Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Сильные лыжные чувства или о пользе эмоций Александра Большунова

© РИА Новости / Федерико Модика / Перейти в фотобанкАлександр Большунов после финиша в марафоне на чемпионате мира
Александр Большунов после финиша в марафоне на чемпионате мира - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Читать в
На чемпионате мира по лыжным видам спорта российские лыжники не только показывают высокие результаты, но и выказывают сильные чувства. Денис Косинов поговорил со спортивным психологом, призером Олимпийских игр Елизаветой Кожевниковой, чтобы разобраться, нет ли связи между эмоциональностью и успешностью.
...И вот Большунов вылетает на финиш буквально на полметра впереди Клебо, и вот лыжа Александра задевает ботинок норвежца, и вот локоть Клебо касается руки нашего лыжника, и вот палка в руке Большунова ломается, и вот Клебо – Клебо! – выигрывает марафон, Иверсен с двумя целыми палками приезжает вторым, а Александр финиширует третьим и в сердцах швыряет обломок оземь. А потом - плачет на глазах у всех телезрителей. И в конце концов в прямом эфире говорит, что ему всё равно, какое решение примет жюри. Он, Александр Большунов, даже не собирается идти на награждение вместе с Клебо. А потом Клебо дисквалифицируют, но Большунов не становится чемпионом мира, а остается вторым. Вторым!!! Так закончился чемпионат мира. И скажите после этого, что лыжные гонки – скучный вид спорта, а лыжники – бесстрастные люди. О нет, это люди пламенных страстей. И наши ничуть не менее страстны, чем их соперники...
Йоханнес Клебо и Александр Большунов на финише марафона на чемпионате мира - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Опубликовано видео, как Большунов сломал палку в борьбе с Клебо
"Если ты подавляешь чувства, то ты так себя и чувствуешь – подавленным"
Мы привыкли к тому, что наш спортсмен гораздо сдержаннее своего иностранного соперника. Это, конечно, обобщение, все люди разные. Но среднестатистически – всё именно так. Особенно заметна разница в случае неудачи. Там, где иностранец заплачет, закричит, выругается, выговорится, наш спортсмен каменно сожмет губы и деревянной походкой уйдет куда-нибудь, где можно замереть в молчании, решительно ни о чем не думая и совсем ничего не чувствуя.
Вспомните, как вели себя российские биатлонисты на недавнем чемпионате мира. Проиграли, закаменели, спрятались. Проиграли, закаменели, спрятались. Причем не только от окружающих, но и от самих себя. И так – одиннадцать раз. Но даже в тот двенадцатый раз, когда гонка завершилась успехом, заметного проявления эмоций мы не увидели. После бронзового финиша Эдуарда Латыпова в эстафете четверка призеров скупо, без особенной сердечности, обнялась, чем, собственно, выражение радости и ограничилось. Примерно таковы почти все наши ведущие спортсмены, особенно в олимпийских видах спорта.
Казалось бы, и что с того? Ну, такие мы. Почти все, и не только спортсмены. Так ведет себя и ошибившийся врач, и обсчитавшийся продавец, и брошенный муж, и так далее, и так далее. Не случайно название "Угрюм-река" есть только в русской литературе. Однако проблема в том, что в спорте такая модель поведения – прямой и кратчайший путь от одного поражения к следующему, еще более вероятному. Спортивный психолог Елизавета Кожевникова точно знает, как работает эта причинно-следственная связь.
© фото из личного архива Елизаветы КожевниковойЕлизавета Кожевникова
Елизавета Кожевникова - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Елизавета Кожевникова
"Спортсмен может по-настоящему хорошо выложиться только тогда, когда он в полном контакте со своим телом, то есть со своими эмоциями. Подавление эмоций – наша национальная традиция, еще и усиленная в спорте. Так много эмоций в спорте! Но от нас требуют не показывать их, подавлять, и это уже стало абсолютнейшей привычкой. А нюанс как раз в том, что если ты подавляешь чувства, то ты так себя и чувствуешь – подавленным. Ты напоминаешь машину с заклиненными колесами, и тебе, чтобы стащить ее с места, нужно прикладывать больше усилий. У тех атлетов, у которых этот паттерн – подавлять эмоции – совсем заученный, совсем родненький, даже случаются судороги. Они чувствуют очень острое сопротивление организма во время выступления. Все эти пресловутые тяжелые ноги и не поднимающиеся руки. Получается, что головой-то я хочу бежать, а тело не может. Потому что как раз вот этого полного контакта с эмоциями и всей энергией, которую эмоции в себе несут, нет. "
Но ведь речь не о том, что происходит во время выступления, а о том, как ведет себя спортсмен после финиша. В чем тут связь? И есть ли она? Есть, и довольно очевидная для специалистов.
Александр Большунов после финиша в марафоне на чемпионате мира - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Большунов не смог сдержать слез после финиша в марафоне на ЧМ: видео
"Как правило, проигравший атлет так плохо себя чувствует, что у него прямо тут же, сию секунду, включается внутренний критик. И для того, чтобы выдержать этого внутреннего критика, наши спортсмены начинают блокировать эмоции, - объясняет Кожевникова. – Поэтому мы и видим у них стеклянные глаза, отсутствующее выражение лиц, нежелание разговаривать. Потому что им не хочется всё это чувствовать. И если вы спрашиваете, как это связано с тем стартом, который будет завтра или послезавтра, то ответ таков: связано непосредственно, и это скверная связь. Потому что завтра всё будет ещё хуже. Если спортсмен до первого сна проделает определенную работу, которая обеспечивает эвакуацию нездоровых эмоций из тела, то он начинает по-здоровому злиться. Он сливает эту злость, успокаивается и как будто "перепрошивает" минувшую гонку. И тогда он спокойным ложится спать. С правильно выраженными эмоциями, с ощущением работы над ошибками. А если это не делать, если спортсмен каким был после гонки, таким и ложится спать, то никакого сна нет. Он не спит, у него дичайшая тревога, очень активная голова, очень напряженное тело, и следующая гонка всегда будет менее удачной. Грубо говоря, надо всю эту дрянь оставить сегодня, чтобы не тащить ее за собой в завтра."
Спортивная психология давно разработала протокол этой самой работы над ошибкам. Иные из подопечных Кожевниковой, неудачно выступив, звонят ей сразу после финиша, даже не отдышавшись толком. Они знают, что этот разговор нужен, и знают, как его вести. Но таких спортсменов в России – единицы. Подавляющее большинство наших атлетов и тренеров не верят в психологию. "Пахать надо! Вот и вся психология!" Это произнес один весьма авторитетный российский тренер, именно так наш спорт и живет. По старинке – волоча за собой весь груз разочарования, злости, обиды и гнева.
"Они такие агрессивные не потому, что они сволочи, а потому, что испытывают стыд. И они его совершенно не могут вынести"
Но вот наши лыжники – совсем другие. Когда на Игры 2018 года не пустили звезд – Легкова, Устюгова и прочих лидеров – молодые спортсмены, вышедшие практически на замену, удивили вдвойне. Во-первых, они принялись выигрывать медали. Во-вторых, они не стали прятать свои чувства, в том числе и недобрые. Разочарование, злость, грусть, ярость, обида, стыд – моментально вырывались наружу. Слезами, словами, жестами – да как угодно. Это было странно и как-то очень естественно.
Особенно яркой иллюстрацией естественности было поведение Александра Большунова после олимпийского марафона, в котором он финишировал вторым. Проиграл Александр по очевидной для всех, в том числе и для себя, причине – не сменил лыжи на последнем пит-стопе. На что понадеялся, бог весть. Но в итоге проиграл. И когда третьим пришел Андрей Ларьков, Большунов даже не повернулся. Вроде бы, надо подойти, поздравить, ведь это тоже олимпийская медаль для страны, для команды. Но нет. Александр стоял и изо всех сил сдерживался, чтобы не заплакать прямо на глазах у миллионов телезрителей.
А когда всё закончилось, публика разошлась, и остались только свои, в закуточке для участников Большунов всё же выпустил эмоции на волю. Если коротко, то это была истерика, эмоциональный взрыв. Без оскорблений и членовредительства, но с сильнейшими переживаниями и даже со слезами. Теми самыми – скупыми мужскими. И для специалиста в такой реакции нет ничего удивительного.
"У таких спортсменов, как Большунов, которые много и часто выигрывают, вообще нет никакой терпимости к стыду. Для них стыд – это непереносимый аффект, который вызывает кучу злости, - утверждает Елизавета Кожевникова. - Они не выдерживают людей, которые плохо выполняют работу. И других людей, и себя. Поэтому они такие агрессивные. Не потому, что они сволочи, а потому, что в момент, когда они видят плохую работу, начинают испытывать стыд. И они его совершенно не могут вынести, поэтому начинают браниться, ругаться, драться и так далее."
Вот такие российские лыжники ворвались в элиту в 2018-м. Спустя три года они остались теми же. С частыми победами, регулярными поражениями и вполне натуральными эмоциями. Ту же Юлию Ступак, в девичестве Белорукову, даже рождение сына не изменило – какая была, такая и осталась. И после того, как в командном спринте Ступак первой передала эстафету Наталье Непряевой, а та финишировала, увы, четвертой, обе плакали навзрыд непосредственно в финишном городке. И в прямом эфире, давая интервью, Юлия не пыталась что-то там изображать. Она говорила и о том, как взбешена, и как ей стыдно перед родными, которые всё терпят, а она их подводит, и всё это опять-таки со слезами.
© РИА Новости / Федерико Модика / Перейти в фотобанкЮлия Ступак на финише командного спринта
Юлия Ступак на финише командного спринта - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Юлия Ступак на финише командного спринта
А в мужском командном спринте Александр Большунов, уже одержавший феноменальную победу в скиатлоне над пятью (!) норвежцами, тоже отправил своего партнера Глеба Ретивых на заключительный этап с пятисекундным запасом. И потом без всякого удовольствия смотрел, как норвежец с финном догоняют и обгоняют Ретивых. После финиша Большунов даже не стал делать вид, что поддерживает товарища в его печали. Большунова явно гораздо больше печалил тот факт, что товарищ не справился. И когда чествовали призеров, Александр, опустив голову, стоял так, словно нет рядом никакого Глеба. Тот, в свою очередь, глядел строго перед собой, чтобы ненароком не повернуться к Александру.
И, наконец, кульминацией всех мыслимых лыжных страстей стал мужской марафон. Всего парой дней раньше Большунов говорил, что пригласил Клебо на свадьбу, а тот ответил, что если только позволят ковидные ограничения, то обязательно приедет. Теперь вряд ли это приглашение останется в силе.
© РИА Новости / Алексей Филиппов / Перейти в фотобанкЙоханнес Хёсфлот Клебо и Александр Большунов (справа). Архивное фото
Йоханнес Хёсфлот Клебо и Александр Большунов (справа) - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Йоханнес Хёсфлот Клебо и Александр Большунов (справа). Архивное фото
Скажете, всё это некрасиво? Недостойно высокого звания российского спортсмена? Не по-мужски? Чушь. Затертые ярлыки. Но ведь надо уметь проигрывать, скажете вы? Да, именно! Проигрывать надо уметь.
"Для спортсмена, не натасканного психологически, полезно проявлять эмоции сразу. Именно для того, чтобы потом результаты были лучше"
Итак, надо уметь проигрывать. Но чтобы уметь, надо учиться. А тот, кого не учат, уметь не может. По определению.
"Может ли выдержать спортсмен приступ стыда и последующей агрессии? Ответ очевиден. Я занимаюсь с людьми, и если это новичок, то он не может выдержать, - говорит Кожевникова. - Если спортсмен занимается психологическими тренировками несколько месяцев, то он уже способен распознать эту сильнейшую эмоцию и как-то себе помочь. Успевает понять, что это сейчас неуместно, что это вообще не починит ситуацию. Надо подышать, взять паузу, а потом расслабиться. Он делает все те интервенции, которые помогают в моменте пережить сильнейший аффект. Человек, который этому не научен, возможно, и верит, что было бы здорово эту эмоцию остановить. Но просто не может остановить, поскольку она очень сильная."
А теперь самое главное. Во-первых, наших лыжников никто не учит этим приемам. Во-вторых, их никто не заставляет каменеть, и заученный навык блокировки эмоций у них, к счастью отсутствует. В-третьих, они периодически выигрывают! А Большунов и вовсе лучший лыжник планеты! Так не потому ли он в таком порядке, что выплескивает весь негатив сразу? Может, пусть выплескивает, хоть бы даже кому-то такое поведение казалось недостойным?
"Вы спрашиваете, полезно ли сразу выпустить этого внутреннего льва наружу для того, чтобы следующие гонки прошли лучше? Да полезно, – уверенно заявляет Елизавета Кожевникова. - Вот ты крайне недоволен, собой или товарищем. И прямо на финише тебя раздирают эти чувства. Но ты не владеешь психологическими навыками, и вообще не знаешь, что они существуют. В этом случае лучший способ переработать злость, это выразить ее словами. Или, на худой конец, шваркнуть ракетку об пол! Если формулировать упрощенно, то для спортсмена, не натасканного психологически, полезно проявлять эмоции сразу, искренне и полно. Именно для того, чтобы потом результаты были лучше."
Кстати. Каков поп, таков и приход, верно? Уж какой эмоциональной спортсменкой была Елена Вяльбе, ныне возглавляющая федерацию лыжных гонок. Как она прыгала от восторга, когда побеждала! Как она ярилась, когда проигрывала! Особенно по контрасту с Любовью Егоровой и другими нашими тогдашними звездами лыжного спорта. Не правда ли, было бы странно, если бы Вяльбе требовала от своих подопечных поведения, каким сама никогда не отличалась. Вот она и не требует. И это здорово.
Елена Вяльбе - РИА Новости, 1920, 07.03.2021
Елена Вяльбе
"Если это положительные эмоции, ты можешь радоваться, танцевать, петь. Я иногда смотрела свои финиши и думала: да ладно, я что, на самом деле снег целовала? Этого точно не было! По-моему, это абсолютно здорово, когда человек может эмоционально выразить свои чувства. Может, только один из миллиона умеет себя контролировать после побед и поражений. А если у тебя что-то не получилось, ты это держишь в себе… Вспомните, как Юха Мието ломал лыжи, кто-то заходил в одежде прямо в душ - ну это тоже выплеск эмоций, только отрицательных, – вспоминает Елена Вяльбе. - Мне кажется, это хорошо, человек перенастроился, поменял батарейку и идет дальше к следующей цели. Я удивляюсь иногда: когда спортсмен выигрывает, и он не радуется, это смотрится как-то странно, ты не понимаешь, что это такое. А когда человек должен был финишировать первым, но не заехал даже в призы, он что, должен стоять улыбаться, мол, всё зашибись? Показывать красивую улыбку, а на самом деле в душе все плохо? Да сломай ты лыжи, палки, сделай какой-то всплеск, тебе самому потом будет легче, и всё."
"Хорошо, когда человек может выражать свои эмоции. Я не говорю о том, что нужно все громить, кого-то бить, нет, конечно! – подчеркивает Елена Вяльбе. - В свое время Максимыч мне, плаксивой девочке, сказал: "Пойди лучше в лес и ори. Что ты показываешь всем, что у тебя что-то не получилось?". И я либо много каталась и плакала после гонки, либо вставала и орала, и мне становилось легко. Я приходила в гостиницу, со всеми нормально общаюсь, уже без горечи и обиды от того, что что-то не получилось. Мне кажется, это лучше, чем держать в себе."
Такая вот у наших лыжников командирша. Ну, и они такие же. Да, Большунов может кинуться на соперника, если думает, что тот его подрезал. А Ступак может разрыдаться в прямом эфире, если считает, что подвела близких. А Вяльбе может гаркнуть на кумира телезрителей, если полагает, что он лезет не в свое дело. И далее по списку. И да, это не похоже на "умение проигрывать". Но зато это похоже на "науку побеждать"! И если уж пока не получается овладеть и тем, и другим, если предложить болельщикам выбирать то или другое, найдется ли хоть один, кто предпочтет сдержанного аутсайдера невоздержанному победителю?
Елена Вяльбе - РИА Новости, 1920, 04.03.2021
Вяльбе заплакала после женской эстафеты на чемпионате мира
Наверное, нет. Так что пусть уж злятся Большунов, Непряева и все остальные. И побеждают.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала