Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"50 тысяч участников – вопрос десяти лет": Тарасов о Московском Марафоне

© официальная страница Московского марафона ВКонтактеДиректор Московского марафона Дмитрий Тарасов
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов - РИА Новости, 1920, 31.03.2021
Читать в
В воскресенье, 4 апреля, стартом "Апрель" в Москве откроется сезон массовых забегов, которых довольно долго не было по очевидным причинам. Руководитель компании "Беговое сообщество" и директор Московского Марафона Дмитрий Тарасов в интервью РИА Новости рассказал, как для него бег превратился из бизнеса в настоящую любовь, как компании удалось пережить год без мероприятий, зачем нужно бесплатно помогать злополучной Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), когда Московский Марафон превратится в один из крупнейших в мире, и как можно вытащить на старт такого далекого от бега человека, как Алексей Немов.

Бег как бизнес и как любовь

В Москве, да и во всей стране в последние годы всё больше бегунов и всё больше массовых забегов. От коротких, в пару километров, до ультрамарафонов по сто с лишним верст. Сами по себе такие мероприятия не проходят, их кто-то должен организовать. Одним из лидеров российской беговой индустрии является компания "Беговое сообщество", которая намерена провести 14 забегов в 2021 году, из них 12 в столице, включая Московский Марафон.
Первое мероприятие пройдет 4 апреля, и в офисе компании множество людей радостно готовят старт сезона. Эта радость понятна. Когда работа есть, это гораздо лучше, чем когда ее нет, а из-за пандемии целый год работы не было. Тем более, если речь идет о любимом деле. Руководителю компании и директору Московского Марафона Дмитрию Тарасову его нынешнее дело очень нравится. Более чем. Он работал и маркетинг-директором солидного бренда, и тренером женской сборной России по баскетболу, и даже устроителем "Шоу чемпионов" Алексея Немова. А теперь вот нашел свою личную гармонию в беге.
Правда, Московский Марафон еще на стал "мэйджором", как называются крупнейшие марафоны на планете вроде Нью-Йоркского или Лондонского. И слот, то есть право на участие в забеге, в России пока невозможно продавать за 250-300 долларов. То есть этому бизнесу в наших условиях еще развиваться и развиваться. Впрочем, в России спорт вообще пока не бизнес. Но кто-то же должен к этому стремиться? Желательно, со всей любовью...
© официальная страница Московского марафона ВКонтактеДиректор Московского марафона Дмитрий Тарасов
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов - РИА Новости, 1920, 30.03.2021
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов

Бег – это диалог с самим собой и способ найти решение проблем

- Вы рассказывали, что даже после того, как стали директором Московского Марафона, всё еще не любили бег, потому что футболисту скучно бегать просто так, без мяча и счета на табло. Но вам подарили слот на участие в марафоне "Лондон 2015", и вы после этого полюбили бег как таковой, а не как область профессиональной деятельности. Почему изменилось Ваше отношение?
- Процесс был немного дольше. После Лондона я месяц не бегал, потом вернулся к бегу, потом то входил в него, то выходил. Думаю, поворотной историей стал все-таки Нью-йоркский марафон, когда я его пробежал в 2017 году. Он перевернул мой внутренний мир. Я понял, что бег все-таки пришел ко мне в тот момент.
- Так что же случилось?
- Думаю, что кто-то уколол меня эликсиром счастья, который дал мне возможность понять, что я получаю удовольствие от бега. В начале же это как? Когда ты имеешь лишний вес, но не любишь и никогда не любил бегать, это некий вызов самому себе. Доказать всем, что я не только умею делать мероприятия, но и могу бегать марафоны. Все организаторы крупнейших марафонов говорили: "Слушай, ну как же так? Сапожник без сапог". Но когда в 2017 году я все-таки пробежал, то понял, что уловил кайф от того, что я бегу. То есть я стал получать удовольствие от этого.
- У вас есть опыт организации забегов, а в качестве бонуса у вас появилась любовь к самому бегу. Вы можете объяснить, чем бег лучше других способов укрепления здоровья? Ведь можно плавать, играть в футбол, ходить в фитнес-зал и так далее, верно?
- Помимо улучшения физических кондиций, которые для меня, естественно, важны, я получил удовольствие от возможности пообщаться с самим собой. Бегая, я перешел в стадию медитирования, решения своих собственных вопросов. Не так часто удается в своем графике найти то самое время, когда я могу пообщаться с самим собой. И вот бег, если ты каждый день тренируешься, дает возможность час-полтора пообщаться с собой, решить наболевшие вопросы. Я уже много раз говорил о том, что для меня бег – это диалог с самим собой и способ найти решение проблем. Я вхожу с проблемой, выхожу из бега без проблем. С решением конкретной задачи.
- Вы же понимаете, что вопрос задан не просто так. Ваша задача – вовлекать людей именно в бег, а не в плавание или фитнес. И пока вы не убедили. Можно плыть и общаться с самим собой, работать на тренажерах и продолжать эту медитацию. Прорекламируйте бег, как нечто лучше для души и тела, чем плавание или фитнес.
- Ну, смотрите. Я понимаю, что бег – это возможность посмотреть города, в которых я бываю. Я же не могу проплыть по центру Барселоны или Берлина и посмотреть на их красоты! Когда бежишь по городу, ты его изучаешь. Видишь его инфраструктуру, смотришь, как организована жизнь людей. В чем плюсы, в чем минусы. Ты соединен с городом зрительно и даже тактильно. Когда ты плывешь, ты это не чувствуешь. То же относится к залам. Да, я люблю упахиваться в зале, но нет такого удовольствия, как от бега.
Московский марафон — 2020 - РИА Новости, 1920, 21.09.2020
В ритме столицы: самые красивые фотографии Московского марафона
К тому же у меня много друзей, с которыми я могу пообщаться на бегу. У Володи Волошина, самого известного бегуна в нашей тусовке, есть четкое расписание встреч с людьми на пробежке. Эта история меня тоже вдохновляет. Он встречается с кучей интересных людей, приглашает их на пробежку, получает удовольствие от самой пробежки и попутно решает бизнес-задачи. Для меня, втянувшего в бег всех близких и знакомых, это еще и возможность общаться с ними. Я не очень люблю переписываться в социальных сетях, хотя, конечно, этим занимаюсь. Но мне проще позвонить друзьям и сказать: "Ребята, пойдемте побегаем вместе, пообщаемся."
Еще для меня очень важно то, что я люблю слушать город. Мне важно слушать не наушники на бегу, а дыхание и ритм города, в котором я живу. Мне нравится слушать шум машин. Я слушаю пение птиц, потому что бегаю и в парковой зоне. И получаю удовольствие от того, что вижу всё это и слышу. Я люблю посещать те места, с которыми связана моя студенческая жизнь или те места, где я родился и вырос. Мне нравится смотреть, как они изменяются. Бывает, что я даже встречаю своих друзей, которые тоже выходят на пробежки. Это социум, который дает мне бег. Такой же социум дает мне футбол, но он ограничен площадкой. Плюс бег – это возможность принять участие в мероприятии. Подумать об отпуске, спланировать поездку и поучаствовать в соревновании в другом городе.
- Вот это уже больше похоже на духоподъёмную рекламную речь в пользу бега. В Нью-Йорке этими идеями прониклись давно, неспроста же говорят, что "в Нью-Йорке бегают все". В какой стадии сейчас Москва? Далеко ли до состояния "бегают все"?
- Москва близится к тому, что я видел там. В утренние и вечерние часы мы становимся очень похожи на Нью-Йорк по количеству бегущих. Особенно в центре и на набережных Москвы-реки. Или в Парке Горького. Конечно, у нас еще пока нет такого же количества бегунов, как в Нью-Йорке. Но важно, что у них нет понятия "бегун", есть понятие "джоггер". Джоггеры могут бежать, или идти с палками, или просто идти пешком, или ехать на велосипеде. У нас пока нет такого количества, и нет такой разницы между бегуном и человеком с повышенным весом, как в Нью-Йорке.
Там я часто видел джоггеров, у которых 50 килограммов лишнего веса, но они идут! Не стесняются, надевают обтягивающие лосины, футболки. И они понимают, что пусть они любят есть бургеры и пить колу, но они идут туда, где их поддержат, скажут приятные слова, потому что в Америке не принято осуждать человека за его вес. Поэтому они чувствуют себя комфортно. У нас такого пока нет. Люди с лишним весом боятся или стесняются выходить к другим бегунам. Нам надо это пересилить, и тогда набережные и парки будут больше заполнены нашими джоггерами.
© официальная страница Московского марафона ВКонтактеДиректор Московского марафона Дмитрий Тарасов в Лондоне
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов в Лондоне - РИА Новости, 1920, 30.03.2021
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов в Лондоне
- А зачем участвовать в забегах? Казалось бы, если человек бегает по утрам или по вечерам, то он уже на правильном пути. Для чего ему бег в толпе? Какая радость от того, что ты стартуешь, как это бывает на "мэйджорах", среди десятков тысяч людей? Толкотня, суета – зачем всё это? Я не вижу красот, которые вы описываете. Я не слышу птиц, потому что все они в ужасе улетели от кучи пыхтящих и топочущих людей. Раве не достаточно просто бегать для себя любимого? Зачем участвовать в массовом забеге?
- Ответ на этот вопрос я получил в Лондоне на первом же своем марафоне. Это драйв. Драйв от того, что ты участвуешь в забеге вместе с такими же фанатами, как ты. Или не фанатами, а теми, кто только определяется с тем, хотят они бегать или нет. Я был тем, кто думал так: "Ну, надо. Надо же пробежать". Когда я бежал, то думал: "Блин! Это же очень тяжело. Я не подозревал, что это так тяжело". Но именно толпа тех, кто бежит, и тех, кто стоит вдоль трассы и поддерживает, мотивирует тебя добежать до конца. Во время обычной пробежки ты можешь сдаться. Можешь сказать себе: "Я всё. Я не могу". Но те люди, которые бегут вместе с тобой, мотивируют тебя бежать дальше.
Когда ты видишь реки таких людей, то понимаешь, что ты среди них свой. И тебе хочется возвращаться в это сообщество близких тебе людей. Когда я начинал бегать сам, я не понимал, о чем мне разговаривать с людьми. Вот я пришел на мероприятие. Вот стартовали. И вот я бегу-пыхчу, а они мимо меня как экспресс "Сапсан" улетели вперед. Но теперь я понимаю, что получаю такое же удовольствие, как они, но в своем ритме. Не в таком, как у них, но на финише мы обсуждаем одни и те же темы. Например, какое удовольствие мы получили от этого.
- Да какое же тут удовольствие? Вот у человека, например, лишние 25 или 30 килограммов, и он решился поучаствовать в массовом забеге. И вот он стартует, пыхтит, задыхается, а мимо него со свистом пролетают стройные люди. По-моему, они не очень мотивируют такого человека участвовать в одном с ними забеге. По-моему, они мотивируют такого человека уйти подальше в лес, где никого нет, и где ему не будет стыдно за свои плюс 25-30 килограммов, не так ли?
- Но ведь на старте забега он увидит таких же, как он! Которые так же, как он, решились участвовать. Те, которые на "Сапсане", давно уже в Петербурге, Казани или Нижнем Новгороде (смеется). А наш герой видит рядом с собой точно такие же электрички. И эти другие люди говорят: "Клёво, что мы бежим! Посмотри, какой классный город!" И так далее. Да, я не слышу пения птиц, когда бегу в потоке людей. Но я бегу посреди улиц и вижу красоты этого города, которые не увижу никогда, если буду бежать в обычный день по тротуару. В обычный день надо останавливаться на светофорах, думать, как бы меня не задавили. А так тебе открывается шикарная картина свободной дороги, по которой бегут такие же любители бега, как и ты. Среди них есть быстрые и медленные, черепахи, улитки, пантеры, люди с комплекцией носорога или лягушки, неважно! Они все устремлены к одной цели – преодолеть.
Я в беге уже десять лет работаю, видел многих финишировавших, очень разных. Но со всеми происходит одно и то же. Вот они стартуют и думают: "Боже, как же это ужасно, столько пробежать!" Когда добегают, плачут и матерятся. Но проходит месяц, и все эти люди говорят: "Это был лучший момент в моей жизни! Я получил такое удовольствие, какого не получал никогда, и хочу его повторить!" Все мои друзья и родственники прошли этот путь. И я прошел его! Поверьте, на 36-м километре в Лондоне я говорил себе: "Какой нехороший человек придумал марафон?!" Мне было больно, у меня текли слезы, я жалел себя. Но на финише понял, что это кайф, и я хочу его повторения.

Когда заявляют, что могут подготовить человека с дивана за 6 месяцев к марафону, это ошибка

- Вот только не все преодолевают. У Вас в Instagram есть фото, на котором вы несете на руках девушку, которой стало плохо. Часто ли участники забегов нуждаются в помощи? Чего следует опасаться и как нужно беречься, чтобы не понадобилась помощь такого рода?
- Та девушка на самом деле преодолела дистанцию. То, что с ней произошло, случилось уже после того, как она пересекла финишную черту. Для того, чтобы не оказаться в такой ситуации, а поверьте мне, каждый может в ней оказаться по разным причинам, необходимо готовить себя. Когда некоторые беговые клубы или отдельные лица заявляют, что они могут подготовить человека с дивана за 6 месяцев к марафону, это ошибка. Да, преодолеть можно, но чего будет стоить тебе это преодоление? Каких усилий и каких последствий? Поэтому мне кажется, а я прошел через это и теперь понимаю, что это правда, что марафон в первый год бежать не надо. Бегут на второй год. Когда закачаешь ноги, подготовишь свое тело к нагрузкам, убыстришь темп. Когда будешь понимать, что можешь спокойно преодолевать 20-30 километров, вот именно тогда можно делать шаг к преодолению дистанции 42 километра 195 метров. До этого не нужно.
Когда мы начинали беговые тренировки с Миланом Милетичем (один из самых известных беговых тренеров), Милан всегда говорил одну и ту же фразу: "Первым делом - ОФП, вторым делом - бег". Это важная деталь, которую многие упускают, считая, что можно с дивана преодолеть дистанцию марафона. Как результат, человек может и не добежать до конца. В Нью-Йорке в 2016 году у меня свело ноги, и до финиша я не добежал, а дошел. На следующий год я специально приехал, чтобы закрыть свой гештальт, и уже всё получилось нормально. Главное, чувствовать себя. Научиться разговаривать со своим телом и понимать, в какой ситуации ты находишься. Спасибо Юрию Афанасову, который бежал вместе со мной в 2016 году. В какой-то момент он просек, что мне становится плохо, и сказал: "Дима, какой номер телефона у тебя?" Когда я не смог ответить на этот вопрос, он сказал: "Стоп. А теперь мы останавливаемся".
© официальная страница Московского марафона ВКонтактеДиректор Московского марафона Дмитрий Тарасов (справа) с Юрием Афанасовым
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов (справа) с Юрием Афанасовым - РИА Новости, 1920, 30.03.2021
Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов (справа) с Юрием Афанасовым
Если такого человека рядом с тобой нет, важно научиться чувствовать себя. И если ты научишься этому, то не будет ситуаций, когда ты не добегаешь, либо добегаешь и падаешь в конвульсиях. И еще важно научиться говорить себе: "Стоп. Это не единственный марафон, который ты можешь пробежать". Если чувствуешь, что тебе плохо, лучше становись. Да, это вызывает ощущение того, что ты не выполнил поставленную перед собой задачу. Но поверьте, это как в любой спортивной стратегии. Лучше проиграть сегодня матч, чем потом проиграть весь турнир.

Когда слот в Америке стоит 250-350 долларов, ты понимаешь экономику

- Что ж, такой подход годится и в бизнесе. Как "Беговое сообщество" пережило 2020 год? Ведь никаких мероприятий не было, так ведь?
- Еле-еле пережили. Не скрываем, что мы, как и вся индустрия, находились на грани исчезновения. Но мы были первыми, кто объявили, что готовы возвращать деньги участникам за несостоявшиеся забеги. Впрочем, предлагали и вариант переноса участия на следующий год. То есть мы попросили нашу аудиторию понять общую ситуацию и сделать выбор. Мы же понимали, что пандемия внесла достаточно серьезные коррективы в финансовое положение многих людей. И мы были готовы вернуть деньги.
- Многие ли попросили вернуть?
- Процентов 30. Это большая аудитория.
- Но если отвлечься от тяжелых последствий пандемии, то каковы тенденции развития забегов в России как бизнеса? Вы рассказывали, как еще десять лет назад пришли к выводу о том, что коммерческие забеги – это ваш шанс в бизнесе. Однако три года назад вы говорили, что зарабатывать на Московском Марафоне не получается, поскольку все деньги уходят на организацию мероприятия и его продвижение. Что скажете теперь? Забеги – это прибыльный бизнес в России? Или хотя бы есть надежда на прибыльность?
- На самом деле всё очень просто. Мы не имеем прибыли по одной единственной причине. Мы тратим очень много на развитие. Это история, требующая больших инвестиций. Мы могли оставить всё себе и спокойно работать дальше. Но мы смотрим на перспективу десяти лет. Чтобы вам было понятно, мы ждем появления мэйджора в стране, и очень хотим, чтобы это произошло. Для достижения этой цели потребуется еще больше денег, и здесь всегда хочется привести слова моей жены: "Когда деньги-то будут?"
- Это ведь резонное требование жены, верно?
- Добро пожаловать в наши дискуссии (улыбается). Это, наверное, специфика моего отношения к делу. Я считаю, что в начале ты развиваешь бизнес, а деньги приходят потом. Поэтому мы больше сфокусированы на развитии. Очень многие задают мне вопрос: "Зачем? Надо же кормить семью, ставить детей на ноги и так далее". Но пока, слава богу, не было такой ситуации, когда бы мы сказали: "Всё". Пандемия могла перевернуть бизнес с ног на голову, но мы гордимся, что нам удалось сохранить команду и никого не уволить. Это наша гордость, потому что многие другие организаторы подобных мероприятий были вынуждены сокращать численность своих команд.
- Позвольте уточнить. Если бы не стремление к развитию компания "Беговое сообщество" уже давно и успешно процветала бы благодаря налаженному бизнесу?
- Я бы сказал так. В России это всё равно пока не бизнес по одной причине. Мы не можем перейти к ценообразованию, которое есть у наших коллег за границей. Грубо говоря, когда слот в Америке стоит 250-350 долларов, ты понимаешь экономику. Да, они тратят больше, чем мы, потому что у них технологии и труд стоят дороже, чем у нас. Но большая стоимость слота плюс большая стоимость спонсорских контрактов, которая измеряется миллионами долларов, а не рублей, дают возможность организаторам и развиваться, и получать прибыль.
Наша страна в этой части исключение. Мы не можем поднимать цены, мы не можем делать их вровень с европейскими или американскими, потому что понимаем, что тогда не дождемся увеличения численности участников. И вынуждены всё время балансировать между тем, чтобы увеличить цены или сделать так, чтобы увеличилось количество участников. Нам важно, чтобы росла аудитория. Если мы поднимем планку, мы просто сократим аудиторию. Будем похожи на триатлонные мероприятия с количеством участников до 2 тысяч человек, и на этом всё закончится.
- В этой ситуации основное для вас – это продвижение. А я открываю ваш аккаунт в Instagram и наблюдаю 30 тысяч подписчиков, "Вконтакте" похожие цифры. Это несерьезно. На вашем сайте только анонсы забегов в 2021 году, ничего другого там нет. Вам не кажется, что это недостаточно для мощного продвижения?
- На самом деле вы неправы (улыбается). Мы могли бы, как организаторы Московского Марафона, показать партнерам большое количество подписчиков в социальных сетях. Это легко накручивается ботами, и, пожалуйста, у нас 100 тысяч подписчиков. Но наша основная задача, чтобы нашими подписчиками становились реальные люди, лояльные к создаваемому нами бренду. И когда мы постим ту или иную информацию, вы видите тысячи откликов реальных людей, реагирующих на ту или иную новость. Мы не продаем пустоту, мы продаем конкретику, сформированную нынешней ситуацией.
Московский марафон — 2020 - РИА Новости, 1920, 30.03.2021
Московский марафон — 2020
Что касается продвижения, то вот вы считаете, что у нас мало подписчиков, и незаметно, что мы много тратим на продвижение. На самом деле это не так. У нас есть понимание, что мы должны взаимодействовать со СМИ. Не появятся на твоем мероприятии СМИ, если ты не будешь с ними взаимодействовать. Мы инвестируем большое количество денег в телетрансляции в интернете. Это стоит немало денег, потому что взаимодействие с бродкастинговыми компаниями - это недешевое удовольствие. Мы не пользуемся услугами "Матч ТВ" или других каналов. Мы целенаправленно нанимаем команду бродкастеров, которая делает профессиональную трансляцию марафона. И качество продукта отмечается всеми.
Когда мы начинали с "Вконтакте" взаимодействие по трансляциям, нас смотрело около 100 тысяч человек. Сейчас количество просмотров Московского Марафона достигает миллиона 200 тысяч человек. Инвестирование в соцсети, телетрансляции и взаимодействие со СМИ позволяет так или иначе сформировать информационное поле, которое в перспективе каких-то лет позволит нам привести на свои мероприятия большое количество людей.
- Возникает очевидный вопрос: для того, чтобы Московский Марафон стал действительно бизнес-проектом, сколько человек должны в нем участвовать?
- Мы считали, примерно 50 тысяч человек.
- Между тем марафон 2019 года собрал около 10 тысяч. Как вы думаете, как скоро удастся добраться до 50 тысяч участников?
- Это вопрос десяти лет. Как по мне, мы идем к этому достаточно уверенными шагами, так что это вопрос до десяти лет.

Помогаем ВФЛА, не требуя от нее денег

- Вот вы постили с конференции ВФЛА: "Надеюсь, мои знания помогут ВФЛА измениться к лучшему". И больше не было у вас постов о сотрудничестве с ВФЛА. Почему вы ей не сгодились?
- Не знаю. Впрочем, я вхожу в комитет ВФЛА по развитию массового спорта. Своими действиями мы помогаем сформировать некие тренды по развитию массового спорта в стране. Это некая "дорожная карта" для организаторов будущих мероприятий.
- Неужели в трижды разбомбленной ВФЛА можно задаваться такими вопросами? У них же сейчас на повестке дня вопрос сохранения федерации как таковой, правда?
- Ну, вы же понимаете, что ВФЛА – это же не только развитие профессионального спорта, это еще и развитие массового спорта.
- Согласен. По уставу любой федерации, первый пункт – это развитие своего вида спорта. Вот только я пока не встретил руководителя какой-либо федерации, который сумел бы внятно объяснить, что такое развитие своего вида спорта. ВФЛА сейчас, мягко говоря, в очень плохом состоянии, а вы говорите, что в рамках этой структуры обсуждаются вопросы развития массового спорта и даже составляются некие "дорожные карты" в этом направлении. Как это возможно?
- Понятно, что у ВФЛА есть определенные проблемы с профессиональным и детским спортом. Но массовый спорт в определенный момент получил толчок к развитию и, как часть ВФЛА, имеет возможность развиваться. Членами "Национального бегового движения" (проект ВФЛА, направленный на популяризацию любительского бега в России) являются многие организаторы забегов. И именно "Национальное беговое движение" формирует правила игры для остальных. Ты можешь туда прийти, и тебе расскажут, как нужно создавать свое мероприятие, и поддержат.
- То есть в этой части своей деятельности ВФЛА жива-здорова?
- Я бы сказал, что и в этой части ВФЛА жива-здорова, и вообще жива-здорова. Просто это наше направление. И мы, работающие в массовом спорте, помогаем федерации развиваться в этом направлении, не требуя от нее денег, но вовлекая людей в ежедневные занятия.
Министр спорта России Олег Матыцин - РИА Новости, 1920, 02.03.2021
Матыцин: утверждение плана по восстановлению ВФЛА - только первый шаг
- А вам это зачем - бесплатно помогать федерации в чем бы то ни было?
- А зачем компания "Беговое сообщество" помогает организаторам крупнейших забегов страны информацией о том, как им правильно делать свои мероприятия?
- Затем, что если у них будет больше участников, то эти участники придут потом и к вам.
- Всё правильно. И то же самое в отношении ВФЛА и того, как ВФЛА развивает массовый любительский бег. Мне нравится, что наши коллеги за рубежом, организаторы Нью-Йоркского или Чикагского марафонов, руководствуются правилом "развивая всех, развиваешь себя". И я перенял у них эту стратегию. Когда мы начинали, поверьте, мы каждую свою деталь максимально скрывали и пытались завуалировать. Сейчас мы, наоборот, открыты. Наша первая задача – помочь другим избежать ошибок, потому что ошибки влекут потерю аудитории. Для всех! В прошлом году мы в первый раз собрали на конференцию организаторов всех забегов. Мы не могли уйти из зала, количество вопросов зашкаливало! Потому что никто и никогда не разжевывал вопросы так, как мы.

Надеюсь, когда-нибудь мне удастся затащить Лешу Немова в бег

- Вы дружны с Алексеем Немовым. Но знаете, как гимнасты говорят? "У нас дистанция 30 метров". Это у них длина разбега перед опорным прыжком. Каким образом жизнь свела футболиста-марафонца и гимнаста?
- Леша в свое время был лицом крупной компании, а я был маркетинг-директором в этой компании. Леша, Ира Чащина, Алина Кабаева, Света Хоркина были первыми спортсменами, с которыми мы взаимодействовали, а я был менеджером, курирующим контракты со стороны компании. Это было увлекательное время. Первое посещение чемпионата мира, подготовка экипировки для олимпийцев. Вот так всё началось и продолжается до сих пор. Потом Леша никогда не уходил из моей жизни, мы вместе делали "Шоу чемпионов" Алексея Немова, я был одним из организаторов. На первом шоу я плакал, видя, чего нам удалось добиться. Это было потрясающе. Теперь Леша приходит на наши забеги, а мы приходим на его мероприятия.
- Вот! Леша приходит.
- Но не прибегает, вы имеете в виду?
© РИА Новости / Нина Зотина / Перейти в фотобанкОлимпийский чемпион в спортивной гимнастике Алексей Немов
Олимпийский чемпион в спортивной гимнастике Алексей Немов - РИА Новости, 1920, 30.03.2021
Олимпийский чемпион в спортивной гимнастике Алексей Немов
- Да! Вы верите, что можно Немова заставить пробежать хотя бы 5 километров?
- Вы знаете, я всегда пытаюсь с Галей (женой Алексея Немова) обсуждать, как бы Лешу втянуть в бег. Галя согласна, но Леша всё время говорит: "Завтра". (смеется) Но вы ведь знаете, что Леша человек увлекающийся. Особенно споры его увлекают. И его можно поддеть на какой-то крючок, связанный со спором. Я надеюсь, таким способом когда-нибудь мне удастся затащить Лешу Немова в бег.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала