Лапшин, Максим Цветков. Все из ребят входили в прошлом сезоне в топ-15 общего зачета Кубка мира. Более молодые ребята видят, как они работают, видят их профессионализм. Видя это, они учатся, они тоже начинают так работать.

- Насколько знаю, вы привнесли много изменений в работу со стрельбой.

- Это только одна из двух частей. Когда невнимательно работаешь на стрельбище, можешь потратить много времени на штрафных кругах, это не то чтобы очень хорошо. В индивидуальной гонке каждая ошибка добавляет тебе минуту ко времени, это тоже, в общем-то, плохо. Поэтому, конечно, мы проводим довольно много времени на стрельбище, наблюдаем за флажками, думаем, что можно сделать в тот или иной момент для наилучшего результата в стрельбе.

- Ребята говорили, что в стрельбе ваша философия - лучше медленнее, но точнее.

- Ну, посудите сами, так гораздо лучше. Нормальное время работы на рубеже - порядка 27-30 секунд. Если биатлонист рисковый, то его время стрельбы находится в районе 24 секунд. Разница между этим - три-четыре секунды и огромный риск. Если ты промахнулся всего один раз, на прохождение штрафного круга у тебя уйдет 24 секунды. В итоге ты проигрываешь 20 секунд. Зная это, можно посмотреть на табло и подумать: если я буду на 20 секунд быстрее, то я уже не в двадцатке, а в топ-10. Если ты сегодня в десятке сильнейших, то завтра ситуация в гонке преследования у тебя будет гораздо перспективнее. И вот то, о чем я говорил, - шаг за шагом... Конечно, я рассказал им кое-какие секреты, но какие - знают только они.

 

Идеальный тренер и русский язык

 

- Каким в вашем понимании должен быть идеальный биатлонный тренер?

- Ибрагимович сказал бы: "Посмотри в зеркало!" (Смеется).

Всегда нужно находить золотую середину, чтобы достигать лучшего. Иногда, пожалуй, надо быть немного более жестким, иногда - наоборот. Нужно уметь быть разным. Нужно много уверенности в себе, конечно. Еще для меня немаловажно всегда думать как спортсмен, предполагать, что он может чувствовать в этот момент. И потом уже решать.

- Почему из ряда других предложений вы выбрали именно российскую команду?

- Команда России? Это одна из сильнейших команд всего мира. У нас есть Россия, Германия, Франция, Норвегия, также Чехия. И это всегда очень интересное противостояние между этими странами. Это всегда здорово, если ты в лидерах в тот или иной момент. И мы сейчас делаем все, чтобы быть успешными.

- Насколько полезен ваш опыт российским коллегам и соответственно их опыт для вас?

- Важен, конечно. Александра Попова, например, я знал еще на Кубке мира. Мой первый старт был, кажется, в 1990-м году, когда Александр был еще действующим спортсменом сам. И я тогда думал: "О, это же Александр Попов! Он великий!" И теперь мы вместе с ним в одной команде, а также с Владимиром Брагиным. В прошлом году на Кубке IBU мы встречались с Владимиром, общались. Это здорово, что мы теперь единый коллектив!

Очень важно, помимо атмосферы в команде, иметь хорошую ситуацию и в тренерском штабе. Потому что мы должны работать в одном направлении. У нас четыре тренера и девять спортсменов, это комфортная ситуация.

- А каково быть тренером команды-соперника для вашей родной страны - Германии?

- Для меня важно быть тренером в первую очередь. Это моя профессия. И сейчас я тренер команды России. Для меня важно сделать результаты этой команды настолько хорошими, насколько это возможно.

- Есть ли какая-то разница между работой в Германии и в России?

- Может быть, разные языки? (Смеется).

- И это единственное?

- Коммуникация - это очень важно и не так-то просто. Мы все учимся. Спортсмены учат немного немецкий и немного английский, я учу русский, говорю немного по-английски. Я уверен, мы найдем правильный выход для всех нас.

- Вы действительно собираетесь выучить русский?

- Понимаете, я хочу общаться. Это для меня очень важно.

- То, что вы уже знаете по-русски, очень даже неплохо получается!

- Пожалуй, нет (смеется). Но "шесть часов влево" и другие вещи в процессе тренировки, конечно, сказать по-русски могу. Важно также говорить о психологических моментах, о других особых ситуациях. Мне важно понимать все.

- Работа в сборной России - вызов для вас?

- Вообще вся жизнь это вызов.

 

"Все равно, из какого региона спортсмен"

 

- В Чайковском тренерский совет утвердил критерии отбора в национальную команду. Насколько вам близка идея, что тренеры сами будут выбирать шестерку участников на этапы Кубка мира, а также состав команды на главный старт - чемпионат мира?

- Вообще-то для меня это нормальная ситуация. Это была одна из моих сфер ответственности - добиться этого. Конечно, у нас есть много тренировок, мы видим, как работают спортсмены. К тому же, у нас есть контрольные тренировки, на которых мы также можем сделать определенные выводы. А потом мы можем принять решение. Это важно для нас, для тренерского штаба, найти шестерку действительно лучших спортсменов для выступления на Кубке мира, следующую шестерку лучших - для выступления на Кубке IBU. И для меня на самом деле абсолютно все равно, откуда этот парень - из Владивостока или Тюмени, из Ижевска или Чайковского, да хоть откуда. Я на это даже не обращаю внимания.

- Чемпионат России в Чайковском вот-вот подойдет к концу. Какие у команды дальнейшие планы?

- Соревнования в Чайковском очень важны для всех спортсменов, но сами по себе не имеют такого большого значения. У нас одна цель - закончив летний этап подготовки, здесь мы можем увидеть и проанализировать, что мы можем сделать лучше.

После соревнования, прежде всего, спортсмены получат неделю выходных. Это важно для биатлонистов - получить хорошее восстановление к предстоящим сборам. После мы встретимся в австрийском Рамзау. Затем у нас будет сбор в Оберхофе, а после - в Тюмени.

- Первый снег?

- Надеюсь, что он там будет к тому моменту. Но не первый, уже в Рамзау мы встанем на лыжи, а в Оберхофе есть специальный тоннель, где мы также планируем поработать. Надеюсь, что и в Тюмени будет снег, хотя бы на 2,5 километра круга. Оттуда мы полетим в Бейтостолен, где проведем заключительную подготовку к Кубку мира.

- Над чем еще остается поработать вашим биатлонистам?

- Проблемы надо замечать, но не говорить о них. Лучше работать над ними. У некоторых ребят есть проблема с нахождением правильных ощущений работы на стрельбище, с определением ветра на пристрелке, как он меняется. Мы всегда говорим: смотрите на флажки, вам нужно на них реагировать. Это процесс обучения, и мы сейчас находимся в его середине. Иногда на соревнованиях спортсмен забывает обо всем, как раз в Чайковском у нас есть отличный шанс проверить, как ребята будут работать.

На каждом стрельбище, где мы работаем, погодные условия меняются буквально каждый день. То безветренно, то он дует справа или слева. Это помогало нашему процессу работы в течение подготовки, так что посмотрим, как мы смогли научиться работать с ветром.

 

Стабильность, эстафета и топ-3 Кубка Наций

 

- В этом году чемпионат мира будет в Норвегии. Что можете сказать о трассе в Холменколлене и подготовке именно к этому месту?

- Конечно, у нас есть план подготовки к выступлению в Холменколлене, но пока еще рано говорить об этом. Для нас важно будет найти трассу и стрельбище, которые будут похожи на те, на которых пройдет чемпионат мира. Максимально приближенные условия. Я думаю, нам удастся это сделать.

- Есть опасения, что норвежцы будут лучше готовы к выступлению на домашней трассе?

- На самом деле всегда сложно выступать на домашнем чемпионате мира. Я помню, как выступал в 1996-м году у себя дома в Рупольдинге, а в 2004-м в Оберхофе. О, это совсем не так просто, когда соревнования проходят на твоем стадионе... Потому что зрители сидят прямо напротив тебя, а ты ощущаешь давление прессы, телевидения, все говорят и ждут от тебя чего-то. Постоянно звучит что-то вроде "мы фавориты", "что он делает и как он бежит". И ты уже не так сконцентрирован...

Мой первый домашний чемпионат в Рупольдинге, не просто на родине, а в месте, где я живу, был катастрофой. Да, у нас была медалька в эстафете, но в целом была просто катастрофа. Кстати, у Виктора Майгурова (вице-президент СБР, первый вице-президент IBU) там было две медали! Позже в Оберхофе-2004 я уже был готов к этому, было гораздо легче. Ну и в целом чемпионат был для меня намного успешнее. Поэтому, возможно, норвежцам тоже придется не так легко, как кажется.

- Вы наверняка уже знаете, что в России немного неадекватное порой отношение к поражениям, к отсутствию медалей. Начинают критиковать тренера, команду. Как вы готовите команду к этому?

- Конечно, важно выигрывать медали и показывать хорошие результаты. Но главное - смотреть на ситуацию в контексте сезона и конкретной гонки. Вот хороший пример - Симон Шемпп в прошлом году был одним из фаворитов на последнем чемпионате мира. В спринте он допустил семь промахов, что мы можем сделать? Ничего. Потом у него был "выходной", потому что он не попал в пасьют. Что могу сказать, такое случается. Но в течение сезона он 6-7 раз поднимался на пьедестал и сезон для него получился в целом очень даже хорошим.

Мне важен один момент, я всегда спрашиваю у спортсмена: мог ли ты сделать больше в этой гонке? И если он мне говорит - нет, это все, на что я способен сейчас. Тогда я говорю: о’кей, твое третье место сегодня - это очень круто, это очень хороший результат. Важно понимать, что такое 100% для каждого спортсмена.

- Наверняка у вас уже есть план в голове на все предстоящие три года работы с российской командой. Каков план на предстоящий сезон?

- У нас есть план быть успешными! Стабильность - одна из основных вещей, которой я хотел бы, чтобы ребята добились. Одна из наших целей также быть в тройке Кубка Наций, это тоже некий итог выступления всей команды. Это будет значить, что три лучших наших спортсмена в очковой зоне, в верхних строчках, может быть, кто-то из них в топ-10 или даже на пьедестале. Для молодых спортсменов, например, топ-20 - это нормальный результат, потому что потом будет топ-15, топ-10, шестерка сильнейших, а потом приходит и первая медаль...

- В каком случае будете довольны своей работой?

- Медаль в эстафете очень важна для нас, конечно. Думаю, у нас много шансов выиграть медали в личных гонках. Но нам надо смотреть на ситуацию в целом. Бывает, что в гонках сплошь 4-6-е места, но команда действительно очень сильная. Важно показывать свой максимум. В мире обычно есть 3-4 спортсмена, которые лучше всех остальных. Есть Мартен Фуркад, Эмиль-Хегле Свендсен, Антон Шипулин и всего три призовых места. Это нелегко. У женщин, например, другая ситуация. У мужчин конкуренция гораздо выше, ротация в первой десятке происходит чаще.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала