Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Олимпийские кольца в Токио - РИА Новости, 1920, 15.07.2021
Олимпиада 2020

Алексей Рубцов об Олимпиаде: понял, что эта тусовка не пройдет без меня

© пресс-служба Федерации скалолазания РоссииРоссийский скалолаз Алексей Рубцов
Российский скалолаз Алексей Рубцов
Читать в
Один из лидеров сборной России по скалолазанию, чемпион мира и Европы Алексей Рубцов в интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Астахову рассказал о желании завоевать золотую медаль на Олимпийских играх в Токио, уверенности, что его вид спорта выстрелит на дебютной Олимпиаде, и о том, как французы сорвали его выступление песней "Калинка-малинка".

Не хочу уезжать в день рождения из Токио

— Испытываете волнение перед дебютом вашего вида спорта в программе Олимпийских игр?
— Когда в 2005 году начал заниматься скалолазанием, ни о какой Олимпиаде речи и не было. Вершиной для скалолазов тогда был чемпионат мира. Когда я впервые оказался на скалодроме, то решил, что стану чемпионом мира. Даже не знаю, откуда взялась такая наглость в первый же день. И уже через три с половиной года, а это очень быстро, я выиграл золотую медаль. Потом десять лет без новых серьезных турниров, было немного грустновато — вроде только пришел в спорт и сразу начал с пика. Но когда пришла Олимпиада, то появилась и мотивация. Очень интересно поучаствовать, это главное событие в спортивном мире, и то, что я могу туда поехать, подстегивает.
Волнительно ли? Не так, как раньше. Я достаточно возрастной и опытный спортсмен, для меня соревнования проходят уже в другом ключе. Понимаю, что Игры в Токио — еще один старт в карьере. Возможно, будут еще Олимпийские игры, в которых смогу поучаствовать. Конечно, я хочу выиграть в Японии, ну или попасть на подиум — надо бороться и готовиться. А волноваться вредно (смеется).
— Принято считать, что Олимпийские игры — соревнования для молодежи. Вам скоро исполнится 33 года.
— Да, если выйду в финал, то день рождения 5 августа буду отмечать на скалодроме.
— Прекрасный повод, чтобы подарить себе золотую медаль.
— И не лететь на самолете в день рождения домой. Просто те, кто не попадают в финал, должны покинуть Олимпийскую деревню 5 августа. И это дополнительный стимул остаться в Токио (смеется). Что касается возраста, то да, мне с молодыми немного тяжеловато соревноваться. У них другое восстановление, они могут переварить больший объем тренировок. Наверное, они больше замотивированы, так как еще ничего особо не добились. Ну и возраст. Шестнадцать, 18, 20, 22 года — хороший гормональный фон, ты хочешь всем доказать. А я же уже ничего доказывать не хочу, просто мне нравится лазать, соревноваться. И так получилось, что в мужской команде сборной России никто, кроме меня, лицензию на Игры не получил. Будет сложно, но у меня много опыта, больше, чем у других. А это в скалолазании очень важно. Это не просто силовой вид спорта, это еще и интеллектуальный. Тот, кто сильно волнуется, в скалолазании не сможет показать результатов.
Если брать дисциплину "боулдеринг", то каждое движение на сложных трассах максимально четкое, продуманное и уверенное. Если ты чуть-чуть волнуешься, то все — ты уже сомневаешься, будешь терять попытки, не преодолевать трассу и проигрывать. Поэтому с возрастом приходит спокойствие и понимание того, какие эмоции в себе надо погасить, а какие разжечь, чтобы хорошо выступать.

Мечтал стать гендиректором IT-компании

— В спорт же вы пришли достаточно поздно?
— Я никогда не рос спортсменом: начал заниматься скалолазанием в 17 лет, когда поступил в институт. Люди обычно заканчивают уже, а я только начал. В школе был отличником, учебе посвящал все время, а потом поступил программистом в Московский авиационный институт и закончил его по серьезной специальности "информационные технологии". То есть я аналитик, математик и программист по образованию. Я никак не был связан со спортом, не мечтал поехать на Олимпиаду, потому что когда ты не связан со спортом, то ты туда и не лезешь. Наверное, я мечтал стать генеральным директором какой-то IT-корпорации.
В детстве не особо любил спортом заниматься, а скалолазание мне стало интересно не как спорт, а как вид деятельности. И поэтому достаточно хорошие результаты показываю. Я не фанат спорта, а фанат скалолазания. И если бы не оно, серьезно спортом бы не занимался сейчас. Еще получаю кайф от серфинга, раз в год стараюсь вставать на доску. Это ощущение свободы, ты находишься на природе и пытаешься покорить то, что ею создано.
А когда скалолазание появилось в программе Олимпиады, понял, что эта тусовка не должна пройти без меня. Тем более с 2015 по 2019 год я всегда был в топ-3 в боулдеринге.
— Серфинг, кстати, тоже есть в программе Олимпийских игр. Почему бы не сменить вид спорта?
— А я не хочу заканчивать со скалолазанием. Серфинг же для души. Я могу просто не вставать на доску, а плыть в море, и мне будет хорошо. Трудно представить, как серфинг мог попасть на Олимпийские игры. Скалолазание — это спорт для души, для себя, но серфинг… Как там можно соревноваться, когда тебе там так хорошо (смеется). А спорт все же — это мучения, жертвы и тренировки. При этом уверен, что серфингисты получают настоящий кайф от своей работы, но они настолько на высоком уровне его получают, что приедут в Токио.
Японцы, например, пашут в залах ради медалей. И они очень сильны. А есть чех Адам Ондра. Он ни капли не слабее, а лазает для души. Хотя последние пару лет все же лазает для Олимпиады. А я что-то посреди.
— Может, в этом и есть секрет успеха: не трогать человека ради галочек в ведомости, а дать ему возможность заниматься любимым делом?
— Спасибо моей федерации, что не заставляют меня ездить на бесконечные сборы, дают делать то, что хочу. И я отвечаю тем, что показываю соответствующие результаты.

За последние лет семь только один спортсмен старше меня поднимался на подиум

— Кто-то старше вас будет в Токио?
— Два спортсмена. Канадец Шон Маккол — на год, француз Басса Мавем — на четыре.
— А в каком возрасте скалолазы обычно завершают карьеру?
— Это эволюционный вид спорта. Ты можешь перейти из зала на улицу на естественные скалы. Поэтому я ничего не планирую вешать на крючок, просто в какой-то момент, когда пойму, что соревноваться мне станет сложно, перейду на лазание по скалам. Сейчас иногда тяжеловато в пользу тренировок в зале жертвовать скалами. Я очень люблю скалы, но Олимпиада — это большая ответственность, так что приходиться меньше ездить на естественный рельеф. И это даже немного сложно. А уже после Игр увеличу объем скал.
Если брать мою дисциплину, боулдеринг, то последние четыре-пять лет если выхожу в финал, то я — самый старый участник. На моей памяти за последние лет семь только один спортсмен старше меня поднимался на подиум.
— Серьезно! То есть ваш вид спорта идет в сторону омоложения?
— Да, это так. Но в 14 лет, как в фигурном катании, это слишком рано. А вот уже в 16-17 лет в самый раз. Основной же возраст в скалолазании, если взять топ-10, это 24-27 лет.
— Нужно ли быть докой в математике, чтобы просчитывать маршрут, или нужна только физическая готовность?
— Не только "физика", наоборот, каждая трасса — это какая-то логическая задача. Это если брать боулдеринг. Если же "скорость", то это как легкая атлетика — взорвался и полетел, просто рви мышцу. А "трудность" требует продумывания маршрута, так как он постоянно разный, но тут не такой богатый технический потенциал и техническая база для элемента, потому что спортсмен должен показать большую выносливость. А боулдеринг — самый богатый технический вид в скалолазании, и можно быть сверхсильным и не понять, что от тебя хотят подготовщики, но слабым — и сразу разгадать идею. Никогда на соревновании трасса не повторится два раза, потому что форм зацепов тысячи: и расстояния разные, и форму на форму кладут. В каждом маршруте заложена логическая идея. Если не разгадываешь, то не пролезаешь. Так что математика тут прямая.
— Выходит, гадать, какой будет трасса в Токио, бессмысленно? И когда спортсмен узнает ее конфигурацию?
— В скалолазании есть зона изоляции. Перед стартом всех приводят в одно помещение, где есть разминочный модуль. У нас забирают телефоны и запирают. Если кто-то вышел — дисквалификация. Из модуля забирают по одному спортсмену, дают пять минут, чтобы увидеть трассу, изучить и пролезть. В финале немного по-другому. Там дают две минуты на просмотр и четыре — на то, чтобы пролезть. Опыт здесь дает преимущество. У меня обычно на просмотр уходит от 30 секунд, если это трасса простая логически, и иногда даже больше минуты-полутора, если сложная. Можно смотреть и четыре минуты, а пролезть за минуту.
— Пришел, увидел, победил. Этот девиз создан специально для скалолазов.
— Трассы никто не видит до старта, иначе это было бы явным преимуществом. Большинство проблем возникает с угадыванием того, что от тебя хотят.
— Конфигурацию трассы "сливают" до старта? Можно ли определить по выступлению спортсмена, что он подготовился заранее?
— Это этический вопрос. Думаю, что, к сожалению, такое бывает. Но доказать нельзя. Есть определенный пул людей, которые имеют право "крутить" международные соревнования. Это лицензированные подготовщики, и часто они являются тренерами сборных. Была история на чемпионате мира 2016 года в Париже. Я был в хорошей форме и стал седьмым, то есть первым не попавшим в финал. И в том старте в финал прошли три француза, а за год до этого они за семь международных стартов сделали всего три финала. Так что явно было что-то не так, они не были настолько сильны втроем, чтобы взять и отобрать у меня финал. Но подготовщики были их личными тренерами, это на 90% было очевидно, что на тренировках они могли сделать похожие трассы. Возможно, я и ошибаюсь, но верится в совпадения с трудом.
— И что грозит за такие финты?
— Дисквалификация и подготовщику, и спортсмену. В общем, ввязываться в такое — риск своей карьерой. Как и допинг.
— Тема допинга актуальна в скалолазании?
— Прецедентов на моей памяти не было.
Председатель комитета Государственной Думы РФ по делам национальностей Валерий Газзаев - РИА Новости, 1920, 30.07.2021
Газзаев высказался о ложных обвинениях в адрес россиян о приеме допинга

Поход на Фудзияму — это приключение

— Проверка WADA, РУСАДА?
— Я состою в пуле, ко мне регулярно приходят на допинг-тесты. В этом году четыре раза приходили домой. В момент, когда ты этого не ждешь. Нужно указывать в интернет-дневнике часовой интервал, и ты не в курсе, в какой из дней к тебе придут. У меня это с семи до восьми утра.
— Значит, при звонке в дверь в 08:01 говорите офицерам "до свидания"?
— Так нельзя. Если они пришли в 07:30, а меня нет, то это предупреждение, флажок. Если же в любое другое время, то зря потратили свое время. Отношусь к этому как к обязанности — это формальность, которую надо выполнять.
— Ранее в Японии были? На гору Фудзияма желание взобраться есть?
— Четыре или пять раз. Так… Да, четыре раза. Гору видел, но не ходил. Читал, что даже не все японцы там были — это приключение, и взойти там тяжело. Так что точно не на Олимпиаде. До горы ехать надо, она не очень сложная для восхождения, но неделю потратить придется. Из-за COVID-19 не будет возможности покинуть Олимпийскую деревню, а после окончания соревнований есть 48 часов, чтобы покинуть лагерь.
— Первая Олимпиада, и сразу такая: отель — автобус — зал. О какой атмосфере Игр тут можно говорить?
— Грустно из-за отсутствия зрителей будет. Я уже привык, что на соревнованиях есть только отель и зал. Вроде весь мир объездил и ничего не посмотрел. И даже если бы не было коронавируса, то ничего не изменилось бы.
— Зрители действительно важны?
— Конечно. Люди за тебя болеют, ты чувствуешь поддержку и стараешься выступить красиво и грамотно.
— Подсказки из зала идут?
— Такое бывает. Опытный спортсмен понимает по тому, как за него болеют, правильно он делает или нет. При этом реальный подсказ запрещен. За такое предусмотрена дисквалификация спортсмена. Если ты начинаешь делать что-то не то, то зрители молчат, и если вдруг меняешь свою тактику, то они начинают больше поддерживать.
— И как доказать, что подсказка идет от незнакомого вам человека?
— Пока таких ситуаций не встречал. В основном это просто шум, но если хороший настрой, даже и его не слышно. Если же ты воспринимаешь отдельные голоса, то, скорее всего, ты уже проиграл. Потому что ты концентрируешься не на трассе, а на окружении.

Переносу Олимпийских игр был рад

— Подготовка к олимпийской квалификации отличалась от обычных соревнований?
— У меня все грустно вышло. Перед основным отбором получил тяжелую травму и пропустил его. Там разыгрывалось семь мест. На втором этапе — шесть, на третьем — одно. Ко времени второго отбора прошло полгода после операции на плече, и я не успел восстановиться. Результата там я не ждал, просто приехал, потому что два года готовился к этому моменту. В итоге стал предпоследним.
— Вы один из тех, кто может быть только рад из-за переноса Игр?
— Совершенно точно. Третий отбор был запланирован на март 2020-го, и я не был готов к нему даже спустя восемь месяцев после операции. В итоге его перенесли на ноябрь, и эти лишние полгода позволили мне восстановиться, набрать форму и выиграть. У меня был один шанс попасть на Олимпиаду — и я им воспользовался. Хотя можно было дурака свалять на первых двух и тоже квалифицироваться в Токио. Но там была травма. Чемпионат Европы у нас был в нескольких дисциплинах и плюс многоборье отдельно. В начале стартовали все по монодисциплинам, у меня же было волнение, я вообще не спал и проиграл боулдеринг. А к многоборью успел прийти в хорошее состояние и победил.
— Кто ваши конкуренты в Токио?
— Есть элита в скалолазании, она очень небольшая. Основные конкуренты — трое ребят. Это японец Томоа Нарасаки, основной претендент на золото, Адам Ондра, о котором говорил ранее, и австриец Якоб Шуберт. Все они опытные и сильные спортсмены. Дальше есть восемь-десять человек, включая меня, примерно одного уровня — мы все претенденты на медали. А дальше — кто лучше выспится, морально настроится… Естественно, первая тройка не займет весь подиум, у них только наибольшие шансы. Из второй группы могут и два призовых места забрать. Есть и аутсайдеры, пять-семь человек. У нас сейчас идет многоборье, это немного непрофильная дисциплина для меня. По возрасту не вытягиваю "скорость", и я ее не тренирую, мне она не нравится. А боулдеринг и "трудность" я неплохо лезу. Если бы был мой боулдеринг, я бы сказал, что иду в топе.
— Едете за медалью?
— Это основная задача. В скалолазании есть элемент случайности и неожиданности. Это не легкая атлетика, где рвешь с места и доминируешь, но порвется шнурок, и ты сойдешь. У нас количество нюансов столь велико, что даже элитная группа в полном составе может не пройти в финал. Можно наделать ошибок везде, и это будет не случайность, а закономерность. В футболе же есть сильная команда, которая может проиграть слабой. В многоборье — приумножение результатов плюс скорость, на которой легко можно проиграть. Самая предсказуемая дисциплина — "трудность", где только внештатная ситуация может остановить человека. Уверен, сюрпризы будут. Взять тот же чемпионат Европы. В квалификации я был 16-м, в полуфинале — шестым, в финале — первым.

Даже без флага мы все-равно победим на глазах у всего мира

— Чувствуете ответственность, что нужно всему мира показать, что скалолазание не зря включили в программу Олимпиады?
— Я вижу не ответственность, а возможность продемонстрировать, какой наш вид спорта классный. Я даже не думаю, что мы покажем что-то плохое, наоборот, это будет круто для всех.
— К примеру, брейк-данс, который дебютирует в Париже-2024, назвать спортом никак нельзя. И кто-то так может подумать про скалолазание.
— Давайте так посмотрим и на футболистов — гоняют 22 человека мяч в попытке забить гол. И что тут такого? (смеется). Скалолазание — это гимнастика, акробатика, сила и ум. Это естественный вид спорта. В Москве скал нет, а у тех, кто живет в горной местности, вообще не возникает вопросов, что это не сложно. Когда ты видишь скалу и ощущаешь ее, то понимаешь, что это невероятно энергетически мощная вещь. Так что тут вы не правы. Я не сомневаюсь, что наш вид спорта зайдет на Олимпийских играх.
В России скалолазание не так сильно развито, но в США, Японии, Франции, Германии о нем знают все. Даже президент США Джо Байден присутствовал на скалодроме, давал интервью. И Барак Обама как-то поздравлял скалолазов с тем, что они пролезли очень сложную стену. Во многих странах Олимпиада ничего не добавит к популярности, потому что скалолазание уже находится на высоком уровне. А Россия одна из ключевых стран, которая получит новую для себя информацию.
— Если все сложится удачно, то к середине августа окажетесь на приеме в Кремле.
— Хотелось бы.
— Выступать вам придется без гимна и флага. Бьет по самолюбию?
— Грустно. Считаю, что такого быть не должно. Будет ли это мешать выступать? Все знают, что мы из России. Это давление на нас, оно неприятное, но оно меня злит и мотивирует победить. Несмотря на то что нам нельзя демонстрировать флаг России, мы все равно победим на глазах у всего мира.
Символика сборной России - РИА Новости, 1920, 31.07.2021
"Я не МОК": американский журналист резко отказался убрать российский флаг

Комментатор начал петь "Калинку-малинку"

— Тренировки и соревнования проходят под музыку?
— Чаще это разогревающая музыка, а к тяжелому моменту на трассе она накаляется. Был забавный случай: во Франции, когда я лез "трудность", включили "Калинку-малинку", и комментатор начал ее петь. Меня это немного расстроило, я даже пару ошибок допустил. Так что музыкой можно сбить. Обычно стараются фоном сделать, но можно громкой музыкой сорвать спортсмена со стены.
— Вы занимаетесь в зале под названием "Токио". Это же не случайно?
— Я открыл его три с половиной года назад. Назвал так, чтобы каждый день приходить и понимать, зачем я тренируюсь.
— В конце лета переименуете в "Париж"?
— Нет-нет, название "Токио" уже прижилось. Хорошее название. А вот второй зал можно открыть и "Парижем" назвать. Я назвал интуитивно, настраиваясь поехать в Японию.
— Трудности есть?
— Сложный бизнес. Маленький зал, и финансово он не работает, но этим занимается жена. Плюс это и тренировочная база. Есть детская секция очень хорошая, надеюсь, будущие чемпионы занимаются у нас.
— Пандемию как перенесли?
— Были близки к закрытию. Платили аренду, зарплаты сотрудникам, но не получали ни рубля дохода. Пришлось платить из своих. Все, что было накоплено, потратили. Еще бы месяц, и пришлось бы закрывать зал, продавать оборудование. Это жизнь, плохому в ней тоже есть место. Хорошо, что удалось справиться. Это первый год после пандемии, и проблемки остались, но постепенно их закрываем. С сентября, думаю, все будет нормально. Могу сказать, что зал не источник дохода, это проект для души. Для жены — да, бизнес: она здесь работает, у нее детская секция. И было бы грустно закрыть зал. У нас коммерческая структура, поэтому поддержки от Минспорта быть не может.
Олимпийские кольца - РИА Новости, 1920, 31.07.2021
Оргкомитет Игр в Токио объявил о 21 новом случае коронавируса за сутки
— Призовое место на Олимпиаде — это не только медаль, но и деньги от государства. Это имеет значение в вашем положении?
— Я пока не думаю о таких вещах. Я получаю удовольствие от спорта, ради этого занимаюсь им. И олимпийскую медаль хочу завоевать, чтобы у меня была именно медаль с Олимпиады. А все плюшки… Есть они — хорошо, нет — ничего страшного. Я ставлю себе цель выиграть медаль. Чемпионат Европы и мира, Кубок мира, Всемирные игры, коммерческие старты — везде был на подиуме. Я был чемпионом мира и Европы, выигрывал этапы Кубка мира, в общем зачете в тройку попадал, осталась одна Олимпиада. И цель — закрыть ее. Без медали с Игр чувствую неполный комплект. И даже не думаю о машине или деньгах.
Звание олимпийского чемпиона? Почему-то с первого дня в спорте мне хотелось стать чемпионом мира, и я этого добился. А сейчас очень хочется любую медаль с Олимпиады. Честно, без разницы, будь это бронза, серебро или золото.

Две медали в Токио — великолепный результат для сборной России

— Об Играх-2024 мысли есть?
— Хочу выступать в Париже. На нормальной Олимпиаде со зрителям, чтобы семья могла приехать и поболеть. Во Франции будет более выгодная для меня дисциплина — двоеборье с боулдерингом и "трудностью", а в "скорости" разыграют отдельный комплект медалей. И в двоеборье я более силен, там больше шансов на победу. В Токио же боремся и настраиваемся, набираемся опыта и боремся за медаль.
Я могу предположить, почему взрослые спортсмены заканчивают карьеры. Во-первых, устают, во-вторых, не получают удовольствия от того, что делают. Часть видов спорта достаточно банальные и скучные, а скалолазание — оно все время разнообразное, не дает тебе соскучиться. Я не устаю от него, не желаю бросать. Даже когда в 30 лет получил травму — разрыв сухожилия бицепса, — я просто ждал дня, когда начну лазать. Поэтому очень хочу поехать в Париж. Олимпиада через три года, отборочные — через два. А через два года я буду лидером команды в двоеборье.
— Хорошим результатом для сборной России в Токио что будет?
— Один подиум уже будет достойным результатом. Два — великолепным. Вне зависимости от достоинства медалей. Нужно понимать, что много сильных ребят, и все хотят их получить. У японцев сильная команда, они хотят взять максимум. Но два человека от страны не так много.
 
 
Матч-центр
 
Матч-центр
Матч-центр
  • Хоккей
    Закончен (Б)
    Йокерит
    Торпедо НН
    5
    4
  • Хоккей
    Завершен
    ХК Сочи
    СКА
    0
    2
  • Хоккей
    Завершен
    Спартак Москва
    ЦСКА
    3
    5
  • Футбол
    Завершен
    Динамо Загреб
    Вест Хэм
    0
    2
  • Футбол
    Завершен
    Локомотив
    Марсель
    1
    1
  • Футбол
    Завершен
    Рейнджерс
    Лион
    0
    2
  • Футбол
    Завершен
    Лестер
    Наполи
    2
    2
Перейти ко всем результатам
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала