Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр

Роман Дворянкин: для игроков Virtus.pro призовые — это только цифры

© Пресс-служба ESforce HoldingГенеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин
Генеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин
Роман Дворянкин занял должность генерального менеджера российской киберспортивной команды Virtus.pro в 2016 году. С тех пор составы коллектива по Dota 2 и CS:GO выиграли более десяти международных турниров, а сумма заработанных ими призовых начала исчисляться в миллионах долларов.
Во время домашнего турнира EPICENTER Major по Dota 2, который прошел в Москве в конце июня, Дворянкин пообщался с корреспондентом РИА Новости Максимом Захаровым и рассказал о том, сколько зарабатывают и куда тратят деньги молодые киберспортсмены, объяснил, почему командам пока невыгодно воспитывать игроков в собственных академиях, и оценил попытки государства регулировать сферу киберспорта.
— Во время интервью моему коллеге в мае 2017 года вы вспоминали, как посетили один из первых киберспортивных турниров в качестве генерального менеджера Virtus.pro, и отмечали, что были поражены 15-тысячной толпой, которая поддерживала своих кумиров. За два года работы в VP вы перестали удивляться популярности киберспорта в России и мире?
— Простой ответ — да. Мне кажется, что киберспорт стал намного более мейнстримовым, и это хорошо. На концерты артистов ходят не только потому, что любят их музыку, а потому, что это классное шоу. Как многие ходили на матчи чемпионата мира по футболу в России не от любви к футболу, а потому что понимали: это большое событие, которое не хочется пропустить. Мне кажется, киберспорт стал одним из таких событий.
Есть ли возможность в Москве каждую неделю делать, как в случае с футболом, турнир по киберспорту, на который будет приходить десять тысяч человек? Нет. Есть ли у нас в стране достаточно болельщиков, которые несколько раз в год в течение нескольких дней могут собрать полный стадион? Совершенно точно — да. Это происходит во всем мире, и это здорово.
— С каким самым необычным проявлением известности VP и вашей лично вы столкнулись за время работы в киберспорте?
— Примеров было много. Мне кажется, одна из самых запоминающихся историй была летом 2017 года, когда мы играли в финале мейджора в Киеве. Уже тогда на политическом уровне отношения между нашими странами были не очень хорошими. Но я помню, как натурально дребезжали стекла в кабинках игроков на сцене, когда местная публика поддерживала нас в финале против OG. Это было просто поразительно.
Были забавные моменты, когда на трансляции мейджора в Куала-Лумпуре в прошлом году камера выловила девушку с фотографией Рамзеса (игрок состава Virtus.pro по Dota 2 Роман "RAMZEs" Кушнарев) из рекламы шампуня, хотя она таргетировалась только на Россию. Это пример того, насколько глобален киберспорт.

"Украинские игроки никогда не испытывали проблем в России"

— Вы упомянули турнир в Киеве, состоявшийся уже после ухудшения отношений между Россией и Украиной, а как в целом политические реалии современного мира оказывают влияние на киберспорт?
— Мне кажется, главная причина, почему киберспорт находится вне политики, заключается в том, что у аудитории киберспорта гораздо слабее чувство национальной идентичности в его агрессивном аспекте. Так, например, у нас в Virtus.pro с самого начала выступают и украинские, и российские игроки. У нас был украинский тренер. Никогда абсолютно не было никаких проблем. Каждый раз, когда я или ребята приезжали в Киев, мы никогда не испытывали никаких проблем. Никогда украинские игроки не испытывали проблем в России. Это очень круто. Мы, со своей стороны, делаем все, чтобы так оставалось. Все упирается в то, что аудитория киберспорта моложе.
— Вы в первую очередь связываете это с тем, что молодежь по большей части аполитична?
— Именно. На нее просто не действует эта история. Это легко можно видеть, например, по ситуации с Лилом (бывший игрок состава Virtus.pro по Dota 2 Илья "Lil" Ильюк). Несмотря на то что у нас был громкий "развод", никогда не поднималась тема, что он является гражданином Украины. У этого просто нет базы.
— В том же интервью вы критиковали The International за очень большой призовой фонд, отмечая, что он негативно сказывается на командах и игроках. Однако призовой фонд TI продолжает расти, и в этом году, по всей видимости, превысит 30 миллионов долларов. Вы по-прежнему убеждены, что это только мешает развитию киберспорта?
— Я бы просто сделал иначе. Гипертрофированная зависимость от The International — это не очень хорошо. Факт, что ты можешь весь сезон выигрывать мейджоры, но заработаешь меньше денег, чем если просто займешь шестое место на The International. Это диспропорция. В любом случае решение принимает издатель игры (компания Valve). Наше дело — играть на The International.
— Многие ставят под сомнение весь соревновательный DPC-сезон в Dota 2. Можно весь год нигде не играть, потом поехать на The International и заработать больше, чем кто-либо. А как к этому относятся игроки?
— По-моему, Олег Тиньков говорил, что, когда ты — условно — заработал десять миллионов долларов, тебе все равно, сколько их у тебя: 11 или 28. Эти деньги уже достаточно сложно потратить, если тебе не сносит крышу и ты не начинаешь скупать роллс-ройсы.
Наши ребята пока еще не заработали по десять миллионов долларов. В целом они достаточно уверенно себя чувствуют. Но они еще молодые. По-моему, Рамзес ранее в интервью говорил, что для него это пока просто цифры, когда ему приходит сообщение от банка на телефон. Вот Ana (игрок команды OG Анатан "Ana" Фам) 19 лет. Человек выиграл несколько миллионов долларов. Думаю, ему еще трудно осознать, чем это отличается, например, от 200 тысяч долларов, потому что это сложно пока на что-то потратить.
— То есть для игроков The International это в первую очередь трофей, слава и место в истории? Спортивная мотивация превалирует над финансовой?
— Понятно, что деньги являются очень важной составляющей. Так, например, после прошлого сезона многие игроки купили квартиры. Но теперь-то деньги закончились или их стало меньше. Эта составляющая, конечно, очень важна. Но когда они сидят и играют, то думают не о деньгах, а о победе, принципиальных соперниках, о том, чтобы занять лучшее место в истории Virtus.pro на The International.
— Два года назад, говоря о зарплатах игроков Virtus.pro, вы сказали: "Они большие, но не заоблачные". Вы также называли диапазон от семи до десяти тысяч долларов. Насколько устарела эта информация и как динамика зарплат киберспортсменов связана с их успехами?
— Напрямую. Зарплата нашего состава по Dota 2 выросла с тех пор довольно заметно. Рост зарплат напрямую сопряжен с их успехом. К сожалению, наш состав по CS:GO не демонстрирует таких же результатов, поэтому их зарплаты сократились примерно в 2,5 раза. Но у Dota 2 и CS:GO все привязано к мировым рейтингам. Здесь все прозрачно и честно: вы играете хорошо — получаете большие деньги.
— Опять же, вы говорили, что организация берет себе около 15% призовых, а все остальное получают игроки. Сохранилось ли такое распределение?
— В среднем распределение осталось таким же. Игрокам стало доставаться чуть больше, но вилка в 10-15% осталась.

"Не думаю, что закрытые лиги появятся в Dota 2"

— Вы неоднократно говорили о том, что на данный момент киберспортсменов дешевле покупать, чем воспитывать. Есть ли смысл киберспорту идти по дороге большого спорта и развивать академии или у киберспорта особый путь?
— Все зависит от дисциплины и политики издателя. Несколько лет назад, когда Valve запретила иметь несколько составов, это убило академии в Counter-Strike. Стало невозможным заявлять академии на турниры. Если не будет поддержки со стороны издателя игры, мы можем сколько угодно хотеть сделать академии. Здесь вопрос: где играть игрокам? Делать свою закрытую лигу, в которой игроки будут получать практику? Можно, но это будет означать, что они не смогут играть даже открытые квалификации. В тот момент, когда игрок перерастет уровень закрытой лиги, где все играют между собой, он тут же уйдет. Его не будет смысла держать. К сожалению, все упирается в политику издателя.
Тренер команды VIrtus.pro по Dota 2 Арсений ArsZeeqq Усов
Тренер Virtus.pro: половина команды подписала петицию за мой уход
— А представители Valve как-то объясняли свою позицию?
— Да. Их позиция: multi-team ownership — это плохо. С этим я согласен. Логично, что могут появиться ситуации, когда на групповой стадии ты можешь встретиться с "дружественной" командой. Ты, например, уже обеспечил себе выход в плей-офф, а ей надо обязательно выиграть. Сразу начнутся спекуляции.
Но я могу привести очень простой пример. Мы играли в финале EPICENTER по CS:GO с SK Gaming, у которых на тот момент был с нами общий владелец. Оба раза мы им проигрывали, хотя это был наш домашний турнир. Я просто не могу представить, как я или кто-то еще из руководства, вплоть до владельцев, подошли бы к игрокам и сказали, что им нужно проиграть, потому что организации это важнее. Мне кажется, если издатели создадут условия или, например, молодежные лиги, тогда снова начнут появляться академии.
— Закрытые лиги… Эта тема давно обсуждается в европейском футболе. Гранды хотят закрытую лигу для получения рекордной прибыли с ТВ-прав. Реально ли такое развитие событий в киберспорте?
— Все зависит от издателя. Riot Games выступает за франшизные лиги. Они уже появились в США и Европе. Даже появятся в России в следующем году. Это происходит потому, что издатель поддерживает такую политику. Я тоже сторонник закрытых лиг. Понятно, что с их появлением историю "Аякса" в последнем розыгрыше Лиги чемпионов представить сложно, просто потому, что "Аякса" в этой лиге не будет. Не будет таких историй успеха.
Valve четко сказали, что они против закрытых лиг. Поэтому я не думаю, что они появятся в Dota 2 или CS:GO в классическом франшизном виде. Опять же разница между спортом и киберспортом в том, что первый никому не принадлежит. Никто не может глобально запретить клубам собраться и создать лигу. Да, ФИФА может ввести какие-то санкции, но футбол никому не принадлежит. А киберспорт принадлежит издателю, который в любой момент может отключить тебя от сервера.
— А как строятся взаимоотношения между организациями и издателями игр на примере Virtus.pro и Valve?
— Valve — очень своеобразная компания. Я это без негатива говорю. Наше взаимодействие происходит, как правило, перед The International, когда мы обсуждаем отдельные логистические моменты. Оно происходит по электронной почте — по мере возникновения вопросов, когда это нужно. Все проходит конструктивно. Мы общаемся и по поводу выхода новых игр, будь то Artifact или Underlords.
© Пресс-служба ESforce HoldingГенеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин
Генеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин
Генеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин

Лучше о киберспорте буду говорить я, чем какие-то "левые люди"

— Вы говорили, что в ваши обязанности входит развитие киберспорта в целом. Насколько вы проявляете инициативу, чтобы заниматься реформированием киберспорта?
— Я стараюсь активно выступать на конференциях и форумах. Как вокруг любой другой хайповой индустрии, вокруг киберспорта, к сожалению, есть очень много людей, которые говорят чушь или преследуют собственные меркантильные интересы, и это откровенно мешает. Моя задача — не твердить, какие Virtus.pro хорошие, а рассказывать о том, как в целом выглядит киберспорт.
Здорово, что и на ПМЭФ в прошлом году, и на других форумах в Сочи и Казани говорят об этом. Нужно рассказывать о том, что такое киберспорт и как он работает. Это такая образовательная функция. Мне кажется, что лучше это буду делать я, чем какие-то "левые" люди. Никакого пафоса. Просто есть очень много шарлатанов.
— Когда в федеральных СМИ говорят о видеоиграх в контексте трагических событий, вы расстраиваетесь или стараетесь больше бороться со стереотипами?
— Я прекрасно представляю, как это работает. Бороться с такими вещами бесполезно. Здорово, что у нас есть контакты с Государственной думой и ее профильным комитетом. В прошлом году были общественные слушания. Комитет по физической культуре и спорту собрал реально хорошую выборку представителей индустрии, где были люди с разными взглядами.
С сентября прошлого года я вхожу в правление Международной ассоциации компьютерного спорта. Это объединение крупнейших команд — Virtus.pro, FaZe Clan, Fnatic, NiP, NaVi, Optic Gaming и т. д. Мы как раз вырабатываем много стандартных вещей: от условий турниров до борьбы с допингом. Идет общение с издателями от лица группы команд. Кто это еще будет делать, если не мы?
— А как вы относитесь к попыткам государства регулировать сферу киберспорта?
— Мы должны помнить о том, что федерации по отдельным видам спорта — это общественные, а не государственные организации… Государство в первую очередь все-таки пытается регулировать индустрию гейминга. Надо понимать, что киберспорт — это надстройка над геймингом. И когда государство, например, говорит об авторизации в играх по паспорту, к киберспорту это не имеет никакого отношения.
Мы профессиональный клуб, задача которого — выигрывать турниры, делать хороший контент, зарабатывать деньги, радовать наших болельщиков. Так же как, например, не задача "Зенита" или "Спартака" — развивать футбол в стране. Это задача Российского футбольного союза. Так же и у нас: популяризация киберспорта — задача Федерации компьютерного спорта России.
То, что в том числе в результате нашей работы киберспорт становится более популярным и обращает на себя внимание, — здорово, но это не наша задача. Это просто побочный эффект.
Ярослав Мешалкин, директор по стратегическим коммуникациям ESforce Holding
Директор ESforce о нехватке кадров в киберспорте, "ПСЖ" и конкуренции с НБА
— Говоря о рынке киберспорта в России, вы рассказывали, что глобально интересы Virtus.pro за пределами страны. Вы отмечали, что у рынка киберспорта в России есть определенный потолок. За эти два года он стал ближе, чем был до этого?
— Потолок определяется размером рекламного рынка в целом. К сожалению, по ряду не зависящих от нас событий с 2014 года рекламный рынок находится не в самом лучшем состоянии в абсолютных цифрах, выраженных в свободно конвертируемой валюте. Поэтому, по нашим оценкам, ESforce в целом собирает уже процентов 70-80 рекламных денег. Мы видим потолок, чувствуем его. Понятно, что в этом плане у команд, которые работают на крупных рынках (США, Западная Европа), ситуация попроще.
— Какие направления наиболее перспективны для развития бренда Virtus.pro?
— В первую очередь Китай. Скоро там пройдет The International. У нас будет несколько важных объявлений, но китайский рынок на самом деле является основным фокусом нашего развития.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала