Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр
Чемпионат мира по водным видам спорта в Кванджу

Джейн Фигейредо: ради работы с Дейли я бы черту душу продала

В Великобритании ее знают все, кто так или иначе связан с водными видами спорта: американка много тренирует одного из самых знаменитых в стране спортсменов – двукратного чемпиона мира Тома Дейли. А в 2000-м Джейн привела к олимпийскому золоту Веру Ильину и Юлию Пахалину. Есть ли шанс вновь увидеть выдающегося специалиста под российским флагом? Об этом Фигейредо рассказала специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской.

Подводные камни 2000-го

- Джейн, как вас занесло в прыжки в воду?
- Я ведь из Зимбабве, а в этой стране, когда я росла, у детей было лишь одно развлечение – пойти побегать по улице, поплавать, понырять. Если ребенок попадает в бассейн, он, как правило, выбирает именно прыжки в воду. Не знаю, вспомните ли вы, но самыми первыми Олимпийскими играми с участием прыгунов в воду из Зимбабве были московские, в 1980-м – до этого наша страна была под бойкотом у МОК (Международного олимпийского комитета). В Москве Антонетт Уилкен заняла на трамплине десятое место, Дебби Хилл – четырнадцатое. А в 1984-м Лесли Смит уже прыгала в Лос-Анджелесе в олимпийском финале. Так что с традициями у нас все в порядке. Не говорю уже о том, что в нашем виде спорта в Америке наименее сложно получить университетскую стипендию. Многие прыгуны уезжают в США сразу после школы.
- Возможность учиться в университете, насколько помню, была основной причиной, по которой в ваш клуб в Хьюстон сначала уехала Вера Ильина, затем Юлия Пахалина, Анастасия Позднякова…
- Абсолютно верно. Все русские тренеры почему-то считали, что отъезд Ильиной в Америку практически равнозначен окончанию ее карьеры. А она стала становиться лучше и лучше. Для меня было большим комплиментом, когда после Игр в Сиднее, где Вера с Юлей выиграли золото в синхронных прыжках, ко мне подошел Владимир Пахалин, отец и тренер Юли, и сказал: "Забирай мою дочь и делай с ней все, что считаешь правильным".
- Ваш нынешний босс в английской сборной Алексей Евангулов сказал мне, что по-настоящему профессиональным тренером вас сделали как раз эти спортсменки.
- Он абсолютно прав. В свой самый первый приезд в Россию я узнала множество новых для себя вещей. Как и сколько работать в зале, какие секреты и подводные камни бывают в винтовых прыжках, как выстраивать общение с русскими коллегами.
- Неужели есть люди, с которыми вы с вашим характером не могли бы найти общий язык?
- Ну, шоколадной-то тренерская профессия не бывает никогда. Первый год работы в сборной России оказался для меня крайне непростым. Владимир Рулев, который тренировал Ильиных в Москве и, к сожалению, слишком рано ушел из жизни, был совершенно выдающимся специалистом. Поскольку домой Вера приезжала из Хьюстона не слишком часто, были и недоверие, и ревность, и открытая конфронтация. С Пахалиным мы сразу договорились о том, что я тренирую его дочь только в США, но не в России. К этому специалисту я относилась с большой теплотой, поскольку понимала, что, какие бы разногласия между нами ни случались, Юля прежде всего его ребенок. И что он никогда не поставит свои интересы выше интересов дочери. Проблема была разве что в том, что мы слишком по-разному относились к некоторым аспектам работы.
Анна Чуйнышена
Боль, страх и немного холодной воды — Вайцеховская о 10-метровой вышке
- Например?
- Например, Владимир был уверен в том, что прыгуну в воду нужно иметь сильные ноги, а все остальное неважно. Я же считала необходимым уделять не меньше внимания работе рук. Именно они задают направление прыжку, подхватывают вращение. В общем, каждый из нас гнул в работе свою линию, а в совокупности это дало хороший результат.
- Вы были вовлечены в ситуацию, когда перед Играми в Сиднее на два места в синхроне на равных претендовали три спортсменки: Ильина, Пахалина и Ирина Лашко?
- И да, и нет. Да – потому что понимала: решение, которое примет главный тренер, вполне может пойти вразрез с тем, что хочу я. Нет – потому что мы с девочками тренировались в Америке и не имели вообще никаких рычагов, чтобы повлиять на ситуацию. Нам, безусловно, повезло в том, что Ильина выиграла отборочный чемпионат страны в индивидуальных прыжках – это означало, что именно она будет выбирать себе партнера. Если бы выиграла Юля, ей было бы во всех отношениях сложнее. Ведь как ни крути, за два года до тех Игр она стала чемпионкой мира в Перте, выступая с Ирой Лашко, они были подругами, а такие вещи просто так со счетов не сбросишь.

Конец и начало

- После того как ваши ученицы стали в Сиднее олимпийскими чемпионками, работать стало проще?
- Да. Владимир Пахалин, как я уже сказала, дал мне полный карт-бланш, в университете и вовсе были счастливы, узнав, что Юля переезжает в Техас и будет выступать за университетскую сборную. Мы прекрасно работали, на Олимпиаде в Афинах Пахалина/Ильина завоевали в синхроне серебряные медали, плюс Юля выиграла бронзу в индивидуальных прыжках. Вера заняла в том финале четвертое место, после чего приняла решение завершить карьеру. В 2008-м в Пекине Юля завоевала еще одно серебро, выступая уже с Настей Поздняковой. После тех Игр было принято решение поставить Позднякову со Светланой Филипповой. И начались сложности.
- С чем они были связаны?
- В сборной сменился главный тренер. Пока Олег Зайцев был ассистентом у Алексея Евангулова, у меня не было в отношениях с ним никаких проблем. А вот когда он стал принимать решения самостоятельно, то сразу заявил, что ни в какую Америку Филиппову не отпустит. И никого другого не отпустит.
Юлия Тимошинина
Юлия Тимошинина: надо было рисковать, либо вообще не выходить на старт
- Причины такого решения он вам объяснил?
- Нет. Просто сказал, что если Настя рассчитывает выступать дальше, то должна вернуться в Россию. Я пыталась найти компромисс, пыталась объяснить, что Поздняковой нужно завершить образование в Университете, но безуспешно. Ситуация усугублялась тем, что Зайцев практически не говорил по-английски.
В те годы в российской сборной были очень хорошие девочки. Но у меня, честно говоря, сложилось впечатление, что девочки, да и все остальные, вообще перестали интересовать Зайцева, когда в команде появились Евгений Кузнецов и Илья Захаров. При этом нам постоянно давали понять, кто в доме хозяин. Помню, в ходе одной из тренировок у Насти зазвонил телефон. Она сняла трубку и услышала: "Если рассчитываешь поехать на Олимпийские игры, то завтра должна быть в Москве". Тренировка, разумеется, была сорвана – Настя помчалась в аэропорт, толком не собрав вещи.
Чем дольше все это продолжалось, тем отчетливее я понимала, что не хочу оставаться частью этой системы.
Алексей Евангулов
Алексей Евангулов: о неприкосновенности китайцев знают все, и все молчат
- И приняли предложение Евангулова приехать к нему в Лондон тренировать Тома Дейли?
- Как раз на это предложение я ответила категорическим "нет". Я так намоталась по свету, пока работала с российскими спортсменками, что хотелось элементарного покоя, возможности побыть дома. К тому же Лондон всегда казался мне очень серым, очень мокрым и вообще самым ужасным местом на земле, несмотря на то что моя мать – британка. Даже не представляла, до какой степени я заблуждалась на этот счет.
- Каким же образом Евангулову удалось вас уговорить?
- Он позвонил мне где-то в середине октября 2013-го, сказал, что помнит, что по отцу я португалка. Спросил, говорю ли я по-португальски. Если да, то, может, соглашусь стать менеджером или переводчиком английской олимпийской команды на Играх в Рио. Я сказала, чтобы он от меня отстал, поскольку говорю я только по-английски. Тогда он сказал: "Подожди, не вешай трубку. Я могу рассчитывать хотя бы на то, что ты сумеешь выкроить время и приехать в Лондон – почитать лекции моим тренерам?"
Это предложение меня заинтересовало. Я люблю общаться с людьми. Когда прилетела в Лондон, Алексей потащил меня в олимпийский бассейн. Мне не очень хотелось туда ехать, поскольку воспоминания были не самыми радужными: на Играх-2012 я ведь даже не могла подойти к Поздняковой в ходе соревнований, поскольку, будучи ее тренером, не имела аккредитации. Но мы все-таки поехали. Там нас ждал Том Дейли. Мы поздоровались, Том вызвался показать мне бассейн "изнутри", и разговор был примерно таким: "Бассейн классный, правда? Здесь такой же классный зал для "сухой" подготовки. Феноменальные условия: всерьез начинаю думать о том, чтобы перебраться из Плимута в Лондон. А вообще я ищу тренера…"
- Прилично, как погляжу, вас взяли в осаду…
- Это да. Но я упорно стояла на своем. Что ни в какой Лондон не поеду ни за какие коврижки. И тогда Евангулов сказал: "Ну, ты же не станешь возражать, если Том на пару-тройку недель приедет к тебе на тренировочный сбор в Техас?
Илья Захаров
Михаил Угрюмов: то, что Илья Захаров пропустил ЧМ, не неудача, а благо
- И рыбка заглотила крючок?
- Абсолютно правильная у вас аналогия. Они зверски меня подцепили. Пока я обдумывала варианты, сидя дома в Техасе, мне позвонил Том и сказал, что он уже в Орландо и что ему негде остановиться. Что я должна была ему на это ответить?
- "Приезжай, черт возьми!"
- На самом деле я сказала, что комната для него уже готова. На следующий день он приехал. Это были фантастические две недели тренировок. После того как завершила карьеру Вера, а потом и Юлия, не думала, если честно, что когда-нибудь испытаю тот уже порядком подзабытый кайф настоящей работы. Я реально ощущала себя счастливейшим человеком в мире. И ради этого была готова не то что сказать "да" Дейли и Евангулову, я бы черту душу продала!
- Не могу даже представить, что вам пришлось пережить в Рио, когда в предварительной серии на 10-метровой вышке Дейли продемонстрировал, что готов выиграть Олимпиаду, а спустя сутки остался в полуфинале последним.
- Было больно. Очень. Том реально набрал сногсшибательную форму к тем Играм. Просто все с самого начала пошло не так. Для всей страны Том на протяжении многих лет был "золотым мальчиком". Самым юным чемпионом мира, самым юным участником Игр в Пекине, первым олимпийским медалистом в стране. Он и сам убедил себя в мысли, что если когда у Англии и появится свой олимпийский чемпион, то это будет именно он. И тут Джек Ло и Крис Мирс выигрывают в Рио синхронный трамплин… И весь сценарий пошел наперекосяк.
Кроме этого, у Тома в голове крепко сидело желание не просто выиграть Олимпиаду, но сделать это максимально убедительно. Как гвоздь загнать в крышку гроба. И этим он себя просто сжег. Я ведь убила добрых два года после лондонских игр, чтобы объяснить Тому: надо быть идиотом, чтобы делать всю эту сумасшедшую работу ради того, чтобы завоевать "какую-то" бронзу. Если заранее настраивать себя на то, что целью является просто медаль, ты никогда не станешь первым. Поэтому и радовалась так сильно, когда видела, что Том все больше и больше становится одержим мыслью о золоте.
- После столь сокрушительных неудач нередки случаи, когда спортсмен и тренер просто разбегаются в разные стороны.
- С бедой, как говорится, нужно переспать, а потом принимать решения. Можно, конечно, спросить Тома, о чем он тогда думал, но сейчас он точно воспринимает все иначе. Я же наутро точно знала, что не позволю нашим отношениям закончиться на этой ноте и что больше никогда в жизни не допущу, чтобы с моим спортсменом случилось нечто подобное.
- Зная все это, становится понятно, почему спустя год вы и Том до такой степени ликовали, выиграв в Будапеште чемпионат мира.
- Согласитесь, нам было что этому миру доказывать.

Семья vs работа плюс маленький ребенок

- Вы с Дейли начали работать вместе в самом конце 2013-го, когда весь мир обсуждал его каминг аут.
- Это была та самая тема, которую мы затронули, когда встретились в Америке. Том честно признался, что самое большое его желание – на какое-то время просто убраться из Великобритании на время всей этой шумихи. Во всем остальном меня волновал лишь один момент. Что Том живет в Англии, его партнер Лэнс (Дастин Блэк) – в США, и это может создавать сложности в тренировках. Думаю, что это была не последняя причина того, что Дейли решил перебраться из Плимута в Лондон. Одно дело, когда можно сесть в самолет и через одиннадцать часов быть на месте, и совсем другое, когда сначала нужно несколько часов добираться в аэропорт на поезде, а потом точно так же ехать обратно.
По правде говоря, меня мало волновал вопрос частной жизни Тома. До Игр, где мы намеревались завоевать золотую медаль, оставалось не так много времени, нужно было лечить порядком застарелую травму руки, приводить в порядок физические кондиции. Помню, Том спросил меня в Хьюстоне: "Что ты вообще думаешь о том, как я прыгаю?" Я сказала: "Погоди…" И достала свою книжечку. Не знаю, зачем, но на протяжении довольно долгого времени я отмечала в дневнике все моменты, которые раздражали меня в прыжках Дейли. Ему же просто перечислила: "Ты должен похудеть, иначе не сможешь стать более быстрым, должен выпрямить свои дурацкие колени, которые во вращениях вечно согнуты, а для этого нужно поработать над растяжкой и гибкостью, группировка, которая сейчас врастопырку, должна стать более плотной, и вообще ты порой выглядишь в воздухе довольно уродливо".
Чемпионат мира FINA 2019. Синхронные прыжки в воду. Мужчины. Трамплин 3 м
Кузнецов и Шлейхер завоевали для России лицензии на Олимпиаду
- Как отреагировал на это Дейли?
- Сказал: "Вау… Ну, тогда начинаем работать!"
- Знаю, что в США тренер должен постоянно контролировать, что и как говорит своим ученикам. Иначе в каких-то ситуациях рискует прямо с тренировки отправиться в суд. Как с этим обстоит дело в Великобритании? Вы можете сказать спортсмену: "Закрой рот и перестань жрать?"
- Прекрасный вопрос, на самом деле. Как вы правильно заметили, большую часть жизни я работала в США и работала с девочками. А в этом случае приходится постоянно подбирать слова, чтобы никого не обидеть. Я не люблю быть грубой. С Томом в этом отношении проще: мы столько раз публично шутили по поводу его излишней страсти к сладкому, что однажды даже одна из газет написала: "Тренер Дейли требует, чтобы он прекратил все отношения с конфетами".
На самом деле, передо мной не стояла задача запретить Тому что либо. Мне нужно было дать ему инструменты, пользуясь которыми он был бы способен решить проблему самостоятельно. До приезда в Хьюстон Дейли, например, вообще не имел понятия о том, что такое правильное питание – руководствовался лишь тем, хочет он есть или нет. И, если был голоден, пихал в рот что попало. В Америке он начал работать с диетологом, с тренером по спецподготовке, и все довольно быстро встало на свои места.
- Том обсуждал с вами свое желание создать с Лэнсом семью и завести ребенка?
- Да, конечно. Меня беспокоили две вещи, о которых я сразу Тому и сказала. Во-первых, я никогда в жизни ничего своим спортсменам не запрещала. Учила их принимать самостоятельные решения, предварительно взвесив все за и против. Поэтому мне хотелось быть уверенной в том, что Дейли понимает, что делает. Во-вторых, ребенок требует очень большой ответственности и умения четко планировать время, особенно если родители – знаменитости и каждый занят своим профессиональным делом. В случае Тома это постоянные поездки, необходимость соблюдать режим, тренироваться. К счастью, ни одно из моих опасений не оправдалось. Даже не подозревала, что сын принесет Тому столько счастья. У них с Лэнсом есть нянька, но как-то раз, когда тот был в отъезде, Том притащил ребенка в бассейн и сказал, что ему не с кем его оставить. В этом тоже не было никакой сложности – я обожаю маленьких детей. Проблема возникает лишь тогда, когда форс-мажорные обстоятельства превращаются в систему.
- Лэнс не ревнует к вам Тома?
- За все время, что мы знакомы, между нами случилась лишь одна конфликтная ситуация, но она была связана не с Томом, а с правилами британской федерации прыжков в воду, которые запрещают, например, членам семьи селиться во время соревнований в одном отеле со спортсменами, летать с ними одним чартером и так далее. Существует куча ограничений. Было достаточно сложно объяснить Лэнсу, что никто не станет делать исключения для Дейли только по той причине, что его муж – знаменитость и у них общий ребенок. И что это не моя прихоть, а некие правила компании, которым я как наемный работник обязана подчиняться точно так же, как и все остальные.

Пара для гения

- Как-то очень давно я разговаривала с ныне покойной Татьяной Стародубцевой, и она сказала, что было невероятно сложно подобрать партнера для синхронных прыжков ее ученику Дмитрию Саутину – слишком он был талантлив. Работая с Дейли, вы сталкивались с похожей проблемой?
- О, да. Но это вопрос, который тоже так или иначе приходится решать. В Рио Дейли выступал в синхроне с Дэниелом Гудфеллоу, и они стали третьими. Но Дэн живет в другом городе, а по нынешним временам это не вариант. Если мы хотим добиться реально высокого результата, нужно иметь возможность тренироваться вместе постоянно. Так было у Веры с Юлией, у Юлии с Настей, у Джека Ло и Криса Мирса. После того как Крис закончил прыгать, Джеку нужно было искать нового партнера, и выбор было решено остановить на Гудфеллоу, поскольку он одинаково хорош на обоих снарядах, к тому же тренируется в одном бассейне с Ло. И я остановила свой выбор на Мэттью Ли – ради того, чтобы выступать с Томом, он в конце прошлого октября перебрался в Лондон. Да, Мэтт страшно накосячил в финале – получил 3,5 балла за прыжок, который в тренировках легко выполняет на девятку, но, к счастью, этого хватило, чтобы завоевать бронзу и получить олимпийскую лицензию. И, как ни крути, это тоже опыт.
- Как вы представляете себе собственное послеолимпийское будущее?
- Если Алексей (Евангулов) подпишет новый контракт с британской федерацией, останусь с ним.
- А если он примет решение вернуться в Россию, поедете следом?
- Вау, это вопрос на миллион долларов. Наверное, все же нет. Я уже сказала вам, что время, когда я имела возможность работать с Верой, Юлей и Настей, было самым потрясающим в моей тренерской жизни. Но некоторые воспоминания должны все-таки оставаться воспоминаниями. Не нужно стремиться к тому, чтобы вернуть прошлое, каким бы замечательным оно сейчас ни казалось.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала