Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр

Оборванный забег – Вайцеховская о Ханеволде

3 сентября в своем доме в Тронхейме скоропостижно скончался один из самых харизматичных биатлонистов мира, трехкратный олимпийский чемпион Халвард Ханеволд. До своего пятидесятилетия он не дожил ровно три месяца.
Болельщики звали его Крабом – за крайне своеобразную и в чем-то корявую манеру бега, а в кругу биатлонистов к норвежцу прицепилось смешное детское прозвище Плуто. Слишком уж сильно Ханеволд стал смахивать на этого мультяшного персонажа после того, как стал наклеивать на переносицу специальный пластырь и в таком виде выходить на старт. В кругу норвежских биатлонистов он казался под занавес своей карьеры совсем дедом, и сам шутил на этот счет, выиграв свою последнюю из олимпийских наград, что чувствует себя, словно в детском саду.
Карьеру Ханеволд вполне мог завершить раньше, после Игр в Турине. Но там олимпийскому чемпиону, а, заодно и всей норвежской сборной, было суждено пережить колоссальное разочарование: олимпийская эстафета завершилась для норвежцев двумя штрафными кругами Фруде Андресена и седьмым итоговым результатом. Возможно, этот печальный аккорд и стал причиной, побудившей 36-летнего гонщика остаться в биатлоне.
Владимир Драчев
Глава СБР назвал смерть Ханеволда огромной утратой для мирового биатлона
Несмотря на достаточно внушительную коллекцию индивидуальных наград, весь мир считал Халварда, прежде всего, непревзойденным эстафетчиком, стопроцентно надежным именно в командных гонках, где норвежец за годы своих выступлений завоевал восемь из своих 17-ти медалей чемпионатов мира и выиграл серебро и золото двух Олимпиад – в Нагано и Солт-Лейк-Сити. Поэтому очень символично, что самой последней наградой Ханеволда на мировых первенствах стало эстафетное золото Пхенчхана, а последней наградой в карьере – эстафетное золото Ванкувера.
Господи, как же недавно все это было…
Когда о скоропостижной смерти норвежца стало известно в России, трехкратный чемпион мира Павел Ростовцев написал на своей странице в интернете: "Для меня было честью стоять с тобой на одном пьедестале, Халвард..."
Мне же Ростовцев сказал:
- Ханеволд всегда был для меня особенным спортсменом. Не могу сказать, что мы много общались. Скорее, я много наблюдал за ним. Запомнился он мне, прежде всего, тем, что очень много тренировался. В начале 2000-х мы были вместе с норвежцами на высокогорном сборе в Бельмекене, и я был крайне удивлен, когда уже после ужина увидел Ханеволда в коридоре отеля с лыжероллерами и винтовкой – он шел уже на третью или четвертую в тот день тренировку. По нашим тогдашним представлениям, спортсмен после ужина мог заниматься разве что восстановительными процедурами. В лучшем случае – потренажить. А тут – полноценная функциональная нагрузка.
Дмитрий Губерниев
Губерниев назвал шоком смерть трехкратного чемпиона ОИ норвежца Ханеволда
Второе уникальное качество Халварда заключалось в том, что он не упускал из виду ни одно новшество, которое по его убеждению могло бы помочь ему в спортивной борьбе. Тот самый пластырь на носу, о котором говорили, что он способствует расширению носовых каналов и, соответственно, дает спортсмену возможность поглощать больше кислорода, Ханеволд начал использовать первым, несмотря на то, что над ним подсмеивались все биатлонисты. Бегал Халвард всегда в наушниках – эта была точно такая же его отличительная черта, как отсутствие перчаток у Свена Фишера. И на рубеже он использовал один из наушников, как заглушку – чтобы в правый глаз не попадало солнце. Такие мелочи всегда говорят об очень высоком профессионализме спортсмена. Ведь секрет успеха на самом высоком уровне всегда заключается в мелочах.
Третье, что я всегда отмечал, это фантастическая аскетичность Ханеволда во всем, что касалось его жизни. Я как-то приехал на сбор в Бейтостолен, и туда же на своих машинах приехали биатлонисты сборной Норвегии. Самый скромный автомобиль был у Халварда, хотя на тот момент он уже был неоднократным чемпионом мира и Олимпийских игр. Точно так же ему было совершенно безразлично, в чем тренироваться. Мне кажется, что у Халварда вообще был один комбинезон на все случаи жизни – порядком старенький и потертый. Но для него такие вещи вообще не имели значения…
Эмиль Хегле Свендсен
Свендсен: Ханеволд был уникальным спортсменом
…После того, как Ханеволд выиграл свой заключительный старт в Ванкувере, стартовав на первом этапе эстафеты и фактически задав тон тому победному для страны забегу, он признался, что готовился к этой гонке как никогда тщательно, понимая, что другой в его 20-летней биатлонной жизни уже не случится. "Я был так мотивирован, так отчаянно работал, так хотел показать все, на что я способен", - говорил он сразу после финиша в микст-зоне. Таким он всем нам и запомнился: цепким и неудержимым.
Он вообще спешил жить и, по сути, уйдя из биатлона, никуда из него не ушел, всегда был на своем месте и всегда продолжал оставаться для кого-то Крабом, для кого-то Плуто, для кого-то просто хорошим другом, на которого всегда можно положиться. Но вот сейчас поторопился он точно зря…
Мы будем помнить тебя, Халвард! Спасибо, что был и в нашей жизни тоже…
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала