Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Александр Коган: спортсмен не должен искать оправдание невысоким результатам

За день до старта московского этапа Гран-при генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России Александр Коган рассказал Елене Вайцеховской, почему фигуристам не следует облегчать программу в рамках новых правил, есть ли плюсы в возможности тренироваться за границей, и стоит ли проявлять беспокойство в отношении первой пары страны.
За день до старта московского этапа Гран-при генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России Александр Коган рассказал Елене Вайцеховской, почему фигуристам не следует облегчать программу в рамках новых правил, есть ли плюсы в возможности тренироваться за границей, и стоит ли проявлять беспокойство в отношении первой пары страны.
- Не так давно вы сказали о том, что не считаете правильным, когда фигуристы облегчают свои программы в угоду качеству. Лично мне в этой фразе послышалось определенное раздражение.
- Скорее, озабоченность. В той системе судейства, которая была введена после Олимпийских игр и в которой сделан огромный упор на качество исполнения элементов, при облегчении программы сильно падает ее базовая стоимость. Если при этом спортсмен не выполняет все элементы на большие плюсы, а лед, как вы понимаете, скользкий, то базовая стоимость может стать еще ниже за счет GOE (надбавки за исполнение). Понятно, что риск должен быть оправданным: никто не говорит о том, что спортсмен должен во что бы то ни стало выполнять в программе те элементы, с которыми он не всегда справляется в тренировках. Но если ты умеешь делать элемент и способен исполнить его на плюсы, риск, на мой взгляд, оправдан. Так что, на мой взгляд, спортсмены, которые идут на облегчение программ, на самом деле не сильно облегчают себе задачу показать высокий результат.
- Абсолютно с вами согласна. Более того, не раз видела, как, облегчая программу, убирая из нее ультра-си, фигурист начинает ошибаться на более простых вещах – падает концентрация.
- Именно. Это часто наблюдается даже на детском уровне.
- Тогда следующий вопрос: вы, как один из руководителей ФФККР и человек, который несет определенную ответственность за результат, способны как-то влиять в этом отношении на тренеров, на спортсменов? Переубеждать их.
- Конечно же, мы беседуем и с теми, и с другими. У нас существует достаточно сложная система утверждения тренировочных планов, их выполнения спортсменами, так что все, конечно же, обсуждается.
- Но при этом есть Михаил Коляда, и не только он один, кто выкидывает из программы четверной лутц и, фактически, лишает себя возможности бороться на том уровне, на котором соревнуются сильнейшие.
- Посмотрим, что будет происходить дальше. Если тот же Коляда будет прекрасно справляться со всеми остальными элементами, значит, эту меру можно будет считать оправданной. И усложнять программу поэтапно. Понимаете, в чем дело: ситуация, которую мы имеем сейчас, возникла достаточно неожиданно. Не знаю уж, насколько это просчитывал Международный союз конькобежцев, когда вводил новую систему в обиход, но вектор развития фигурного катания она, безусловно, меняет.
- Но ведь все это в фигурном катании уже проходили – перед Олимпийскими играми в Ванкувере: тот же Эван Лайсачек вообще не стал утруждать себя разучиванием четверных прыжков, и это не помешало ему выиграть Олимпиаду.
- Тогда все-таки ситуация была иной: в ней в значительной степени присутствовала спортивная составляющая. Нынешняя система с колебанием GOE от "+5" до "-5" фокусирует внимание на внешней стороне. На красивых линиях, на качественных непрыжковых элементах.
- Как раз хотела сказать о том, что многие сфокусировали внимание на двух тройных акселях Рики Кихиры, как на главном событии предыдущего этапа Гран-при в Хиросиме, а то, что Сатоко Мияхара выиграла у Лизы Туктамышевой четыре балла на одних только вращениях, поняли далеко не все.
- Это да.
© AFP 2018 / MARTIN BUREAUЕлизавета ТуктамышеваЕлизавета Туктамышева
- Получается, что японские тренеры просто значительно раньше остальных поняли, куда идти?
- Японцы достаточно давно начали работать над вращениями, но это не значит, что наши тренеры оставляют это без внимания. Другое дело, что сейчас особенно важно находить необходимый баланс как в программе, так и в тренировочном процессе. Уверен, что наши тренеры достаточно грамотны и сейчас пересматривают очень многие вещи в методике подготовки к основным стартам.
- Вас удовлетворяет скорость, с которой идет эта перестройка?
- Здесь сложно что-то говорить. В целом результаты российских спортсменов говорят сами за себя. А именно – что в методике тренировок мы являемся одной из ведущих стран в мире: у нас много тех, кто прекрасно прыгает, прекрасно вращается, а если говорить о подрастающем поколении фигуристов, таких становится еще больше.
- В свое время ФФККР пошла на то, чтобы Виктория Синицина и Никита Кацалапов тренировались в США у Марины Зуевой. Сейчас в Канаде тренируется Евгения Медведева, минувшим летом Коляда стажировался сначала в Швейцарии у Стефана Ламбьеля, затем в США у Рафаэля Арутюняна. Вы допускаете, что желание российских спортсменов уехать за границу будет расти? И как вообще к этому относиться?
- Не думаю, что это может стать проблемой. Есть ведь и другая тенденция: все больше и больше иностранных спортсменов работают под началом российских тренеров. Если говорить о центрах, которые находятся в других странах, то далеко не все они преследуют спортивные цели, приглашая к себе иностранцев.
- Знаю, что в том же американском плавании тренеры охотно приглашают к себе сильных иностранцев, но делают это прежде всего для спарринга. Но если кто-то из лидеров сборной обратится к вам с просьбой позволить ему тренироваться вне России, ФФККР будет оплачивать такой проект?
- Давайте побеседуем об этом, если такое случится. Сейчас же хочу сказать о другом: все наши тренеры способны готовить фигуристов на самый высокий уровень. Все остальное – это особенности ситуации. А если какой-то спортсмен предпочитает находиться в более слабой группе и быть там звездой – его право, но вряд ли из этого получится значимый результат. Вы правильно сказали – про спарринг-партнеров. Это важно для подготовки, чтобы рядом был сильный соперник. Примеров, когда такое соперничество работает, в фигурном катании очень много. Как и в художественной гимнастике, в синхронном плавании. А кроме того, спортсмен не должен себя жалеть. Такое случается. Люди начинают искать оправдание не слишком высоким результатам в музыке, в неудобных ботинках, в судьях, в тренерах, в том, что кто-то не так на них посмотрел, не то сказал… А нужно просто быть голодным до результата.
- Вас не беспокоит ситуация в парном катании с лидерами сборной, чемпионами Европы Евгенией Тарасовой и Владимиром Морозовым, которые начали менять технику выбросов и пока еще не могут добиться стабильности в этом элементе? Или их тренеру Максиму Транькову дан карт-бланш во всем, что касается подготовки пары?
- Все спортсмены сборной и все сильные группы находятся у федерации под постоянным контролем, и Тарасова/Морозов – не исключение. Дополнительный контроль осуществляет и Нина Михайловна Мозер, которая официально остается тренером этой пары. Она была с ребятами на тренировочном сборе перед началом Гран-при, принимает участие в обсуждении всех рабочих планов. По поводу выбросов пока не могу ничего сказать: техника исполнения этого элемента у Жени с Володей была неплоха, они получали высокие оценки, сам Максим, когда катался в паре с Таней Волосожар, тоже получал "+3". Понятно, что делать самому и учить других – это разные вещи, но как хорошо тренер и спортсмены справляются с задачей, покажет уже московский этап Гран-при. Мы ждем от российских спортсменов хорошего катания в Москве и на предстоящем в начале декабря Финале Гран-при.
Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала