Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр
В данный момент не проходит ни одного матча
Чемпионат мира по водным видам спорта в Кванджу

"Иногда думал: какая жесть!" Тарасевич - о совмещении учебы и спорта

Григорий Тарасевич с Универсиады летит в расположении сборной, которая совсем скоро выступит на чемпионате мира в южнокорейском Кванджу, а мы открываем блог журнала "Плавание" его историей о том, как совмещать занятия спортом на высоком уровне с учебой на очень серьезном факультете по технической специальности.

Первые тренировки

К воде меня начали приучать лет с трех, в пять начал плавать в мелком бассейне. Родители у меня тренеры, поэтому поначалу я ходил в бассейн за ними — в "Юность", к маме. Потом смотрел, как плавают старшие ребята, — под ногами бегал, мешался на тренировках и сам купался, а позже начал тренироваться в группе у папы в бассейне "Альбатрос", где плавал до своего 18-летия. Мама хорошо знает селективную процедуру, биометрию, она понимала, что мне подходит этот вид спорта. В общем, плаванием я начал заниматься до школы.
Когда решали, в какую школу меня отдать, был выбор пойти в ту, что рядом с бассейном, но мама захотела отдать меня в гимназию. Это элитная школа в нашем городе: ритмика, специальная развивающая программа, все такое... Просто так туда не брали, но так как моя мама там училась, это в итоге помогло. Я пошел в прогимназию, сдал экзамены — читать сколько-то там слов в минуту, какие-то загадки, головоломки решались — и поступил уже в саму гимназию.
По тем меркам школа находилась далеко. Это сейчас, зная, сколько, порой, нужно ехать в Москве до школы и оттуда в бассейн, понимаю, что это не самый сложный вариант. 35 минут по пробкам утром и всё.
Могу сказать, что очень благодарен маме за то решение. Раньше не понимал, но сейчас я знаю, что эта школа помогла мне стать тем, кто я есть.

Начало

Разделение по специализациям начиналось позже, уже в старших классах, но и в младших, и в средних были предметы, которых тогда не было в других школах: мировая художественная культура, ритмика. Еще был предмет на проектное мышление. Мы работали в группе, даже было что-то вроде дипломной работы — каждый год на какую-то тему делали доклад. Тогда это казалось лишним, но теперь, когда были все эти проекты в университете, понимаю, что в свое время этот фундамент у меня был заложен, и это в дальнейшем очень помогло.
Я продолжал плавать в группе с ребятами, которые были старше меня, — когда пришел, им было семь лет, а мне шесть. Лет до четырнадцати я плавал по одной тренировке в день, хотя некоторые плавали по две уже с восьми лет. Мы делали все по науке, мама и папа говорили, что пока рано переходить на объемы, что в раннем возрасте необязательно это все делать, меня не форсировали, не "убивали". Так что на две тренировки я перешел, когда в школе все посерьезнее стало, где-то в девятом классе.
Мне повезло, что такие предметы, как математика, геометрия, заходили хорошо. Было интересно и не было тяжелой унылой зубрежки. Я легко все успевал, хотя поначалу думал, как же я со всем этим справлюсь — две тренировки и такой объем по урокам! Ощущение, как же я справлюсь, появлялось потом не раз, но я все-таки принимался за работу — и постепенно все вставало на свои места.
Так что самый тяжкий в этом плане момент был уже на втором курсе университета, а в старших классах все шло нормально. В школе наладился контакт с учителями, я мог, например, пропускать физкультуру. У меня был индивидуальный план — посещал те уроки, которые были мне нужны, брал задания, делал все сам.
В плавании к тому моменту стали появляться серьезные международные соревнования — Юношеский европейский фестиваль я пропустил, но потом отобрался на первенство Европы в Антверпене. У нас там было четыре спиниста, проплыл, по системе меня вышибли, так как от одной страны проходят всего двое. Но все равно это был шаг вперед — съездил со сборной, познакомился с ребятами. Потом была юношеская Европа, юношеский мир...
На сборы я ездил мало, только на самые необходимые. Сейчас думаю, можно было бы ездить чаще — все таки учиться сам я уже умел, сдавал контрольные по возвращении и делал задания.
Сверстники надо мной не смеялись, никто не говорил: зачем тебе вообще все это надо? Но, бывало, спрашивали: как ты никуда не ходишь, но хорошо учишься? Да я и сам не понимал. Потом прочитал про "синдром самозванца" — когда человеку кажется, что он на самом деле ничего не знает и не способен приписать себе собственные достижения. Хотя, конечно, ощущение что все дается "без особого напряга" — это до поры, до времени.

Выбор университета

ЕГЭ у меня зашел хорошо. Специально никаких репетиторов под это у меня не было, да и я понимал, что ЕГЭ мне не очень понадобится — собирался учиться в Штатах. Наверное, даже помогло, что не было никакого давления перед экзаменами, но все равно хотелось постараться и хорошо все сдать. Сдавал досрочно — нужно было ехать на соревнования.
Ну а выбор в пользу университета делали не то чтобы долго, но это была такая особая история. У папы училась девочка, которая плавала брассом, она в свое время решила уехать учиться в Америку. Тогда все это только начиналось, первым из известных пловцов, который пошел по этому пути был Роман Слуднов... В общем, все это нас заинтересовало, хотя начинать было страшно, даже подступаться к этому. К тому же был ведь и легкий вариант: пойти в университет в нашем городе, Питере, Москве, а эта история с переездом — просто непонятная территория.
Как раз в тот момент многие из группы начали постепенно по разным причинам бросать плавание. Я остался один.
В этой ситуации была опасность, что я наемся плаванием, поэтому для того, чтобы продолжать, нужно было что-то менять, найти какое-то вдохновение. Вариант с университетом в США казался подходящим. У нас не было такого: мама за этот вариант, папа против или наоборот. Просто, так как все было непонятно, то решили выбрать в пользу большего количества возможностей. В конце концов, вернуться обратно я мог всегда. А там мог выучить язык, познакомиться с большим количеством новых людей, испытать жизнь на себе.

Взрослая жизнь

Я вышел из зоны комфорта, ведь когда уезжаешь от родителей, начинаешь вообще все делать сам. Было страшно, но и интересно тоже. Важно было добиться чего-нибудь самому. В бытовом плане элементарные вещи я умел — ну, яичницу пожарить, например. Но все равно это непросто — каждый шаг, каждое решение ты должен принять сам.
Тяжелее всего тогда давался тайм-менеджмент: как распределить свое время, чтобы все успеть. Тебе ведь в такой момент уже никто не напоминает, что нужно сделать, когда и как. А этого очень много, плюс вокруг много новых людей, и важно уметь расставлять приоритеты.
Знаете, в детстве мне казалось, что когда я заработаю первые деньги, куплю коробку шоколада и буду есть, есть и есть... А когда это случилось, мне вовсе не захотелось покупать коробку шоколада — что я с ней вообще буду делать?! И вот так со всем, когда ты вступаешь в новую взрослую жизнь. Я научился себя ограничивать и не обращать внимания на какие-то вещи.
Например? Ну, вот у кого-то нет уроков и они идут веселиться. Можно пойти с ними или позаниматься, плюс потом спокойно выспаться. Это все решается путем проб и ошибок, учишься планировать и изо дня в день держишь этот баланс между учебой и плаванием. Многое было в новинку.
В первую очередь пришлось отказаться от уединения. Я до переезда мог просто побыть один — и не чувствовал никакого дискомфорта, для меня это нормально. После переезда жил с соседом, было много новых знакомых, пришлось себя как-то растормошить, стать более общительным. Все-таки менталитет у нас другой, и нужно позволять в другой стране узнавать себя, чтобы не казаться каким-то нелюдимым человеком.
Наверное, кажется, что все это было очень тяжело и непросто, но при этом абсолютно все было в радость. Мне нравилось быть в команде, нравилась вот эта общность. Не было ни секунды, когда я бы заскучал.
В этом бешеном ритме, когда осознавал, какой он бешеный, мелькала мысль: какая же жесть, но это было и круто одновременно. Я постоянно находился в тонусе и успевал вообще все. Был невероятный кайф от процесса, от того, что все получается.

Профориентация

Когда я учился в физико-математическом классе, был в шоке от ребят, которые просто, казалось, могут решить любую задачу. Я понимал, что так не могу. Они обстоятельно могли подумать час-полтора и справиться с любыми заданиями, я же если решал, то с налета. Когда я это осознал, понял, что не смогу быть на режущем лезвии науки, но пойти учиться на инженера — вполне. Мне очень нравилась техническая специализация и все эти предметы. Сложно объяснить некоторым людям, как можно получить удовольствие от решения примера, но так оно и было.
Учителя тоже подтверждали, что у меня есть способности. Родители говорили, что, возможно, стоит пойти в экономику, но я понимал, что если буду делать что-то, что мне неинтересно, будет заходить гораздо сложнее, и эмоционально это не очень хороший вариант. Благодаря тому, что сделали правильный выбор, за счет склонностей и хорошей базовой школьной подготовки первый курс университета пролетел достаточно быстро. Все-таки когда делаешь то, что интересно, не замечаешь, как постепенно справляешься, вне зависимости от того, насколько это тяжело.
Кирилл Пригода
Сборная России завоевала четыре медали в среду на Универсиаде

Без паники

В какой-то момент я понял, что не успеваю получить специальность за четыре года, на которые дается стипендия, тогда думал, что она только на четыре года и дается, и взял побольше нагрузки по зачетным часам. 18 часов! Все меня отговаривали, но мне казалось, разница в три часа не будет такой ощутимой. Оказалось, что это не так.
Режим дня тогда был такой:
∙ 5.10 — подъем, завтрак
∙ 6.00–7.30 — тренировка, на которую ехал на велосипеде
∙ 8.00–9.00 — зал
∙ 10.00–13.00 — уроки
∙ 14.00–16.30 — тренировка
∙ 16.45–18.00 — уроки
∙ 18.30 — ужин
∙ 19.00–21.00 — уроки или свободное время
∙ 21.30 — нужно было ложиться спать. Это оптимальный вариант, когда я столько спал, то хорошо себя чувствовал.
И вот при этих 18 часах нагрузки стало ощутимо тяжелее. Постепенно я справился и с этим, и сейчас могу сказать, что главное не только правильный тайм-менеджмент, но еще и в критический момент не поддаваться панике. Это такой лайфхак. Делай, а не думай, сколько всего впереди и что точно ничего не получится.
Я ничуть не жалею, что мы в свое время приняли решение идти на этот факультет, что я учился в серьезной школе, где мне дали очень хорошую базу. Я не знаю, буду ли инженером в будущем, буду ли работать по специальности, но убежден в том, что такое образование, техническое, в принципе помогает тебе по жизни, это тоже своего рода база, формируется особый тип мышления.
Так что я благодарен тому, что все так сложилось, вне зависимости от того, по какому пути пойду в будущем, ну и, разумеется, навыки по планированию своего времени, по тому, как правильно расставить приоритеты, они тоже очень важны.
Григорий Тарасевич
Родился 1 августа 1995 года в Омске
∙ Призер чемпионата Европы-2016: "серебро" 50 м на спине и в комбинированной микст-эстафете, "бронза" 100 м на спине.
∙ Призер чемпионата мира-2017 в составе комбинированной эста- феты 4 × 100 м,
∙ Чемпион мира-2016 на короткой воде в составе смешанной и мужской комбинированных эстафет.
∙ Образование:
— Школа — гимназия No 19, Омск (2002–2013).
— Университет Луисвилля (США), факультет машиностроения (Mechanical Engineering), 2013–2017, бакалавриат, 2018 — по настоящее время, магистратура.
— Поволжская государственная академия физической культуры, спорта и туризма, факультет спор- та, направление — физическая культура (Казань), 2016 — по настоящее время.
Текст из журнала "Плавание" №1 за 2019 год.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала