Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Врач Бутовский: переход из "Спартака" в "Рубин" - это вызов для меня

© Фото : Предоставлено пресс-службой "Спартака"Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
Бывший глава медицинского штаба московского Спартака Михаил Бутовский - РИА Новости, 1920, 04.09.2020
Читать в
Во время пандемии коронавируса Михаил Бутовский стал добровольцем и пошел работать в клинику. В интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Астахову врач сборной России по футболу и бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" рассказал о своей борьбе с COVID-19, докторах, которые находились вместе с ним, а также о решении сменить столичный клуб на казанский "Рубин".

Люди на войну уходили - это куда страшнее коронавируса

- Михаил, как вы решились на то, чтобы пойти добровольцем в больницу?
- Всё просто. Главный врач Центра спортивной медицины ФМБА России Андрей Владимирович Жолинский позвонил и спросил, готов ли я. Ответил, что это даже не обсуждается, ведь это долг каждого врача - бороться с болезнью.
- Уходя работать с пациентами с коронавирусом, вы рисковали…
- Прежде всего, своим здоровьем.
- Но в "Спартаке" собраны футболисты, чья трансферная стоимость составляет десятки миллионов евро. И никто не знал, как будет, когда вы вернетесь в команду.
- Мы все взрослые и адекватные люди, соблюдали правила Роспотребнадзора, которые на тот момент были предписаны. Как и сейчас. После работы в больнице у меня был 14-дневный карантин, после этого с интервалом в 24 часа сдал два отрицательных теста. И вернулся в "Спартак".
- Неужели не было боязни?
- За что?
- За себя, за родных.
- Послушайте, люди на войну уходили - вот это куда страшнее. Да, это неприятная и неизвестная болезнь, но я же врач, давал клятву. Я обязан лечить людей, и я не имел ни морального, ни профессионального права отказаться.
© Фото : Предоставлено пресс-службой "Спартака"Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
Бывший глава медицинского штаба московского Спартака Михаил Бутовский - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
- Я к тому, что были случаи, что в некоторых регионах врачи массово отказывались от работы в "грязной" зоне.
- Знаю, что в той клинике, в которую я пришел добровольцем, некоторые местные сотрудники были дезертирами.
- И как это совмещается с клятвой Гиппократа?
- Подождите, никого не надо осуждать! Это - личный выбор каждого. У кого-то, возможно, были жизненные обстоятельства, например, родственники, для которых случайное заражение могло повлечь летальный исход. Считаю, что отказ от работы - это нормально, каждый человек делает свой выбор. Лично я принял для себя такое решение, посчитал, что я могу пойти помогать.

В "Спартаке" сказали, что гордятся мной, но пора возвращаться в команду

- Как "Спартак" отнесся к вашему решению?
- На тот момент генеральным директором клуба был Томас Цорн. Я поставил его в известность, он ответил, что раз я так решил, то, пожалуйста. Скажем так, моя борьба с пандемией была недолгой. Буквально через несколько дней было объявлено, что чемпионат России возобновляется и команда собирается на базе. Цорн позвонил, сказал, что клуб гордится мной, но нужно возвращаться в расположение "Спартака".
С сожалением сообщил руководителю отделения реанимации, где я работал, что меня отзывают, и отправился на карантин.
- Сколько дней провели в больнице?
- Непродолжительное время.
- Отдохнуть как-то удавалось?
- За первую смену осознать всю тяжесть происходящего не успел, а когда заступил на суточное дежурство, то понял насколько это тяжело как для пациентов, так и для персонала.
- Тяжело психологически?
- Эмоционально и физически.
© Фото : Предоставлено пресс-службой "Спартака"Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
Бывший глава медицинского штаба московского Спартака Михаил Бутовский - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
- Опыт, который был у вас до спорта, сильно помог?
- Конечно. До футбола я проработал врачом 13 лет. Какие-то привычки выработались. Например, мужественно переносить все тяготы и лишения. Да, тяжело, но ничего страшного - были моменты, когда было тяжелее. Больше всего я переживал и сочувствовал медицинскому персоналу, который там оставался работать. Давайте быть честными, я провел непродолжительный срок, а люди работали несколько месяцев до меня и после. Им было очень тяжело, ведь условия для работы непростые. Не только в "грязной" зоне, но и в "чистой". Понятно, что ситуация с вирусом новая, все понимали, что идет перестройка и переформатирование клиники в форс-мажорных обстоятельствах. При этом клиника была полностью оснащена оборудованием и медикаментами, а пациенты ни в чем не нуждались.
Как правило, персонал заражался в "чистой" зоне, потому что то непродолжительное время, что выделялось на отдых, люди проводили, не думая о социальной дистанции - на это просто не было ни сил, ни возможности. Где ты прислонился, там и уснул.

Сильно сожалею, когда уходят пациенты

- Мне кажется, что впервые за многие годы в нашей стране люди осознали, что врачи - это самые настоящие герои.
- Я вас умоляю. Как осознали? Труд врачей и сейчас не ценят. Разве мало историй, что не выплачиваются положенные деньги, когда пытаются обманывать медицинский персонал? Если говорить о простых людях, то начали ценить, когда петух клюнул в одно место. А сколько было случаев, когда подают на врачей необоснованные иски и жалобы? У нас вообще извращенное отношение к медикам. Их воспринимают как обслуживающий персонал, и это очень плохая тенденция.
Я всегда злюсь и искренне переживаю по этому поводу. Потому что так быть не должно. Когда человек помогает вам сохранить самое ценное, что дано в этом мире - вашу жизнь, и когда на это следует хамское поведение, а о рукоприкладстве я промолчу, то это неправильно.
- В реанимации пришлось столкнуться с летальными случаями?
- Да. Конечно, сильно сожалею, когда уходят пациенты. Но для меня это не первая смерть, которую я видел за время моей докторской карьеры.
- Самое сложное в борьбе с коронавирусом?
- Нехватка информации, нехватка оснащения и недостаточно организованные условия труда персонала.
- Это связано с тем, что всё происходило в некоем аврале?
- Да. Но была возможность подготовиться, была возможность не закрывать инфекционные больницы, была возможность давным-давно подготовить материально-техническую базу. Понимаете, у нас всё так, что мы сначала делаем, а потом думаем.

Безуглов работал с COVID-19 два месяца и все деньги отдал на благотворительность

- Кто работал из мира спорта вместе с вами?
- Главный врач сборной России по футболу и медицинский директор "Локомотива" Эдуард Безуглов. Он провел в клинике два месяца, за что удостоился почетной грамоты. Медбратом в моем отделении реанимации трудился сотрудник клиники Smart Recovery Никита Бильдяков. У него есть среднее медицинское образование. Оба пошли работать добровольцами.
Знаю, что работал врач футбольного "Локомотива" Никита Карлицкий. Он провел в одной из клиник ФМБА один месяц. Также много врачей различных сборных, приписанных к центру спортивной медицины, были на передовой с COVID-19. Как говорится, когда Родина-мать в опасности, то нужно спасать.
© РИА Новости / Александр Вильф / Перейти в фотобанкВрач сборной России по футболу Эдуард Безуглов
Врач сборной России по футболу Эдуард Безуглов - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Врач сборной России по футболу Эдуард Безуглов
- С кем-то из пациентов удалось наладить отношения?
- Там не надо ни с кем дружить, нужно просто качественно выполнять свои профессиональные функции.
- Но вы же спасаете человеку жизнь. Он потом и спасибо может сказать.
- Никто такими категориями не мыслит, никто не ждет благодарности. Мы пришли, потому что того требовала ситуация, мы пришли выполнять свои функциональные обязанности. Самая большая благодарность в медицине - когда твой пациент остается живым и здоровым. Никакие материальные блага этого не перекроют. Мы просто молча и спокойно делали свою работу. Всё.
- Студентов медицинских ВУЗов стимулировали деньгами. Вы когда согласились на работу, имели подобное в виду?
- Мы изначально отказались от зарплаты. Но клиника сразу сказала, что так нельзя сделать и нужно оформлять трудовые договора. Если перевести мое время на рабочую неделю, я даже не стал поднимать этот вопрос. Знаю, что Эдуард Николаевич все заработанные деньги перевел на благотворительность.
- Обошлось без последствий для здоровья?
- Да, всё в порядке. Никто из нас не заболел.
- Повторись история сейчас, согласились бы вновь стать добровольцем?
- Конечно.
- Если бы у вас не было опыта работы медиком, все равно согласились бы?
- Пошел бы младшим медицинским сотрудником. Там очень много работы в плане ухода за пациентом. Не только для врача, но и для младшего медперсонала. Голов в клинике хватало, а вот руки были нужны.
- Что из себя представляет коронавирусная инфекция? До сих пор есть индивидуумы, которые не верят в него.
- Это их право. Но болезнь реально существует. Я в самом начале с неким скепсисом относился к вирусу, а когда с головой окунулся в проблему, то все сомнения развеялись быстро. Эта инфекция опасна тем, что она новая, а значит - неизвестная. Не было четко выработанных протоколов как бороться с вирусом, потому что всё происходило по наитию. Мы познавали болезнь по мере работы. Конечно, более мудрые и ученые коллеги, всё более погружаясь в научную борьбу, нам помогали. Много сил, труда и мозгов было брошено. Если история повторится, то подойдем более подготовленными - с определенным набором знаний и практических навыков.

У переболевших коронавирусом Бакаева и Зобнина не было рисков для здоровья

- Когда вернулись в "Спартак", игроки расспрашивали как и что?
- Несколько ребят спросили, но не более. Некоторые писали СМС со словами поддержки и благодарности. Я вообще не сторонник много говорить на эту тему. Сделал и сделал свою работу, это не повод для гордости. Таких врачей как я - тысячи, но о них никто не знает. Доктора, с которыми я познакомился в клинике, куда больше заслуживают упоминания, они большие герои, чем я.
- В московском клубе коронавирусом переболели футболисты Роман Зобнин и Зелимхан Бакаев. Произошли ли изменения в организме?
- Нет. С Зелимханом история чуть посложнее, чем с Ромой. Он немного пропустил предначальный сбор, и ему было тяжелее набрать форму. Для здоровья ребят риска никакого не было.
© Фото : Предоставлено пресс-службой "Спартака"Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
Бывший глава медицинского штаба московского Спартака Михаил Бутовский - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Бывший глава медицинского штаба московского "Спартака" Михаил Бутовский
- Те, кто переболел в тяжелой форме, рискуют профессиональной карьерой?
- Насколько мне известно, больших исследований по этому поводу нет, потому что прошло мало времени. Если достаточно серьезно пострадала дыхательная система, другие органы, то последствия будут.
- Клубный врач берет на себя риск, допуская такого спортсмена, прошедшего УМО, к тренировкам?
- Допускает не врач команды, а врач того лечебного учреждения, где проходит УМО. Все проходят тщательный медицинский осмотр, чтобы получить допуск или не допуск. И если будут сомнения, то его ждут дополнительные обследования.
- В минувшем сезоне "Спартак" избежал серьезных травм. За счет чего удалось добиться такого показателя, хотя ранее "кресты" летели у футболистов регулярно? При этом считается, что такие травмы во многом обусловлены случайностью.
- Всё случайное неслучайно. Об этом надо тоже помнить. Значит, мы, наверное, молодцы - медицинский штаб во главе со мной сработал хорошо. Также, наверное, хорошо сработал штаб тренеров по физподготовке во главе с Владимиром Чепзановичем. У нас была полная коммуникация и взаимопонимание.

Завершение карьеры читалось по глазам Шюррле

- Что произошло с Андре Шюррле?
- Сначала у него был бронхит, а затем на сборе зимой получил травму, которую лечил.
- Его вегетарианство сказалось на этом?
- Не понимаю, откуда всё это пошло. Он не вегетарианец, не надо производить подмену понятий. Это человек, который крайне редко ест мясо.
- Завершение карьеры вас удивило?
- Нет. Я понимал, что к этому всё идет. У него всё было написано на лице, читалось по глазам.
© РИА Новости / Алексей Филиппов / Перейти в фотобанкПолузащитник "Спартака" Андре Шюррле
Полузащитник Спартака Андре Шюррле - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Полузащитник "Спартака" Андре Шюррле
- В "Спартак" вы приходили, когда главой департамента был Михаил Вартапетов. Знали, что он в скором времени покинет клуб?
- У меня великолепные отношения с Михаилом Гургеновичем. Созваниваемся, можем обратиться друг к другу за помощью. Когда я приходил, даже не рассчитывал, что стану руководителем медицинского департамента. Меня приглашали и оформляли как врача основной команды.
- Вы кого-то порекомендовали на свое место в "Спартаке"?
- Нынешний генеральный директор Шамиль Камилович (Газизов) спросил мое мнение, я его озвучил. Говорить фамилию сейчас не буду, это не этично.

Слуцкий давно звал в "Рубин"

- Вы в "Спартаке" проработали чуть больше года. Успели понять, что это самый популярный клуб России?
- Давления извне не чувствовал. Хотя понимаю, что только одно название клуба в заголовке новости прибавляет 50% к ее просмотру. Поэтому многие на этом спекулируют. Зная, что и как на самом деле, проще фильтровать информацию в прессе. Мое мнение, что всё, что происходит внутри клуба, должно оставаться там. Я не сторонник того, чтобы медицинская информация выходила за пределы клуба. Потому что любая такая информация, переданная третьему лицу без согласия пациента, является нарушением закона и конституционных прав. И при желании можно подать в суд.
- То есть, слова тренера на пресс-конференции, что у условного Ивана Иванова такая-то травма - повод идти в суд?
- А почему и нет? Любой спортсмен имеет право на неразглашение информации.
- Ваш переход в "Рубин" получился внезапным. Согласились, потому что позвал Леонид Слуцкий, или, как пишут, предложили такой контракт, от которого не отказываются?
- Леонид Викторович давно меня звал. С ним еще знаком по работе в ЦСКА и сборной России. Он поспособствовал тому, чтобы я пришел в клубный футбол. А начинал в спорте со сборной по приглашению Эдуарда Николаевича Безуглова. И когда Леонид Викторович пригласил в "Рубин", я не имел права не рассмотреть предложение.
Леонид Слуцкий - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Леонид Слуцкий
- Вряд ли в "Спартаке" спокойно восприняли ваше решение?
- На мой взгляд, рады не были. Газизов сделал максимально всё, чтобы я остался. Но мы хорошо с ним поговорили как два взрослых мужчины. Думаю, он меня понял и отпустил, пожелав удачи. Разошлись в хороших отношениях. Для меня это некий вызов. Одно дело, когда ты работаешь в теплой ванне: родной город, всё налажено и работает, у тебя обширные связи в медицинских кругах практически в любой клинике. Но мне захотелось выйти из состояния профессионального комфорта.
- Условия для работы в таком регионе как Татарстан впечатляют?
- Скажу так: когда я оказался на базе "Рубина", то был приятно удивлен. Оснащение просто великолепное. Не каждый топ-клуб имеет то, что имеет "Рубин".
- ЦСКА, "Спартак", "Рубин". Кто лидер в этом плане?
- Думаю, что через некоторые время "Рубин" точно будет на первом месте. Далее - "Спартак", и уже потом ЦСКА.
- Переходя в "Спартак" из ЦСКА, понимали, что это трансфер к врагу?
- Нет. Поймите, я же врач. Мы даем клятву, что будем лечить и "красных", и "зеленых", и "красно-белых", и "красно-синих", и всех остальных. Даже во время войны врачи лечили и своих, и чужих. Так что никто не думал в таком контексте, о котором вы говорите. Я, наверное, огорчу кого-то из болельщиков, но у меня никогда не было клубных пристрастий. И мне в этом отношении было еще проще.
- Мотив высказываний отдельных болельщиков "Спартака" такой: что с "коня" взять - пришел и ушел. Обидно такое слышать?
- Почему я должен обижаться? Если человек такое пишет, значит, его уровень IQ позволяет публиковать такие вещи. Бог ему судья. Он спас хоть одну человеческую жизнь? Думаю, что 1000%, что нет. У меня много друзей среди врачей, болеющие за разные команды. Друзья-армейцы, к примеру, поздравляли меня с победами "Спартака". И это нормально, а обращать внимание на ерунду не стоит.

Футболисты придумывали истории с травмами

- В ваше практике бывало, что футболист скрывал травмы?
- Нет. Это зависит от уровня доверия игрока к доктору. А вот истории с выдуманными повреждениями были. Здесь нужно спокойно всё обговорить с игроком и ситуация разрешалась быстро. Вообще, вся информация доходит до главного тренера, потому что он должен знать все нюансы. Но было и такое, что всё оставалось на уровне игрок - доктор.
- Бывший защитник "Спартака" Кебе запирался в номере, когда к нему шли делать уколы. Сталкивались с подобным?
- Тоже нет. Футболисты весьма неглупые ребята. Игроку нужно просто всё объяснить, и если налажено доверие, то всё будет нормально.
- Список WADA содержит гигантский перечень запрещенных препаратов. Не пухнет голова, когда выписываете футболисту какую-то таблетку?
- На сегодня с уровнем доступности всё хорошо. Есть специальное приложение "Антидопинг Про", и нужно не лениться и не пожалеть порядка 300 рублей за годовую подписку. Буквально за секунды оно тебе покажет, что можно, а что нельзя.
Спортивный комментатор Дмитрий Губерниев - РИА Новости, 1920, 19.08.2020
Губерниев рассказал, как российские спортсмены "жрали допинг"
- Глядя на постоянные дисквалификации российских спортсменов, понимаешь, что, наверное, они и не пользуются этим приложением?
- Зря так думаете. Многие футболисты ЦСКА, "Спартака", "Рубина", а сборной России в полном составе, обучены этому. Безуглов начал внедрять просветительскую работу в российском футболе. Учение - свет, знание - сила. Главное - рассказать, объяснить и показать. Эдуард Николаевич делает очень большую работу по просвещению не только спортсменов, но и врачей. Это имеет большое значение. Если врач не обладает банальными знаниями, то это может обернуться большой бедой для него самого, спортсмена, федерации и российского спорта.
Не нужно стесняться спрашивать, узнавать, пользоваться приложением. XXI век на дворе, всё доступно. Если футболист сомневается, то он позвонит и спросит. Там где я работал, игроки были обучены, что прежде чем что-то положить себе в рот, нужно отправить фотографию доктору и получить одобрение. Более взрослые игроки сами всё проверяют в приложении.

Врачи "Локомотива" не виноваты в смерти Самохвалова

- История с Иннокентием Самохваловым потрясла весь футбольный мир. Кто-то обвиняет в его смерти врачей, мол, если бы были рядом, то спасли парня.
- Никто не знает, как было бы. Да, случилась ужасная трагедия. На мой взгляд, врачи клуба точно не виноваты. Он проходил медицинское обследование, имел допуски. У него не было проблем с сердцем. В какой-то период времени у него были изменения в работе сердца при нагрузке, которые на фоне модификации нагрузки и курса консервативного лечения были устранены. Таких случаев в футболе и спорте очень много. Но все допуски и разрешения дают вышестоящие инстанции, а не врач команды.
- Вратарю "Знамени Труда" повезло: после попадания молнии на тренировке он быстро восстановился. Как в такой ситуации быть?
- Есть определенные правила УЕФА, в которых четко прописано, как нужно поступать в условиях, когда есть гроза. Надо отсчитывать секунды от молнии до раската грома. Если больше определенного времени, то команду нужно увести с тренировки на полчаса. Всё продумано. Важно, чтобы люди следили за этим и вовремя дали сигнал.
© Фото : InstagramИван Заборовский
Иван Заборовский - РИА Новости, 1920, 03.09.2020
Иван Заборовский
- Как оцените уровень развития медицины в российском футболе? Соответствуем ли мы топ-5 европейских чемпионатов?
- Думаю, что никого не опережаем, но благодаря Эдуарду Безуглову наша спортивная медицина четко стала пытаться смотреть в одну сторону с нашими зарубежными коллегами. То, что он делает, вносит большой вклад в нашу спортивную медицину. Он - автор большого количества научных разработок, статей. Если бы было больше сподвижников и единомышленников, если бы много врачей не закрывались в своем мире и были бы более открыты ко всему новому, мы бы развивались еще быстрее.
- Семинары же проводятся регулярно.
- К большому сожалению, не все руководители клубов с пониманием относятся к тому, чтобы доктор посещал их. Врачи же не могут потратить определенное количество своих денег, а клубы не всегда готовы отправлять их на семинары и конференции. Например, когда составлялся бюджет "Спартака", я заложил в него средства на образование персонала и оформление годовых подписок на топ-5 журналов по спортивной медицине. Но это стоит приличную сумму денег.
Некоторые руководители не понимают, зачем надо тратить 2500 долларов на годовую подписку на какой-то там журнал. И тогда ты пытаешься донести, что это инвестиции в образование, будущее, в профилактику травматизма. И чем более обученный и грамотный специалист, тем меньше риск возникновения травм. Если игрок травмировался от неправильных действий врача, то он не приносит пользу команде, что ведет к финансовым и спортивным потерям, а затем к имиджевым и прочим. И цена вопроса всего 2500 долларов, что для бюджета современного клуба - капля в море.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала