Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Матч-центр
В данный момент не проходит ни одного матча

Про личную неприязнь, PSY, Кокорина и 370 граммов по голове

© РИА Новости / Владимир Астапкович / Перейти в фотобанкРассмотрение ходатайства о продлении срока ареста футболистам П. Мамаеву и А. Кокорину
Рассмотрение ходатайства о продлении срока ареста футболистам П. Мамаеву и А. Кокорину
Адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова предоставила корреспонденту РИА Новости Тарасу Барабашу собственное письмо, в котором раскрыла обстоятельства дела своего подзащитного и обрушилась с жесткой критикой на всю судебную систему.
"Выразить свое мнение по поводу уголовного дела Кокорин – Мамаев и другие вынуждает не только характер уголовного судопроизводства, очень типичный для города Москвы, но само событие преступления, которое в полной мере не расследовано и оценено очень однобоко.
Содеянное осужденными и потерпевшими имеет скорее не уголовно-правовой, а в большей степени моральправосудиеный профиль, и ставит перед молодежью в нашей стране вопрос - а следует ли отвечать на оскорбления в свой адрес или в адрес своих близких?
Абсолютно очевидно, что потерпевший Соловчук беспричинно сначала обозвал Александра Кокорина словом "петух", после чего при выяснении причин этого оскорбления первым ударил сначала Павла Мамаева в область головы, а затем первым ударил Кирилла Кокорина по туловищу, отчего последний упал на асфальт. Эти действия потерпевшего и повлекли причинение ему легкого вреда здоровью, при том, что оскорбленный Александр Кокорин в этом участия не принимал, а наоборот - препятствовал побоям со стороны остальных осужденных, о чем свидетельствуют: четверо осужденных, десять свидетелей, допрошенных в суде, содержание видеозаписей и их раскадровка.
© РИА Новости / Владимир Астапкович / Перейти в фотобанкАдвокат футболиста Александра Кокорина, Татьяна Стукалова отвечает на вопросы журналистов после заседания Тверского районного суда Москвы. 5 декабря 2018
Адвокат футболиста Александра Кокорина, Татьяна Стукалова отвечает на вопросы журналистов после заседания Тверского районного суда Москвы. 5 декабря 2018
Адвокат футболиста Александра Кокорина, Татьяна Стукалова отвечает на вопросы журналистов после заседания Тверского районного суда Москвы. 5 декабря 2018
Не вдаваясь в степень доказанности вины Александра Кокорина и характера действий остальных осужденных, возникает вопрос: а что им нужно было сделать далее, после удара и оскорбления? Утереться и уйти, чтобы избегнуть ответственности? Интересно, как бы вы отнеслись к человеку, который, получив оскорбления, да еще с физическим воздействием, уклонился бы от продолжения такого "диалога" и спокойно удалился бы с места происшествия. Никто не оспаривает, что осужденные переборщили с ответной реакцией, но, для примера, и потерпевший Соловчук не понес никакой ответственности за оскорбление и причиненные им удары, а в судебном заседании цинично отказывался от этого. Уместно ли определять наказание только для одной стороны конфликта при вопросе, а чем же такое отношение вызвано, наверное, тем, что Соловчук, с его слов, безвозмездно оказывает услуги водителя ведущей первого телеканала, муж которой очень влиятельный чиновник? Также, со слов Соловчука, он около пяти лет находится в России без определенной цели, не работает, являясь гражданином иностранного государства, а Александр Кокорин без выходных и отпусков занимается спортом, в том числе на благо России, является ее чемпионом, оказывает помощь смертельно больным детям и шести детским домам, что само по себе приводит к определенным выводам, которые будут изложены далее.
Футболист Павел Мамаев в суде. 8 мая 2019
Мамаев назвал происходящее в суде позором
Не менее наглядно выглядит событие с участием потерпевшего Пака – крупного государственного чиновника, который находился в общественном месте рядом с компанией подвыпивших спортсменов, которые, по мнению следователя, хулиганили, и Пак по этой причине сделал им замечание об их противоправных действиях, в результате которого получил удар стулом по спине от Александра Кокорина и пощечину от Кирилла Кокорина.
Но если детализировать ситуацию, то выяснится, что потерпевший сделал замечание не за нарушение общественного порядка, а за некие жесты, которые он отнес к своей персоне. С целью выяснения, так ли это, и получив ответ, что он похож на известного и уважаемого певца PSY, к нему лично эти жесты никакого отношения не имеют, он ответил, что спортсмены похожи на группу, которую он обозначил нецензурной бранью. И в ответ на вопрос Александра Кокорина, относится ли это оскорбление к ним лично, подтвердил его принадлежность, после чего и получил удар стулом весом в 370 грамм.
Защита вынуждена была пригласить экспертов-сурдологов и в области русского жестового языка для исследования видеозаписи с участием потерпевшего Пака, которые категорически удостоверили факт указанного оскорбления со стороны потерпевшего. Потерпевший, давая показания следователю, также категорически отрицал факт оскорбления футболистов в какой-либо форме. А также отрицал факт извинения перед ними при выходе ребят из ресторана. При допросе в суде потерпевший, осознавая наличие заключения экспертов-сурдологов, изменил свои показания, сообщив, что оскорбления с его стороны ограничивалось одним словом – "хамло", и подтвердил факт принесения извинений ребятам при их выходе из ресторана.
Получается, что никаких хулиганских действий Кокорины не совершали, причинение легкого вреда здоровью потерпевшему Паку являлось личной ответной реакцией на произнесенные им оскорбительные слова в их адрес. Никто из посетителей и администрации ресторана никаких претензий к спортсменам не имеет и хулиганство с их стороны не подтверждают. К административной ответственности за оскорбление в общественном месте футболистов Пак не привлекался.
© РИА НовостиПисьмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина, стр.1
1 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
© РИА НовостиПисьмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина, стр. 2
2 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
© РИА НовостиПисьмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина, стр. 3
3 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
© РИА НовостиПисьмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина, стр. 4
4 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
1 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
2 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
3 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
4 из 4
Письмо Татьяны Стукаловой, адвоката Александра Кокорина
Так, ситуация с потерпевшим выглядит как обоюдный конфликт на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений по инициативе потерпевшего, что также не оправдывает характер действий осужденных, но в максимальной степени снижает их общественную опасность, которая позволяла бы удерживать их в изоляции от общества. Такую опасность представляют в том числе лица, беспричинно провоцирующие конфликтную ситуацию с побоями. Но даже и в таких случаях, которые в Москве совершаются многочисленно и ежедневно, стороны конфликта, как правило, от общества не изолируются.
Необходимо пояснить, почему побои причинялись группой лиц. На это ответили эксперты, указав, что данные действия явились одновременной спонтанной реакцией, вызванной оскорблением. Почему в небольшой промежуток времени побои причинены двум разным лицам? В этой связи необходимо разграничить, кто и кому причинил побои. Так, Соловчуку побои причинили Мамаев и Протасовицкий, а Паку - Кокорины, поэтому причинение побоев прямо зависит от конкретных действий потерпевших в отношении конкретных осужденных.
Рассмотрение по существу уголовного дела в отношении А. Кокорина и П. Мамаева
В "Зените" рассказали о будущем Кокорина
Опять-таки возникает вопрос, каким образом гражданам России можно отстаивать свою пострадавшую честь и достоинство, и какие способы для этого предусмотрены? Отвечаю, что таких способов просто нет. Понятно, что в таком случае кричать "караул" или вызывать полицию никто не будет, да и ни один наряд не приедет для проверки факта простого оскорбления заявителя. Получается, что в ответ на оскорбление сделать ничего нельзя, а нужно его только терпеть, испытывая при этом унижение.
Как мне представляется, граждане должны иметь право на отстаивание своих интересов, что пока предусматривает только судебная защита в гражданском или административном процессе, но для этого нужно, как минимум, установить личность оскорбившего, что не осуществимо при таких ситуациях. Но суд должен давать оценку соразмерности и адекватности содеянного в сравнении с его мотивами, от чего в нашем случае правосудие уклонилось, а это, в свою очередь, привело к несоразмерному наказанию при ошибочной квалификации содеянного как хулиганства.
Следует обратить внимание, что наказание Кокорина Александра, назначенное приговором суда за причинение потерпевшему Паку легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, составило 11 месяцев исправительных работ, а наказание за абсолютно те же действия, но с применением уже другой статьи о хулиганстве, повлекли наказание в виде одного года и пяти месяцев лишения свободы, что очевидно противоречит разумному, не говоря о каком-то и чьем-то праве.
Мало того, что суд дважды наказал осужденных за одно и то же деяние, в противоречие Конституции РФ, он еще и необоснованно назначил разные сроки наказания, то есть простое изменение названия содеянного повлекло многократное увеличение срока лишения свободы.
Иными словами, если пощечину назвать оплеухой, то нужно многократно увеличить ответственность при тех же действиях и последствиях. Где логика?
Теперь несколько слов о судебной системе в Российской Федерации, основа которой заложена в Конституции РФ, согласно которой в демократическом государстве все высшие властные органы должны быть выборными, их поименовано три: Президент РФ – выборная должность; Государственная Дума РФ – предполагает выборность депутатов; а в описании принципов назначения судебной власти выборность отсутствует, при том, что само понятие суд заведомо предполагает выборность, что обеспечивает беспристрастность и нейтральность. Например, гражданин может выдвинуть материальные требования к государству в лице любого его органа, а эти требования будет рассматривать суд, который сам является органом этого государства. Поэтому любой спор с государством в порядке гражданского и уголовного судопроизводства разрешает само государство.
Александр Кокорин и Павел Мамаев. Коллаж
"На УДО пусть не рассчитывают": что ждет Кокорина и Мамаева в колонии
В СССР судьи все без исключения были выборны, и ежеквартально отчитывались перед населением, их выбравшим. Работал институт народных заседателей во всех случаях, когда об этом ходатайствовал подсудимый по любой категории дел. При этом оправдательные приговоры составляли свыше 10% в условиях "авторитарного режима". В наше время создан институт присяжных заседателей, и работает он только по трем составам преступлений. То есть такими правами обеспечены только лица, совершившие убийства – "демократия для убийц", а процент оправдательных приговоров составляет 0,4 от общего числа. Оправдательные приговоры выносятся только в таких случаях, когда уголовное преследование является результатом совершения должностного преступления. Иными словами, гражданин, приходя в суд, заведомо не может рассчитывать, что в отношении него имеется возможность оправдания. То есть фактически не имеет никакого значения, какие показания он будет давать и какие доказательства представлять, все равно будет обвинительный приговор, и спор может возникать только о размере наказания, которое неизбежно в любом случае.
Я не могу определиться, что выглядит отвратительней – выполнение чиновником противоправных действий за вознаграждение – взятку, или выполнение им тех же действий по команде сверху в обмен на оставление за собой должности и властных полномочий. Взяточника еще можно понять — это стремление к незаконному обогащению, а вот лицо, творящее беззаконие по команде свыше, я понять не могу – это противоречит элементарным представлениям о морали и человеческой сущности, а для социального плана и общества это более опасно.
В последнее время все более настоятельно звучит востребованность действительно правосудия, что пытаются достичь распространением института присяжных заседателей на районные суды, но, опять-таки, только по фактически трем составам преступления. Считаю, этого недостаточно.
Как мне представляется, народный контроль при решении судом вопросов о заключении под стражу должен осуществляться в не менее жесткой степени, так как изначальное заключение под стражу порождает обвинительный приговор с реальным лишением свободы, что предполагает участие в этой процедуре значительного количества прокуроров и судей, фактически исключает возможность для принятия иного решения таким же судьей.
Александр Кокорин (на первом плане) и Кирилл Кокорин
Кокорин попросил, чтобы его поместили в одну колонию с братом
Например, в СССР заключение под стражу утверждалось только прокурором, который отказывал в 30% случаев ходатайств следователя об этом, так как прокурор чувствовал личную ответственность за свои решения, а в нашем случае получается, что ответственности ничто не предполагает.
Огульный обвинительный уклон правосудия широко используется следствием, где потенциальному обвиняемому разъясняется, что он не имеет шанса на оправдательный приговор, а в случае признания вины ему будет значительно снижено наказание, и при такой безысходности большинство подследственных идет на сделку, то есть исповедуется основной принцип сталинского прокурора Вышинского – "признание - царица доказательств".
Всеми способами дискредитируется институт адвокатуры, то есть защиты, доказательства которой не воспринимаются и даже не принимаются, правовые доводы не учитываются, а в случае их весомости просто замалчиваются. Из адвокатов просто делают статистов и "кивал", другие в условиях всеобщего признания вины просто не нужны правосудию.
Возвращаясь к ситуации с нашими футболистами, на которых обрушилась вся административная машина через СМИ, резюмирую единственный вывод – увидел госчиновника или его близкого – перейди на другую сторону улицы, а если уж от него прозвучало оскорбление – скажи спасибо и иди дальше".
Адвокат Стукалова Т.Л.
Спортсмены и команды
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала