Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Вячеслав Фетисов: в ближайшие пятьдесят лет свои привычки менять не собираюсь

Читать в
20 апреля Вячеславу Фетисову исполняется 60 лет. Двукратный обладатель Кубка Стэнли, семикратный чемпион мира рассказал специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской о самых ярких событиях своей жизни в промежутке между двумя юбилейными датами.

20 апреля Вячеславу Фетисову исполняется 60 лет. Двукратный обладатель Кубка Стэнли, семикратный чемпион мира рассказал специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской о самых ярких событиях своей жизни в промежутке между двумя юбилейными датами.

- Я на самом деле даже не чувствую разницы. И возраста не чувствую, - начал Фетисов нашу беседу. – Когда исполнялось 50, вроде как-то волнительно было, все-таки круглая дата. А сейчас… Как и прежде занимаюсь самыми разными делами, опыт получил жизненный, который, как известно, ни за какие деньги купить нельзя. Наверное, знаний добавилось, не знаю. Странно как-то все это для меня. 60 лет. Для кого-то жизнь в этом возрасте уже заканчивается. 

- А что хочется вспомнить самому, оглядываясь назад?

- Олимпиаду в Сочи. То, что я к этому в определенной степени приложил руку. И большие старания, и профессиональные навыки. На самих играх я присутствовал, как приглашенный гость, хотя на церемонии открытия нес флаг – это тоже достаточно знаковая для меня вещь. Мне приятно сейчас вспоминать, что я имел к тем событиям самое непосредственное отношение, это дорогого стоит. До сих пор, когда приезжаю в Сочи, каждый раз вспоминаю все перипетии, с чего все начиналось. Из того, что еще произошло за десять лет, назвал бы четыре фильма, которые были сняты о хоккее. Не знаю уж, насколько это можно считать жизненным достижением, но американцы сняли про ту нашу команду три фильма. Два из них – художественных, а третий, который вышел совсем недавно, про нашу "Русскую пятерку" в Детройте с таким броским заголовком: "Как пять русских парней поменяли хоккей навсегда". Приятно осознавать, что мы оставили свой след. 

Что еще сказать? В личном плане самое главное, что отец жив и здоров, дочка учится, стала взрослой, стремится добиться успеха в этой жизни. 

Тонна бесстрашия и мужества. Долина, Газзаев, Александр Медведев – о юбиляре Фетисове >>

- Учится в России, или в Америке?

- В Нью-Йорке, в лучшей школе кинематографии. Прошла конкурс, в котором участвовало пять тысяч человек со всего мира, попала в первую тридцатку. Видеть, как она стремится добиться своей цели, для меня радостнее всего.

- Вы наверняка читали не столь давнее интервью вашей коллеги по Госдуме  Ирины Родниной, в котором ей открытым текстом ставили в вину то, что дочь выросла американкой, живет в США и совершенно не стремится в Россию. Вашей семьи подобная проблема не коснулась?

- Это глупость на самом деле. По отношению ко мне – точно. Я был приглашен на госслужбу в то время, когда вся страна знала, где я жил, где работал, где у меня дочь родилась. Все знали не только о том, что у меня была грин-карта, но и о том, что я никогда не позволю себе иметь американский паспорт, о котором в те времена много кто мечтал. У меня и счета были в американских банках с 1989 года, и имущество, которое я нажил, играя в хоккей. Так получилось. При этом я всегда оставался патриотом своей страны и делал все, чтобы защищать ее и прославлять.  Соответственно сейчас мне и в голову не приходит скрывать какие-то моменты собственной биографии. Что касается дочери, она с каждым годом все больше и больше склоняется к тому, чтобы жить не в Америке, а в Москве. У Насти есть возможность остаться работать в США, но тем не менее ее тянет сюда. 

- Вы удивили меня, назвав Олимпиаду в Сочи наиболее знаковым для себя моментом. Почему-то думала, что вспомните Пхенчхан и российское хоккейное золото, за которым охотилось не одно поколение российских тренеров и вы в том числе.  

- Ну ко мне-то эта Олимпиада какое отношение имеет? Хотя Никиту Гусева в свое время нашли именно мы, когда он никому не нужен был. И он играл у меня в "Красной Армии". Илью Ковальчука и Пашу Дацюка я взял в сборную, когда был главным тренером и генеральным менеджером перед Играми в Солт-Лейк-Сити. И счастлив, что увидел, как они стали олимпийскими чемпионами. Точно так же счастлив, что золото вернулось в страну. 

Выдающийся советский и российский хоккеист Вячеслав Фетисов, отмечающий 60-летие. Справка >>

- Отсутствие в Пхенчхане игроков НХЛ не превратило Игры в ваших глазах в турнир второго сорта?

- Почему это должно было произойти? Все, кто хотел и мог туда приехать – приехали. В том формате, в котором шел турнир, наши ребята победили абсолютно заслуженно: они точно такие же олимпийские чемпионы как те, кто побеждал до них.  Да, была драма, чуть ли не триллер, и думаю, по этой теме обязательно снимут фильм. Многие мои коллеги вообще ведь не считали, что нужно ехать на Игры, возможно, просто не хватало понимания, о чем идет речь, или хотелось использовать какие-то политические моменты. Я бы здесь поблагодарил прежде всего президента страны, который сразу дал понять, что никто ничего не будет запрещать. А сегодня все эти мальчишки стали героями, построили мостик в будущее. Не случись этого, возможно, мы просто потеряли бы целое поколение талантливых спортсменов, не дали бы им возможности исполнить самую заветную мечту.

- Вас удивило, что после Игр российские хоккейные руководители не стали удерживать Олега Знарка на посту главного тренера сборной?

- Если бы я находился внутри системы, возможно, знал бы ситуацию лучше и мне проще было бы судить о причинах, побудивших Знарка уйти. Мне такая ситуация не совсем понятна и, как мне кажется, она не очень красива. В версию о деньгах и подарках я не слишком верю – Знарок на сегодняшний день – один из самых высокооплачиваемых тренеров в мире. Наверное, произошло что-то более серьезное. Но, повторяю: истинные причины мне неизвестны. 

- Четыре года назад, когда вы собирались баллотироваться на пост президента ФХР, я спросила вас, будете ли вы повторять попытки, если проиграете? Спрошу и сейчас: допускаете ли вы возможность возвращения в большой хоккей?

- Я молодой еще, так что посмотрим. А серьезно, я ведь четыре года назад выходил с серьезной программой, в ответ на которую мне было сказано, что в российском хоккее и без моей программы все хорошо. Сейчас могу констатировать, что мы потеряли очередные четыре года. Да, мы выиграли Олимпиаду, но давайте назовем вещи своими именами: в Пхенчхане мы были в пятидесяти пяти секундах от позора, если оценивать ситуацию профессионально. Если бы мы проиграли немцам в финале, это был бы позор, от которого мы не отмылись бы никогда, даже кровью. По сравнению с этим то, что было в 1980 году, показалось бы цветочками. Так что не все так благополучно, как кажется. Я только что вернулся с Дальнего Востока, ездил туда с друзьями в своего рода предъюбилейный тур, и могу сказать, что перспектив у мальчишек в этих регионах нет никаких. А дать их – это одна из первостепенных задач российской федерации хоккея. Ко мне на Золотой шайбе даже один родитель подошел, спросил: "Что же вы творите?" А дело в том, что возрастной разрыв там может быть четыре года. Есть разница, когда 11-летний борется на льду с 15-летним? В контактном виде? Соответственно пересмотра требуют очень многие вещи, начиная от методик подготовки. Ну да, можно отчитываться за работу медалями, к которым федерация не имеет никакого отношения, поскольку игроков готовят клубы. Но их количество нужно постоянно пополнять. Говорить об этом никто не хочет, а эта проблема может в любой момент нас накрыть.

За спорт в ответе: Дегтярев, Газзаев, Фетисов, Сафин, Чепиков и другие в комитете ГД. ФОТО >>

- Дальневосточный "Адмирал", который вы когда-то создавали, сейчас переживает не самые простые времена в связи с нашумевшим "делом Магомедовых". Допускаете ли вы, что из-за резкого ухудшения финансовой ситуации клуб могут вообще снять с чемпионата?

- По большому счету это сейчас уже тоже не мой вопрос, но вот мы сейчас ездили по региону и обозначили очень важные, как мне кажется, вещи. Мы не имеем права потерять клубы Дальнего Востока. Страна сейчас по решению президента вкладывает огромные средства в развитие  этого региона и не помочь хоккейному клубу было бы на мой взгляд неправильно. Особенно если мы говорим не только о внутренней хоккейной политике, но и о геополитике и дальнейшем продвижении хоккея в Китай, Японию и Корею. Да, там много проблем, которые связаны прежде всего с тем, что из "Адмирала" убрали Александра Могильного и Филиппенко – тех, кто создавал этот клуб, но, тем не менее, нынешний губернатор, с которым я встречался и разговаривал, очень хотел бы клуб сохранить и развивать. О том же самом просили родители мальчишек, для которых мы проводили мастер-классы: все понимают, что хоккей для многих из этих мальчишек – это путевка в жизнь. Поэтому я очень надеюсь, что будет принято взвешенное решение, и вопрос будет решен. Три года назад на "Фетисов-Арене" был президент, мы вместе сидели и смотрели игру, был полный стадион, и Владимир Владимирович даже обратил внимание на то, что люди явно идут на хоккей, как на праздник: семьями, красиво одетые, с атрибутикой. 

- В Совет директоров КХЛ вы все еще входите?

- Формально – да, но мне, как депутату, оказывается нельзя этим заниматься. Поэтому сейчас я согласовываю с Владимиром Потаниным, кто придет на мое место, буду по мере сил помогать, но формально уже объявил, что по уже озвученным причинам я не принимаю никакого участия в деятельности Совета. 

- Сейчас в профессиональных кругах довольно активно обсуждаются изменения, которые могут произойти в государственных спортивных структурах страны. Вам в связи с этим делались какие-то предложения?

- Нет.

- А сами себя видите в этих сферах?

- Могу сказать, что опыт, который был наработан, никуда не делся, более того, я его обобщил и понял, что во многих областях я создавал систему, которая у нас в стране не имеет аналогов. Например, десятилетняя программа развития детского хоккея, на чем, собственно, мы и сумели выиграть Олимпиаду. Другими словами, я прекрасно понимаю, о чем сегодня нужно вести разговор, понимаю, что нужно вернуть авторитет, найти пути взаимодействия с внешним миром, с западным блоком, со всеми теми, кто сегодня принимает решения. Не скажу, что задача простая, но, понимаю, что могу быть полезен, и знаю, с чего начинать. Для меня сегодня неприемлемо браться за дело и понимать, что я его не сделаю – для такого надо быть просто идиотом, а я все-таки надеюсь, что на такого не похож. Есть дополнительные возможности в Госдуме – она впервые приняла решение наделить одного из своих депутатов дополнительными спецполномочиями – и это, считаю, исторический момент. Я представляю Госдуму во всех международных организациях, касающихся спорта. Могу сказать, что, куда бы ни обращался, реакция незамедлительная, люди с удовольствием идут на контакт, мы нормально разговариваем.

- То есть вы не считаете, что ситуация, в которой сейчас находится российский спорт, в ближайшем будущем будет только ухудшаться?

- Если ничего не делать, не налаживать контакты, не взаимодействовать, не понимать, как все разрулить – то да, будет. Я встречался со многими руководителями, которые реально не понимают, с кем им дальше решать какие-то вопросы – слишком многих спортивных руководителей в России они считают дискредитированными. 

- То есть я правильно понимаю, что если вам будет сделано предложение встать во главе российского спорта, вы незамедлительно скажете: "Да"? 

- Я ответил то, что ответил. В конце концов я уже был на таком посту, сумел собрать команду высочайших профессионалов, с которыми мы разрабатывали и пятилетнюю программу развития спорта, и законы, по которым страна сегодня живет, и программу поддержки ветеранов спорта, а ведь подобной не существует ни в одной стране мира. Мы возродили детские спартакиады, но самое главное, считаю, что нам удалось после провального для нас 2002-го олимпийского года начать встраивать Россию в международные спортивные структуры. Да, было сложно. Пришлось использовать и знания, и собственный спортивный опыт, и харизму, и репутацию, но ведь сдвинули ситуацию в свою пользу? Если бы этого не произошло, нам никто и никогда не отдал бы Олимпиаду, Универсиаду, чемпионаты мира по таким видам спорта, как плавание, легкая атлетика, и, разумеется, чемпионат мира по футболу. 

Спецпредставителем ГД по вопросам развития спорта стал Вячеслав Фетисов >>

- Вы оставили хоккей в 40 лет. Какие чувства вызвал у вас тот факт, что в этом же возрасте Павел Дацюк вместо того, чтобы завершить карьеру, подписал очередной контракт с ведущим клубом КХЛ? 

- Считаю, что такие ребята должны оставаться в хоккее как можно дольше. Они являются примером, обеспечивают преемственность. Я  только рад тому, что Паша продолжает играть. Точно знаю, что продлевать в 40 лет контракт, не любя то, чем ты занимаешься, не станет никто. 

- Неужели, глядя на действия Дацюка на площадке, вы никогда не испытываете сожаления, что он уже не столь быстр, не столь изобретателен? Другими словами, что лучшие годы, как ни крути, остались в прошлом.

- Знаю одно: без Дацюка, без его феноменального чутья и опыта, мы никогда не выиграли бы Олимпиаду, пусть даже героями тех Игр стали Никита Гусев и Кирилл Капризов, забивший победную шайбу. Так что роль Дацюка в команде переоценить невозможно. Взять даже игру с немцами, которая была переломлена достаточно мелкими, не всегда заметными непрофессионалу действиями. 

- Сами вы по-прежнему играете в хоккей?

- Да, пять дней в неделю. Поставил на коньки множество своих друзей самого разного ранга и возраста, получаю от всего этого колоссальное удовольствие и не собираюсь в ближайшие пятьдесят лет свои привычки менять. 

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала