Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр

Сергей Шубенков: на чемпионате мира в Дохе выступал в двух левых носках

Серебряный призер чемпионата мира-2019 в беге на 110 метров с барьерами россиянин Сергей Шубенков в интервью Ильдару Сатдинову рассказал о том, как ходил с чужой аккредитацией в Дохе и соревновался в двух левых носках, почему считает ямайца Омара Маклеода маленьким мальчиком, и заявил, что у него нет опасений, что легкоатлетов из России не пустят на Олимпиаду.

"В этом сезоне багаж не прибывает со мной на турниры"

— Что сейчас чувствует четырехкратный призер чемпионатов мира?
— Я в очередной раз обдумываю, где я был раньше и где я сейчас. В финале чемпионата мира мне удалось всего лишь выйти на мои июньские результаты и набрать форму, которая была тогда. Из-за травм я откатился назад, всё начинал заново. Но на самом чемпионате мира для меня всё сложилось очень хорошо и удачно. Я преисполнен оптимизма.
— А в момент финиша были счастливы, что у вас серебро?
— У меня какое-то странное ощущение было. Я был просто рад от того, что соревнования закончились. Формально они не завершают мой сезон, меня ждут еще Всемирные военные игры, но подготовка к ним будет уже не такой напряженной, как это было сейчас.
У меня не было ни эмоций, ни сил порадоваться второму месту. Я просто смотрел на ребят вокруг. Увидел, как Грант Холлоуэй убежал на второй круг, он просто не мог остановиться. Паскаль Мартино-Лагард, когда узнал, что у него бронза, закричал, стал кататься по траве. Он был очень счастлив. Мне стало даже немножко смешно от этого — ребята так радуются, а у меня нет сил на такую радость. Но придя в себя, я понимаю, что все очень круто получилось!
© РИА Новости / Григорий Сысоев / Перейти в фотобанкРоссийский спортсмен Сергей Шубенков (справа) в полуфинальном забеге на 110 м с барьерами среди мужчин на чемпионате мира по легкой атлетике 2019 в Дохе.
Российский спортсмен Сергей Шубенков (справа) в полуфинальном забеге на 110 м с барьерами среди мужчин на чемпионате мира по легкой атлетике 2019 в Дохе.
Российский спортсмен Сергей Шубенков (справа) в полуфинальном забеге на 110 м с барьерами среди мужчин на чемпионате мира по легкой атлетике 2019 в Дохе.
— А расскажите о том, как вы ходили с чужой аккредитацией на чемпионате мира.
— Когда я пришел в аккредитационный центр, мне выдали аккредитацию тренера с фамилией Соколов, это один из тренеров. Причем фото на аккредитации было мое. А тут особо не проверяют ее, спокойно ходил так. Но я быстро заметил. Говорят, потом у тренера Соколова были проблемы с получением аккредитации (смеется). Ну, а я стал коучем на какое-то время.
— А что случилось с вашим багажом?
— Я прилетел в Доху, а багаж — нет. Но его очень оперативно доставили. Я прилетел вечером, а уже утром багаж привезли. Вообще у меня этот сезон получился урожайным на неприбытие багажа.
Самый крутой случай был, когда я летал в Австрию на восстановление. Багаж не пришел, и я без вещей прожил там неделю. В итоге мои вещи так и не нашли. И потом я самостоятельно нашел свой багаж, когда летел обратно. Мои вещи были в аэропорту Мюнхена, почему-то курьер не взял их на доставку, и они лежали в зоне забытых и утерянных вещей. Если бы я сам не спросил, они бы так и остались в Мюнхене.

"Были мысли не ехать на чемпионат мира, но я не мог пропустить его"

— Ваше возвращение после травмы получилось не самым оптимистичным — 13,88 секунды на этапе Бриллиантовой лиги в Париже.
— Все было очень плохо и неудачно. Мы поняли, что дальше уже лечиться нельзя и надо приступать к нормальным тренировкам, имею в виду поездки на нормальные соревнования. В тот момент было важно принять правильное решение. Либо досрочно завершить сезон, либо понять, что такие результаты после травмы — это отправная точка, и дальше будет прогресс. Прогресс давался тяжело, но он был. Я подумал, что надо переламывать ситуацию и включаться в соревновательный процесс. В итоге решение было верным.
— У вас не было мыслей "ну его к черту, лучше закончу сезон и нормально восстановлюсь"?
— Такая мысль была постоянно. При этом я понимал, что закончить можно в любой момент. И если бы я закончил сезон и не поехал на чемпионат мира, ко мне не было бы претензий. Все всё видели, все всё знают. Бросить можно всегда. Но реально мне не хотелось бросать сезон, чемпионат мира мне был нужен. Я не мог пропустить его.
— Если бы не травма, с каким временем пробежали бы на чемпионате мира?
— Я не знаю, это не предугадать. Если бы я пробежал за 13,10 секунды, то такой результат по нашим с тренером прикидкам и должен был быть в Дохе. Почему не получилось показать его, надо еще хорошо обсудить с тренером. Хотя факторов много — поздний старт, климат, представление спортсменов перед финалом с использованием яркого света, сами соревнования получились нервными. В принципе, результатом мы довольны.
Сергей Шубенков
Исинбаева о серебре Шубенкова на ЧМ: достойная победа над обстоятельствами
— Что вы сейчас испытываете по отношению к ямайцу Омару Маклеоду, из-за столкновения с которым вы могли вообще пропустить чемпионат мира?
— Этот вопрос лучше задать испанцу Орландо Ортеге. На допинг-контроле после финала я видел Ортегу, он был очень сильно подавлен и разочарован. На нем не было лица. Я могу представить его обиду. Ортега был отлично готов, но ему не повезло в финале. Такое бывает.
Я спросил испанца, не повредил ли он чего. Он сказал, что со здоровьем все нормально, что на данный момент он мог показать более высокое время, а Маклеод не дал ему проявить себя в финале. На что я смог ответить ему только: "Добро пожаловать в клуб!" С Маклеодом лучше не стоять на соседних дорожках. Да, вот так вот он портит жизнь другим спортсменам.
— При этом Маклеод сам упал в финале. Получил "ответку" за свою грязную манеру бега?
— Да почему "ответка"? Ладно, признаюсь, он мне не нравится. Не нравится и своим поведением вне стадиона. На мой взгляд, Маклеод ведет себя как маленький мальчик. Перед чемпионатом мира у Маклеода вышло большое интервью в журнале Spikes, а это ресурс IAAF. В этом интервью он рассказывал о себе в позитивном ключе, как он доволен жизнью, нашел нового тренера. У него была такая фраза — not afraid of challenge. Не боится испытаний, борьбы, вызовов.
Но как мы видим, когда у него появляется хоть какой-то челлендж, когда он не бежит впереди всех на полкорпуса или корпус, когда его начинают догонять, он разваливается полностью и всегда. Он не может выдержать челленджи со стороны других. У него такое самомнение, которое не очень совпадает с действительностью. Мое мнение о таком человеке сложно назвать хорошим.
© РИА Новости / Григорий Сысоев / Перейти в фотобанкСлева направо: Омар Маклеод (Ямайка) и российский спортсмен Сергей Шубенков в полуфинальном забеге на 110 м с барьерами среди мужчин на чемпионате мира по легкой атлетике 2019 в Дохе.
Слева направо: Омар Маклеод (Ямайка) и российский спортсмен Сергей Шубенков в полуфинальном забеге на 110 м с барьерами среди мужчин на чемпионате мира по легкой атлетике 2019 в Дохе.
Слева направо: Омар Маклеод (Ямайка) и российский спортсмен Сергей Шубенков в полуфинальном забеге на 110 м с барьерами среди мужчин на чемпионате мира по легкой атлетике 2019 в Дохе.

"Нет паники, что нас не пустят на Олимпиаду в Токио"

— Вы пропустили Олимпиаду в Рио, и теперь маячит такая же ситуация с Играми в Токио…
— Если сравнивать с 2016 годом, то это и не угроза совсем. Тогда всё это было серьезнее, громче. Сейчас это по сути та же история, просто ее очередной виток. Конечно, определенные опасения (о недопуске россиян) у меня есть, я переживаю, что это может повториться. Но уже не так сильно переживаю, как это было тогда. В любом случае я ничего не могу поделать с этим, какой смысл тогда переживать? Я лишь надеюсь, что все будет хорошо.
— Тогда был показательный пример с Дарьей Клишиной. Она тренировалась за рубежом, и только ее одну из российских легкоатлетов допустили в Рио. Мария Ласицкене в случае необходимости готова начать тренироваться за границей.
— Тогда предъявляли условие, согласно которому надо было тренироваться за рубежом два года до Олимпийских игр. Уже поздно ехать за границу и начинать там тренироваться. Но я думаю, что некорректно накладывать условия допуска, которые были в 2016 году, на нынешнюю ситуацию. Время прошло, отношение к России изменилось со стороны международных организаций. Сама риторика уже другая. Хотя я считаю, что на слова и заявления надо обращать внимание в последнюю очередь. Вообще нельзя сравнивать ситуацию с Рио и с тем, что есть сейчас.
— То есть вы верите, что российские легкоатлеты в любом случае выступят в Токио?
— Не так важно, во что я верю. Сложность в том, что я не знаю, что может произойти в любой момент. По состоянию на июль-август все было нормально. Сейчас появились вопросы к РУСАДА. Я не знаю, насколько это важные и принципиальные вопросы. При этом никаких претензий к Олимпийскому комитету (России) нет, а я думаю, что именно это будет решать нашу судьбу при поездке в Токио. Если комментировать по состоянию на сегодняшний день, то у меня нет панических настроений и серьезных опасений. Но я не знаю, какая информация еще может всплыть, какой инсайд. А это обязательно произойдет.
— Вы третий год выступаете в нейтральном статусе. Этот статус еще вызывает какое-то бурное негодование или эмоции поутихли?
— Это досадная неприятность, к которой все привыкли и смирились. Эту неприятность каждый раз приходится кому-то объяснять, но не более того.
Легкая атлетика. Чемпионат мира. Первый день
Ласицкене: к выступлению без флага и гимна нельзя привыкнуть

"Быть отцом — это классно!"

— Расскажите о вашем недавнем походе на "Формулу-1" в Сочи.
— Идею сходить на "Формулу-1" подкинул мне журналист Андрей Симоненко. Мой тренер Сергей Клевцов — очень большой фанат "Формулы-1". Он смотрит все трансляции, квалификации, читает много материалов о гонках, всегда в теме. А я просто сочувствующий, все было ради него.
В итоге мой спонсор пошел мне навстречу и организовал нам поход на "Формулу-1" в день тренировок. Нас провели в паддок, мы зашли в боксы. Правда, фоткать не разрешили, это самое обидное. Всё секретно там. Но атмосфера там потрясающая! Понюхали бенза, послушали рев моторов, посмотрели их внутреннюю кухню. Было интересно даже мне. Я же мальчик, а тут машинки, самые быстрые и дорогие в мире.
— С кем-то из гонщиков познакомились?
— Видели их, конечно, но пообщаться или сфоткаться не довелось.
— Клевцов был счастлив?
— Да, он был очень сильно доволен.
— На чемпионате мира в Дохе все увидели, как дела у Шубы-спортсмена. А как дела у Шубы-отца?
— Хорошо! Только я неделями не вижу сына, успел соскучиться. Парень растет, все хорошо. Поначалу я был немножко в шоке. Раньше у меня не было особых чувств к чужим маленьким детям. Когда мне давали понянчиться с племянниками, я вообще без энтузиазма делал это. А когда появился свой ребенок, я сам от себя был в шоке. Никакого раздражения, мне хочется тусить с ним как можно больше, снимать интересные видосики о том, что он делает.
— Что уже делает ваш сын?
— Ему год и три месяца. Он бегает, активно учится говорить. Понимает он всё. Когда читаешь ему книжки, он уже знает, какая у него любимая книга, какое любимое место в книге. Он знает всех родственников. Скажешь "иди в ванную" — он идет, сам залезает. При этом уже начинает проявлять характер. Когда что-то запрещаешь, он начинает проверять границы дозволенного. Говоришь ему "не трогай!", а рука-то тянется потрогать. Проверяет, насколько суровые запреты. Это все очень интересно, конечно. Быть отцом — классно!
— Сын играет с вашими вещами, наградами?
— У меня есть дома шкаф с наградами, и сын регулярно его распатронивает. Поэтому на нижние полки мы поставили медали, которые не то чтобы не жалко, а менее ценные. Играет и с медалями, и с кубками — прятать бесполезно.

"Российская форма придаст дополнительные эмоции на военных играх"

— Вы долго ходили с бородкой. Почему сбрили ее?
— Ха-ха! Расскажу ради прикола. Как только решил отрастить бороду, всё сразу пошло в жизни не так. Упал, травмировался, всё не то и всё не так. Решил побаловаться, посмотреть, что получится. Получилось забавно, борода рыжая (смеется). Я ее сбрил в тот момент, когда долго восстанавливался.
Мне надоело лечиться, и я решил активно тренироваться. В какой-то момент я стал чувствовать, что работа стала лучшим моим лекарством. Например, что-то болит, щемит, стреляет, я выхожу на тренировку и к концу занятий чувствую себя намного лучше. Я понял, что прекращаю ходить по врачам и приступаю к тренировкам, несмотря на боли. И в знак того, что прошел рубеж, сбрил бороду. Можно сказать, что борода приносила неудачу. Шутка, конечно.
— А вообще вы суеверный?
— Нет, и никаких ритуалов у меня нет. Хотя расскажу один случай. Прихожу на предварительные забеги здесь на чемпионате мира. Под шиповки я надеваю тонкие носки, такие следики, которые не видно. Распаковываю их и — о, ужас! — у меня два левых носка. Думаю, что же сейчас со мной будет! (смеется) И ничего не произошло. Я надел два левых носка и хорошо пробежал.
Теперь я думаю: если я и дальше побегу в двух одинаковых носках, но уже правых, может, у меня снова всё получится хорошо? К тому же это два свежих правых носка. Но я все-таки разделил их по парам, и в полуфинале и финале бежал не в одинаковых носках, а как и положено.
© РИА Новости / Григорий Сысоев / Перейти в фотобанкЛегкая атлетика. Чемпионат мира. Шестой день
Легкая атлетика. Чемпионат мира. Шестой день
Легкая атлетика. Чемпионат мира. Шестой день
— После Дохи успеете подготовиться к Военным играм в Китае?
— К ним уже не будет такой серьезной подготовки. Можно будет немножко расслабиться, хотя тренировки будут, на сборы я тоже поеду. В этот раз поеду с семьей, а тренировки будут уже не такими тяжелыми и всеобъемлющими. Форма физическая уже есть, нужны будут поддерживающие тренировки. Этой формы должно хватить, чтобы зарубиться с китайцем Си Вэньцзюнем. Насколько я слышал, он будет на Военных играх.
— И на Военных играх сможете снова выступить в российской форме?
— Да. Я соскучился по российской форме. Это не самый принципиальный момент для меня. Это формальность, но, конечно, неприятно, что не можем носить свою форму. Это внесет какую-то свежую струю, будет дополнительная эмоция, которую уже немного подзабыли. Хочу красиво и быстро пробежать там и взять в руки флаг.
— Какие дальше планы у вас?
Легкоатлет Морхад Амдуни (Франция)
Телеканал ARD: чемпион Европы Амдуни мог принимать допинг
— Скорее всего, в зимнем сезоне не выступлю. Надо отдохнуть после долгого сезона, нормально долечиться, чтобы никакие болячки не беспокоили меня. Олимпийский сезон самый важный и нужный для меня. Пока конкретных планов подготовки к Токио нет. В 2019 году я получил новый опыт преодоления, даже сверхпреодоления, потому что все было очень тяжело. Понимание, что делать дальше и как тренироваться, есть. Как эта подготовка будет расписана по сезону, какие старты, это уже решим перед началом сезона.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала