Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Пап, ты любишь работу, а не меня": интервью Занина о ТВ, Олимпиаде, слезах

Журналист Дмитрий Занин. - РИА Новости, 1920, 03.12.2021
Читать в
Дмитрий Занин — один из самых узнаваемых корреспондентов "Матч ТВ", который уже много лет делает спортивную журналистику живой и яркой. Кажется, что не осталось видов спорта, о которых Дмитрий еще не рассказывал вам с телеэкранов.
В искреннем разговоре с РИА Новости Занин рассказал, как чуть не свихнулся от работы над одним сюжетом, справлялся со слезами Дины Авериной на Олимпиаде, и назвал самые жуткие моменты в жизни.

"Просто работал, ничего внутри не переворачивалось"

— Как реагировать на ситуацию, когда спортсмен приходит на интервью в слезах? Например, как в случае с Диной Авериной во время Олимпиады в Токио.
— С такими ситуациями никак не справиться. После интервью с Диной мне прилетела куча хейта. Предлагали набить лицо, называли конченым. Если бы она не расплакалась в кадре, то эффект не был бы таким мощным. Слезы в кадре сильно влияют на восприятие ситуации людьми. Все начинают сочувствовать спортсмену.
— Ты понимал, что она расплачется?
— Я видел, что она скоро заплачет. Понимал, что еще один вопрос — и все, а у меня оставались темы для разговора. Конечно, можно было бы отпустить ситуацию, но мне казалось это странными. Она явно хочет высказаться, мне есть что спросить. Вот что мне нужно было сделать? Обнять Аверину?
— Не знаю.
— Вот и я не знаю. Я просто задал следующий вопрос, и Дина заплакала. Это интервью разлетелось везде, эффект был бешеным. Все обсуждали эфир и дико переживали за Аверину. Был ли мой последний вопрос, после которого она заплакала, ошибкой?
— С журналистской точки зрения — нет.
— С телевизионной тоже. Это было правильное решение. Мне писали коллеги и говорили, что я все правильно сделал.
— Интервью с Авериной — самое яркое эмоциональное впечатление от работы на Олимпиаде в Токио?
— Точно нет. Во время разговора с Диной я вообще ничего не испытывал. Просто работал, ничего внутри не переворачивалось. А когда наши мужики выигрывали в спортивной гимнастике, это было мощно. Я невероятно сильно за них переживал. Любой из команды "Матч ТВ" подтвердит: я каждый день ходил и говорил, что 26 июля станет днем великой победы российского спорта (в этот день сборная России завоевала золотые медали в групповом многоборье. — Прим. ред.). Был уверен, что они выиграют. Меня просто надрывало во время эфира.
— Что еще запомнилось?
— Мощным моментом была победа Марии Ласицкене. Не удалось посмотреть ее соревнования в прямом эфире. Если бы я видел это живьем, то рыдал бы, сто процентов. А так — сердце аж забилось, когда увидел сообщение о ее победе!
— Смотрел видео, на котором вы единственный не могли устоять на ногах и все время ходили туда-сюда во время комментирования гимнастики. Все остальные комментаторы спокойно сидели на своих местах.
— Меня всего распирало в тот момент. Еще я не понимал, как комментировать, и впервые работал один. Хотелось рассказывать о них и заполнять этими разговорами все пространство. Уже потом я понял, что все делал неправильно.
— Пересматривали свой эфир?
—- Ни разу. Мне все время в Instagram попадается момент, на котором я путаю слово. Вместо "не может сдержать слез", говорю "не может сдержать сил". Мне всегда становится очень стыдно, и я выключаю видео. Не готов я это пересматривать сейчас, было и было.
— Что вам говорил Дмитрий Губерниев перед сольным комментированием гимнастики?
— До сих пор помню, что разговор с ним длился минуту и 15 секунд. Он сказал: "Че ты ссышь? Никто, кроме тебя, про них лучше не расскажет! Пойми, это — великий момент, который потом будут обсуждать. Иди и работай как надо". Он вселил в меня уверенность. И я настраивал себя именно этой мыслью, что я расскажу о них лучше всех. Я знаю про них все и готов восхвалять наших ребят, носить их на руках.
— Как вы отреагировали на слова Александра Шмурнова о вашей работе во время Олимпиады?
— Это была странная история. Стоит объяснить, на что он реагировал.
— Не на гимнастику?
— Нет. В тот день я работал на соревнованиях по дзюдо. В один момент мне написали, что срочно нужно выйти в прямой эфир и работать как можно дольше. Вот сколько могу, столько и говорить. Там что-то случилось. Я начал рассказывать про дзюдо, нашу спортсменку, арену. Потом из студии меня еще просят рассказать про гимнастику, которая будет вечером, и я начинаю говорить про нее. Говорил, пока мне не скажут "стоп". Сказали, и я закончил. Хронометраж прямого включения вышел на 12 минут 38 секунд. Все это время я стоял в кадре и что-то рассказывал. Видимо, Александр Иванович и попал на этот эфир.
— Как отреагировали?
— Подумал, может, он очень хорошо разбирается в дзюдо? А я в чем-то ошибся, и его это задело? Вроде нет. Конечно, мне куча людей прислали этот твит, но я так и не понял претензий.
— Такие сообщения вообще вас задевают?
— Уже давно нет. Мне пишут столько всякой ерунды в direct… Первое время задевало, но сейчас уже остыл.
— А приятные вещи часто пишут?
— У меня очень дружелюбная аудитория. Влюблен в свою публику, просто горжусь ими! Все — очень адекватные и понимающие люди. Мне реально часто пишут хорошие вещи, их гораздо больше, чем негатива.
— Чья реакция на вашу работу удивила?
— Однажды открываю direct и вижу сообщение: "Димас, красава! Побеждайте всех, передавай привет гимнастам". Сообщение пришло от олимпийского чемпиона по прыжкам в воду Ильи Захарова. Я даже не уверен, что мы с ним знакомы (смеется). Это было супернеожиданно. Оля Вилухина иногда пишет, тоже очень приятно, Света Слепцова. Каждый раз в шоке, когда со мной по-приятельски здоровается Алексей Немов. Бывает, прилетают слова от бывших спортсменов.
— А от действующих?
— Однажды приехал на летний тренировочный сбор к бобслеистам. Кто-то из спортсменов сказал: "Вау, к нам Занин приехал!" Я был бы счастлив рассказывать про весь спорт. Мне бы маховик времени, как у Гермионы Грейнджер, успевал бы везде. Но так не получается, времени не хватает.
— А Губерниев хоть иногда вас хвалит?
— Дима видит, как мы работаем с ним в эфире. Он редко подходит с похвалой. Дима чаще говорит: "Все здорово, но вот это можно было сделать иначе". Всегда есть какие-то замечания. От этого, на самом деле, огромная польза. Губерниев же родился и живет в эфире! Знает, как телевидение должно функционировать. Конечно, бывает и хвалит. Но чаще дает подсказки.
— Дмитрий часто совершает эпатажные вещи. Они как-то влияют на вас?
— Я просто стою между атлетами и телезрителями, вот и все. Димон часто мне говорит, что это как-то скучно. Но мне абсолютно нормально стоять сбоку и ни на что не претендовать.
Кстати, была история во время Игр. После комментирования гимнастики Никита Нагорный сказал мне в интервью: "Спасибо что поддерживал и верил в нас. В этой медали есть часть и твоей заслуги". Я просто опешил! По моему убеждению, такое нельзя показывать по ТВ, это частная беседа. Но у нас это показали, за что мне неловко. Я ни в коем случае не претендовал, чтобы меня вспоминали рядом с их великой победой.

"Если так продолжу, то у меня окончательно поедет крыша"

— Вы семь раз переписывали подводку к сюжету о победе Ласицкене в Токио. А один раз похожая ситуация чуть не свела с ума. Что это было?
— История случилась в 2019 году. На чемпионат Европы по спортивной гимнастике приехал действующий абсолютный чемпион мира Артур Далалоян. А его победил Нагорный, набрав безумное количество баллов в многоборье. Стало понятно, что лучшие гимнасты мира — пара друзей из России. И пока все еще не поняли, что это великие спортсмены, у нас же о гимнастике говорят раз в четыре года, я решил сделать о них большое кино.
Мы дня три приезжали к ним зал, все снимали, записали огромное интервью. Материала было настолько много, а я совсем не продумал сценарий… Даже не знал, как к этому подойти. Гора материала стала для меня неподъемной. А в октябре был чемпионат мира по гимнастике, к которому мы договорились все это выпустить. Что бы я ни делал, что бы ни писал — все было мимо. В голове было штук восемь разных структур сюжета, еще больше вариантов начала. И вот уже идет квалификация чемпионата мира…
— Сроки горят?
— Я каждый день вставал в семь утра и сразу садился за ноутбук работать над фильмом, но так и не мог сделать нужный вариант. Крыша начала съезжать, меня трясло. Я думал только об этом, мне каждую ночь снился этот сюжет.
— Как закончилась история?
— Понял, что окончательно сойду с ума, если так продолжу. Взял книжку Достоевского и пошел в бар. Сидел там четыре часа, читал и пил пиво, чтобы не думать о гимнастике. В итоге убедил себя смириться с тем, что фильм получится не очень. Окей, следующий будет лучше.
— Невозможно делать все идеально.
— Я как-то разговаривал с гимнастом Эмином Гарибовым на эту тему. Он спросил: "Почему ты не можешь сделать так круто? Ты же видишь, как делают на Netflix". А мне хотелось, чтобы уровень материала был сопоставим уровню величия спортсменов. Я ответил: "Эмин, когда ты выступал, то был японец Кохэй Утимура, который все выигрывал на крупных стартах много лет подряд. Почему ты сам не мог просто посмотреть на него и сделать так же?" У него не получалось, вот и вся история.
— Такой бешеный перфекционизм сильно мешает работе?
— Конечно. Просто я очень люблю спорт и спортсменов. Когда я работал на телике в Красноярке, то у меня было правило: если сюжет был о спорте, то я никогда не вставлял в материалы свои стендапы (работа журналиста непосредственно в кадре. — Прим. ред.), чтобы дать дополнительный хронометраж для интервью спортсмена. Мне было очень важно, чтобы спортсменов видели и о них говорили.
Сейчас я рассказываю не про местных знаменитостей, а о звездах мирового спорта, и здесь уже вообще нельзя делать что-то плохо. Ты должен соответствовать их уровню.

"Карпин общается с прессой в стиле Черчесова: дерзко и вызывающе"

— Сколько видов спорта получается осветить за год?
— Суммарно в этом году отработал примерно на десяти видах. Можно раскидать, что я снимал в этом году. Год начался на биатлоне, а по приезде в Москву мы стали снимать большой проект с Андреем Аршавиным и Владимиром Быстровым, где они учились играть в хоккей, следом был чемпионат Европы по спортивной гимнастике. Потом я работал на чемпионате мира по хоккею и чемпионате Европы по футболу, а после него началась Олимпиада, где я рассказывал о всех видах гимнастики. Вернувшись домой, ощутил легкий кризис, потому что я очень устал.
— Как вам удается не теряться в них?
— Невозможно окунуться в каждый вид на сто процентов. У тебя никогда не получится удерживать стопроцентный бэкграунд знаний. Все равно местами пытаешься выезжать на опыте, делая скидку на телевизионные и журналистские приемы.
— Например?
— Не окунаться глубоко в историю и подробности противостояний, а переходить на эмоциональную часть или на то, что было здесь и сейчас. Вместо объяснения, почему плохо ехала машина у Никиты Мазепина, рассказываешь о дожде во время гонки, который влиял на трассу. Меня еще спасает то, что во всех видах спорта есть люди, которым я могу позвонить и сказать: "Старик, мы с тобой уже три года не общались, но можешь помочь? Объясни, что к чему". Такие штуки очень помогают в работе.
— С вашим рабочим графиком вообще остается время на книги или сериалы?
— Очень мало, и это катастрофа! Раньше уровень насмотренности был гораздо больше. Когда ты видишь, как много всего крутого делают вокруг, то и ты сам хочешь сделать что-то крутое.
Помню, как посмотрел сериал "Сандерленд до гроба" на Netflix. Это же офигеть! Причем это несложно, такое реально снять. Механизмы и принципы понятны. Не было ничего такого, что я бы не сумел сделать. Буквально через день мне звонит Маша Басс и предлагает для "КХЛ ТВ" поехать в Астану и поснимать "Барыс" с полным доступом. Я только вчера об этом думал, а теперь получил такое предложение.
— Что получилось в итоге?
— У меня было столько идей! Но ты же понимаешь, что всегда поджимает время для съемок, есть разные обстоятельства. Ты там не успел, тут ты с кем-то не знаком, а в другом месте не понимаешь хоккейные процессы, одна камера не может быть сразу в трех местах. В итоге где-то мы попадали хорошо, за результат мне как минимум нестыдно. Важно, что творческий огонь внутри прям полыхал в тот момент. Сейчас таких моментов все меньше, потому что нет времени что-то смотреть для ориентира.
— За каким спортом вы следили в детстве? Обычно же с ранних лет идет привязанность к определенному виду.
— Я следил за тем, как рассказывают о спорте. Мне всегда дико нравилось читать "Спорт-Экспресс", прочитывал газету от корки до корки. В основном следил за футболом и болел за "Локомотив". Мне просто нравилось читать о спорте. Будь то статьи Игоря Рабинера или Александра Беленького. Я просто кайфовал от этого, мне было интересно. Я понял, что мне нравится весь спорт.
— Какой был первый большой турнир, который вы посмотрели?
— Чемпионат мира 2002 года по футболу. Сколько мне тогда уже было!? 14 лет? Ребята моложе меня уже успели посмотреть турнир в 1998-м.
— Что вы испытывали, когда впервые видели звезд мирового спорта живьем?
— Помню, как первый раз подошел к Юрию Семину. Я был в шоке! Тогда только приехал в Москву, это была одна из первых моих съемок. Это был общий пресс-подход, со мной стояли и другие журналисты. И я, честно говоря, переживал о том, как буду выглядеть на фоне остальных. Боялся выглядеть стремно и глупо в их глазах.
— Чаще всего первыми задают вопросы как раз корреспонденты с телевидения.
— Я начал задавать вопросы, которые были интересны мне. Семин все классно ответил, а потом ребята с диктофонами начали спрашивать какую-то ерунду. А я-то думал, что в Москве все очень крутые (смеется). Потом я обнаружил, что этот пресс-подход напечатали в газете. Там были все мои вопросы и буквально пара от других журналистов. Напечатали почти мое личное интервью с Юрием Павловичем.
— С кем еще?
— В 2013 году на чемпионате мира в Москве брал интервью у Усейна Болта, он был в прайме. От него исходила настоящая мощь. Наша микст-зона была первая, потому что мы были страной — хозяйкой турнира. Болт начинал свои интервью после победы на стометровке с меня! Я тогда подумал: "Что вообще происходит?"
— Спустя столько лет работы на ТВ еще остается чувство боязни? Вдруг зрители подумают, что вы выглядите глупо?
— Такое бывает. Какое-то время ты нервничаешь, но потом понимаешь, что нельзя себя накручивать, только хуже будет. В этом плане, например, тяжело работать с Валерием Карпиным. Каждое общение с ним — вызов. Просто не понимаешь, чего от него ждать. Честно говоря, не вижу особой разницы между ним и Станиславом Черчесовым в манере поведения. Карпин точно так же общается с прессой — дерзко и вызывающе.
И еще по поводу переживаний, вот пример: недавно я записывал начальный стендап для материала. После съемки понял, что не докрутил одну мысль. Мы никуда не уезжали с места, я все ходил и думал только об этом. А потом понял: "Димас, ты потратил на это уже минут 20, тебя ждут операторы". Это был один из тысячи стендапов в моей жизни. Зритель, может, и не заметит ничего, а если и заметит, ну скажет: "Занин мог бы и получше закрутить". Все. А я прям загонялся. Такую ерунду надо выкидывать из головы, но это не всегда получается.

"Ты меня не любишь. Ты любишь свою работу"

— Дружба со спортсменами мешает работе?
— Нет, ведь они все — адекватные парни. Я хорошо дружу только с Нагорным. На интервью ему даже не надо ничего говорить, он сам все тебе рассказывает. Можно лишь немного подтолкнуть в определенную строну развития мысли. Со многими у нас хорошие, приятельские отношение. И из-за этого ребята могут быть с тобой более откровенными.
— Например?
— Рассказывая про спорт, нужно, чтобы зрители его понимали. И я все время прошу спортсменов объяснять детали, ошибки, моменты. И когда ты еще и показываешь нужный эпизод, все становится понятнее. Но чаще всего в микст-зоне говорят базовые вещи из серии "допустил ошибку, поэтому такой результат". Так объясни ошибку! Спорт интересен, когда ты в нем разбираешься, только так это работает.
Когда ты в прекрасных отношениях со спортсменом, то можешь добиться, чтобы он четко объяснил, почему выиграл или проиграл, что и как делал. И тебе объясняют. В этом и есть преимущество.
— У вас в Instagram куча комментариев от многих наших известных красавиц-спортсменок. Жена к ним не ревнует?
— Нет, у меня потрясающая и мудрая жена. Таня всегда с пониманием ко всему относится. Я ей очень благодарен. Таня очень чуткая, никаких вопросов на эту тему никогда не возникало. Весь залог моего успеха в том, что однажды встретил ее. Мы быстро поняли, что созданы друг для друга. И я смог концентрироваться на работе и всегда чувствовать поддержку с ее стороны.
— За каждым успешным мужчиной стоит женщина.
— Подписываюсь под этими словами. Если бы не было ее, ничего бы не было.
— Вы огромное количество времени проводите в командировках. С рождением сына уезжать стало тяжелее?
— Это очень тяжело. Простой пример: я ноябре прошлого года уехал на биатлон, и с того момента появлялся дома только на три-четыре дня. Потом полетел на спортивную гимнастику, следом были чемпионат мира по хоккею, футбольный Евро и Олимпиада. Вернулся домой только в августе, а меня ребенок даже к себе не подпускал.
— Тяжело.
— На предложение "Давай я тебе почитаю книжку", он отвечал: "Мама почитает". Это было жутко. Я понимал, что Рома от меня отвык, ведь я чаще всего разговаривал с ним по видео во время командировок. Однажды мы просто шли по улице всей семьей, Таня несла Ромку на руках, устала, я хотел взять его понести, а он не дался — посмотрел на меня и сказал: "Ты меня не любишь. Ты любишь свою работу". Такие моменты прям накрывают.
Я прекрасно понимаю Ларису Куклину, которая в микст-зоне плачет каждый раз после вопроса о ребенке. Я стараюсь много времени проводить дома, но сейчас снова начались командировки. И когда Рома просыпается, он сразу спрашивает: "А где папа?" Это очень тяжело. Я сейчас опять уехал надолго. Когда вернусь, придется снова доказывать сыну, что люблю его.
— Куклина делает свой выбор, продолжая выступать. Хоть раз у вас была мысль уйти с ТВ, чтобы больше времени проводить с семьей?
— Не было. Но я понимаю, что всю работу в мире не сделать, все деньги не заработать. Нужно оставлять только ту работу, без которой нельзя обойтись. Как это было с апреля по август, я не мог отказаться ни от одного из этих турниров. Не работая хоть на одном из них, я бы думал: почему я не там? Теперь стараюсь ездить только на важные соревнования, а остальное время провожу дома. Но чувствовать себя востребованным тоже важно. Хочется видеть, что тебя ценят, что ты делаешь классные вещи.
У вас были предложения с других телеканалов?
— Когда только закрывали "Россию 2" и еще не открыли "Матч ТВ", был вариант уйти на канал, не связанный со спортом. Я даже дал принципиальное согласие, потому что с "Матчем" еще не было понятно. Через несколько лет после этой истории я виделся с руководителем этого канала, и он сказал, что меня до сих пор ждут. Мне было безумно приятно. Но у меня все классно на "Матче", мне все нравится.

— Что ты думаешь об уходе Нобеля Арустамяна и Дениса Казанского с "Матч ТВ"?
— Это жизнь, люди приходят и уходят. Иногда разговариваю с коллегами, которые подумывают уйти. Говорят, что хотят что-то другое снимать. Я могу с любой идеей подойти к руководству, чувствую себя довольно свободно. Практически во всем меня поддерживают. В прошлом году я хотел запустить цикл документальных фильмов о спортивных событиях, которые были мне интересны и хотелось в них разобраться, — без проблем сказали делать. Сделал. Меня радует это ощущение, что, работая на "Матч ТВ", я могу снимать про все. Вот у нас Красноярске было условно пять топовых спортсменов. А здесь могу снять про любого. Кто вам мешает тут работать?
— Много споров вызвало интервью Арустамяна с Павлом Мамаевым.
— Что здесь такого? Интервью бывают разные, парень просто высказался. Разговаривать на разные темы — часть нашей работы. Мы же не можем сплошняком рассказывать про очки, голы, секунды. Приведу пример. Когда случилась история в "Кофемании", сборная России через три дня после этого играла со шведами. Я приезжаю на пресс-конференцию, и пресс-атташе просит задавать вопросы только о футболе и предстоящем матче. А с чего бы это вдруг? Мы делаем вид, что ничего не происходит? Я конечно, извиняюсь, но глупо молчать на эту тему. Сборная России должна сказать хоть что-то.
— И вы расспросили Черчесова на эту тему?
— Задал несколько вопросов. Все сразу начали возникать, зачем я это спрашиваю. Но с этим цоканьем журналисты сразу же начали все печатать и передавать в издания. У всех эти вопросы были на первых полосах. Так вы же считали эту тему ерундой? Что же тогда печатаете.
Такая же история и с Мамаевым. Случилось что-то далекое от спорта. Но почему в истории с дракой это было нормально, а сейчас нет? Что, со звездами нужно говорить только о спорте? Скажет мне атлет в интервью, что любит пиццу. Мне нужно его прервать и просить говорить только про спорт?
— Нет.
— Если спортсмену хочется, то пусть высказывается. Не понимаю, почему Нобель оскорбился. Но я не считаю такую работу стыдной. Это нормальная работа.

"За три минуты меня всего эмоционально перевернуло"

— На вашем YouTube-канале уже более полутора лет не выходили ролики. Почему забросили?
— Это легко объяснить. Меня очень тормознуло то, что разбилась экшен-камера. Причем она просто упала дома со стола на деревянный пол. Наличие таких девайсов мотивирует снимать что-то крутое. Но без нее снимать на телефон — вообще не та история, пропадает ощущение работы. Во время пандемии у меня было глубокое убеждение, что я могу снять что-то совсем постороннее от спорта. И для этого я гонял в Кабардино-Балкарию на несколько дней, брал камеру в аренду.
— Что удалось наснимать?
— Совершенно разные истории. Например, был эпизод, где я ночую на краю скалы у обрыва или дою корову. А потом идет история, как всех жителей выселили из одной деревни во время депортации балкарцев. К ним просто приходили и говорили: "На сборы 20 минут, вы больше тут не живете". Я никак не мог понять, какой у меня формат. Рассказывать про тяготы во время войны или показывать, как я дою корову со всякими хи-хи и ха-ха?
— Не удалось разобраться с форматом?
— Я все думал, начинал монтировать… Но это было плохо, не стал даже жене показывать. А потом появилась куча работы. У меня была идея формата: смесь Антона Лядова и Антона Птушкина. Мне хотелось сделать такой симбиоз — счастье, улыбки, но и показать, что страшные вещи тут тоже бывали. Пока из-за работы все на паузе.
— Вам когда-нибудь было страшно во время съемок?
Недавно я был в Уфе и Екатеринбурге. Два классных и интересных города. Самая мощная эмоция из этой поездки — исправительная колония. Я просто шел по городу и уперся в огромную стену, на которой куча колючей проволоки, а прямо за ней — еще одна такая стена! Колония находится прямо в городе. На все это смотришь, и тебя страх накрывает, жуткие ощущения. Прохожу чуть дальше и вижу огромный подъезжающий грузовик без окон. Может, в нем везли заключенных.
— Гнетущая атмосфера.
— Вся эта обстановка — гигантские ворота, стены, люди в форме… Самый пик был, когда мимо меня к проходной прошла девушка с младенцем на руках. Буквально за три минуты меня всего эмоционально перевернуло. Вот растет маленький ребенок, а его папа сидит в тюрьме. Прям холод был в душе. В тот момент мне было реально страшно и жутко.

"С детства за Миронову"

— На этапах Кубка мира вы больше работаете с женской командой по биатлону. Ждете от Светланы Мироновой прогресса в этом сезоне?
— Естественно. В Свету я всегда верю! Во время чемпионата мира я ходил с уверенностью, что она станет чемпионкой. Но что-то не получилось. У меня даже лежала подборка фотографий с ней на случай победы. Первое фото аж с 2016 года. Каждый год все ее успехи выпадают на мою работу. Я был уверен, что она победит в Поклюке, а я выложу пост: "С детства за Миронову".

Как относитесь к Михаилу Шашилову?
— Мы его называем дядей Мишей (смеется). Он очень добрый, всегда как вожатый в лагере, а биатлонистки — его дети. В личной беседе он всегда очень переживает за всех девушек. Шашилов знает, что делает. Он невероятно опытный специалист.
— Ждешь прогресса от кого-то из молодых биатлонисток?
— Развитие должно идти поступательно. Взять, например, Ингрид Тандревольд. Помню, году в 2015-м мы приезжали в Осло. И у меня была идея поговорить с местными журналистами и узнать, кого они считают будущей звездой. И мне сказали, что есть девочка, которая всех разрывает по своему возрасту. Это была Тандревольд. Потом она появилась в основной сборной Норвегии, и у нее тоже не все сразу получалось. Спустя несколько сезонов Ингрид уже стала самостоятельной боевой единицей.
— У наших биатлонисток не всегда удается поступательно набирать обороты.
— В России молодым часто не удается закрепиться в первой команде на несколько лет. Помню, на последнем этапе Кубка мира-2017/18 в Тюмени объявили, что у сборной снова будут новые тренеры. Я тогда об этом рассказал Даше Виролайнен сразу после гонки в прямом эфире. Она чуть не заплакала: "Мы каждый год привыкаем к новым тренерам. Я не могу переучиваться каждый сезон. Мы уже устали в этом разбираться". Нельзя работать по такой схеме.
Если от кого и жду прогресса, то от Насти Шевченко. Ее же всю жизнь тренирует только Шашилов. При нем все растут и быстро бегают. А Настя еще и хорошо стреляет. Если добавить скорость на взрослом уровне — может быть готовая звезда.
Александр Поварницын / Василий Томшин - РИА Новости, 1920, 01.12.2021
Спасители нашего биатлона? В сборную России взяли двух новых спортсменов
 
 
Матч-центр
 
Матч-центр
Матч-центр
  • Баскетбол
    27.01 20:00
    Зенит
    Анадолу Эфес
  • Футбол
    28.01 00:00
    Эквадор
    Бразилия
  • Футбол
    28.01 02:00
    Парагвай
    Уругвай
  • Хоккей
    28.01 03:00
    Питтсбург
    Сиэтл
  • Хоккей
    28.01 03:00
    Коламбус
    Рейнджерс
  • Футбол
    28.01 03:15
    Чили
    Аргентина
  • Баскетбол
    28.01 03:30
    Филадельфия
    Лейкерс
  • Баскетбол
    28.01 06:00
    Голден Стэйт
    Миннесота
  • Теннис
    28.01 06:30
    М. Берреттини
    Р. Надаль
  • Теннис
    28.01 11:30
    С. Циципас
    Д. Медведев
Перейти ко всем результатам
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала
СМИ назвали стоимость чартерных рейсов для норвежских лыжников в ПекинКарпин рассказал о знакомстве с главным тренером "Спартака" ВанолиСорок российских арбитров вошли в список ФИФА на 2022 годСМИ: норвежские биатлонисты прилетят в Пекин чартерными рейсамиПатриарх Кирилл благословил олимпийскую и паралимпийскую сборные России"Зенит" подписал контракт с Арсеном АдамовымВ ФХР объяснили отсутствие пяти хоккеисток сборной России в Пекине"Динамо-Метар" одержало победу в матче чемпионата России по волейболу"Приехал за чемпионским титулом": новичок "Краснодара" — о переходе в клубБабиков пропустит спринт на чемпионате Европы по биатлонуСборная Южной Кореи победила Ливан в отборочном матче чемпионата мираГуберниев высказался о скандале с невылетом биатлонисток в ПекинЧемпионат России по волейболу не будут останавливать из-за коронавирусаВ гандбольном клубе "Ростов-Дон" зафиксировали вспышку коронавирусаСМИ: футболиста "Сассуоло" задержали в Уругвае за ношение оружияБиатлонисты Буртасова и Поварницын получили аккредитации на ОлимпиадуТренеру казахстанских фигуристов Воронову поступают угрозы жизниИсточник: пять хоккеисток сборной России не улетели в Пекин с командойВарела объяснил слова о сокрытии "Динамо" заражения коронавирусом"Больной человек": Тарасова жестко ответила украинскому тренеру