Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Тридцать дней одного лета. Вайцеховская о параллелях ЧМ-2018 и ОИ в Сочи

Можно ли сравнивать чемпионат мира по футболу с Олимпиадой? Кто-то наверняка скажет "нет", хотя на самом деле у этих турниров гораздо больше общего, чем представляется на первый взгляд. И дело тут не только в том, что зимние Игры в 2014-м и чемпионат мира в 2018-м прошли в России. Специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская проводит параллели между двумя крупнейшими спортивными форумами, которые проходили в нашей стране.

Можно ли сравнивать чемпионат мира по футболу с Олимпиадой? Кто-то наверняка скажет "нет", хотя на самом деле у этих турниров гораздо больше общего, чем представляется на первый взгляд. И дело тут не только в том, что зимние Игры в 2014-м и чемпионат мира в 2018-м прошли в России. Специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская проводит параллели между двумя крупнейшими спортивными форумами, которые проходили в нашей стране.

В начале 70-х годов прошлого века, немногим позже летних Олимпийских игр в Мюнхене, одним из символов которых стала совсем юная Ольга Корбут, всю гимнастическую сборную СССР с Корбут во главе пригласили на гастроли в США. Еще некоторое время спустя в высших политических кругах страны прозвучала фраза, мол, эта девочка за считанные дни сделала для сближения двух стран больше, чем десятки дипломатов. То же самое можно сказать и сейчас. Всего за один месяц Россия перевернула представление о себе и у тех, кто продолжал искать подвох даже в самых безобидных вещах и был уверен, что нашел его. Достаточно навскидку просмотреть, что пишет о чемпионате мировая пресса, и станет ясно: мир реально перевернулся. Потерял точку опоры.

Подобный эффект спорта ни для кого не новость. России, безусловно, повезло в том, что всего за четыре года она получила возможность принять два грандиознейших спортивных события – зимние Олимпийские игры в Сочи и чемпионат мира по футболу. Игры стали одними из лучших в мировой истории. Просто Игры, тем более зимние, это все-таки очень "камерная" история, в то время как чемпионат мира обладает фантастической способностью втягивать в свою орбиту весь мир, включая женщин, детей и стариков, а не только так называемую "целевую футбольную аудиторию". И тем более приятно понимать: даже самые остервенелые критики вряд ли смогут утверждать, что футбольный чемпионат можно было провести лучше, чем это сделала Россия.

И дело тут вовсе не в организации. Точнее, не только в ней. На протяжении месяца вся страна на глазах целого мира рисовала свой собственный портрет. В него вошло все: прекраснейшие стадионы, четко работающие волонтерские службы, готовность помочь любому гостю во всем, вплоть до ночлега в собственном доме, разнузданная Никольская, ставшая многослойным, круглосуточно пульсирующим сердцем чемпионата. И совершенно невероятный уровень спортивной борьбы.

Можно ли сравнивать футбольный чемпионат мира с Олимпиадой? Кто-то наверняка скажет "нет", хотя на самом деле у этих турниров гораздо больше общего, чем представляется на первый взгляд. Для этого нужно всего лишь сопоставить плей-офф с любым из олимпийских финалов, в котором участвует сильнейшая восьмерка спортсменов. Применительно к Играм часто можно услышать, что чемпионом в равной степени может стать любой из финалистов, и это действительно так: на столь высоком уровне соперничества определяющим становится не техническое мастерство, а нервы. Другими словами, готовность ко всему: к слабым и сильным соперникам, к судейству и транспортным неполадкам, погодным катаклизмам и внезапно возникающим препятствиям. Но ведь то же самое можно сказать и о плей-офф чемпионата мира: если никого не удивило, что в финале играла Хорватия, то разве было бы странно увидеть там Англию, Бельгию, Швецию, Уругвай, Россию, наконец?

А почему, собственно, нет? В 2008-м, когда наша сборная неожиданно вышла в полуфинал чемпионата Европы, было очевидно, что команда вообще не понимает, что и как нужно делать на этом уровне футбола. Она "поплыла" от славословий и восхвалений после победы в четвертьфинале и была разорвана на куски в игре с испанцами. На протяжении же нынешнего чемпионата было очевидно другое: игроки и тренерский штаб четко понимают, что они делают, зачем и чего хотят добиться. И лично я на много лет вперед готова смириться с любыми колючками характера главного тренера за его единственную фразу, ту самую, где он сказал, что не считает итог чемпионата успешным. Потому что спорт – это титулы, а титул завоевать не удалось.

Высший уровень спорта, безусловно, не для всех. Тому, кто никогда туда не добирался, иногда бывает совершенно невозможно объяснить, что там все иначе: другие цели, другой накал поединка, другие требования. А еще на этой заключительной прямой очень хорошо проявляются человеческие характеры. В этом плане все мы заново открыли для себя собственную национальную команду. Мы ведь по большому счету никогда не видели сборную в экстремальной обстановке. Когда она раз за разом проваливалась на этапе выхода из группы, и не важно, квалификационный это турнир или уже итоговый, оставалось только грустно размышлять: чего ей не хватает? Чем наши игроки хуже тех, кто оказывается более удачлив? Чемпионат мира в России дал ответ и на этот вопрос: ничем. 

Как-то неожиданно выяснилось, что мы умеем точно так же биться, точно так же терпеть и точно так же забивать.

Высший уровень спорта вообще хорошо и очень быстро учит тому, что результат зависит не от того, как играет соперник, а прежде всего от того, как играешь ты сам. То, что это успели почувствовать игроки российской сборной, а с ними и вся страна, возможно, и есть самое большое достижение чемпионата мира в спортивном плане. Потому что, глядя на игру команды, о том же самом наверняка задумывалось огромное количество совсем еще мальчишек. О собственных возможностях. О том, что можно считать себя фаворитом и остаться ни с чем. О том, что нужно иметь мужество не отказываться от шанса, а хватать его и мчаться в атаку. В точности как футбольный мяч на поле, распорядиться которым в решающем матче способны единицы.

И снова напрашивается параллель с Олимпиадой. Там ведь далеко не всегда выигрывают фавориты, и почти никогда не получается прогнозировать результат. Мы же вовсе не рассчитывали выиграть в Сочи в 2014-м. Даже самые большие оптимисты склонялись к тому, что в общекомандном зачете страна-хозяйка сможет бороться разве что за пятое место. За четвертое – максимум. Поэтому до начала Игр и говорили больше не о результате, а об организации. О том, что провести Игры Россия должна так, чтобы они запомнились всему миру.

Это удалось. И лишь потом как-то внезапно стало вырисовываться, что команда, открывшая счет победам командным турниром фигуристов, на глазах начинает входить во вкус, набирать ход, драться за медали даже там, где никакой драки с российским участием не предполагалось в принципе. Страна открывала для себя совсем юных Юлию Липницкую и Аделину Сотникову, и с удивлением приходила к заключению, что только под занавес карьеры сумела по достоинству оценить тех, кто прожил в спорте десятилетия. Например – Евгения Плющенко и Александра Легкова.

© РИА Новости / Антон Денисов / Перейти в фотобанкФутболисты сборной России Александр Самедов и Денис Черышев (Слева направо)Футболисты сборной России Александр Самедов и Денис Черышев (Слева направо)

В футболе мы точно так же открывали для себя Дениса Черышева и Александра Головина. Илью Кутепова и Марио Фернандеса. Игоря Акинфеева и Сергея Игнашевича (разве мы знали, что они могут быть и такими тоже?). Мы плакали перед экранами вместе с Артемом Дзюбой, когда он совершенно по-детски шмыгая носом признавался, как мечтал о том, чтобы им гордилась его страна, и как мечтали об этом все остальные.

Почему мы стали иначе относиться к собственной сборной? Возможно, потому что она подарила нам тридцать совершенно удивительных дней, стала частью нашей жизни, частью того праздника, что захлестнул страну. Такое уже не вычеркивается. Как и то, что сборная России совершенно официально вошла в восьмерку сильнейших команд в мире.

Возможно, это был просто эффект домашних стен, какого долго не повторится. Но дело, по большому счету, не в этом. Можно согласиться со Станиславом Черчесовым в том, что до настоящего результата команде еще далеко, но хочется сказать о другом. Вспомнить, например, что победа Сотниковой на сочинском олимпийском льду как бы сняла "проклятие", висевшее над отечественным женским одиночным катанием на всех предыдущих зимних Олимпиадах. В этом виде программы мы никогда не добирались до золота и, в общем-то, не считали эту задачу слишком реальной. А выяснилось, что до счастья – рукой подать.

Точно так же мы не брались даже в шутку предположить еще месяц назад, что российские футболисты доберутся до четвертьфинала и не проиграют его в основное время. Но это произошло, и сейчас мы уже совершенно спокойно говорим о том, что могли играть в финале. А почему, собственно, нет? У вас есть аргументы?

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала