Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Никита Нагорный: в Токио было лишь два маршрута, в столовую и на арену

Никита Нагорный - РИА Новости, 1920, 11.11.2020
Читать в
Абсолютный чемпион мира Никита Нагорный рассказал, как обеспечивается коронавирусная безопасность в Токио, каково соревноваться всего раз в год, объяснил, почему пока скрывает программу, с которой намерен выступить на Олимпиаде, и согласился с пророческим толкованием подарка, полученного от лучшего гимнаста мира последнего 10-летия Кохэя Утимуры.

Первый шаг за границу пандемии

Международная федерация гимнастики еще несколько недель назад с огромной гордостью объявила о своей причастности к важнейшему событию. В Токио был организован международный турнир по спортивной гимнастике под названием "Дружба и Солидарность". Важность заключалась в том, что это был первый интернациональный турнир в Токио за всё время пандемии. Именно так организаторы будущих Игр и руководители одного из фундаментальных олимпийских видов спорта намеревались продемонстрировать, каким способом можно устраивать самые серьезные соревнования в тех условиях, в которых человечество прежде не оказывалось.
В турнире участвовали 30 спортсменов из Японии, России, США и Китая, то есть из ведущих гимнастических стран. Наши и японцы выставили сильнейших. За Японию выступал сам Кохэй Утимура, абсолютный чемпион всего на свете, несколько ограниченный травмами, но все еще находящийся в строю и мечтающей об успехе на домашней Олимпиаде. От России в Токио прибыли Никита Нагорный, Артур Далалоян, Ангелина Мельникова, словом, все лидеры сборной. Американцы и китайцы прислали команды поскромнее, но слабых китайских или американских гимнастов в принципе не существует, как, впрочем, российских и японских. Так что состав в любом случае был весьма представителен.
Александра Щеколдина - РИА Новости, 1920, 08.11.2020
Команда Нагорного победила на турнире по спортивной гимнастике в Японии
Формат турнира "Дружба и Солидарность" предполагал разделение участников на две команды. Одна, как легко догадаться, называлась "Дружба", а вторая, разумеется, "Солидарность". Причем в каждой были гимнасты всех четырех стран. Уж дружба, так дружба. Если солидарность, то полная. Личного зачета не было, только командный. Увы, дружба не победила. Зато преуспела солидарность, оказавшаяся на пару баллов сильнее. Не похоже, чтобы кто-нибудь ликовал и горевал. Возможно, не все и обратили внимание на командный зачет.
Именно за победившую команду "Солидарность" выступал абсолютный чемпион мира Никита Нагорный, и выступил превосходно. На всех шести снарядах Никита получил оценки больше 14 баллов, что, впрочем, для него совсем не предел, в особенности в той крайне непривычной ситуации, когда соревнуешься на одном-единственном турнире в году! Ничего не поделаешь, пандемия. Теперь всё непривычно – от способов выражения симпатий до транспортных средств.

"Мне кажется, в таких условиях заразиться вообще невозможно"

- В своем аккаунте в Instagram за несколько дней до турнира вы поместили фото вылета из Внуково-3, написали про дозаправку в Иркутске. Я так понимаю, что команда летела на специальном чартере? Что за ощущения в сравнении с обычными рейсовыми самолетами, которыми вы пользовались прежде?
- Великолепные условия. Не надо было никуда выходить, никаких пересадок. Остановка на час для дозаправки, и летим дальше. Кресла, как в бизнес-классе в обычных самолетах. Плюс у каждого свой ряд, то есть свободные соседние сиденья. Питание было просто потрясающе! То есть, нам предоставили самые лучшие условия для того, чтобы лететь в Токио и обратно.
Ангелина Мельникова - РИА Новости, 1920, 05.11.2020
Российские гимнасты сдали тесты на коронавирус в Японии
- Предъявлялись ли какие-нибудь требования к участникам турнира по поводу того, что и как нужно делать до отлёта в Японию?
- Конечно. За две недели до начала мы начали сдавать анализы, нужно было сделать три теста на антитела и тому подобные. Кроме того, нужно было отправлять ежедневные отчеты о состоянии здоровья. Температура тела, самочувствие и так далее.
- Насколько дотошной была проверка на коронавирус, когда вы прилетели в Японию? Как это происходило?
- Сразу по прилету нам сделали тест, и такого мы еще не делали. Скажем так, слюни свои сдавали (смеется). В течение часа был результат, в Японии это считается экспресс-тестом. Потом каждый день делали тесты в гостинице, то есть контроль был максимальным.
- Тщательным ли был инструктаж по поводу поведения в условиях пандемии в Токио? Много ли было требований вроде запрета на рукопожатия? Пристально ли за этим следили?
- Да, были особые условия. В гостинице у каждой страны был свой этаж, на который никто не мог подняться, кроме тех, кто представляет эту страну на соревнованиях, а также переводчика и человека, который следил за порядком и за тем, чтобы никто не покидал свой этаж. Никто и не покидал (улыбается). На протяжении четырех дней все оставались в своих номерах. Можно было ходить друг другу в гости, но все сидели по номерам, потому что приехали выступать на соревнованиях, а не общаться.
- И никаких выходов в город?
- Конечно, никаких. У нас было лишь два маршрута. Первый в столовую, второй на арену (смеется). Мы спускались на лифте, который принадлежал только нам, то есть нам целый блок отеля выделили, можно так сказать. Нам выгораживали пустой коридор, чтобы мы ни с кем не контактировали на выходе, потом мы садились в автобус, приезжали на арену. Там точно так же там встречали и провожали, чтоб никто ни с кем не контактировал. При входе на саму арену стояли специальные аппараты, которые считывали температуру и обрабатывали всё тело специальной дезинфекцией в виде пара.
На арене были строгие правила в виде ношения масок, запрета рукопожатий. Локтем или плечом можно, но не ладонью. Конечно, сразу после исполнения упражнения мало кто маску надевал, все-таки это тяжелый момент, нужно отдышаться. Но при переходе от снаряда к снаряду и при общении все носили маски. Понятно, что все спортсмены чистые, каждый день сдают тесты, мне кажется, в таких условиях заразиться вообще невозможно. Но, тем не менее, правила всеми соблюдались.

"Хочется еще выступать в этом году, но такой возможности, к сожалению, нет"

- До пандемии вы участвовали в соревнованиях не реже раза в месяц. Теперь перерыв длился почти год. Есть ли разница в ощущениях? Ведь когда соревнуешься раз-два в месяц, это отчасти превращается в рутину, не так ли?
- Не сказать, что в рутину. На соревнованиях всегда есть эмоции, которые нельзя сравнить с тренировочным процессом. Мы все равно получаем от этого удовольствие, и назвать это рутиной нельзя. Но сейчас отличие от прежних лет было в том, что мы копили эти эмоции, потому что не могли их тратить. Когда только мы появились на арене и начали тренироваться вместе со спортсменами из других стран, это уже вызвало новые эмоции. Естественно, мы очень соскучились по соревнованиям, и я получил безумное удовольствие, даже не знаю, как это описать. Хочется еще выступать, не хочется останавливаться на одном турнире в этом году, но такой возможности, к сожалению, нет.
- Те эмоции, которые, по вашим словам, прямо-таки нахлынули при появлении в зале, не мешали тому, чтобы выступать чисто, спокойно, аккуратно?
- Это всё опытом определяется. Мы же прекрасно знаем, как надо контролировать свое тело, свой настрой и прочее. Я говорю сейчас о тех эмоциях, которые почувствовал не на соревнованиях, а еще когда только зашел в зал. Увидел тренирующуюся сборную Японии, сразу нахлынули прошлогодние воспоминания от прошлогоднего чемпионата мира. Это и придало сил, и, наверное, просто доставило огромное удовольствие.
- На трибунах было не так много зрителей, поскольку сидели они через одного. Насколько непривычно это выглядело?
- Не могу сказать, что зрителей было мало. Учитывая, что сейчас соревнования в принципе проходят без зрителей. Насколько я знаю, во время турнира на трибунах было три тысячи человек. Мне кажется, это немало для соревнований во время пандемии (улыбается). Атмосферу турнира зрители полностью создали. Тем более, это японцы, фанаты гимнастики. Они всегда поддерживают не только своих, но и всех других спортсменов. Поддержка была очень хорошей. Не хуже, чем в 2018 году на чемпионате мира в Дохе, где зрителей было в три-четыре раза меньше, чем здесь.
- Руководители международной федерации настаивали на том, что они провели очень значимое мероприятие – первое международное соревнование в Токио за время пандемии. Но по сути ведь это был товарищеский турнир. Чувствовали ли вы хоть какое-то соревновательное напряжение?
- Наверное, основной задачей этих соревнований было показать, что даже в тех условиях, которые сейчас сложились в мире, можно проводить турниры такого масштаба. И проводить их в Токио, что немаловажно, потому что Олимпийские игры должны были пройти именно там, и, надеюсь, в следующем году пройдут. Поэтому показательно, что без каких-либо плохих последствий удалось провести турнир, и что даже в такой ситуации можно создать хорошие условия для спортсменов.

"Судьи-люди тоже присутствовали. Я так понимаю, что пока не доверяют роботам"

- Никто не спорит с тем, что это большое и важное дело, которое вы все вместе совершили – международная федерация, организаторы, спортсмены. Но вряд ли ведь это можно сравнить с соревновательным напряжением на чемпионате мира?
- Скажу так, изначально не планировалось ехать туда с тем, чтобы рвать на себе майки и показывать всё, на что мы способны. Наверное, ехали как на первый турнир в этом году, куда надо было просто добраться и выступить. Просто почувствовать всё это. Поэтому и подготовка была не такой, как к чемпионату мира или чемпионату Европы. Готовиться к турниру начали только за две недели, и вообще рассматривали его как один из этапов подготовки к чемпионату Европы в декабре.
Мы ведь должны были выступить на чемпионате России, потом поехать в Японию, и уж потом на чемпионат Европы. Но когда чемпионат России отменили, и мы понимали, что нужно концентрироваться на чемпионате Европы, старт в Токио воспринимался как проходящий. А потом сборная России снялась и с чемпионата Европы. Соответственно, остался всего один этот старт в Токио, и всё что мы могли к нему подготовить, то и подготовили.
По сравнению с чемпионатом мира, конечно же, такой эмоциональной борьбы не было. Тем не менее, какая-то маленькая конкуренция присутствовала, мы ведь были поделены на две команды. Не могу сказать, что я совсем не смотрел на табло, не сравнивал оценки двух команд. Какой-то соревновательный дух присутствовал, хотелось все-таки победить. Но, конечно, это не имело большого значения. Самую главную свою миссию, мне кажется, мы выполнили.
- Что ж, в чистом виде олимпийский принцип – главное не победа, а участие. Насколько вы были довольны своим выступлением?
- Доволен своим прохождением, своими комбинациями. Повторюсь, я не настраивался на то, чтобы выкладываться по максимуму. Моя задача была в том, чтобы прочувствовать само выступление, получить эти эмоции. Так что я выполнил даже не задачу-минимум, а нечто среднее. Конечно, можно было выступить гораздо лучше, но я не видел в этом необходимости. Я все-таки делал многоборье в отличие от многих других участников, которые выступали на двух-трех снарядах.
Я понимал, что был большой перерыв в соревновательной практике, и если бы я сразу начал выкладываться, может, меня не хватило бы на заключительные снаряды. Плюс акклиматизация. Разминка перед соревнованиями началась в три часа ночи по московскому времени. Хочешь, не хочешь, а организм это чувствует. По ходу турнира даже в сон клонило. Но, тем не менее, задачу пройти от начала до конца все шесть снарядов я выполнил.
- Можно ли сказать, что по набору элементов программа, которую вы показали в Токио, это и есть ваша будущая олимпийская программа? Или вы еще будете ее усложнять в оставшиеся месяцы?
- С учетом пандемии и карантина весь 2020 год хотелось потратить на то, чтобы прибавить в сложности и в качестве. Но в Токио была задача просто пройти турнир от начала до конца, а не показать всё, на что мы способны. В этом смысле, конечно, я многого не показал. Я в этом году планировал удивить любителей гимнастики, но, к сожалению, не получилось, потому что я это планировал на чемпионат Европы. Но я надеюсь, что с февраля у нас начнутся соревнования, и я смогу показать то, что готовил во время карантина. То есть в Токио, если брать многоборье в целом, снарядах на трех я выступление упростил. Как раз для того, чтобы выдержать весь объем нагрузки.
- А на каких снарядах вы планировали удивлять болельщиков?
- Пусть это пока будет тайной (смеется). Для людей, далеких от гимнастики, все равно не существенно то, что я мог бы ответить. А для людей, близких к гимнастике, это уже не было бы таким сюрпризом на соревнования, если бы я сейчас ответил. Но, по моим предположениям, это должно будет очень сильно "выстрелить". Чуть-чуть намекну. Это нечто подобное тому, что было после прошлой Олимпиады.
Александра Щеколдина - РИА Новости, 1920, 08.11.2020
Тренер: выступление российских гимнастов в Токио нельзя назвать отличным
- Насколько я понял, в опорном прыжке в Токио собирались применить роботизированное судейство. Всех участников подвергли процедуре создания графической модели. Как это происходило?
- У нас брали антропометрические данные. Надо было встать в центр специального помещения, принять определенную позу, заданную компьютером. Робот эту информацию считывал и должен был потом во время соревнований вычислять "сбавки" за исполнение. Эту систему японцы предлагали еще два года назад, но тогда ее не утвердили, к сожалению. А, может быть, и к счастью, я не знаю (улыбается). Сейчас нам сказали, что судить будет только робот, но в итоге судьи-люди тоже присутствовали.
Я так понимаю, что пока не доверяют роботам. Никто не уверен, не будет ли какого-нибудь сбоя в программе, из-за чего возникнут паузы в соревнованиях. А как протесты подавать, если робот что-то не так посчитает? Но если всё это решить, то, наверное, мы сможем когда-нибудь прийти к объективному судейству, к равному подходу ко всем спортсменам.

"До Утимуры мне еще расти и расти"

- Понятно, что вас не выпускали в город, да вы и не рвались выйти. Но от гостиницы до арены вас вез автобус. Хоть какая-нибудь олимпийская символика по дороге попадалась? Хоть сколько-нибудь похож сейчас Токио на город, в котором пройдет Олимпиада?
- Вот вы задали этот вопрос, и я вдруг понял, что не похож. Не было никакой символики вообще. Не знаю, с чем это связано. Может, эту символику переделывают? Наш переводчик рассказывал, что к Олимпийским играм сделали какие-то специальные такси, и эти такси мы встречали. Но, опять же, без символики. А, может, я был настолько в себе, что ничего не заметил (улыбается).
- В трансляцию попал эпизод вашего общения с Кохэем Утимурой. О чем шла речь?
- Началось всё это еще в 2017 году. Вообще, этот человек для меня очень многое значит. Когда я попал в основной состав сборной, Утимура был уже абсолютно непобедимым на протяжении четырех лет. А потом еще при мне пять лет он продолжал выигрывать многоборье, и на него смотрели, как на идола. Как сейчас девочки смотрят на Симону Байлз, которая выигрывает всё.
Так вот, в 2015 году я впервые сделал фото вместе с Утимурой, в 2017 году мы на чемпионате мира все вместе, нашими командами, посидели в номере гостиницы, пообщались, обменялись футболками. И вот с тех пор у меня футболка Утимуры лежала дома. А сейчас я хочу сделать небольшой домашний музей, где будет атрибутика с автографами тех спортсменов, которые мне дали какую-то мотивацию в спорте и в жизни, поэтому тогдашнюю футболку я сейчас взял с собой в Токио, чтобы он мне ее подписал.
Мне очень хотелось поблагодарить его за всё, что он мне дал в плане мотивации, я рассказал ему о своей идее музея. Утимура подписал футболку и вдруг сказал, что у него есть для меня еще один подарок. И достал футболку, в которой он выиграл звание абсолютного олимпийского чемпиона в Рио-де-Жанейро! Ее он тоже подписал, и теперь у меня две его футболки, так что я в замешательстве (смеется). Может быть, вторую разыграть? Или подарить кому-то в качестве сувенира?
Тем не менее, есть две футболки, и мне кажется, что это всё не просто так. Я, например, мечтал о том, чтобы оказаться вместе с Утимурой на пьедестале. К сожалению, на чемпионатах мира 2018 года в Дохе и 2019 года в Штуттгарте он уже весь был в травмах, и это не получилось. Но, может, когда-нибудь еще получится. Поэтому я думаю, мы не просто так встретились сейчас в Токио и он подписал мне футболку.
- Конечно, не просто так. Вам не кажется, что Кохэй Утимура таким вот способом передал Никите Нагорному эстафету титула абсолютного олимпийского чемпиона?
- Когда такое происходит, каждый может для себя придумать любое объяснение (улыбается). Если кому-то хочется думать так, пусть думает. Для меня эта встреча – нечто очень большое, потому что Утимура своей гимнастикой очень много сделал для моей мотивации и для моих побед. И сейчас мы всё это закрепили таким подарком. Для меня это, повторю, очень важно, но говорить о какой-то эстафете не совсем уместно, наверное. До него мне еще расти и расти. 11 лет держать лидерство в многоборье! Это мне 35 лет должно быть для повторения подобного (смеется). Мне кажется, это невозможно.
- Хорошо, не будем соразмерять суммарный вес медалей Утимуры и Нагорного. Но неужели вам не хотелось бы верить в то, что он символически передал сам свой титул? Вы сказали, пусть каждый оценивает этот дар, как хочет. Так не хотелось бы вам оценивать случившееся именно как передачу главного титула?
- Да конечно, хотелось бы! Если мотивация, даже вымышленная, помогает, то это здорово. Если вы хотите, я буду так думать (смеется).
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала