Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Вячеслав Клоков: работы в тяжелой атлетике очень много, главное - борьба с допингом

Экс-президент Федерации тяжелой атлетики России (ФТАР), бывший вице-президент Европейской федерации тяжелой атлетики, победитель и призер чемпионатов СССР, Европы, мира, мировой рекордсмен Вячеслав Клоков в интервью специальному корреспонденту агентства "Р-Спорт" Олегу Богатову рассказал о причинах, побудивших его выдвинуть свою кандидатуру на пост президента национальной федерации.

Экс-президент Федерации тяжелой атлетики России (ФТАР), бывший вице-президент Европейской федерации тяжелой атлетики, победитель и призер чемпионатов СССР, Европы, мира, мировой рекордсмен Вячеслав Клоков в интервью специальному корреспонденту агентства "Р-Спорт" Олегу Богатову рассказал о причинах, побудивших его выдвинуть свою кандидатуру на пост президента национальной федерации.

Возглавлявший организацию Сергей Сырцов после череды допинговых скандалов и отстранения российских тяжелоатлетов от участия в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро в середине сентября ушел в отставку. На пост главы ФТАР также претендуют исполняющий обязанности президента федерации Максим Агапитов и глава попечительского совета ФТАР Сергей Еремин. Выборы пройдут 22 ноября во Владимире.

- Вячеслав Иванович, чем было вызвано ваше желание баллотироваться на пост президента Федерации тяжелой атлетики России?

- Желание работать на благо тяжелой атлетики у меня было всегда. Перед сиднейской Олимпиадой я три года работал президентом Федерации тяжелой атлетики России. Мы очень много сделали хорошего со своей командой - коллеги-штангисты при встречах до сих пор с теплотой вспоминают те годы. Но после финансового кризиса 1998 года и девальвации рубля наша мебельная корпорация, зависевшая от поставок импортного сырья, "просела", и наши показатели ухудшились. Вследствие этого я уже не мог должным образом поддерживать федерацию в те трудные для России времена и за президентство на следующий олимпийский цикл активно не боролся.

На смену мне избрали Юрия Ивановича Захаревича, которого уже через год сменил на посту Николай Николаевич Пархоменко. Он ввел меня в 1997 году в мировую тяжелоатлетическую семью, где долгие годы мы работали бок о бок, сохраняя прекрасные отношения, помогая друг другу, невзирая на то, кто на данный момент выше по должности.

Но после внезапной смерти Николая Николаевича одна инициативная группа на внеочередных выборах в 2010 году  выдвинула на пост президента ФТАР старшего тренера юниорской сборной Сергея Сырцова. Хорошего спортсмена, но не имевшего абсолютно никакого опыта административной и руководящей работы. Наша команда боролась, но на стороне оппонентов был сильнейший административный ресурс, которым они вовсю пользовались в предвыборной борьбе. Несмотря на это, голоса делегатов разделились ровно пополам - 36 на 36. Но по определенным причинам, а у юристов есть все основания сомневаться в легитимности процедуры, президентом федерации стал Сергей Сырцов. 

- И у вас не было возможности продолжать помогать в новой ситуации?

- Я уже говорил - желание работать на благо российской тяжелой атлетики у меня было всегда, но меня на пушечный выстрел не подпускали. Я ведь и на должность главного тренера сборной России подавал документы, подготовил программу на олимпийский цикл 2012-2016 годов, которую защитил на заседании комиссии в Олимпийском комитете России в присутствии четырех членов ФТАР во главе с Сырцовым, представителей Минспорта, ЦСП, РУСАДА, ОКР... А назначили Сашу Венкова, у которого даже не было программы, но зато он - из их команды.

Из исполкома нас с Юрием Анатольевичем Сандаловым вывели на первом же заседании после той печальной конференции 2010 года. Представляете, человеку, за которого отдали голоса 50% региональных федераций, не дали работать в исполкоме, представлять и защищать их интересы. И Сандалова убрали - человека с колоссальным опытом работы еще с советских времен, имеющего высочайший авторитет в международной федерации.

Убрали всех, кто представлял для них в той или иной мере силу, которая может их отстранить и занять их место. Все наши попытки хоть как то помогать федерации пресекались на корню.

Конечно, я все равно помогал друзьям тренерам, работал с сыном (Дмитрий Клоков - серебряный призер Олимпиады- 2008, чемпион мира и Европы), но официально работать на федерацию, чтобы иметь полномочия и ресурсы, я не мог. И, кстати, когда два года назад проходила конференция, на которой Сырцов был безальтернативным кандидатом на пост президента, я не выставлял свою кандидатуру, чтобы не мешать работе федерации, не нарушать ход подготовки к Олимпийским играм в Рио-де- Жанейро. Хотя со многими моментами был не согласен.

Причиной ухода с поста главы ФТАР стали допинговый скандал и пропуск ОИ-2016 – Сырцов >>>

- И все же, вернемся к сегодняшнему дню...

- Но сегодня случилось то, что случилось - наши спортсмены не приняли участия в Олимпийских играх. Плохо, грустно, жалко, обидно - труды многих поколений перечеркнуты. И в этот трудный момент любой человек, имеющий желание, опыт, намерение, возможности, определенную команду, должен постараться включиться в борьбу за пост президента. Неправильно и нечестно остаться в стороне, не постараться помочь выкарабкаться из той ямы, в которой мы оказались.

Мне стали поступать звонки: "Иваныч, надо возвращаться. Включайся в борьбу". Я начал общаться с представителями регионов. И видя определенную поддержку, я дал "добро" и 13 сентября несколько регионов выдвинули мою кандидатуру.

Шесть лет назад при подготовке к конференции я подготовил свою программу развития тяжелой атлетики. Во многом она актуальна и сегодня. С учетом сегодняшней ситуации я ее подкорректировал и подготовил предвыборное обращение, в котором обозначил контуры направлений, по которым федерация должна работать. И наметил людей, которых можно рассматривать в качестве членов своей команды. Есть и новые лица- потому что подросла плеяда молодых ребят, которые закончили выступления и энергия которых просто бьет ключом. Их обязательно надо привлекать.

- Как вы оцениваете сегодняшнее положение дел?

- Я наблюдаю сейчас за тем, что происходит, и с грустью и горечью вижу, как опять идет какая- то "драчка", склоки, сообщество поделилось на группы. Это плохо всегда, а в сегодняшней тяжелейшей ситуации - это многократно хуже. Я никогда этого не одобрял. В мою бытность президентом у нас тоже была оппозиция, один Алексей Сидорович Медведев чего стоил. Но я никого не выводил из исполкома, у нас проходили жаркие дискуссии - но мы всегда находили общий язык и приходили к компромиссу. Потому что работы было много, и работать надо было всем. А отодвинуть неугодных и ввести лояльных товарищей проще всего, но правильно ли это для пользы дела?

И по моему мнению - все кандидаты в президенты, даже если они не пройдут, после выборов должны работать в федерации. За ними голоса регионов, это пойдет только на пользу делу. Конференция же должна пройти строго по закону, с участием юристов Минспорта или ОКР. Чтобы нам потом не в судах разбираться, а сразу впрягаться в работу, которой непочатый край.

Сергей Сырцов на посту президента ФТАР все только испортил - Давид Ригерт >>>

 

Задача номер один - борьба с допингом

 

- На ваш взгляд, какие шаги надо сделать в первую очередь?

- Первое - борьба с допингом! Уверен, что президент Международной федерации тяжелой атлетики (IWF) Тамаш Аян сейчас поставлен Международным олимпийским комитетом в такие жесткие рамки, что если он не выстроит эффективную систему борьбы с допингом, то не исключено, что тяжелая атлетика будет выведена из программы Олимпийских игр. Исключение из олимпийского движения будет катастрофой для нашего вида спорта.

Аян, уверен, справится с этой задачей - допингу будет объявлена беспощадная война. Плюс ко всему надо учитывать, каким политическим нападкам подвергается сегодня Россия. Поэтому главное для нас сегодня - прекратить это безобразие. Донести до наших спортсменов и тренеров бесперспективность и опасность применения запрещенных препаратов. Все идет к тому, что Государственной думой будет введена уголовная ответственность за употребление и склонение к употреблению допинга. Три организации, независимо друг от друга, будут тестировать штангистов - WADA, IWF, РУСАДА. Никто не проскочит, нет шансов! Будем добиваться изменения вчерашней психологии спортсменов и тренеров. Но российской тяжелой атлетике, считаю, все это только на пользу. Нация у нас талантливая, генетика сильная! И в равных со всеми условиях мы добьемся успехов. Уверен в этом.

- А что первично по спортивной линии?

- Надо срочно провести "ревизию" по нашим спортсменам. Кто они, на что претендуют, кто на подходе? С ними со всеми и их личными тренерами подробнейшим образом поговорить - на каких стартах они планируют выступать? На какой результат претендуют? Какая помощь необходима со стороны федерации? Необходимо проанализировать: а что у нас есть по кадрам? По оборудованию? По технологиям? Науке? Медицине? И что ко всему перечисленному необходимо добавить? А может, ввести совершенно новое... Возможно, и убрав или сократив существующее. И под все это необходимы будут финансовые ресурсы. 

- Как скажется объем поддержки виду спорта со стороны государства после отстранения сборной от участия в Олимпиаде?

- Государственное финансирование, конечно, останется, но оно будет на самом низком уровне (в связи с неучастием в Олимпийских играх). В конечном итоге из всего необходимого бюджета заминусуем госфинансирование, и увидим, какая сумма нам будет нужна из внебюджетных источников. И как она будет распределяться во времени.

Все это необходимо будет сделать с одной целью - дать возможность нашим спортсменам перенести необходимые нагрузки с дальнейшим выходом на те результаты, которые позволят завоевывать медали на мировых и европейских турнирах. А тогда и госфинансирование будет увеличиваться.

Отчетно-выборная конференция ФТАР, намеченная на 29 сентября, не состоится - Агапитов >>>

 

Важно восстановить отношения с IWF

 

- Главная проблема, на мой взгляд - восстановить нормальные отношения с международной федерацией. Ваше мнение?

- Убежден, параллельно надо восстанавливать отношения с IWF. Мы же с Николаем Николаевичем искренне дружили с Тамашем Аяном. Человек нас на свои дни рождения приглашал, это о многом говорит. Он очень хорошо относится к России. Но также есть исполком, от решений которого зависит очень многое. Там абсолютно разные люди, но знаю, что со всеми ними можно работать. Со многими из них мы дружили - ездили в их страны на соревнования, приглашали их к себе. Надо эти хорошие отношения восстанавливать, чтобы в трудные моменты они нас поддерживали.

Сегодня мы перешли некую грань, чем подставили и нашу страну, и федерацию, да и Тамаша Аяна как президента IWF. Надо срочно возвращаться к прежним отношения.

- Руководство IWF, на ваш взгляд, готово к диалогу?

- Необходимо на международном уровне "держать нос по ветру". О чем я говорю? Политика - это искусство компромиссов. Желательно не навредить, но и последовательно отстаивать наши интересы. Пример: как только европейскую федерацию возглавил итальянец Урсо, он систематически предпринимал попытки сместить Аяна с поста президента IWF. Между ними идет конфронтация. Да, нам надо уважительно относиться к президенту европейской федерации, но она абсолютно ничего не решает. А Аян решает все. Он возглавляет работу в IWF почти 40 лет. Среди его достижений – развитие популярности тяжелой атлетики в мире, она существует уже более чем в 100 странах мира. Он опытен, умен, дальновиден, по-хорошему хитер. Сколько уже отбил наездов на себя. И в мировой тяжелой атлетике решает все он. С ним надо дружить, иметь четкие плодотворные отношения, иметь постоянные рабочие контакты. Вместо этого наш последний президент стал поддерживать европейского президента в атаках на Аяна. Не реагировал должным образом на просьбы президента IWF, а делал все наоборот. 

- И это сыграло против нас?

- Глубоко убежден, что именно негатив в отношениях с руководством IWF и привел к тому, что наши последние, чистые ребята не поехали в Рио-де Жанейро. В международной федерации не надо "качать" права, там надо последовательно работать. На заседаниях, в кулуарах, на трибунах. Надо разъяснять коллегам нашу позицию, убеждать их. Критика тоже важна, но не огульная, а конструктивная. Важно в таких случаях что-то предложить взамен. Нельзя допускать и разлада в отношениях со странами бывшего СССР. Надо держаться друг друга, помогать выступать с единых точек зрения. России надо быть обязательно представленной в IWF, ведь именно там решаются все вопросы. Европейская же федерация похожа больше на бутафорскую, она не решает ничего.

Отчетно-выборная конференция ФТАР пройдет 22 ноября во Владимире - Агапитов >>>

- Руководство Минспорта РФ и ОКР не раз говорило, что нам надо усиливать позиции в международных федерациях. Как сейчас обстоит дело в тяжелой атлетике?

- Сегодня в IWF Россия представлена тремя людьми. Наш знаменитый (спортсмен и тренер) Давид Ригерт входит в тренерский комитет IWF. Дмитрий Клоков входит в атлетическую комиссию. И Александр Герасименко - вице-президент международной федерации. И со всеми троими бывший наш президент вообще не контактировал. Не посылал их на заседания, не давал поручений. Маразм полный. Мало того, вице-президента IWF, члена исполкома IWF Герасименко Сырцов вывел из состава исполкома ФТАР. Вывел человека, который обладает мощным административным ресурсом, человека, который дважды подписывал распоряжение о проведении "Кубка Президента России" у первых лиц государства. Ну о чем здесь говорить… Было бы смешно, если бы не было так грустно. Нужно объединить усилия для достижения общей цели.

- Возможен ли у вас некий компромисс с кем-либо из других кандидатов?

- Однозначно да. Максим Агапитов закончил свою спортивную карьеру в мою бытность президентом ФТАР. Он приехал ко мне и попросил помочь войти в новую, послеспортивную жизнь. Я помог ему. Брал с собой в Швецию к Леннарту Бломбергу - на тот момент владельцу крупной компании, и ввел его в этот бизнес. Сегодня это авторитетный, богатый, коммуникабельный человек, с заслуженным спортивным прошлым, успешно осуществляющий крупный бизнес-проект. Максим прекрасно знает английский язык, вхож в международное тяжелоатлетическое сообщество. Получается, в какой то мере я дал ему путевку в послеспортивный мир. Кстати, мы с ним выросли у одного тренера- Геннадия Викторовича Аниканова, которого я считаю одним из лучших тренеров в мире. Мое мнение - при обоюдном желании мы с Максимом можем найти общий язык.

- Что скажете о Сергее Александровиче Еремине?

- Мы встречались с ним несколько раз. Человек умный, амбициозный, реализовал ряд интересных проектов. Деталей, конечно, я не знаю. Мне понравились его мысли относительно спортивной медицины - многое пересекается с моими идеями. Но сложилось впечатление, что этот человек, если ему надо, идет напролом. Где-то это, видимо, неплохо, где-то наоборот. Думаю, с ним сложно работать с позиции "на равных". Он исповедует принцип единоначалия. Возможно, я ошибаюсь. Мой вывод - если он готов и может работать в команде равных, полностью отвечая и координируя отведенные ему направления в деятельности ФТАР, то мы сможем сотрудничать.

- Что вас настораживает?

- Слышал - сегодня он открещивается от Сырцова. Но все видели и знают, что именно через Сырцова и (президента Московской федерации тяжелой атлетики Максима) Абдулмеджидова он заходил в российскую тяжелую атлетику. Каждый из названных решал свои задачи - Сырцову надо было найти человека, способного например оплатить штраф международной федерации; Абдулмеджидову - найти человека, поддерживающего московскую федерацию. Это нормально, это их работа. Через эту помощь Сергей Александрович возглавил попечительский совет ФТАР (упустим здесь, что никто не видел и не знает содержания положения о попечительском совете). Ну а потом уже Сергей Александрович заявил о своих намерениях возглавить Федерацию тяжелой атлетики России. А это уже немного другое. На него тут же спустилась тень и негатив вышеназванных людей. На сегодняшний день это принесло Сергею Александровичу больше минусов, и народ зароптал. Потому что регионы устали от диктата Москвы и от равнодушия в отношении их проблем и вопросов. Именно эти люди породили "клановость" в российской тяжелой атлетике, которую так сейчас бичует Еремин.

Уверен, Сергей Александрович не ожидал у нас встретить такое. И это тоже сегодня является огромным его минусом - незнание картины внутри федерации, настроений и ожиданий сообщества. Незнание людей из нашего мира. Думаю, что многие его слова и действия исходили с позиций Сырцова и Абдулмеджидова. Они подставили его - вольно или невольно, это уже другой разговор. Я слышал, что Сергей Александрович просит дать ему год на полное руководство федерацией. За этот год обещает вывести федерацию из кризиса. 

Агапитов удивлен поддержкой ФТАМ одного, а не двух кандидатов на пост главы ФТАР >>>

- Это реально, по вашему мнению?

- Не верю и не согласен с этим! Почему? Я не обвиняю его, считаю, что он искренне верит в успех. Но мы все имеем право знать - а как он хочет этого добиться? Это же не секрет. В принципе это должно быть видно в его предвыборной программе. Я не увидел там ничего экстраординарного. А не верю потому, что обжигался много раз в период своего президентства, особенно на человеческом факторе. 

- Вы можете привести реальные примеры?

- Да. В свое время с одним из ведущих на тот момент наших штангистов и его тренером спланировали подготовку на год - где пройдут сборы, на каких соревнованиях выступает, где проходные результаты, а где выходит на пик формы и так далее. И вот к нам должны приехать из IWF допинг-офицеры. Мы готовим список спортсменов, кто будет сдавать допинг-пробы, и я вставляю в этот список вышеназванного спортсмена. Я вызываю его на предварительную сдачу допинг-проб, чтобы быть уверенным в его чистоте, несу расходы по его приезду в Москву, по самой процедуре- а от них факсом ответ: приехать не можем, улетаем вертолетом в тайгу за 500 км от города лечиться травками. Да хоть на Марс летите. Я не идиот, чтобы мной можно было так манипулировать. Ясно, что спортсмен "грязный", и они делают все, чтобы не попасться. Я, конечно, наказал их, но дело не в этом. Этот пример показывает, что мы не идеальны. У нас часто сбоит. А данного спортсмена не поменяешь - он один из лидеров. Ты вынужден работать с теми, кто есть сегодня. И получается здесь сбой, там, там, и ты не можешь набрать нужный темп. Ты вынужден по ходу подруливать, латать пробоины. Здесь очень многое кроется в психологии. А психологию за год не изменишь, возможно, для этого потребуется даже смена поколений.

Поэтому часто благие намерения не исполняются, по причине тихого саботажа – дескать, а мы нечаянно. И ты как путами повязан по ногам. Борьба с этим распыляет энергию твою и твоей команды, тормозит скорость развития. Конечно, можно определить точки роста, по отдельным направлениям стартануть очень резво! Но наступать полномасштабно - года мало.

- Вячеслав Иванович, подводя итог беседы, что скажете в заключение?

- Считаю, наш настрой должен быть таким - комплексно и цивилизованно всей тяжелоатлетической семьей начинаем движение вперед по всем направлениям, создав предварительно четкую дорожную карту. Работать нужно консолидированно. И думаю, чтобы кардинально исправить ситуацию, понадобится больше времени, чем один год.


Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала