Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Ефимова: я пыталась все объяснить американцам, но потом поняла — бесполезно

Одна из главных героинь Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро российская пловчиха Юлия Ефимова в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Веронике Гибадиевой рассказала о том, как справилась со всей ситуацией с возможным отстранением от Игр, была ли готова выиграть на дистанции 200 м брассом, почему пришла на водное поло и почему осталась в Рио после окончания соревнований в плавании.

Мы встретились с Юлей на водном поло, на матче Россия-Испания. Она, ее отец и тренер Андрей Ефимов болели за наших девчонок. Оставалось только удивляться тому, откуда у нее еще остались силы и эмоции на все это после всего кошмара до Олимпиады и во время нее.

— Эмоции остались и теперь они положительные, — признается Юля. — Девчонки наши, ватерполистки, очень здорово сыграли, и вообще, я специально просила, чтобы меня оставили на этой Олимпиаде, чтобы у меня была возможность поболеть за Россию, походить на соревнования, почувствовать атмосферу Олимпиады.

— Вы Катю Прокофьеву лично поздравили с голом. Общаетесь?

— Мы с ней из одного города, плавали даже на одной дорожке, общаемся, видимся на чемпионатах мира по водным видам спорта. Я за наших вообще болею, а когда лично знаешь человека, то болеешь еще больше. Тогда еще больше эмоций!

— У вас была чудовищная пресс-конференция после стометровки, но было заметно, что после 200 м вы уже не были настроены никому и ничего объяснять.

— Я правда поначалу пыталась. Мне было просто обидно, я столько лет плавала в США, а американцы так себя ведут. Пыталась как-то пояснить ситуацию, потом уже поняла, что все это бесполезно. Если человек не хочет тебя понять, то он и не будет делать этого.

— Если честно, объема работы было достаточно для победы на 200 м?

— Нет. Когда я выходила на старт, прекрасно это осознавала. Для того чтобы побеждать на 200 м нужна натренированность, а у меня ее было недостаточно, это сказалось на последнем "полтиннике".

— А для сотни?

— Если честно, тоже. Я переболела недавно, но обо всем этом я совершенно не хотела думать, мне было не до того, я хотела выиграть. Я старалась как могла. По максимуму.

— Даша Клишина сама выступала в CAS, вы — нет. Не было желания принять участие в слушаниях?

— На самом деле, мы долго думали, стоит это делать или нет, потому что всегда в таких случаях это очень сильно помогает, но потом все-таки решили, что не будем этого делать. К тому же в моем случае все прошло не так быстро. Все это растянулось надолго. Так что если бы я там еще и находилась... Мой представитель был там.

— Мы виделись в отеле в то время, вы были очень грустная, показалось, просто в упадочном состоянии...

— Да, правда. Находиться в таком состоянии еще и так долго очень тяжело. Мне просто уже хотелось, чтобы мне сказали "да" или "нет". Уже даже не только "да", а просто скажите, просто скажите решение! Если "нет", я развернусь и уеду, если "да", я буду соревноваться! Только скажите, пожалуйста!

— Как в деревню заезжали?

— За сутки до старта. Открытие уже прошло, и только на следующее утро мы заехали без проблем.

— Там хотя бы негатива не было?

— Нет, там было все хорошо, все спокойно.

— Кто больше других поддерживал в команде?

— Вся команда, на самом деле, и "старички", конечно. Нас уже "старичками" называют! Все очень поддерживали, болели. Когда выходила на старт, слышала, как поддерживает команда, это было очень приятно.

— Кого считаете виновным во всем случившемся?

— Это была просто глобальная несправедливость. Как будто все это специально было сделано. Взять хотя бы ситуацию с милдронатом, с тем, что он не выводится из организма. Я набрала очень хорошую форму, и потом вот это все понеслось... Вроде как меня допускают после истории с мельдонием, я стартую. Но, видимо, не доломали еще — давайте отстраним ее! Вот это состояние «туда-сюда», это было, конечно, ужасно.

— Для вас это была Олимпиада или все же война?

— Для меня — война. Потому что Олимпиада — это праздник.

— Атмосферу сейчас уже прочувствовали?

— Да, но вот сижу (на водном поло) и кажется, что все несправедливо тут... Я боюсь видов спорта, которые с судьями, где-то подсудят, где-то недосудят. Очень переживаю.

— Почему вы решили доплыть до Токио?

— У меня есть весь комплект медалей, но нет золота. Для меня это была уже третья Олимпиада, хочется уже выиграть. И если бы не вся эта ситуация, я бы золото взяла.

— Главный тренер сборной сказал, что вы будете тренироваться в России.

— Я пока не думала, где буду тренироваться, там же останусь или в другое место поеду. Ничего не говорила, не комментировала, мне нужно отдохнуть немножко, проехать по этапам Кубка мира, наработать подготовку с помощью соревнований, у меня таким образом подготовка хорошо заходит.

— Сколько времени нужно, чтобы прийти в себя после всего случившегося? Целая жизнь?

— Не знаю. Я этого точно никогда не забуду.

— Елена Исинбаева сказала, что не только не забудет, но и не простит. А вы простите?

— Даже не знаю. Тяжело сказать. Зла я не держу на американцев за то что они говорят, но обидно было за Россию. Все было подстроено!

— Однако вы справились!

— Но без этого всего мы бы справились еще лучше.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала